Такси-7. Давайте развернёмся!

               
                Такси-7. Давайте развернёмся!
               
               
                Судьбу не надо ждать, её нужно создавать /Казанова питерский/
               
               


                гл. 1.  Арт-клуб «Бенефис»

         
          Популярный арт-клуб «Бенефис» на Витебском проспекте располагался в небольшом двухэтажном здании
из красного кирпича. На его фасаде круглые сутки весело перемигивались гирлянды разноцветных фонариков. 
В клубе регулярно проводились музыкальные вечера, встречи с молодыми поэтами и художниками. У этого заведения имелось немало поклонников и постоянных посетителей, которые по выходным заполняли оба его этажа.
               
          Но, как говориться, в любой бочке мёда есть своя ложка дёгтя. Такой ложкой дёгтя для клуба оказалось его местоположение.  Добираться до Витебского проспекта – дело непростое, от ближайшей станции метро нужно было топать больше пяти остановок.  А по Витебскому проспекту, как известно, общественный транспорт вообще не ходит. Это сегодня почти у каждого есть машина, а в то время большинство горожан передвигалось на общественном транспорте.
          Важно отметить, что метро в Питере закрывается после полуночи, поэтому основная масса посетителей клуба высыпала на улицу уже в половине двенадцатого. Конечно, местные таксисты были прекрасно об этом осведомлены и старались своевременно подрулить к увеселительному заведению, чтобы совершенно без проблем подхватить страждущего клиента.

          Поздним июньским вечером, когда тёплый бархатный ветерок, мягко поглаживал лица прохожих, я решил завернуть
к арт-клубу.  Ну что ж, в нужное время всё было так, как я и ожидал.
          Прямо перед клубом толпилась молодёжь. Народ ловил любой транспорт, чтобы добраться до дома.
И тут прямо на меня вышли двое голосующих молодых людей.
          Один из них -- темноволосый, коренастый, одетый в длинную чёрную куртку – не привлёк моё внимание,
зато другого я хорошо разглядел. 
          Высокий, стройный, подтянутый, в белом костюме, который сидел на нём как влитой. Светлые русые волосы, зачёсанные назад, открывали его приветливое, добродушное лицо.  С такой внешностью, будь я режиссером, я бы сразу назначил его на главную роль героя-любовника. И думаю бы, не прогадал.
         
          Именно он первым открыл пассажирскую дверь и спросил, не довезу ли я двух девушек до Купчино. 
О цене договорились сразу, причём деньги он дал мне вперёд.
          Затем молодые люди стали прощаться со своими подружками. Но если юноша в чёрной куртке просто кивнул своей спутнице, то для его приятеля прощание превратилось в душещипательный ритуал. 
          Он долго смотрел влюблёнными глазами на свою рыжеволосую избранницу, глубоко вздыхал, и всё никак не мог с ней расстаться.  Да и она, не могла отвести от него свой ласкающий взгляд. 
               
          В конце этой мизансцены блондинчик поцеловал девушке ручку.  А когда кавалеры подвели своих подружек к машине, «герой -любовник», открыв заднюю дверцу, галантно подал руку своей избраннице и помог ей сесть на заднее сиденье, а затем точно так же помог сесть её подруге, с другой стороны.  Как я смог разобрать по обрывкам фраз, этого галантного кавалера звали Алексей.
          Видимо, для того, чтобы в дороге я держал себя в рамках, приятель Алексея мне сообщил, что номера мои он записал,
как говориться, на всякий случай.
          Ребята жили на Васильевском острове, ехать с девушками им было не по пути. Так как времени до закрытия метро оставалось предостаточно, молодые люди решили в такую прекрасную погоду просто прогуляться до станции
«Площадь Восстания», откуда прямая ветка метро шла прямо в их район.
               
                гл. 2  Полубутончики
               
          Девушки оказались студентками-первокурсницами.  Учились они в институте текстильной и лёгкой промышленности или в «Тряпке», как называли этот институт в нашем городе.  Девушки представились.
Рыженькую звали Натали, её подружку – Ольга.  Заодно они назвали номер дома в конце Бухарестской улицы,
к которому я должен был их подвезти.
          Ещё когда девушки подходили к машине при ярком свете фонарей, я их очень хорошо разглядел.
               
