07. ПрОклятый Рай - Год 1806 - французская Гвиана

     Диковинный изумрудно-зеленый мир нетронутой сельвы окружил гаитян и двух белых женщин со всех сторон.

     Пара дней, которые они проплыли на каноэ по реке Синнамари с местным проводником Хуанито произвели на них незабываемое впечатление.

- Наверное, вам привычны такие пейзажи... - Мари с широко раскрытыми глазами оглядывалась по сторонам.

- Нет... на Гаити, как и на Кубе преобладают равнины и горы... таких девственных лесов... такого масштаба... мы тоже никогда не видели... - ответил Жак за себя и Рейносу.

  Молодая женщина хотела зачерпнуть воды и обтереть лицо, но проводник отреагировал резким жестом и забормотал на ломаном французском:

- Нет! Нет! В воду... нет... Здесь ловить пиранья... и рыба-собака...

  Мари не имела представления об этих рыбах, но озабоченность проводника и его расширенные зрачки заставили отдернуть руку от поверхности мутной желтоватой воды.

 Через полчаса они высадились на песчаной отмели.

  По обоим берегам реки Синнамари по-прежнему таинственно шелестела ярко-зеленой живой стеной сельва и... никаких признаков человеческого жилья, ни поселения, ни одинокой лачуги...

  Проводник между тем невозмутимо собрал свои нехитрые пожитки и явно намеревался их оставить:

- Эй, приятель, что за шутки? Ты намерен бросить нас в этих дебрях?! Это плохая идея!

- Я только доставить вас...как обещать... вас найти... те... кто надо... руки убери!

  Внезапно он сорвался с места и бросился бежать в заросли.

   Жак хотел его схватить, но быстро вернулся, сообразив, что Мари и ее подругу нельзя ни на минуту оставлять  одних в этом диком, далеком от цивилизации месте, а Рейноса упрямо решил догнать странного проводника.

  С карабином наперевес Жак Буарди нервно вглядывался в густой зеленый мрак, сомкнувшийся за их спутником и сбежавшим проводником. Но тишину нарушали только звуки дикой природы.

  Через четверть часа Рейноса вернулся, отдышался и вытер ладонью влажный лоб.

- Вот черт! Как призрак растворился! Будто сельва ожила и съела его. Это минус... а плюс в том, что я нашел едва заметную тропинку... значит все-таки люди здесь бывают и нередко...

....  .... .....

  То, что Рейноса назвал "тропинкой" было так условно, что менее внимательный городской человек просто бы ее не заметил.

  Спутники Мари всё время чутко оглядывались, опасаясь змей, которые могли не только подкарауливать в траве, но и атаковать с ветки дерева. В этих местах водились и ягуары, эти самые крупные хищники Южной Америки.

   Но  духи сельвы оказались к ним снисходительны, прогневать их чужаки еще не успели...

- Около часа идем, не меньше... зеленому аду конца не видно... - мрачно буркнул Рейноса - не остаться бы нам здесь навечно...

  Услышав эти слова, Мари прижалась к Жаку. Через секунду Изабель тихо вскрикнула и указала мужчинам куда-то в сторону.

  От толстого, поистине гигантского ствола дерева бесшумно отделилась скрытая доселе в его тени человеческая фигура.

  Мужчина лет тридцати стоял опираясь на копьё, он был почти обнажен, белая набедренная повязка резко оттеняла темно-бронзовый цвет кожи.

   Длинные, ниже лопаток черные волосы заплетены в десятки косичек на кончиках которых закреплены яркие перья, на кистях рук  узорчатые браслеты из начищенной меди, на груди ожерелье из звериных клыков.

  Лицо с высокими скулами и миндалевидные, почти раскосые глаза не менее ясно, чем наряд, свидетельствовали, что перед ними коренной житель сельвы. Вокруг глаз черная раскраска.

  Кто перед ними, представитель какого племени? Мирный охотник или воин?


Рецензии