Возможный прототип героя романа Идиот

                «МОЙ  ДОРОГОЙ  ДРУГ  И  БРАТ»
 
В фонде редактора-издателя журнала «Русская старина» М. И. Семевского в Пушкинском доме хранится визитная карточка с такой записью: «Михаил Леонтьевич Дубельт просит достойнейшего Михаила Ивановича удостоить своей обычной любезности моего двоюродного брата Л. Н. Павлищева»*.

Об этом примечательном человеке следует рассказать.

Лев Николаевич Павлищев был сыном старшей сестры Пушкина Ольги Сергеевны. Она вышла замуж за Николая Ивановича Павлищева - чиновника и литератора, учившегося в Благородном пансионе при Царскосельском лицее вместе братом Пушкина Львом, близкого знакомого Пушкина, Баратынского, Дельвига.

В 1829 году он вместе с М.И. Глинкой издал «Лирический альбом», в который вошли романсы и песни на стихи Пушкина, Жуковского, Баратынского, а также музыкальные произведения Глинки и самого Павлищева, который интересовался музыкой и искусно играл на гитаре, как семиструнной, так и шестиструнной.

В марте 1831 года Н.И. Павлищев был переведен в Варшаву, куда полтора года спустя уехала Ольга Сергеевна. В столице Польши 8 октября 1834 года появился на свет Лев Павлищев**. Его отец сообщил о рождении сына Пушкину в письме от 25 октября/6 ноября.

____________________________________________

*Записка написана на визитной карточке Дубельта; к напечатанным имени, отчеству и фамилии приписаны несколько слов. Ниже напечатан адрес Дубельта: Сергиевская ул, № 81, кв. 11. На обороте текст на французском языке: Le General Doubelt. Sergievskaya, 81, log. 11.

**В Интернете ошибочно указано, что Л. Н. Павлищев родился в Петербурге.

 
«Левка резов и умен, отличается необыкновенной памятью. Похож очень на своего покойного дядю больше, нежели собственные дети Александра Сергеевича», - писал Н.И. Павлищев своей матери 26 сентября 1837 года.

После трех лет жизни в Варшаве Ольга Сергеевна вместе с десятимесячным сыном в середине августа 1835 года отправилась в Петербург. Основной причиной дальнего вояжа стало настоятельное стремление родителей, особенно матери, в то время уже тяжело больной, увидеться с дочерью и внуком. 28 августа мать с сыном прибыли в Петербург и поселились у родителей Ольги Сергеевны на даче в Павловске. Там 30 августа Пушкин впервые увидел Лелю Павлищева - в Павловск поэт с женой приехал с дачи на Черной речке. Как писала Ольга Сергеевна, Александр «очень любит и ласкает своего племянника»

Весьма занятый по службе, помимо этого редактированием газеты и сочинением научных трудов, отец, видимо, мало внимания уделял сыну - воспитанием Левушки занималась его мать.

Три года спустя родилась дочь Надежда, ставшая позднее женой итальянского певца Иосифа Панэ, который по рекомендации ее отца займет должность  профессора Варшавской консерватории.

В июне 1849 года Левушка Павлищев, которому исполнилось четырнадцать лет, окончивший варшавскую губернскую гимназию, был привезен отцом в Петербург для поступления в одно из самых привилегированных учебных заведений тогдашней России - Императорское училище правоведения. Мальчик был радушно принят семейством Ланских-Пушкиных и прежде всего Наталией Николаевной и прожил два месяца у них до определения в училище. Лето все семейство, за исключением  Петра Петровича Ланского, находившегося в длительной служебной поездке, проводило в Петербурге на Каменном Острове, где на земле графа Строганова был разбит великолепный сад и построено здание искусственных минеральных вод, в зале которого проходили концерты известного в то время оркестра Иоганна Гунгля, выступали фокусники и клоуны.