          Натали носила элегантный серый блузон с ярко-красными сердечками на рукавах, в руках держала модную коричневую сумочку из замши.
          Её длинные густые тёмно-ореховые волосы были не расчёсаны и небрежно спадали на плечи. Почему-то
я сразу обратил внимание на её холёные руки, на красиво сделанный маникюр, на нежно очерченный рот. 
«Девочка следит за собой», -- мелькнуло у меня в голове.       
          Большие роговые очки были ей к лицу. Они не придавали ей более взрослый или строгий вид, а скорее даже наоборот,
эти очки только подчёркивали напряжённую нежность в её глазах, её женственную натуру.
Запах весенней свежести исходил от неё.  «Грешно-скромная», писал о таких девушках Бунин.
               
          Её подруга Ольга с тёмно-пепельными волосами, хоть и выглядела довольно мило, не произвела на меня особого впечатления.  На Ольге была тёмно-вишнёвая маечка, на плечах -- серебристый плед.  Она постоянно жевала жвачку и надувала из неё воздушный шарик, ну прямо как маленький ребёнок.
 
          Не знаю, как охарактеризовать этих прелестниц.  С одной стороны -- это уже взрослые девочки, с другой -- совсем ещё юные женщины, этакие цветочки-полубутончики, которые ещё не раскрылись, но которые вот-вот должны распахнуть свои нежные лепестки и зацвести.
          Девушки в ожидании любви – пожалуй, лучшая характеристика для этих юных созданий.

               


                гл. 3  Поехали

          Когда молодые люди захлопнули задние дверцы, я развернулся в два приёма на узеньком пятачке, и мы двинулись в путь.   
          В машине тихо играла музыка. Я немного прибавил звук, предварительно поинтересовавшись у девушек,
не мешает ли он им. Они мне ответили, что не мешает.
          Звучали песни Татьяны Булановой.  Они хоть и немного плаксивые, но очень душевные.  Впрочем, как мне показалось, девушкам в этот момент было не до музыки.  Судя по выражению их лиц, они были чем-то серьёзно озабочены.               
             
          Я попытался их развеселить и рассказал им старую шофёрскую байку.
          -- Что такое 90-60-90?
          Они замотали головой и только пожали плечами.
          -- Это езда в городе мимо гаишника.
          Я посмотрел в зеркало заднего вида, надеясь увидеть их реакцию.  Но девушки даже не улыбнулись.
Видимо, действительно, их что-то тревожило.   Во всём их облике угадывалось какое-то внутреннее напряжение, которое исходило из их душевного состояния.    
          И только тут я заметил, что дыхание у Натали сбивчивое и неровное, как будто она только что пробежала большое расстояние. 
          «Да, это неспроста», -- почему-то подумлось мне.
            
          Вскоре между девушками вспыхнула словесная перепалка, которая в общем-то всё и прояснила.
Оказывается, этот самый блондинчик нравился и Ольге, но он выбрал Натали.
          Перед закрытием арт-клуба Алексей предложил девушкам продолжить вечер в своём студенческом общежитии
на Васильевском острове, благо у него был день рождения.
          В принципе, Натали не возражала, но Ольга наотрез отказалась ехать.
(На «Ваське» в половине второго ночи разводят мосты, так что хочешь не хочешь, а пришлось бы девочкам оставаться
у мальчиков на ночь).
               
           «Для первого вечера -- это слишком! -- с нескрываемым возмущением, говорила Ольга. – Представляешь,
что они могут о нас подумать!..  Достаточно того, что он дал тебе телефон, можешь позвонить ему в любое время».
           Но как я понял, со слов Натали, к сожалению, уже завтра с утра Алексей уезжал на Урал, у него начиналась двухмесячная летняя практика.  Так что до осени девушка не смогла бы его увидеть.  Теперь всё встало на свои места, стало понятно, почему Натали была в расстроенных чувствах.

                гл. 4  В пробке


          Когда мы доехали до Витебского проспекта, я повернул направо, на юг, в Купчино.  Но проехав всего несколько сот метров в левом ряду, мы неожиданно оказались в чудовищной пробке.
          Вообще-то ночью в Питере пробок не бывает, но тут случился форс-мажор.  На пересечении Витебского и Благодатной произошла авария. Столкнулись две фуры. Как сообщили мне водители ближайших   машин, фуры развернуло, скорее всего это надолго. Чтобы их растащить и эвакуировать нужна специальная техника.
             
