Инопланетянин

Непознанное          Вселенная не имеет ни цели, ни смысла.
                Она возникла случайно… Жизнь не имеет
                ценности. Жизнь – дело случая.
                Клиффорд Саймак

   Терентий вёз на своей лошади последний воз сена с огорода. Уже шёл октябрь, и начались утренние заморозки, а на огороде подросла отава. Высушить траву удалось с большим трудом, переворачивая её каждый день с места на место, так как солнце всё реже обжигало своими лучами и поднималось не так высоко над горизонтом, как летом. Лошадка являлась кормилицей: он на ней и картошку сажает людям, и пашет, и скородит. Терентий был верующим человеком, и каждое воскресенье ходил в церковь. Сидя на возу, он мечтал: «Сейчас приеду, распрягу кобылу, переложу сено на настил из тонких жердей (так как сеновал уже был забит под завязку), и поужинаю. Поем суп, котлеты, козий сыр и выпью бокал виноградного вина». Продукты у него были собственного изготовления, так как в магазине продавались поддельные – из низкокачественного сырья: колбаса из сои и свиных шкур, окорочка с антибиотиками, молоко из пальмового масла, а вино из метилового спирта. И всё это по высоким ценам. А дома была идиллия сельской жизни – домашняя еда из экологически чистых продуктов: мясо, сало, рыба, яйца, творог, сметана, фрукты и овощи. Бесплатная, но выращенная нелёгким сельским трудом на собственной земле. Даже тесто на хлеб готовил на закваске без применения дрожжей. Продукты питания загоняют людей на тот свет, но они об этом не подозревают. Вдруг он резко прервал свои размышления: мужик, сидевший на лавочке в сквере Воинской славы, резко встал и пошёл ему наперерез.
   – Тебе чего? – заволновался Терентий, предчувствуя неладное.
   – А почему людей нет? – с удивлением спросил незнакомец. – Раньше народу как много было, а сейчас – никого. Я уже два часа сижу на лавочке.
   – Эпидемия у нас, население уменьшилось в два раза.
   – Чума?
   – Корона.
   – Не слышал о такой. Когда последний раз прилетал – чума была.
   – Корона – это искусственно выведенная инфекция.
   – Вы хотите себя уничтожить? – вопросительно поднял брови пришелец.
   – Хотели количество пенсионеров уменьшить.
   – У вас перенаселение планеты?
   – Нехватка денег.
   – И где их берут?
   – Печатают.
   – Мой мозг отказывается это понимать. И что, все вымерли?
   – Половина села вымерло, половина в город уехала, а остальные сидят по домам и играют в телефон.
   Лошадь насторожила уши и испуганно завертела глазами, почуяв запах недочеловека.
   – Вы не подскажите, какую кнопку нажать, чтобы я мог переместиться в свою галактику, а то у меня произошёл какой-то сбой? – спросил незнакомец и протянул ему какой-то квадрат с дырочками.
   Глянув на чёрную пластину с мерцающими огоньками, Терентий озадаченно промямлил:
   – Я не знаю. Я бы нажал, да боюсь, не туда попадём. У нас есть Серёга Соболь – астроном, хорошо соображает по звёздам, спроси у него, а я не могу взять на себя такую ответственность. «А то нажму и окажусь с лошадью, где нибудь в пустыне, а оттуда я не доеду до дома – лошадь пить захочет» – подумал про себя селянин.
   – А где он живёт?
   – По асфальту поднимешься наверх и увидишь синюю крышу с чердаком для телескопа.
   Инопланетянин кивнул головой и медленно побрёл в указанном направлении.
   – Слава Богу, ушёл окаянный! – осенил себя крестным знаменем прихожанин. – И откуда ты на мою душу свалился? Но-о-о! Родная! – хлестнул вожжами кобылу крестьянин и продолжил путь домой.

