Газлайтинг в психиатрии при пситерроре. Действия и

Газлайтинг в психиатрии при пситерроре: действия и последствия


Постоянные читатели знают, что я много пишу о преступлениях, совершаемых посредством оружия, поражающего излучением (пситерроре). Сегодняшний разговор вызван видео Антона Махновского "Как свести человека с ума. Как защититься от психологического насилия. Газлайтинг." https://goo.su/72G5

В самом начале отрытой фазы пситеррора создается мощная травмирующая ситуация: внезапное нападение, запугивание, унижение, стресс, высокое психическое напряжение. Даже это было бы не самым страшным, даже такое можно пережить, можно восстановиться, но! Человеку не дают возможности правильно пережить травмирующую ситуацию, пройти все стадии горевания без постороннего вмешательства. Человека часто стараются изолировать в психиатрической клинике.

Как вы думаете, что там делают с травмированным человеком? Казалось бы, всё очевидно, помогают выйти из травмы? Нет. Врачи-психиатры, участвующие в проведении экспериментов, опытов по массовому и индивидуальному управлению людьми, игнорируют травму человека, не отражают ее в анамнезе (описании стадии предшествующей заболеванию), отрицают её в разговорах с самим человеком, то есть занимаются таким видом психологического насилия, как газлайтинг, не предпринимают никаких попыток сообщить о нанесении вреда здоровью человека в правоохранительные органы. Конечно, помните же об унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла? Что ж они сами на себя заявление делать будут?

Тогда что же в клинике делают с человеком, насильственно попавшим в такие эксперименты? Его накачивают не самыми слабыми психотропными препаратами. Теперь понимаете, почему отрицается травма человека? Потому что при психологической травме, а также возможном последующим посттравматическом синдроме, совсем другой протокол лечения. И сами психиатры делают доклады на конференциях профессионального сообщества о том, что при посттравматическом синдроме не назначаются психотропные препараты. Кстати, на таких конференциях и пситеррор как явление не отрицается, а признается сложной темой. Тоже, конечно, формуллировочка так себе, с возможностью лазейки в любую сторону, но хоть что-то. Кроме того, и у наших клинических психологов, и у зарубежных считается такое назначение вредным, разрушающим естественный процесс выхода из травмы, естественный процесс проживания горя. Человека загоняют в колесо и гоняют, как белочку: психотропы - как бы стабилизация - снижение дозы или прекращение приема - снова попытка пережить травму или горя - психотропы. А кроме того, психиатрическое клеймо очень выгодно использовать для шантажа и травли человека при любой его попытке задать вопросы и получить ответы о произошедшем, при попытках предать огласке такое преступление.

Ну и одним из пунктов пситеррора как раз является попытка сведения человека с ума. Если бы это была разовая акция (например, в начале открытой фазы пситеррора), то ее можно было бы списать на создание условий для импринтной уязвимости - состояния человека, когда он особо уязвим для влияний извне, например, - для программирования или более жесткой и жестокой фазы - зомбирования.

На практике всё происходит иначе. Среда, создающая и поддерживающая шизофреногенные паттерны (манипулятивные приёмы, направленные на то, чтобы сделать человека слабым, беспомощным, сбитым с толку и зависимым), поддерживается годами и даже десятилетиями.

Само название шизофреногенных факторов не имеет ничего общего с психиатрическим диагнозом, такие манипуляции обычно используют психологические и физические абьюзеры, манипуляторы, газлайтеры, то есть те личности, которые занимаются насилием. Вот им, кстати, психиатр пошел бы очень даже на пользу. Такие паттерны обычно имеют кратковременный эффект, но в руках специалиста превращаются в психологическое оружие. Напомню, газлайтин входит в "джентльменский набор" боевого НЛП (нейро-лингвистического программирования).

Особенно кощунственно то, что такие действия направлены на изначально травмированного человека. И надо иметь очень устойчивую психику, чтобы не пойти на поводу хорошо обученной и по факту криминальной, коррумпированной группировки, чтобы не быть психически и психологически разрушенным.

Печально то, что на отрицание произошедшего инструктируются или программируются окружающие (родственники, коллеги, соседи...), которых изначально (возможно, при неполном информировании) задействовали для создания необычных ситуаций для человека, для сбора сведений о нем. Люди, которые могли бы признанием произошедшего, подтверждением реальности помочь пострадавшему человеку, а психологи хорошо знают, насколько важно человеку получать подтверждение, обратную связь от окружения, фактически оказываются на стороне насильников и преступников.

Возмутительно и страшно то, что пострадавшего от применения оружия, поражающего излучением (пситеррора, психотроники), человека можно сравнить с онкобольным по тому, как долго, сильно, постоянно и безвыходно  ему приходится терпеть физическую боль. Без возможности прекратить этот неофашизм, это нарушение закона. Без права на понимание и поддержку окружения. Наоборот, чтобы прикрыть такое чудовищное преступление, уйти от ответственности, организаторы и исполнители пситеррора стараются сфабриковать пострадавшему ложный диагноз и поставить на психиатрический учёт.

Что помогает выстоять? Доверие себе: своим чувствам, своей памяти, своим реакциям... И психологически, психически и морально здоровое окружение, которое не опускается до манипуляций и не легко ведется на посулы за то, чтобы вас подставить.


Рецензии