          Идущие от Благодатной пешеходы рассказали, что авария произошла по вине одного из водителей, который выронил горящую сигарету на сидушку, проскакивая перекрёсток на мигающий зелёный. 
На какое-то мгновение он отвлёкся от дороги -- ну вот и авария.
«Как всегда из-за потери концентрации, -- подумал я. – Вот к чему приводит беспечность и безалаберность».
               
          Между тем машины всё прибывали и прибывали и вскоре меня подпёрли сзади сразу несколько легковушек.
Мы оказались в жуткой пробке.  Тут уж ничего не поделаешь -- придётся стоять.
          Я посмотрел в зеркало заднего вида.  Судя по выражению лиц моих пассажиров, они всё никак не могли успокоиться.  Девушки пребывали в сильно подавленном состоянии. Я сменил Буланову на Меладзе, но они даже этого не заметили.
               
          Впрочем, долго молчать они не смогли и вскоре снова начали выяснять отношения.
           -- Ребята эти хорошие, -- убеждала подругу Натали. -- Вряд ли они позволили бы себе что-либо лишнее.
           -- Откуда ты знаешь?  Видишь их в первый раз, -- возражала ей Ольга.
           Перепалка продолжалась ещё какое-то время, но вскоре, устав от взаимных упрёков, они обратились ко мне как
в третейский суд, чтобы я разрешил их спор. 
               
                Итак, «ехать или не ехать?».
Этот гамлетовский вопрос («to be or not to be») прочно засел в женских головках и не давал им покоя.  Так что хочешь не хочешь, а пришлось мне выступить в роли арбитра. Я выключил музыку, чтобы сосредоточиться.

            
                гл. 5  Третейский судья

               
          Сначала я поделился своим мнением о молодом человеке.
          -- Алексей мне сразу понравился, -- откровенно признался я. – И дело здесь не только в его внешности.
Я видел, как он смотрит на Натали, как бережно он держал её руку, когда она садилась в машину.  К тому же он заплатил
за поездку.  И вообще, он вёл себя очень сдержанно и скромно, не позволяя себе ничего предосудительного ни в словах,
ни в жестах. 
Честно признаюсь, такое отношение к девушке сегодня встретишь не часто.  Слишком много развелось развязных юнцов,
а вот нормальные парни встречаются всё реже и реже.  Впрочем, я думаю, это вам и без меня хорошо известно.
          
          -- А, по-вашему, приглашать девушку к себе в гости в столь поздний час -- это прилично? – спросила меня Ольга.
          -- Это было его искреннее желание, -- ответил я. -- Он просто хотел продолжить этот вечер.
          -- Я тоже хотела продолжить этот вечер, -- призналась Натали. – Я не хотела с ним расставаться.
          -- Я тебя умоляю, -- махнула рукой Ольга. – Нашла о чём сожалеть.  Одним кавалером больше,
одним меньше -- какая разница!  На наш век хватит…
               
          -- Как же мне всё это хорошо знакомо, -- глубоко вздохнув, после небольшой паузы сказал я.  -- Когда я был молод и выглядел получше, чем сейчас,  мне казалось, что так будет всегда…
Я привык обращать внимание только на самых ярких и красивых женщин. Остальных просто не замечал.   
И тем самым упустил из виду ту единственную, свою половинку, свою судьбу.  А небеса её дарят нам только один раз.
               
          Я задумался. Почему-то вспомнилась вчерашняя телепередача о симметрии твёрдых тел: при перемещении решётки кристалла на межатомное расстояние, структура кристалла должна совместиться сама с собой.
Что свидетельствует об однородности и упорядоченности структуры во всех направлениях. Это явление называют изотропией.
         
          Подобную изотропию мы можем наблюдать и в жизни людей. Когда мужчина знает, что, зайдя в метро,
он может познакомиться с хорошенькой девушкой, а пересев на троллейбус, тут же найти себе другую, а в трамвае, поймав восхищённый женский взгляд, выпросить телефон у третьей, -- он перестаёт ценить женщин и превращается в сибарита и нарцисса.            
               
