У самого порога

Который день, с тех пор, как очнулась Настасья после удара, что случился с ней в хлопотах перед самой Пасхой, одна дума владела ею – как дальше жить. Инсульт, как приговор, вдруг лишил её левой руки и ноги.  Улучшения не видно. Всегда скорая на дела, а теперь беспомощная, думала она об оставленном домишке своём, в котором ни печь истопить, ни воды наносить, ни обед сгоношить, теперь будет не под силу.

Нынешней бессонной ночью слышала она, как заливался соловей. Точно так, как в овражке,  в зарослях черёмухи  в конце её огорода. Май-месяц на исходе,  а земля её нетронутой стоит, травой зарастает.

Вчера, надеясь, что она спит, услышала впервые Настасья в тихом разговоре врача Софьи Ивановны с дежурной медсестрой слово «интернат», куда, вероятно, придётся её  выписывать.  «Дом престарелых» - пугающий исход из родного  жилья  одиноких немощных старух, где и встречают они свой последний час среди чужих людей.

Не к кому голову преклонить Настасье.  Соседка Валентина разве забежит проведать. Нет, это не помощница. За что только наказал  Господь!
 
Но в глубине души, знает Настасья – за что.  Безмерно  виновата она  давней своей виной перед  памятью матери своей. Видно, пришёл час ответить за то, что выгнали они когда-то  старуху из дома.

Сестра Саня,  старшая сестра, живёт на  другом конце деревни. Только много  лет уже  они не общаются. С тех самых пор …

Пятеро девок у сестры. Теперь все уже выросли, замужем, своими семьями живут. Саня в доме, после смерти мужа, одна  осталась. Да только,  одиночество ей не грозит. Дочери не оставляют. Внуков, больших и малых, целый табунок. Со своими ребячьими делами, а то и секретами поделиться  забегают. Настасья, хоть у неё не бывает, а по разговорам, знает, как дружно, соседям на зависть, сестрино семейство поживает.

Саня, когда-то, как замуж вышла, отдельно стала жить, своим хозяйством.  А Настасья с матерью осталась в их просторной старой избе, куда со временем пришёл и муж её, непутёвый Михаил. Здесь и  двое детей родились.  Настасья утром, обычно,  уходила на работу, а всё хозяйство ложилось  на старухины плечи. И кухня, и скотина, и огород, и  непослушные, никакого почтения  не знающие, ребятишки. Но мать жалела её, зная жестокий нрав крепко пьющего мужа.Частенько тайком старалась приберечь дочери, как в детстве, какой-нибудь сладкий кусочек.

Время, однако, шло. Мать старела и постепенно стала мешать. С палочкой, она ещё топталась у печки, пыталась полоть в огороде, старалась не попадаться на глаза пьяному  Михаилу. Но пришёл день, когда он устроил скандал и заявил:
- Хватит! Надоела старая! Вечно путается под ногами,  пора и честь знать! Не всё мне её кормить. Есть у неё другая дочь, пусть  теперь  идёт  жить к  ней!
 
Подогнал машину, бросил в кузов узелок с ветхим её барахлишком, и увёз старушку  из родного дома. Оставил у Сани на крыльце, вернулся  и запер  свои ворота.
 
Побоялась, промолчала, не заступилась за матушку Настасья, не заслонила её от  подлого предательства.  Могла бы, но воровато согласилась.  И впрямь, обузой становилась быстро стареющая мать. А  сестра, с тех пор,  не велела  больше и  на глаза ей показываться.

Несколько лет  прожила  старушка-мать у Сани  в  уголке, так и не ставшем для неё, по-настоящему,  родным.   Скончалась, далеко за восемьдесят, скучая о родном доме и   Настеньке. Вот уж и Михаил, сколько лет, как  помер, а сёстры до сих пор не разговаривают.

Думает горькую  свою думу Настасья.

Сынок Анатолий после службы в  Армии остался в далёком Красноярске. Утонул по весне в быстром  Енисее на рыбалке. Жена и двое мальчишек остались. Да, где он, тот Красноярск? Только раз и виделась с ними.

С дочкой Ниной тоже неладно вышло. Уехала после училища по распределению в Астрахань, поваром в столовую, да крепко  пристрастилась там к выпивке. Приезжала в отпуск, Настасья сразу всё  поняла, да уговоры пустые вышли. С тех пор, Нинка глаз не кажет, открыткой к празднику отделывается, без обратного адреса.

Лежит Настасья, безнадёжно уткнувшись взглядом в больничную стену… 
 
Нянечка заглянула:
- Настасья, к тебе пришли!

Слёзы застлали глаза:
- Саня! Сестра!  Пришла!
Обнялись старушки и горько заплакали.

- Услышала я, Настенька, что в  Дом престарелых тебя оформлять собрались. Не горюй, моя хорошая. Не отдам. К себе возьму. Будем вместе доживать. Девчонки мои помогут.
-Да, неужто,  правда, Саня?!
-Правда!  Как только выпишут – сразу ко мне. Тебе уж и постелька приготовлена.

-  Спасибо, моя дорогая! Будто солнышко вместе с тобой в палату заглянуло. Прости меня за всё,  Санюшка.  Виновата я перед тобою и матушкой нашей.  Храни тебя Господь, сестрица моя!

- Кто старое помянет …  Выздоравливай!   Весна, сады цветут. Аромат!  От мошкары да пчёлок в воздухе, до самых небес,  звон стоит. Есть у меня заветное местечко  под   раскидистой яблоней.  Люблю  в тени её  посиживать. Тебе там креслице поставлю рядышком. Вместе, на воле,  Бог даст, справимся.

***
Впервые,  за долгое время, с трепетной радостью в сердце, заснула в ту ночь  Настасья. С  тихой надеждой …
И не проснулась больше.


Рецензии
Хороший рассказ...

Олег Михайлишин   11.06.2021 17:30     Заявить о нарушении
Всеобъемлющая рецензия. Без шутки. Я рада, что Вам понравилось. С уважением, Галина.

Галина Алинина   11.06.2021 21:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.