В письмах Наталии Николаевны мужу, написанных в эти месяцы, неоднократно упоминается впечатлительный одаренный мальчик, который напоминал ей первого мужа. «Горячая голова, великолепное сердце, кровь Пушкина», - писала она о нем 3 июля.

«Никто не наслаждался этим спектаклем с таким восторгом, как Азя* и Леон Павлищев; этот последний хлопал в ладоши и разражался смехом на все забавные проделки полишинеля. Веселость его была так заразительна, что мы больше веселились, глядя на него, чем на спектакль. Это настоящая ртуть - этот  мальчик, он ни минуты не может спокойно сидеть на месте, но при всей своей живости необыкновенно послушен и сто раз придет попросить прощения, если ему было сделано замечание<…> Леон развлекает нас своим пением, музыкой, своим остроумием. Он беспрестанно ссорится и мирится со своей кузиной Машей, но это не мешает им быть лучшими друзьями на свете».(29 июня)

«Сейчас все они (дети) собрались около фортепиано и поют; Леон Павлищев - Гунгль этого оркестра» . (1 июля). «Леон Павлищев играл на фортепиано…» (10 августа)

«..Я попрощалась с Леоном, бедный мальчик заливался слезами. Я обещала ему присылать за ним по праздникам и что он может быть спокоен: я его не забуду. Мы расстались очень нежно». (16 августа)

 «Забыла тебе сказать, что Леон Павлищев приехал вчера из своего училища провести с нами два дня. Бедный мальчик в совершенном отчаянии, и достаточно произнести слово правоведение, как он разражается потоком слез. Его уже бранил директор за то, что он вечно плачет. - «Что вы хотите, - сказал мне Леон, - я  ничего не могу поделать, достаточно мне вспомнить о парке Строгановых и о том, как мне хорошо живется у вас, как сердце мое разрывается». Этот ребенок меня трогает, в нем столько чувствительности, что можно простить ему небольшие недостатки… Я не смогла удержаться и не сделать замечание Саше, что расставаясь с нами, он не испытывал и четвертой доли того горя, что его двоюродный брат». (22 августа).

«Саша и Леон приехали провести с нами воскресенье… Леон, кажется, привык немного, но еще печален». (28 августа).

__________________________________________

*Азя (Александра Николаевна) - дочь Наталии Николаевны от второго брака; к моменту написания письма ей было три года. Примечательно, что Павлищев, которому вскоре исполнится 15, с таким же непосредственным восторгом, как и трехлетняя девочка, воспринимает выступление клоуна.

 
Не приходится сомневаться, что и в дальнейшем Наталия Николаевна не забывала про свое обещание. И три с половиной года спустя, когда ее дочь, она же кузина Леона Павлищева Таша Пушкина вышла замуж, в числе приглашенных на свадьбу, бесспорно, был и восемнадцатилетний юноша, похожий на великого поэта.

Лев Павлищев проучился три года в училище правоведения. В мае 1852 года он вместо перехода на старший (университетский) курс оставил это замкнутое аристократическое учебное заведение и поступил на юридический факультет более демократичного Петербургского университета, который окончил три года спустя со степенью кандидата прав.

Как мы сумели убедиться, знакомясь с рассыпанными в письмах Наталии Николаевны замечаниями о Леоне Павлищеве, написанными при его поступлении в Училище Правоведения, они свидетельствовали о тонкости, чувствительности, эмоциональности и детском восприятии действительности племянника Пушкина. Таким же тонким, чутким, восприимчивым, детски непосредственным племянник Пушкина остался и пятнадцать лет спустя, уже став кандидатом прав - об этом говорят страницы его дневника.