          -- Так вы так и не ответили, кто же из нас прав? – вывел меня из состояния задумчивости взволнованный голос Натали.
          -- Трудно так вот сразу сказать, -- признался я. – Нужно знать вашу предысторию, оказаться на вашем месте. 
Но думаю, что такая строгая девушка, как Ольга, никогда бы не поехала в первый же вечер к малознакомому молодому человеку.
          -- Конечно бы не поехала, -- кивнула головой Ольга.  И немного подумав, добавила.  – Вообще-то я могла и поехать,
но только в одном случае, если он даст мне слово, что женится.               
          -- Тебе надо ходить на свидания с личным нотариусом, -- вставила Натали.
          -- Зато не нарвусь на какого-нибудь распутника и соблазнителя, -- парировала Ольга. -- Я читала, что у этих мужчин сразу пропадает интерес к женщине, как только они добьются своего.
          -- От сумы и от тюрьмы не зарекайся, -- добавила Натали.
               
          -- Конечно, гуляки и соблазнители – это не лучший контингент для серьёзной девушки, -- сказал я. –- Но не надо всех грести под одну гребёнку.  Бывают случаи, когда такие мужчины влюбляются, теряют голову и мечтают расстаться со своей свободой.
          -- Да что вы говорите! – с удивлением выкатила глаза Ольга. – Вот уж никогда бы не подумала!
               
          Неделю назад в журнале «Советский экран» я прочитал интервью со знаменитыми голливудскими сердцеедами и рассказал об этом юным особам.  Репортёр задавал красавчикам один и тот же вопрос:
«Сколько в вашей жизни было самых любимых женщин?».
          Обычно отвечали: две-три. Но затем, немного подумав, почти все назвали только одну.  А это означает,
что, хотя бы раз в жизни каждому из них встретилась его половинка.  Другое дело, что не все смогли её распознать, полюбить и удержать.
               
          Чтобы не растекаться мыслью по древу, я решил ограничиться обсуждением только мужчин зрелого возраста, то есть тех, кто близок к чувственному насыщению (как Онегин). Тех, кого уже начинает тянуть к постоянству, к семье, к спокойным и серьёзным женщинам, а если повезёт, то и к порядочным.
          В качестве примеров я решил ограничиться только двумя самыми известными ловеласами прошлого Мопассаном и Казановой, о которых много чего написано.
          Итак, ближе к телу, как говорил Мопассан.
               
               
                гл. 6  Ги де Мопассан
               
          Мопассан всю жизнь искал идеальную женщину.
"Я люблю только одну-единственную женщину — Незнакомку, Долгожданную, Желанную — ту, что владеет моим сердцем, ещё невидимая глазу, ту, что я наделяю в мечтах всеми мыслимыми совершенствами..."
          Но такой женщины не существует, и он отлично это знал.
         
          «Верность, постоянство — что за бредни! – писал он. -- Меня никто не разубедит в том, что две женщины лучше одной».
          Не следует также упускать из виду, что Мопассан, как и Флобер, являлся открытым противником брака.

          Мопассан постоянно охотился за женщинами — преимущественно молоденькими.  К тому же средства ему позволяли. Литературная деятельность принесла Ги де Мопассану славу и богатство.  Он был самым популярным писателем Франции
в XIX веке, постоянным посетителем модных литературных салонов.  К концу жизни он имел четыре виллы и две яхты.
          Каждый сёрфингист, оседлавший волну, хочет, как можно дольше наслаждаться полётом на её гребне. 
Так же и великие соблазнители.  Они стремятся как можно дольше оставаться на вершине удовольствия и блаженства.
          -- Рискнули бы вы связать свою судьбу с таким мужчиной? – вдруг неожиданно спросил я Ольгу.      
          -- Я бы к нему и на пушечный выстрел не подошла, -- с испугом ответила она.

               
                гл. 7  Молодая работница
               
          А между тем уже в зрелом возрасте в жизни писателя произошло удивительное событие, о котором рассказал литератор Поль Бурже.
          Молодая работница одной из парижских фабрик, наивная, мечтательная девушка, начитавшись его рассказов, полюбила его со всем пылом своего сердца, на которое только способна юная душа, хотя в жизни она видела Мопассана один только раз.

