Из записок странника. Часть шестая

Мне хотелось встретиться с Сэмом. И дело было не в том, что ужин с ним был вкуснее, и он мог угостить меня бургундским. Нет. Я к еде неприхотлив. Не голоден, и ладно. Мне нужен был его совет, вернее, мне хотелось узнать его мнение по поводу сложившейся обстановки. Я был вынужден признать, он был дальновиднее меня, значительно. И редко ошибался. Но мой новый приятель, как сквозь землю провалился.  Возможно, занимался своей фермой. Странно, что он никогда не брал меня с собой.   

Я снова бесцельно бродил по городу. Я ничего не видел и ничего не слышал. И, пожалуй, ни о чём не думал. В голове была пустота. В городе был обычный будний день. Я не стал доверять своим ногам, и не стал смотреть, куда они меня принесут. Впереди меня шли две женщины. Я не помню, во что они были одеты, во что-то длинное до пят, и я не помню, были ли они молоды. Но полагаю, не совсем.
И я пошёл за ними. Они шли неторопливо, вели свои размеренные беседы, увлекая меня куда-то в лабиринт узких улочек. Вскоре мы оказались на городском рынке. День был будним, и рынок нельзя было назвать оживлённым. Продавцы ещё стояли у прилавков и наперебой нахваливали свой товар. Немногочисленные покупатели степенно прохаживались между рядами, осознавая  свою значимость, и не торопились совершать покупки.

Я всё ещё механически следовал за двумя женщинами, когда на рынке что-то произошло. Всеобщее внимание привлёк один из торговцев, он поймал воровку. Он держал её за руку и что-то кричал. Вокруг него стали собираться люди. Всё произошло рядом со мной, буквально в двух шагах.  Воровка стояла, потупив взор, и молчала. Её неухоженные, давно не знавшие гребешка волосы наполовину зарывали ей лицо. В своей грязной руке она по-прежнему сжимала буханку хлеба, которую пыталась украсть, хозяин не спешил её отнимать. Похоже, девушке предстояло пройти какую-то унизительную процедуру. И тут я её узнал, девушку – арабистку. Она сильно изменилась, исхудала, её грязная одежда висела на ней мешком. Как она оказалась здесь, какими судьбами?
 
Что подтолкнуло меня вмешаться, я не знаю. Но я вмешался.
- Я знаю эту девушку, разве вы не видите, она не в себе, - я не узнал свой собственный голос.
Не знаю, что на них подействовало, возможно, слово «не в себе», людям свойственно жалеть убогих, но лица людей смягчились.
 
Я подошёл поближе.
- Я заплачу за неё, - я достал из кармана ту небольшую сумму, которой ссудил меня Сэм на непредвиденные расходы.

Торговец деньги взял, затем резким движением вырвал у девушки хлеб. Вдруг наступила тишина. Торговец, справившись со своим первым порывом, пересилил себя и вернул девушке многострадальную буханку. Инцидент был исчерпан, но людской интерес не исчез, никто не спешил расходиться.  Нужно было девушку уводить, срочно. Я взял её за руку и увлек за собой. Она пошла, безропотно и покорно. С ней что–то  действительно было не так. Я не узнавал прежнюю девушку-арабистку. Сильную и волевую. Мы шли вдоль торговых рядов и нас сопровождали несколько дюжин любопытных глаз.
 
Я нарушил нейтралитет, я снова выступил на стороне пиратов. В сложившейся ситуации это уже не имело значения. И всё же. Я вывел её за территорию рынка и остановился:
- Ну, всё дальше сама. Благодарить не надо, - произнёс я на прощание, отпустил её руку и зашагал прочь.
 
Беседовать с ней мне не хотелось, впрочем, за всё время она не произнесла ни слова. У меня было много вопросов к ней, мне очень хотелось узнать, что же случилось той ночью, и как она оказалось в таком бедственном положении. Но я не стал этого делать. Я хотел забыть о них как о кошмарном сне. Выбросить из головы и забыть. Я не помню, сколько я прошёл, метров сто или больше, когда я понял, она идёт за мной. Становилось забавно.

