Разведчик

     80 лет назад началась Великая Отечественная война. Чем дальше уходит от нас эта война, тем ценнее воспоминания фронтовиков. И, хотя о войне написано не мало, но они заслужили, чтобы об их ратных делах помнили. Сами они уже не напишут, поэтому нам, живущим, надо бережно сохранить их воспоминания.
      
     Мой   дядя, Александр Александрович Калашник, 1924 года рождения, во время войны  служил полковым разведчиком в  гвардейской армии, которой командовал генерал Жадов. Дядя рассказывал, что поначалу фамилия генерала была  Жидов. В боях его армия неоднократно отличалась и попадала в сводки Совинформбюро. Сталину фамилия Жидов показалась не благозвучной и по его совету генерала перекрестили в Жадова. Вот как написал об этом эпизоде маршал К.К. Рокоссовский в книге «Солдатский долг»:
 
     «Настоящая его фамилия была Жидов, а сменил он её при следующих обстоятельствах. Однажды Сталин, выслушав  по ВЧ мой доклад о причинах медленного продвижения войск 66-й армии, спросил меня, что представляет собой командующий. В ответ на мою положительную оценку тут же поручил лично переговорить с Жидовым о замене его фамилии на Задов. Я поначалу не понял Сталина, а поэтому крайне удивился такому предложению. Сказал, что командарм не принадлежит к тем, кто пятится задом.

Правда, его войска не смогли сейчас продвинуться, но о причинах я только что докладывал. При этом ещё раз подчеркнул, что Жидов армией командует уверенно. Сталин на моё возражение заметил, что я его, по-видимому, не понял. Никаких претензий к Жидову как к командующему он не имеет, но в армии некоторую роль играет и то обстоятельство, как звучит фамилия военачальника. Потому-то мне следует уговорить Жидова сменить фамилию на любую по его усмотрению. После переговоров командующий  согласился стать Жадовым. Свою роль «крёстного отца» я выполнил. Когда доложил Сталину, тот остался доволен».
 
     Надо сказать, что Александр Александрович, был человеком не многословным, и не любил вспоминать войну. Но иногда, когда встречался с однополчанами, или фронтовиками, он  все же вспоминал  фронтовые эпизоды. Сейчас я очень сожалею, что я их не все запомнил, а записывать  их я тогда еще не думал. Вот несколько эпизодов, которые мне запомнились.

      …При наступлении разведчики обычно отсыпались и занимались тренировкой.  Больше всего у них было работы при позиционных боях. Группы делали вылазки для разведки позиций противника или ходили за «языком».
      Иногда группу на вылазку переодевали в немецкую форму. Разведчик,  который владел немецким языком, переодевался  офицером. Когда начинался артобстрел вражеских позиций, разведчики проникали через немецкие траншеи. Как-то случилось, что при артобстреле им пришлось прятаться от своих же снарядов в  тёмном блиндаже вместе с немцами. Дядя Саша говорил, что тогда больше всего боялся, чтобы с ним не заговорил кто-нибудь из немцев.

     … Однажды, вместо ушедшего на повышение их командира, которого разведчики уважали за профессионализм и бережное отношение к людям, им назначили какого-то ретивого самонадеянного служаку. Стояли тихие лунные морозные ночи. От малейшего движения скрипел снег, но позарез нужен был «язык». Командование понимало, что при таких условиях делать вылазку – это обрекать людей на верную гибель и надеялось на добровольцев. В войну одно дело приказ, его надо выполнять, но добровольно никто из опытных командиров разведгрупп рисковать не стал. И вдруг  добровольно  вызвался их командир.
   
    Разведчики миновали траншеи передовой и отползли на залитую ослепительным лунным светом нейтральную полосу, на которой одиноко стояла скирда соломы. Когда подползли к скирде, их командир приказал сержанту Каурову вести группу дальше, а сам решил остаться в скирде и сказал, что подождет их возвращения. Сержант Кауров, бывший беспризорник, был опытным разведчиком и отличался бесстрашием. Приказ есть приказ, разведчики отползли от скирды  на какое-то расстояние, и  Кауров остановился. «Встречал разных сволочей, но такого – впервые…!», - зло выругался сержант и полоснул автоматной очередью по скирде. Немцы тут же открыли огонь. Незадачливого «добровольца» нашли в скирде, раненного в ногу. Разведчики вернулись, доставив в медсанбат раненого. Больше этого выскочку они не видели.