          Узнав, что Мопассан не женат и одинок, она решила посвятить ему свою жизнь, заботиться о нем, быть его другом, женой, рабой и служанкой.  Это желание оказалось настолько сильным, что она ничего не могла с собой поделать.
          Девушка была очень бедна, и не обладала хотя бы сколько-нибудь приличной одеждой.  Целый год она отказывала себе
во всём и откладывала сантим за сантимом, чтобы сшить себе изящный туалет и появиться в нём перед Мопассаном…
               
          Писатель в то время жил за городом. Девушка разыскала его дачу, подошла к калитке и позвонила. Ей открыл один из друзей писателя, циник и ловелас.  Он, усмехаясь и раздевая ее глазами, сообщил, что господина Мопассана нет дома, что он уехал на несколько дней со своей любовницей в одно пикантное курортное местечко.

         Она вскрикнула и быстро пошла прочь, хватаясь маленькой рукой за прутья железной ограды, чтобы не упасть.
Друг писателя догнал ее, усадил в фиакр и отвез в Париж. Девушка плакала, бессвязно говорила о мести и в тот же вечер, назло себе, назло Мопассану, отдалась этому ловеласу.

         Когда Мопассан узнал об этом, он испытал сильное потрясение.  В глубине души, устав от светской суеты,
он давно мечтал встретить такую женщину, которая помогла бы изменить его жизнь.               
         Мопассан даже не знал ее имени и называл ее теперь самыми ласковыми именами, какие он мог придумать.

          «Он извивался от боли. Он готов был целовать следы ее ног и умолять о прощении, он, недоступный, великий Мопассан».
          Но уже ничего нельзя было изменить…

          На какое-то время в машине воцарилось тишина, рассказ произвёл сильное впечатление на девушек. 
И лишь придя в себя, Ольга собралась с духом и попыталась мне возразить:
          -- Но это исключительный случай, произошедший с известным писателем.  А обычный распутник и ловелас вряд ли способен на такие сильные чувства.
          -- Ну что ж, не буду спорить, -- согласился я. -- Тогда рассмотрим вторую мою кандидатуру -- Казанову. 
Великого Соблазнителя XVIII века.
               
                гл. 8  Казанова
   
          Уже после первого опыта интимного общения с прекрасным полом Казанова понял: любовь – это его призвание.
«Чувствуя, что я был рождён для противоположного пола, -- считал он, -- я всегда любил его и делал всё, что мог, чтобы быть любимым им».
          Казанова ценил не только телесные удовольствия, но и ум женщины.  Он писал: «В конце концов, красивая, но глупая женщина оставляет своего любовника без развлечений после того, как он физически насладился её привлекательностью».

          «Прошлого не вернешь, а заботиться о будущем не имеет смысла, потому что оно все равно отойдет
в прошлое. Поэтому carpe diem! – лови мгновение!», -- такой был девиз неповторимого венецианца, великого обольстителя женских сердец.
          Он обожал ухаживать за женщинами, осыпать их подарками, исполнять их капризы, потакать их прихотям.
И за это стремление найти с ними общий язык, угадать их тайные желания женщины ценили его и сами проявляли к нему вполне объяснимый интерес.
         
          Тонкий знаток процедуры ухаживания, он рассматривал обольщение как необходимую прелюдию, делавшую завершающий аккорд еще более приятным.  Ну а его физическим возможностям можно было только позавидовать.
         
          -- Ну как вам такой кавалер? – сделав глубокомысленную паузу, обратился я к Ольге.
          -- Я бы к нему и на два пушечных выстрела не подошла! -- подняв брови, выпалила она. – Женщина ему нужна только на одну ночь.
          -- Я тоже поначалу так считал, но оказалось, что я ошибался.
               
                гл. 9   Анриетта
               
          Как это ни удивительно, но, когда Казанова вступил в пору зрелости, его настигло настоящее чувство. 
Как оказалось, этот главный развратник Европы был способен любить!
          Анриетта, родом из Франции, она ни слова не знала по-итальянски на родном языке Джакомо Казановы. 
Но опытный соблазнитель сразу понял: эта женщина -- для него.  Конечно, свою роль сыграла красота француженки,
но не только.  Анриетта была отлично воспитана, образованна, и главное -- она лучше всех других его любовниц поняла суть этого мужчины. А ведь ей исполнилось всего двадцать лет!
         