   Я сидел в кресле и смотрел футбол по телевизору, как вдруг раздался звонок в дверь. Открываю: стоит худенький мужичок, похожий на Иисуса, с карими глазами, узким носом и длинными тёмными волосами, одет в чёрное пальто на голое тело, а в руке шерстяной носок. Я глянул на его ноги, а он босиком: топчется на одном месте в такой холод. На дворе конец октября, а он стоит на одной ноге, а другой – сверху ногу греет и спрашивает:
   – Здесь Сергей Соболь живёт?
   – Да, я Вас слушаю, – строя в голове различные догадки, заинтересовался я.
   – Какие мне кнопки нажимать, чтобы переместиться в свою галактику? – спросил незнакомец и достаёт из кармана чёрную пластину с дырочками, а по её периметру разноцветные огоньки бегают.
   «Где он её взял?» – пронеслось в моей голове. Я сразу сообразил, что это инопланетянин, так как в детстве смотрел фильм «Кин-дза-дза!» Там тоже мужик с носком в руках спрашивал у прохожих, какие кнопки нажимать, чтобы попасть в свою систему. Заблудился, наверное. Или меня кто-то хочет разыграть и посмеяться, подослав какого-то алкаша. А зачем? Какой смысл?
   – Ты из какой тентуры? – сделав умный вид, подыграл я, стараясь не показывать своё удивление.
   – С Альфы Центавра.
   – Да это самая близкая к нам звезда – тут лететь всего 4 световых года. Ты на Земле в Солнечной системе.
   – Я знаю. Я сам с Богородицка.
   – Ух ты! И среди нас есть инопланетяне, – усмехнулся я.
   – Я родился здесь в больнице.
   – В каком году?
   – В 69-ом.
   – О! Мы почти в одно время родились. Я здесь остался, а ты, глянь, смог другие миры повидать! – продолжил я поддерживать этот спектакль.
   – Лучше бы их не видеть.
   – Что так?
   – У вас тут всё на углероде построено, а там – на кремнии. Я недавно здесь дом купил на Парковой улице.
   – А зачем на Альфу Центавра собрался?
   – У тебя нет молочка попить? – увильнул от прямого ответа пришелец. – Давно не пил. Я раз в десять дней пью.
   – Ты пьёшь молоко только в галактике Млечный Путь?
   – Я здесь родился, поэтому мне молоко необходимо. Млечный Путь – биологически активная галактика.
   – Есть, 130 рублей.
   – Я на следующей неделе деньги принесу.
   – Где тебя искать, если что?
   – В центре.
   – Центавра? – улыбнулся я сам себе.
   – Нет. Я там сейчас дела сделаю и назад прилечу.
   – Ты там на вахте работаешь?
   – В серпентариуме. У нас там жарко – три солнца светят на небе, а здесь холодно, поэтому я пальтишко накинул.
   – Ты вырвался из ада домой?
   – Попал я на Землю, играть роль человека.
   – Ну и как тебе в его шкуре?
   – Двулико, – поёжился незнакомец. – Здесь люди обслуживают свои животные инстинкты: жажда власти, денег, секса.
   – У нас тут все люди двуликие. А где лучше?
   – Меня там хотят транквельтировать, потому что я давно уже не человек. Я там такое постиг... – промямлил пришелец, глядя куда-то сквозь стену.
   – Так оставайся здесь!
   – Не могу, у меня работа.
   – Как тебя зовут?
   – Зови меня Евстафий.
   Я ждал, что сейчас из-за гаража выйдут люди, которые всё это придумали, и будут смеяться надо мной, но никто не выходил. Инопланетянин разговаривал тихо и медленно, в его голосе чувствовалась какая-то обречённость. Чёрное пальто без пуговиц он запахнул и держал полу левой рукой, в которой был шерстяной носок. А в правой руке находилась машинка перемещения в пространстве. И вот стоит он передо мной с одним носком, весь трясётся от холода, а я думаю: розыгрыш это или действительность? Ему кто-то из жалости дал шерстяные носки, а он один где-то потерял, наверное, в другой галактике.
   – А как ты перемещаешься в другие миры? – спросил я недочеловека.
   – Через червоточину.
   – Интересно! – почесал я затылок.
   – Ну, так какую мне кнопку нажать, чтобы телепортироваться в свою систему? – настаивал на своём пришелец, протягивая мне пластину.
   – Учиться надо было лучше в школе! Такие простые вещи не знаешь, – усомнился я в его профпригодности.
   А у самого опять пошли будоражащие мозг мысли: «Может быть, его инопланетяне завербовали? Откуда у него машинка перемещения в пространстве? Её же ещё не изобрели. Наверное, шарлатан какой-нибудь».
   – Вот эту! – уверенно сказал я и хотел нажать на зелёную кнопку, как вдруг от моего пальца произошёл разряд голубого цвета в виде микромолнии. Я почувствовал покалывание в пальце и запах озона. Инопланетянин побледнел, а у меня по спине пробежал холодок. Испугавшись, я отдёрнул руку и передумал нажимать. Ну её на хрен, а то случится какой-нибудь апокалипсис: мир схлопнется и наступит вечная темнота. Тем более что был знак Свыше. Я ведь тоже не имею права распоряжаться существованием этого мира. И я не стал рисковать: мало ли как повернётся горизонт событий.
   Попив молока, инопланетянин, ссутулившись, разочарованно побрёл домой. А я облегчённо вздохнул, что мир продолжил существовать, а люди жить и решать свои мелкие проблемы и не лезть в Творения Бога. А ведь найдётся какой-нибудь идиот и нажмёт! А что поделаешь? Мир и так каждый день держится на волоске: то войны, то эпидемии, то астероиды…


Рецензии