13. Террор и Добродетель

Свинцово серые тучи хмуро сгущались над Эрранси, уже не   первый раз за эти несколько дней, небо  безмолвно и скорбно истекало слезами над  жертвами последних месяцев и лет.

    Небесам не было дела к какому сословию и к какой партии принадлежали погибшие...аристократы и санкюлоты, якобинцы и роялисты, всё это дети Франции... С высоты птичьего полета всё видится иначе...

    Мари де Жюссак в очередной раз положила на землю цветы и молча оперлась на руку Антуана. За четыре месяца их появление на этом мрачном кладбище стало почти ритуалом.

   Жуткие рвы общих могил тянулись на многие метры, и тут и там в рыхлую, слегка уже подмерзшую землю были воткнуты скрючившиеся, словно от боли,  сгоревшие церковные свечи, лежали свежие и увядающие цветы.

  Сколько раз на молодую женщину  совсем не сочувственно, подозрительно и даже зло косились опухшие покрасневшие глаза других женщин. Всё дело было в том, какой именно  участок Эрранси посещала Мари.

  Много жертв двух месяцев Большого Террора, истинно виновных и случайных,  было захоронено в этих рвах, но и жертвы 9 Термидора, их судьи,  казненные после переворота, были брошены сюда же... Земля приняла всех...

  Молодая женщина, блондинка, в траурном платье, как и Мари, подняла на нее потухший взгляд и тихо поприветствовала её, как сестру по несчастью:

- Простите, пожалуйста... я вижу вас здесь не в первый раз... только мне кажется... вы... не туда... куда нужно кладете цветы... здесь лежат... они... эти...кровожадный аррасский тигр и его верная стая...

  Бледное лицо Мари позеленело до оттенка незрелой оливки, с полуоткрывшихся губ сорвался тихий болезненный стон и затих,  молодая женщина схватилась за руку Антуана и ловила его взгляд, словно ища защиты.

    В который раз Альбера оскорбляли посмертно в числе прочих робеспьеристов...

  Санкюлот слегка нахмурился, услышав этот выпад и решительно сдвинул на бок красный фригийский колпак:

- Шли бы вы... гражданка... искать своих... Она там... где должна быть...

   Поднимался пронизывающе-холодный осенний ветер, равнодушно и небрежно перебирал и ворошил цветы, гнул к земле и грубо пинал скорченные трупики свечей.

- Мари..."принцесса", живые должны думать о жизни, о будущем... а ты, как будто, медленно умираешь... Альбера этим ты не вернешь... я провожу тебя домой -  санкюлот решился прикоснуться к руке гражданки Жюссак - надо еще повесить шкаф на кухне... да и Луизон меня ждет... не хватало еще... чтобы выдумала чего...Ты уже знаешь, что я не брошу тебя одну... только позови... и Луизон объясню...

  Совсем не похожая на себя прежнюю, Мари де Жюссак повернула к Буайе тонкое бледное лицо с обозначившимися скулами и красивыми, но безжизненными глазами, с бледных губ сорвалось:

- Ты прав, Антуан... едем домой...
.....   ..... .....


Рецензии
Земля принимает и тех. и этих. Это верно. И за этой чертой должно возникать примирение. Хотя... Спасибо, Ольга!!!

Игорь Тычинин   20.06.2021 20:39     Заявить о нарушении
Спасибо Вам, Игорь) Всегда рада Вашим комментариям.

Ольга Виноградова 3   20.06.2021 22:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.