Я шёл, не останавливаясь, она не отставала. Теперь нужно было решать, что с этим делам, не убегать же мне, в самом деле. Но и в свою гостиницу в таком виде я её отвести не мог. Пожалуй, нужно её покормить для начала. Где? В заведения, которые посещают господа ювелиры, нас не пустят. Наши мундиры не того цвета. В порт. Пожалуй, матросы оценили бы мой подарок. Нет, в порт тоже не стоит. А вот на выезде из города у старого моста я видел что-то вроде придорожной харчевни. Я не оглядывался, я слышал за спиной её шаги. Что же всё-таки произошло той ночью? Мог ли Уго бросить её на произвол судьбы? Вряд ли. Значит, что-то пошло не так. Впрочем, всё пошло не так.

Я сидел с ней за одним столом и наблюдал, как она поглощает похлёбку. Не могу сказать, что хозяин был рад нас видеть, но всё же он отнёсся к нам уважительно. Я выложил перед ним всю свою наличность и попросил на всю оставшуюся сумму собрать нам что-нибудь в дорогу. Он кивнул и куда-то исчез, вскоре он появился с небольшим свёртком, который уложил в старую холщовую сумку. Туда же отправились остатки буханки хлеба с рынка. Я подождал, пока она покончит с похлёбкой, и поднялся из-за стола. Она торопливо сделала то же самое. У меня в голове уже созрел план. В городе ей оставаться было нельзя. Рано или поздно, она попадёт в поле зрения властей и отправится на остров Тобо вслед за остальными пиратами. Почему-то мне этого не хотелось, произошло то, чего я боялся, возникла привязанность.  Мы двинулись по пыльной дороге на выход из города. Я не стал оглядываться. Я знал, она идёт за мной. И я знал, владелец харчевни смотрит нам вслед из окна. Она шла за мной, как маленький голодный котёнок идёт за прохожим, цепляясь за последнюю возможность выжить.

Я вёл её на ферму Сэма, больше было некуда. На мосту она меня догнала и тронула за руку.  Я понял её без слов. Я присел на обочине и стал ждать. Она ушла куда-то по тропинке влево и вскоре исчезла за камышами.  Высоко, высоко в небе застыли, словно огромные бесформенные клочки ваты, белые облака. Где-то там в той же бездонной синеве всё ещё пел свою песню жаворонок. А в камышах, совершенно не попадая в тональность, и в разнобой пытались наладить свой хор лягушки. От реки несло прохладой и тиной. В этом мире ничего не менялось.

Она вернулась. Река забрала её усталость, но оставила ей беспомощность.
- Кто я? – вопрос застал меня врасплох.
Я не думал, что всё так серьёзно. Она потеряла память. Что это было? Стресс? Контузия? Я попытался вспомнить, слышал ли я взрывы в ту ночь. Не вспомнил. Я не спешил отвечать. Я медленно поднялся с земли. Судьба предоставила ей возможность начать жизнь с чистого листа. Судьба сняла с неё тяжесть всех её грехов. Если я скажу ей, что она праведница. Сможет ли она соответствовать новому образу или снова пустится во все тяжкие?

- Ты - переводчик с арабского, а ещё у тебя дар художника, - ответил я ей, поднимаясь с земли. Нужно было идти, до фермы путь неблизкий. Я надеялся застать там Сэма. Тогда бы я перепоручил девушку его заботам, а сам смог бы вернуться в город. Мне предстояло совершить путешествие на остров Тобо не в самой приятной компании. О дальнейшем я предпочитал не думать.

На ферме действительно шли какие-то работы. Какие-то люди ставили по периметру фермы столбы, кольцом охватывая дом и хозпостройки. Работали слаженно, организованно без спешки. Несколько человек возились в большом амбаре, который Сэм планировал переделать под конюшни. Во дворе возвышались штабеля строительных материалов. Сэм времени не терял. Всё делалось с размахом. Командовал всеми невысокого роста мужчина лет тридцати. Серьёзный и немногословный. Из тех, кто всегда имеет в голове полную картину действий. И знает, что нужно сделать прямо сейчас, что завтра, а что можно отложить на неопределённое время. На нас он посмотрел без удивления. Такие люди не способны удивляться. Мы сразу стали частью его картины мира.