          …Не всегда разведгруппы возвращались с задания в полном составе. Дядя вспоминал, что близость смерти до предела обостряла интуицию людей. Это кажется мистическим, но еще утром в день вылазки разведчики каким-то непонятным  образом предчувствовали, кого из них сегодня убьют. Словно невидимый ангел смерти каким-то ореолом метил свои жертвы. Ребята умывались, завтракали и уже знали, кого сегодня не станет. Самое страшное и невообразимое, что  эти предчувствия  зачастую сбывались.

      Прежний командир в группу на вылазку назначал разведчиков по очереди. В этом была какая-то справедливость, каждый знал, когда ему идти и готовился. Вновь назначенный командир этого порядка не придерживался. 
     В тот день дядя Саша должен был остаться, но его назначили на вылазку. Один парень, а все уже видели, что он «отмеченный», обратился к дяде: «Саша, ты  сходи сегодня за меня в разведку, а то мне как-то не по себе, а я пойду в твою очередь?» - попросил он.
 Дядя сказал, что  его тоже назначили.

      Это случилось, когда разведчики возвращались и уже находились на  открытой местности, на нейтральной территории. Они вели с тыла «языка» -немецкого унтер-офицера. Их заметил с воздуха немецкий самолет и начал вести по группе пулеметный огонь. Разведчики врассыпную прыжками уклонялись от очередей. Пленный немец воспрянул духом и начал упираться. Сержант Кауров стукнул немца прикладом, и тот покорно выполнял команды. Разведчики  спустились в яр, но укрыться было негде. При повторном заходе самолет снова дал пулеметную очередь и разведчику, который подходил к дяде с просьбой, разрывная пуля попала в голову, а дяде  раздробила левое плечо.
К своим дядю вынесли на руках.
 
     Очнулся он в вагоне санитарного поезда. Он слышал как две медсестры, между собой разговаривали о нем, жалели, что такой молоденький солдатик умирает от потери крови, а нужной крови первой группы не было. Дядя Саша говорил, что страшно ему  не было, только глаза словно втягивались куда-то во внутрь. К счастью, кто-то из санитарок вспомнил, что первая группа  у медсестры Тамары. Ее тут же разыскали, и она спасла дяде жизнь, отдав свою кровь. В тот момент он был уже в беспамятстве,  и Тамару не видел. После войны он  пытался разыскать свою спасительницу, но ее след потерялся.

     Дядю Сашу отправили  на лечение в Ташкент. В госпитале ему наложили гипс, лечиться пришлось долго. Говорил, что под гипсом, наложенным на левое плечо, завелись черви.
    Потом перед ним возникла житейская проблема, как найти инвалиду свое место в жизни.  Вместо левого плеча ему сделали протез. Но дядя  его носить не любил. Он много читал. Говорил, что на него очень подействовала книга В. Кочетова «Журбины», и он решил учиться. Из села Калашники, куда он вернулся после лечения, дядя перебрался в Полтаву. Работая, он закончил заочно сначала кредитно-экономический техникум, а потом и финансовый институт.  Женился, воспитал сына.
 
     Он постоянно читал специальную литературу, повышая свою квалификацию, и вскоре был назначен  управляющим стройбанка. Так совпало, что ему пришлось также строить новое здание банка. Его любили сотрудники за скромность, заботу о людях и тактичность. В общении с друзьями и знакомыми он  пользовался непререкаемым авторитетом и к нему часто обращались за советом. Помню, что он имел какой-то орден и несколько медалей, но ни разу их не надевал. Иногда  в праздник Победы на пиджак он прикалывал орденские планки.
 
     Когда достиг пенсионного возраста,  то ушел из занимаемой должности, подготовив замену.  Потом ещё некоторое время  по  просьбе руководства, работал   в банке на  другой должности.  Ушёл из жизни после болезни,  в  возрасте  почти семидесяти двух лет. 
Светлая память  Александру Александровичу Калашнику,   фронтовику, рядовому полковой разведки, мудрому и  самоотверженному труженику. 


На фото: управляющий стройбанка Калашник А.А.    


Рецензии
Нет ничего интереснее человеческих судеб. Хорошо написали.
С дружеским приветом
Владимир

Владимир Врубель   30.11.2021 20:13     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание и отзыв!
С уважением, Виталий.

Виталий Буняк   01.12.2021 14:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.