Однако следует отметить еще одно душевное качество Павлищева - его необычайную честность. Если просмотреть его послужной список, невольно удивляет число мест службы, которое переменил он за короткое время. После окончания университета он служил в красносельской удельной конторе; с 6 декабря 1856 года - в   департаменте уделов; с 11 февраля 1857 года - в петербургской таможне; с 4 апреля 1857 года - в  департаменте внешней торговли; с 25 октября 1859 года - в  канцелярии военного министерства; с 15 сентября 1864 года - в главном интендантском управлении. Причину столь частого перемена мест службы можно объяснить одним: честность Павлищева не могли понять его сослуживцы, стремившиеся нагреть руки на выгодных должностях - они считали его крайне непрактичным и глупым человеком, отказывающемся от денег, которые, казалось, сами плыли ему в руки. Тогда, видимо, и возникло прозвище «идиот», закрепившееся за ним.

 В 1860-е годы племяннику великого поэта суждено было познакомиться с другим великим писателем. И не только  познакомиться, но и стать одним из прототипов главного героя созданного этим писателем романа.

Действие романа  Ф.М. Достоевского «Идиот» начинается в поезде Петербурго-Варшавской железной дороги.. В вагоне завязывается разговор между двумя попутчиками, которым предстоит стать соперниками в любви к одной женщине. В начале разговора возникает фамилия Павлищев - она принадлежит покровителю главного героя, отправившего его лечиться в Швейцарию; ее произносит главный герой, еще не успев назвать себя: князь Лев Николаевич Мышкин.

Не случайно появляется в романе фамилия Павлищев. Не случайно главный герой романа - полный тезка реально существовавшего Льва Николаевича Павлищева.

Как установила литературовед Г. Боград, Достоевский был знаком с Павлищевым. Они познакомились в Павловске, где оба проводили летние  месяцы. Бесспорно, внимание писателя прежде всего привлекло внешнее сходство Павлищева с Пушкиным. Затем при более близком знакомстве писатель смог отметить и оценить душевные качества этого человека - предельную искренность, тонкость,  эмоциональность, чувствительность, детскую восприимчивость действительности.

Все эти душевные качества уже известны нам - о них писала мужу Наталия Николаевна летом 1849 года, когда Леон Павлищев жил у них, готовясь поступать в Училище Правоведения.

 
Действие романа Достоевского начинается в поезде Петербурго-Варшавской железной дороги.  Петербург и Варшава - два города, с которыми связан Павлищев - в Варшаве он появился на свет и жил почти пятнадцать лет, затем в Петербурге учился и служил, после продолжил службу в Варшаве и, наконец, вернулся в Петербург, где прожил почти сорок лет и умер в 1915 году. В 1860-е годы Павлищев из Петербурга ездил в Варшаву, где служил его отец и куда вскоре был переведен по службе он сам.

Мать Льва Павлищева, Ольга Сергеевна, расставшись с мужем, переехала в Петербург и в течение нескольких лет проводила летние месяцы на даче в пригороде столицы - Павловске, где когда-то тоже жили на даче ее родители.

Начавшееся в вагоне поезда действие романа в последующих главах первой части происходит в Петербурге. Во второй части события сначала также развертываются в столице, но в скором времени перемещаются в Павловск, где и происходят вплоть до последней главы, чтобы завершиться в Петербурге.

Мысль о том, что Льва Павлищева носил в детстве на руках Пушкин, вероятно, не без юмора повторялась Павлищевым, отмечавшим, что только этим и ограничилось его общение с великим поэтом. Эта фраза своеобразно отразилась в романе - ею генерал Иволгин почти всегда начинал разговор с молодыми людьми при знакомстве с ними.

 Г.Л. Боград склонна была считать, что благодаря общению Достоевского с Львом Николаевичем Павлищевым и его матерью Ольгой Сергеевной пушкинское стихотворение «Жил на свете рыцарь бедный…» вошло в роман.