          Они познакомились в провинциальной гостинице, где Анриетта, переодевшись в мужской костюм, скрывалась
от преследований жестокого мужа.  В первую же ночь, которую Анриетта провела с Казановой, она призналась,
что как только увидела черноглазого итальянца, так сразу же в него и влюбилась.
          Связь их продолжалась всего три месяца! Но о том времени Казанова вспоминал: «Мы любили друг друга со всей силой, на какую были только способны, мы довольствовались друг другом, мы полностью существовали
в нашей любви».

          Он был счастлив все двадцать четыре часа в сутки. 
Она умела вести беседу, высказывала незаурядные и остроумные суждения, свидетельствовавшие о ее начитанности, любила и понимала музыку, прекрасно играла на виолончели, обладала изысканным вкусом, была неутомима и раскована в постели.
Ее темперамент оказался под стать темпераменту Казановы, «чей скакун редко удовлетворялся единственным забегом к высотам наслаждения».
          
           Казанова покупал Анриетте платья, осыпал дорогими подарками, задарил безделушками, изобретенными исключительно для украшения прекрасного пола. Он определил ее к учителю итальянского языка, и она быстро делала успехи.
           Не раз говорил он ей: «Ты рождена, чтобы составить мое счастье. Не покидай меня, позволь мне надеяться, что мы никогда не расстанемся, и выходи за меня замуж».
               
           Но Анриетта не готова была пожертвовать всем ради любовника. Она прекрасно понимала, что брак
с самолюбивым венецианцем, не имеющим ни определенных занятий, ни источников дохода, вряд ли будет долговечным и безоблачным.  К тому же её высокопоставленные родственники-аристократы никогда бы не согласились на такой брак.   
           И как бы ей не было трудно делать выбор, разум в конце концов победил.  Анриетта решила вернуться домой.
На следующий день после отъезда Анриетты Казанова получил от нее письмо с единственным словом: «Прощай» и, безутешный, уехал в Парму. Там его ожидало последнее письмо Анриетты, в котором та уговаривала его вспоминать о их любви «не умножая скорби»: время, проведенное вместе, было подобно чудесному сну, а сны, как известно, не могут длиться вечно.
           В заключение загадочная красавица обещала ему не иметь более любовников, а своему другу пожелала найти «другую такую же Анриетту».
          
           Печаль покинутого Соблазнителя была столь велика, что он затворился у себя в комнате, не имея желания
ни читать, ни сочинять, ни есть, ни пить и ни спать. Несколько дней прошли для него как в тумане.
           Перед его глазами постоянно всплывала надпись, нацарапанная алмазным перстнем на оконном стекле
в номере женевской гостиницы, где они расстались навсегда.
                «Ты забудешь также и Анриетту»

               
                гл. 10  Давайте развернёмся!

            
             -- Наверное это и была его половинка? – после затянувшийся паузы, спросила Натали.
             -- Да, скорее всего, это так, -- ответил я и включил музыку, чтобы разрядить возникшее напряжение.
             Но зазвучавший старинный романс только ещё сильнее всколыхнул наши души.

                «Только раз бывают в жизни встречи,             
                Только раз судьбою рвётся нить,
                Только раз в холодный зимний вечер
                Мне так хочется любить!»

           …Вдруг я почувствовал, что кто-то прикоснулся к моему плечу.  Я повернул голову и увидел умоляющий взгляд Натали.
           -- Давайте развернёмся! – слёзно попросила она. – Может мы успеем их нагнать?
            Удивительно, но Ольга в этот момент молчала и даже не пыталась ей возразить.
            -- Шансов очень мало, -- замотал я головой.
            Натали ничего  не ответила, лишь горестно опустила голову. Не знаю почему, но мне было больно смотреть
на несчастную девушку. Сердце заныло от жалости.
            -- Эх, была не была! –- махнул я рукой.


            Витебский проспект представляет из себя две параллельные дороги с односторонним движением в разных направлениях. И повернуть в обратную сторону можно только в строго определённых местах. Таким местом и был разворот перед Рощинской улицей. Мы не доехали до него всего каких-то несколько метров.
            Я вышел из машины и попросил водителя чёрной «Волги», что стояла передо мной, проехать немного вперёд и прижаться вправо. И когда он выполнил мою просьбу, я протиснулся на своём жигулёнке между его бампером и отбойником, развернулся и рванул в обратную сторону. Через Боровую, выскочив на Лиговку, мне удалось быстро повернуть налево и помчаться к Московскому вокзалу.
 
