Фишка...

                - Коммерция в Румынии очень опасна,- предупреждали меня знакомые ,- от банального срыва  всех договоренностей, до прямого и бессовестного обмана.

                Не думал - не гадал я , что этим могут побавляться и крупные государственные конторы. Романо-Экспорт - единственный, крупнейший в стране государственный монстр, заключивший со мною солидный  контракт на поставку хлопка из солнечного Узбекистана, нанёс мне тяжеленный удар.

                Поначалу, все было отлично. Все двадцать вагонов с первой тысячей тонн "белого золота" благополучно разгрузились в Галаце.
 
                Небольшой приграничный городок в устье Дуная приятно удивил солнечной весенней погодой и  довольно чистой русской речью многочисленных потомственных  староверов, бежавших из России в Румынию несколько веков назад. Однако, через пару дней, в Бухаресте меня ожидал очень неприятный сюрприз.               

                - Домнуле (господин, рум) Бланк, мы вынуждены на пятьдесят процентов , почти на миллион(!) долларов , снизить сумму выплаты,  причитавшейся Вам по контракту,- заявил Иоанович - верткий генеральный директор государственного монополиста, державшего в руках всю текстильную промышленность Румынии

                - Качество Вашего хлопка, увы, не соответствует заявленному. Кроме того, на всех пяти текстильных комбинатах, куда поступила ваша продукция, выявлены отдельные случаи аллергии среди рабочих. Поэтому, сумма претензии к вашей компании увеличивается ещё на пять миллионов долларов

                Это было неправдой. Мало того, что заключение лаборатории и медицинские документы скорее напоминали наспех сделанную Филькину грамоту.  Мне издевательски продемонстрировали и дополнительную претензию будущего судебного иска. Уже на десять миллионов долларов. А это за, якобы, высказывания  моего представителя, порочащие доброе имя Романо-Экспорта.

                В те лихие годы, когда я оперировал всего парой миллионов, это означало не только сокрушительные материальные потери, долги, уничтожение бизнеса, но и совсем уж трагические последствия , включавшие жесткое общение с вооруженными людьми, не отягощенными никами моральными предрассудками.

                Годовой контракт на поставку сорока тысяч тонн хлопка, обещавший блестящие радужные перспективы, грозил обернуться настоящей катастрофой.  Грустно рассуждая о бренности всего мирского, я прогуливался по одному из центральных парков Бухареста.

                - Миша, дорогой, чего голову повесил ? - раздался весёлый характерный голос, обладателем которого мог быть только Коля Захаров.

                Мой хороший приятель, по причине давней дружбы с тогдашним российским Премьером Черномырдиным, был в Румынии представителем всемогущего Газпрома. В тёплой, по-цыгански пестроватой черноморской стране, это обеспечивало Николаю всяческое уважение и очень приятное времяпрепровождение.

                Не дослушав грустные новости, потрясшие  меня до глубины души, Николай затащил мое тело обратно в ту же контору, откуда, несолоно хлебавши, я, буквально, выпал всего четверть часа назад.

                - Не огорчайся, Миша! Ещё неизвестно, как фишка ляжет. Может, уже завтра,- в ответ на удивление и немой вопрос, блеснувший в моем взгляде, философски заметил Захаров

                - Кстати. Хочу тебя познакомить с персона фоарте импортанта ( очень важной персоной, рум),- торжественно подняв вверх указующий перст, Коля постучал в невзрачную дверь, находившуюся под лестницей.

                Там, в подсобке, больше подходившей для вёдер и тряпок уборщиков, в старом кресле заседал довольно пожилой плотный мужчина. Он с трудом приподнялся из-за небольшого, видавшего виды столика с бумагами, чтобы слабо пожать мою ледяную руку.

                - Эмануил,- представился я полным именем и коротко, в нескольких словах,  описал своё плачевное положение

                - Постараюсь, постараюсь Вам помочь, но, сами понимаете, - он взглянул на Захарова, который лаконично и звонко щёлкнув по горлу средним пальцем правой руки, улыбнулся и ловко перевёл на русский язык горячее желание домнула, назовём его Ионеску, в сугубо практическое русло

                - Быстро они меня раскрутили,- подумал я , возвращаясь в офис после большой бутылки виски, разлитой и  выпитой задорными самоуверенными приятелями. Поглощенной, буквально, в мгновение ока ,- хорошо, что и мне досталось,- последняя мысль была прервана глубоким беспробудным сном усталого человека, буквально, раздавленного жизнью

                Хмурое утро тоже не обещало ничего хорошего и долго-предолго мучило меня бесконечным телефонным звонком, буквально, за уши вытащившим меня из скорбного анабиоза.

                - Домнуле Бланк,- бодро прощебетала  Флоричика, курировавшая мои валютные счета в румынском банке Ион Цирияк

                - Рада сообщить, что семизначная сумма в долларах, которую Вы ожидали от Романо Экспорта все последние дни , находится у Вас на счету. Поздравляю. А Вы, бедненький, так волновались

                Заставив ее дважды повторить чудесные цифры, говорившие о полном взаиморасчете, о полном отсутствии проблем, а также, о явном вмешательстве  Высших Сил, я опрометью кинулся к Захарову

                - Коля, грешным делом, я подумал, что вы с Ионеску просто раскрутили  меня на бутылку. Ты, в самом деле, догадывался о чем-то? Или предчувствовал? 

                Захаров загадочно улыбнулся и бросил на стол свежую газету. А там, во всю главную страницу, красовалась большая фотография нашего вчерашнего собутыльника. Да ещё с громадной надписью - Новый Министр Финансов Румынии приступил к своим обязанностям. В министерстве началась  большая зачистка. Будет уволен каждый четвёртый.

                - Помнишь, вчера, я говорил тебе о Фишке, которая ещё неизвестно как повернется ? Так что, дорогой, давай-давай , наливай быстрей и побольше. Побольше, говорю. Не жадничай. Фишку задобрить надо…
            


Рецензии