Некоторые эпизоды из жизни Льва Николаевича в Павловске - встреча его с подругой детства Анастасией Александровной Полянской, возобновление знакомства, ревность одной из его поклонниц-меломанок (Павлищев пользовался известностью в дачном обществе как сочинитель романсов и певец), ставшая причиной скандала в Павловском воксале, грозившего обернуться дуэлью, на которую его собирались вызвать родственники ревнивой особы, и, наконец, его женитьба на Полянской (имевшей одно имя с Настасьей Филипповной), красотой которой были поражены приглашенные на свадьбу гости, - все это в преломленном фантазией писателя виде нашло отражение в романе.

 
 Однако, думается, ошибочно было бы искать общее между покровителем князя Мышкина Павлищевым - богатым помещиком, владельцем четырех тысяч душ, проводившем большую часть жизни за границей и в России бывавшем только изредка, и реальным обладателем этой фамилии, отцом Льва Николаевича - ревностным чиновником, награжденным многими орденами и завершившем карьеру тайным советником. Следует отметить, что в ХIХ столетии Варшава, как и Польша, входила в состав Российской империи и вовсе не считалась зарубежьем или, как говорили тогда, заграницей..

Весть о том, что его покровитель перешел в католичество, до глубины души потрясла князя Мышкина. Заметим, что для реального Павлищева - успешно продвигавшегося по службе российского чиновника - перемена религии была неприемлема и означала бы крах карьеры.


                ***

Во второй половине жизни Павлищев обратился к творчеству.

«В течение очень долгого времени писал я для себя воспоминания о своем детстве, юности и дальнейших затем событиях моей жизни. Воспоминания эти, касающиеся меня лично, не могут большею частию представлять большого интереса для читающей публики Вот почему я и не вижу надобности предавать гласности все мои воспоминания.… Но среди этих воспоминаний, скажу без самоуверенности, находятся страницы, которые мне было бы просто грешно не сообщить читателям». Это строки из предисловия к «Семейной хронике».

 «Семейная хроника» печаталась в 1889 году в двенадцати номерах «Исторического вестника», затем вышла отдельной книгой - «Воспоминания о Пушкине. Из семейной хроники»

Правда, для пушкинистов, воспоминания Павлищева, основанные на рассказах матери и семейной переписке, не представляют большого интереса. Однако для широкого читателя их значение велико - в них отразилась пушкинская эпоха, атмосфера того времени, образ мыслей, круг интересов образованного общества, И разумеется, сам Пушкин, его родные и друзья.

Не случайно эти воспоминания неоднократно переиздавались в последние годы, в том числе под броским заглавием, придуманным издателями - коммерсантами: «Мой дядя - Пушкин»; существует также их электронная версия.

 Таким был человек, которого Михаил Дубельт рекомендовал редактору «Русской старины» Семевскому.   

Мы уже знаем, что  родной брат дочери Пушкина Григорий Александрович отказался участвовать в бракоразводном процессе и свидетельствовать против Михаила Дубельта. Теперь к этим сведениям прибавляются другие - из переписки близких родственников Пушкиных Павлищевых, которая характеризует взаимоотношения супругов Дубельтов.

 Так, сестра Пушкина Ольга Сергеевна Павлищева писала сыну 24 сентября 1862 года:

 «Таша Дубельт точно хочет разводиться с мужем, что подтвердила Маша Гартунг, которая с мужем приехала на 2 недели из деревни… Таша не добьется разводной - разве муж возьмет на себя грех небывалый для ее потехи, что невероятно…»

(ИРЛИ РАН. Ф. 221. Оп. 2. Ед. хр. 10.)

 
 Приведем строки из письма  ее дочери Надежды Николаевны Панэ, сестры Льва Николаевича, написанного  13 (1) марта 1866 года в Неаполе, и адресованного матери:

 «Дубельт делал все возможное, чтобы примириться с Ташею, поехал отыскивать ее в Германию, и писал к ней тьму писем, она же, видно, женщина с характером, потому что все эти объяснения ее не трогают. Во всяком случае, если она женщина с душою, то я не думаю, чтобы она была счастлива и довольна своим образом жизни…»

(ГМП)

 Однако наибольший интерес представляет фрагмент письма, написанного Л.Н. Павлищевым сестре:

