Торт

       На бабушкин юбилей съехались трое детей со своими половинами и детьми возрастом от семнадцати до пяти лет. Женщины, посовещавшись, решили, что каждая на праздничный стол приготовит свои самые удачные и изысканные блюда.

       И работа закипела. Внуки, особенно старшие, потолкавшись немного в кухне, быстро заскучали, и незаметно, по одному покинули поле деятельности. Остался только пятилетний Никита, с готовностью кидаясь выполнять любую просьбу, за что в награду  ему первому давали пробовать все закуски.

       Когда салаты были нарезаны, а полуфабрикаты для горячих блюд приготовлены, пришло время для выпекания торта. И на кухне мы остались вдвоём: я, как автор кулинарного шедевра под названием «Поленница» и Никита.

       Стараясь громко не дышать, племянник зачарованно смотрел, как сначала готовилось тесто, потом из кулинарного шприца  выдавливаются на противень тонкие полоски теста, а затем уже из духовки вынимаются эти полоски румяными и хрустящими.

       Как только по квартире запахло ванилью и выпечкой, к нам потянулся народ. Каждому хотелось посмотреть, а если повезёт, то и попробовать сладенького. Но Никита никому не позволил и шага ступить через порог.

       - Молодец, Никиша! Всех захребетников разогнал. А теперь помогай мне, хватит просто смотреть. Ты когда-нибудь крем взбивал?

       Никита восхищённо смотрел, как я собираю миксер и готовлю продукты, и молча отрицательно качал головой.

       - Смотри, ты нажимаешь на этот рычажок, миксер включается, и вот эти штучки начинают вертеться-крутиться. Ими крем и будешь взбивать. Главное – держи аппарат крепко, чтобы он не вырвался. Ну что, справишься?

       - Ещё как справлюсь! – прокричал радостно Никита и, цепко ухватив миксер ручонками, высунув от усердия язык, стал старательно трудиться.

       - Ну, помощник мой дорогой, крем ты приготовил, а я все полешки испекла. Сейчас начинается самое интересное: мы будем с тобой собирать торт, складывать из полешек поленницу.

       -  И я буду? – восторженно проговорил юный кулинар.

       - Конечно. Я без тебя не справлюсь.

       Пока кипела работа, дверь в кухню периодически открывалась, и всякий раз на просьбу дать попробовать хоть одно полешко, Никита яростно кричал:

       - Нельзя! Мы для завтрева тортик делаем!

       - У-у-у, жмот мелкий, -  ворчал очередной посетитель. – Сам-то, небось уже налопался.

       - Не дам! – отчаянно сопротивлялся мальчишка.

       Когда торт был готов, я предложила:

       - Никита, попробуй хоть одно полешко. Всё-таки ты готовил.

       - Нет, - покачал головой парень. – Я завтра со всеми кушать буду, по-честному. Можно, я только крем доем?

       - Ну, конечно!

       И покряхтывая от удовольствия, Никита стал собирать пальцем остатки крема со стенок кастрюли.

       До самого сна мальчишка бдительно следил за всеми. И если кто-то направлялся в кухню, со всех ног бежал следом.

       - Вот зануда, - сердились старшие. – Чего ты шпионишь?

       - А зачем вы в кухню пришли? Зачем в холодильник полезли?

       - На торт посмотреть, только посмотреть. Нельзя, что ли?

       А проснувшись утром раньше всех, он первым делом побежал проверять торт.

       Когда праздничный стол был накрыт, стали сходиться гости. И чем больше их приходило, тем печальнее становился Никита. Места для всех не хватало, и я посадила племянника себе на колени.

       Гости поздравляли именинницу, угощались и хвалили закуски. Было шумно и весело. Один Никита сидел хмурый, ничего не ел, а только что-то шептал себе под нос, загибая пальцы. Прислушавшись, я поняла, что он считает гостей. Но люди вставали, куда-то уходили, возвращались, мальчишка сбивался со счёта, и упрямо начинал всё заново.

       - Никита, - в конце концов, я не выдержала, - ты почему ничего не кушаешь?

       - Восемнадцать, - трагически прошептал малыш.

       - Ты о чём?

       - Тётя, их восемнадцать.

       И в этот момент тамада объявил:

       - А теперь слово скажет самый младший внук нашей дорогой  юбилярши. Никита, просим.

       - Никита, что ты хочешь сказать, - обратилась я к мальчику.

       За столом воцарилась тишина. И мальчонка, посмотрев на всех, сердито сказал:
 
       - Припёрлись, чтобы мой тортик сожрать!


Рецензии