            В то время станции метро «Лиговский проспект» ещё не существовало, поэтому народ от Расстанной улицы вынужден был переться по Лиговке до площади Восстания аж целых 3 километра. Быстро их не пройдёшь, если только не сесть
на общественный транспорт.
            Впрочем, после полуночи автобус в городе можно увидеть не часто, а на трамвайных путях, к нашей радости, в эти дни начались ремонтные работы.  Правда, оставалось такси. Но, как заверила меня Натали, денег на такси
у ребят не было, они заплатили за девушек, оставив себе деньги только на метро.
            
             На наше счастье светофоры переключились на мигающий режим, так что ни на одном перекрёстке нам практически
не пришлось тормозить. Я нёсся по левому ряду как угорелый. Показания спидометра почти ни разу
не опускались ниже отметки 100 км/час. 
             Пришлось обогнать парочку представительских машин.  Из одной из них мне даже погрозили кулаком и прокричали что-то нелицеприятное, но я уже ничего не слышал. Я полностью слился со своим болидом,
с жадностью пожирающим городское пространство.   «Не важно с какой скоростью ты движешься к своей цели, -- говорят гонщики, – главное не останавливаться».

              … Ну вот и знакомая ярко освещённая арочная галерея Московского вокзала, за ней вход в метро.
Я медленно проезжаю мимо плотно припаркованных жёлтых такси, но наших молодых людей нигде так и не видно.  Наверное, мы всё-таки опоздали…
              Вдруг Натали схватила меня за плечо.
              -- Стойте! Стойте! Стойте! – закричала она.
              И только тут я заметил в последней арке двух молодых мужчин. Один в чёрной куртке, на другом был белый костюм.
              Я нажал на тормоз. Машина остановилась как вкопанная. От резкого толчка включилась магнитола. Натали выскочила из салона и побежала к этой арке. Затем вышла Ольга и пошла вслед за Натали.
             
           Местные таксисты поначалу недружелюбно повернули головы в мою сторону, видимо опасаясь, что я могу забрать у них из-под носа выгодного клиента.  Но увидев, что я просто высаживаю пассажиров, потеряли ко мне всяческий интерес.
           Между тем Натали подбежала к Алексею и окликнула его. Молодой человек обернулся и обомлел.
Перед ним стояла его желанная Натали.
           Она просто светилась от счастья! Щёки её пылали, глаза сверкали, радостная улыбка не сходила с лица.
             
           Они стояли и смотрели в глаза друг другу.  Казалось, время для них остановилось. Казалось, весь мир замер в ожидании великого чуда -- чуда зарождения любви!  Как будто кто-то поставил город на паузу. Стихли все звуки, и только старинный русский романс плавно разливался в ночной тишине.

                «Только раз бывают в жизни встречи,             
                Только раз судьбою рвётся нить,
                Только раз в холодный зимний вечер
                Мне так хочется любить!»

           Наверно, наши влюблённые так бы и стояли вечно, как зачарованные, если бы охранники не начали закрывать входные двери в метро. 
           Ольга подошла к Натали, взяла её за руку.  Натали словно пробудилась от волшебного сна.  Она посмотрела в мою сторону и, расплывшись в улыбке, помахала мне рукой.  После чего вся честная компания зашла в помещение метрополитена и скрылась из виду.    
           Только тут я заметил, что блокирую другие машины, которые сигналили мне фарами, и быстренько проехал вперёд.

               
                06. 2021год. СПб.


Рецензии
Добрый вечер, Андрей! Спасибо за рекомендацию.
Прежде всего, понравился ваш эпиграф:"Судьбу не надо ждать, её нужно создавать"
Как всегда, восхитили прекрасные портретные характеристики.
Героинь видишь воочию: девочки-полубутончики (этакие цветочки-полубутончики, которые ещё не раскрылись, но которые вот-вот должны распахнуть свои нежные лепестки и зацвести) - оригинально и метко!
Ну и, конечно понравился сюжет! Вставные новеллы о любви прекрасны!
Но я посоветовала бы разделить текст на более мелкие части для удобства чтения и поместить на разных страницах...
С благодарностью и признательностью,

Элла Лякишева   29.10.2021 21:10     Заявить о нарушении
А что значит на разных страницах? Сделать главки.

Андрей Жунин   29.10.2021 22:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.