17 мая [1872]
«Тебе очень кланяется… отгадай кто? Михаил Леонтьевич Дубельт. Встретились мы с ним на улице, и я забрел к нему на чашку чая и на бутылку превосходного пива. Среди дружеской беседы время прошло незаметно. На поверку выходит - не он, а жена его кругом виновата. Сделав с ним в последнее время такую штуку - уже будучи замужем за Ник…, так ему насолила по службе, что твой Фукс.
Михаил Леонтьевич занимается теперь частной службой и несмотря на свои 50 лет, нисколько не переменился. Надо было видеть, как он мне обрадовался, надо было слышать, с каким участием о тебе расспрашивал, о твоем пребывании в Варшаве, о твоем муже, детях. В заключение выпили за твое здоровье, и велел тысячу раз поцеловать твои ручки. Все, что об нем говорили Ланские и tutti quanti* – чистая чепуха. Живет он прекрасно, и такой же ком иль фо**, как и был. Не верь людям - они злы и рады очернить всякого, кто им не по вкусу».               

(РГАЛИ. Ф. 2281. Оп. 1. Ед. хр. 676. С. 16-17)

 
Сохранилось несколько писем, написанных самим Михалом Леонтьевичем Л.Н. Павлищеву в последние годы и даже месяцы жизни, в которых он называет адресата «мой дорогой друг и брат», «достойнейший и добрейший» и «душевно благодарит» его.

________________________________________
*всякие другие (ит.)

**ком иль фо (comme il faut – фр.) – соответствующий понятиям светского приличия - о костюме человека, особенностях поведения, манерах, умении вести беседу.


По тону писем можно судить, что знакомство Дубельта и Павлищева было близким, и они часто общались. И хотя мы не располагаем сведениями о том, когда это знакомство началось, тем не менее можно с уверенностью предполагать, что произошло оно в феврале 1853 года на свадьбе Михаила Леонтьевича с Наталией Александровной Пушкиной. По всей вероятности, оно продолжалось до отъезда Дубельтов в Елизаветград и возобновилось с их возвращением в Петербург. Также живя в столице, Лев Павлищев бесспорно слышал о раздорах в семье Дубельтов, приведших к бракоразводному процессу - не только как близкий родственник Ланских-Пушкиных, но и как законовед - возможно, с ним даже советовались как со знатоком юриспруденции. Павлищев не мог не знать как о начале процесса, возникшего по инициативе его кузины Наталии Александровны, так и о его окончании, а также о последовавшем затем высочайшем разрешении проживать ей отдельно от мужа, идущем вразрез с законодательством.

В мае 1899 года, когда Россия отмечала столетие со дня рождения Пушкина, были организованы юбилейные выставки - в Академии наук в Петербурге и в Историческом музее в Москве. В свет вышли альбомы, посвященные выставкам, в которых в числе других изображений были помещены и портреты Леонтия Васильевича Дубельта. Неизвестно, побывал ли Михаил Леонтьевич на одной из этих выставок. Однако можно не сомневаться, что благодаря Павлищеву, принимавшему деятельное участие в организации выставок, он видел эти альбомы, в том числе и портреты отца.

За две недели до кончины Михаил Леонтьевич писал Павлищеву:

«Дорогой друг и брат, милейший Лев Николаевич!

Кроме моего постоянного желания видеться с тобой, мне необходимо переговорить с тобой по одному обстоятельству, приехать же к тебе не имею возможности, потому что не встаю с постели третью неделю вследствие сильной простуды. Будь такой Ангел, по окончании твоей службы в Контроле заезжай на минутку ко мне. А добрейшая Ольга Петровна вероятно простит меня, что в этот день ты явишься домой на полчаса позже. Крепко тебя обнимаю, Ольге Петровне целую ручки. Душевно тебе преданный

М. Дубельт.

20е марта 1900 г.»


Рецензии