- Нет здесь Сэма. Будет только завтра утром, - ответил он на мой вопрос и отправился дальше решать свои текущие проблемы, а нас отложил на неопределённое время.
Завтра утором, значит завтра утром. Придётся ночевать здесь. Девушку одну бросать нельзя. Да и не останется она здесь одна. 

К вечеру рабочие свернулись и на трёх повозках уехали в город, оставив нас на ферме одних.

В ту ночь мне не спалось, и я долго сидел у костра. До полуночи в полях заливались цикады, а после наступила тишина, прерываемая изредка уханьем какой-то ночной птицы. Огонь весело плясал в костре, с огромной быстротой и желанием поедая сухой хворост.

Девушка за весь вечер ни произнесла ни слова, её страх и беспомощность ушли, на смену им пришла печаль. Может, вспомнила что. Хотя вряд ли. Той девушке, которой она была раньше, печаль была не свойственна.

Дом был большой, в несколько комнат, и кто-то навёл в нём порядок. Девушку я определил  в спальню, о себе я ещё не думал. В чулане мы нашли кое-какие запасы продуктов. Муку, крупы, соль. Вероятно, всё это принадлежало строителям. Я кое-что позаимствовал и приготовил скромный ужин. В целом жить можно. Жить, а не просто переночевать. Она не стала помогать мне с ужином, присела у костра, поджав под себя ноги. Мне на какое-то время показалось, что река вернула её к жизни, но я ошибся. Всё что она делала, она делала чисто механически, в её глазах была пустота. Я ходил туда-сюда, набрал в котелок воды, повесил на костер. Сходил за продуктами в чулан. Она не двинулась с места, слово её это не касалось.

Главный сюрприз меня ожидал не в хозяйском доме, а в той постройке, которую Сэм переоборудовал под конюшню. Дверей там ещё не было, старые сняли, а новые поставить не успели. А вот внутри вместо стойл для лошадей располагались нары. Много. Вдоль всех стен. И на окнах, кто-то установил решётки. Никогда не слышал, чтобы лошади спали на нарах. Такой вот поворот.

- Иди спать, - сказал я ей, мне в дом идти расхотелось. Она отказалась. Так мы и просидели у костра всю ночь, благо ночь выдалась теплой. Сон сморил нас только к утру. А потом пригрело солнышко, и мы проспали на траве практически до приезда рабочих.

С рабочими приехал Сэм. Но это был другой Сэм, Сэм которого я не знал. Он был деловит и немногословен. И он ничего не стал мне объяснять. Впрочем, мне и так всё было ясно. Я без разрешения вторгся на его территорию, и ему это не понравилось.

- Это кто? – спросил он, указав на девушку.
- Воровка с рынка, - ответил я, сказать не всю правду, не значит солгать.
- Ты не можешь здесь оставаться. Кроме того, Мар`и сказала, тебя в городе ждут. Ты забыл? 
- Помню, - я смотрел ему глаза. – Присмотри за ней, если я не вернусь.
- Не могу. Скажи Месье и его Фрау, пусть о ней позаботятся. Расходы я потом оплачу.

Я кивнул. Всё-таки, чем бы он ни занимался этот Сэм, в нём есть частица здравого смысла.

Сэм даже уступил нам свою лошадь, чтобы мы добрались до города. Похоже, его имя в городе уже творило чудеса и растапливало самые холодные сердца. Хозяйка гостиницы чуть в обморок не упала, когда увидела, кого я к ним привёл. Но совершенно изменилась, когда услышала его имя.
 
- Сэм сказал, чтобы вы позаботились об этой девушке. Переоденьте её и разместите где-нибудь. Пусть у вас поживёт немного, Сэм оплатит все расходы.

Я ни с кем не стал прощаться, развернулся и зашагал прочь. Я опасался, что девушка снова последует за мной. Но этого не произошло. Я не стал оборачиваться, хотя мне это очень хотелось сделать. Я хотел видеть в девушке прежнюю сообщницу Пирата и не мог.

Продолжение следует.   http://proza.ru/2021/06/12/249


Рецензии
День добрый, Сергей!
У Вас дар завораживать читателей. Мне бы хоть крупицу его. )
С теплом душевным,

Марина Клименченко   26.06.2021 12:51     Заявить о нарушении
Спасибо, Марина, за тёплые слова и поддержку.

Сергей Корольчук   26.06.2021 13:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.