Удивительная история 1

     Ранняя осень. 1990 год.
     Подмосковный городок Энск.

     1.
     Иван Егорович Коломиец удалялся от дома. Лицо сурово, голова гордо поднята. Шёл быстро и решительно. Но этой самой решительности хватило ровным счётом на квартал. У автобусной остановки притормозил, сел на лавочку и задумался. Не слишком ли громко он хлопнул дверью и стоило ли психовать по пустякам. Впрочем, почему по пустякам. Супруга выставила мужа за дверь и это можно считать пустяком?
Нет уж, позвольте, это не пустяк, это произвол. Он привстал и даже решительно стукнул рукой по лавочке.
     Да, это произвол!
     Но тут же вновь сел.
     А может не стоило спешить? Лариска не впервые устраивает подобные концерты, может и на сей раз это просто бабья дурь. Может она сейчас стоит у окна и смотрит, где там её непутёвый.
     Коломиец вновь дёрнулся и даже посмотрел в сторону дома. Но с лавчонки не слез и рукой её больше не трогал. Лавка-то причём, её из дому не гнали, стоит себе родимая и таких как он пускает задницу погреть и поразмышлять.
     А что, собственно, произошло?
     Ну, попросили его с работы, не выгнали, а именно попросили. Должность сократилась и всё. Многим в эти перестроечные года пришлось покинуть насиженные места. Вот и их цех закрыли. И не важно, что Коломиец один из лучших в своей скромной профессии, изобретений куча, что-то есть эксклюзивное, дипломов дома пол-ящика. Это всё не важно. Всё что они в своём кондитерском цеху изобретали, нынче из Франции, Турции, Италии и вообще из-за бугра прилетает. Порой вкуснее и дешевле. И это надо честно сказать. Так что самое достойное нынче, кстати и доходное для их комбината, просто выпекать батоны да кирпичи серого хлеба - вот их участь, а всё иное побоку.
     Иван Егорович глянул на часы.
     Бог ты мой! Он уже три часа сидит на остановке.
     Надо что-то решать. А что, собственно, решать? Выбор невелик - или с повинной домой, или в материну коммуналку.
     Вспомнилось лицо благоверной, на этом лице было всё - ненависть, злость, слюни изо рта и голос, это не голос, это визг. Как она там кричала?
     - Пошёл вон! Тунеядец, бездарь, импотент, убожество!!!
     Точно так и кричала – импотент, убожество…
     И что, к этой… надо возвращаться?
     Ни за что!
     Коломиец поднялся с лавочки и уже вполне уверенно двинулся в сторону дома мамаши, к родной коммуналке, к комнатке, где он родился и вырос. Хорошо хоть после смерти мамы хватила ума не продавать родное гнездилище, хотя Лариска требовала, дескать кому комната нужна, вот если бы квартира, а то комната…
     А вот шиш тебе!!!
     С этой, пожалуй, единственно доброй за весь сегодняшний день мыслью, он и шёл. Солнышко выглянуло из-за тучки на душе стало комфортнее. Ничего, вся жизнь впереди. Дочурку только жаль, съест её Лариска. Но он в обиду…
     Мысль завершить Коломиец не успел, чьё-то огромное тело сбило с ног. И уже падая, услышал.
     - Стоять! Стрелять буду! Стоять…
     Иван Егорович инстинктивно закрыл глаза, руками обхватил тело неизвестного.
Они барахтались несколько минут. Затем раздался крик, стон, тело обмякло и сползло. Коломиец открыл глаза. Рядом на коленях стоял мужчина, в правой руке пистолет, а левой он уверенно одевал наручники на упавшего человека. Мужчина улыбнулся и даже, как показалось Коломийцу подмигнул ему.
     - Ну ты молодец, надо же такого бугая сломал.
     Иван было попытался сказать, что не ломал он никого и вообще он шёл в мамину коммуналку, но сказать ничего не мог, воздуху не хватало, он только тяжело дышал.
