61. Тайна Белого Братства

   Морозный вечер 14 декабря 1825 года обозначился для Жерома и Валери отдаленным грохотом выстрелов и появлением в гостиной возбужденного и взволнованного Жака-Анри.

- Я из центра города... с Сенатской площади, отец, всё кончено... - юноша рухнул в кресло, перекинув плащ через руку и уронив шляпу на колени - выступление подавлено, с площади убирают трупы... сотни трупов... жандармы хватают всех, кого подозревают в причастности...

  Жером приложил к влажному лбу платок и тяжело откашлялся, последние дни его мучила простуда.

- Я знаю...Где Максимильен? - хрипло и жестко спросил он младшего сына.

- Был там...с Рылеевым, сейчас не знаю... - Жак-Анри нервным жестом протянул руку к графину с лафитом.

  Анжельбер хотел дать какие-то указания сыну, но не успел. Изрядно испуганный слуга доложил о прибытии господина Рысакова.

  Сергей Александрович вошел в гостиную, которую столько лет привык посещать как мирный гость, быстрым, пружинящим шагом крупного хищника.

  Коротко кивнул мадам Анжельбер и не заморачиваясь более на светские любезности, угрожающе возвышался теперь над откинувшимся в кресле хозяином, грозный, как статуя командора...

  И вдруг неожиданным рывком встряхнул Анжельбера за плечи и протянул руку к галстуку, словно желая схватить за горло. Но Жером молниеносным движением сумел остановить его руку.

- Проклятый якобинец! А я уже было начал тебе доверять!!

  Валери умоляющим жестом протянула к нему руки:

- Сережа!... Сергей Александрович... столько лет вас искренне принимали в этом доме... наши сыновья выросли на ваших руках...

- Да, кстати, о сыновьях... - жесткий остановившийся взгляд Рысакова не отрывался от бледного бесстрастного лица француза - вы в состоянии ответить, где сейчас Максим?!... Есть свидетели, которые видели его перед Зимним Дворцом...

- А разве мало народу, зевак собралось перед Зимним? - Анжельбер устало вытер пот с влажного лба.

Мрачное лицо Рысакова приняло задумчивое выражение:

- У меня есть информация... точнее интересный обрывок беседы, произошедшей в кафе на набережной между тобой, мой любезный друг, и неким господином Пестелем.. - тут жесткий взгляд Сергея Александровича вдруг смягчился, на тонких губах возникла усмешка.

- Из-за чего собственно вы так поругались, что отказались... цитата "поддержать его личные фанаберии в ущерб общему делу" и что снова цитата "русский Робеспьер из него, как из дерьма снаряд..."

  Опытный следователь Рысаков скорее почувствовал, чем увидел, как впервые серьезно напрягся Анжельбер. Попал таки в цель?

- Знаю, ты слишком опытный и умный конспиратор, чтобы тебя схватили за руку... не состоял... не участвовал... И всё же... на роль революционного "учителя гуру", на роль инструктора старый якобинец подходит как нельзя лучше...

  Слушай меня. Я организую для вас особое место ссылки... пока не добралось Третье отделение...

  Валери охнула, прижав тонкие ладони к лицу и прижалась к плечу Жерома, тот внимательно и с виду бесстрастно наблюдал за Рысаковым, а тот продолжал:

- Я уже договорился с графом Васильчиковым... ты свободен от должности секретаря...хотя ему и было очень жаль расставаться с тобой... В самое ближайшее время я отвезу вас в моё имение под Тамбовом роль моего личного секретаря тебя устроит надеюсь? А вот старший твой уже попал в поле зрения Третьего отделения и скорее всего уже арестован...Посмотрим, как глубоко он в этом замешан и чем можно ему помочь...

  Кстати... граф Сабуров с коллегами из Белого Братства, кажется, снова в фаворе, требуют показательных казней с пеной у рта...

  Требует привлечь даже нашу знаменитость... Александра Сергеевича... наша восходящая звезда поэзии, Пушкина знаете? Потому как знаком он лично со многими заговорщиками... Ну, думаю, Пушкина государь тронуть не даст...
  А вот ты с твоим славным якобинским прошлым теперь снова, как бельмо у всех на глазу...
  Не вздумай пытаться сбежать и затаиться, найду и закопаю... будешь вести себя разумно и я...подумаю, что для тебя можно сделать, даже сейчас не хочу твоей крови, слышишь меня, тень Робеспьера?


Рецензии
Очень интересно, Ольга! Участие в событиях 14 декабря якобинцев. Ничего об этом никогда не читал. Спасибо, уважаемая Ольга!!!

Игорь Тычинин   27.06.2021 20:59     Заявить о нарушении
Анжельбер сам по себе лицо вымышленное.
Но в те времена в России проживали эти люди. Преподаватель Пушкина в Царскосельском лицее Давид Будри (Марат), родной брат известного Марата. В Казанском университете с 1817 преспокойно преподавал некто Грегуар, бывший депутат Конвента и якобинец), в университете Санкт-Петербурга с 1825 ректором назначен некто Антон Дегуров, он же Антуан Дюгур, тоже республиканец 1793 года)
С уважением!

Ольга Виноградова 3   27.06.2021 22:48   Заявить о нарушении