     Мужчина поднялся, отряхнул пыль с колен и протянул руку Коломийцу.
     - Давай, дружок, поднимайся.
     Иван тяжело встал, потряс головой, вытер рукой вспотевшее лицо. Рядом стоял милиционер и, как в старых добрых приключенческих фильмах, толпились зеваки.
     Лежащий на земле мужчина зашевелился.
Тот, что был с пистолетом повернулся к милиционеру.
     - Лопахин, пока этот битюг не пришёл в себя грузи. А Иванов, Иванов где?
     Из толпы вывернулся второй милиционер.
     - Здесь я, Сергей Петрович.
     Оперативник с пистолетом, тот, кого милиционер назвал Сергеем Петровичем нагнулся, в поисках оружия обстучал лежащего по телу.
     - Хлопцы, грузите его.
     Затем покрутил головой, словно кого искал и остановил взгляд на Коломийце.
     - А ты что ждёшь? Давай в машину.
     Сказано было столь решительно, что Иван Егорович не посмел возразить. Он лишь протянул Сергею Петровичу, почему-то оказавшуюся в руке кепку бугая.
     - Вот…
     Оперативник похлопал Ивана по плечу.
     - Молодец! Пошли.
     Через двадцать минут они были в районном отделении милиции. Дальше Коломиец лишь выполнял команды. Сказали сесть в коридоре, сел и сидел пока не вызвали в кабинет. На двери кабинета висела табличка «Старший оперуполномоченный Ломакин С. П.» Вызвали в кабинет. Сказали подпиши. Подписал. Что подписал не читал, да и особо не интересовался, наверно что-то нужное для милиции. Вновь отправили в коридор. Вновь, сидя на стуле, изучал табличку на двери – «Старший оперуполномоченный…».
     Время к шести вечера.
     Дверь кабинета приоткрылась, выглянул Ломакин.
     - Что сидим? Пошли.
     Коломиец встал и пошёл за Сергеем Петровичем. На втором этаже их ждал молодой паренёк.
     - Что, вот этот?
     Ломакин буркнул.
     - А ты что министра внутренних дел ждёшь? Другого не будет.
     И уже обращаясь к Коломийцу сказал.
     - Понятым будешь. Ясно?
     Иван Егорович кивнул. Про понятых он что-то слышал, вроде это люди, которые присутствуют при изъятии документов или каких вещей у преступников.
     И уже смелее ответил.
     - Ясно, товарищ начальник.
     К семи вечера парень, знали его Павел, пожав руку отпустил Ивана Егоровича.
     - Спасибо за содействие органам. Всего доброго.
     Коломиец вытер вдруг вспотевшую руку.
     - И что мне можно идти? А куда?
     Паша пожал плечами.
     - А куда хочешь, можешь к Ломакину спуститься.
     Коломиец так и сделал. Спустился к кабинету с табличкой, тихонечко постучался. Ответа не последовало. Он присел на знакомый стул. Идти, не идти?
Вновь поднялся, постучал в дверь, теперь громче.
     - Ну, кто ещё там…
     Ломакин выглянул в коридор.
     - А… Это ты? Что нужно?
     Иван Егорович растерянно посмотрел на Ломакина.
     - Так это… Я пошёл?
     Ломакин, прищурившись посмотрел на Коломийца.
     - Тебе что, ночевать негде?
     Иван вздрогнул. Хороший нюх у оперативника. Но ответил бодро.
     - Почему же негде. Есть где, есть и квартира и дом, всё есть. Я просто подумал, вдруг вам ещё какая помощь потребуется. Я всегда готов.
     Ломакин с явным подозрением смотрел на Коломийца.
     - Помочь? Помочь, это хорошо. Давай-ка ты завтра к девяти подходи, разберёмся.
     Иван Егорович улыбнулся.
     - Я понял. Сергей Петрович, так я подойду?
     Ломакина в двери уже не было.

     Продолжение следует


Рецензии
А дальше? Что с ним случилось после???

Людмила Суднева   19.06.2021 10:30     Заявить о нарушении
Буду публиковать, Есть ещё несколько частей.

Александр Махнев Москвич   19.06.2021 11:50   Заявить о нарушении