67. Тайна Белого Братства

   Жара и мерная тряска кареты на ухабах дороги вгоняла старших путников в сонно-вялое состояние, только младший Рысаков иногда отодвигал занавеску и выглядывал в окно.

- Что читаешь? - Жером приглядывался к обложке книги, которую держал в руке Рысаков, но зрение подводило, буквы заметно расплывались.

- Люблю стихи Шенье, знаешь ли... Поэт... казненный...в 1794... твоими товарищами... - в полумраке экипажа глаза Сергея Александровича лукаво блеснули.

  Анжельбер чуть нахмурился:

- А... этот... Андре Шенье...

- Его очень уважает Пушкин... мне кажется, это достойная характеристика его таланту...

  Жером вяло отмахнулся:

- При жизни он не был известен, как поэт, был казнен роялист и крайне зловредный контрреволюционный публицист... И эти его..."Ямбы"... меня просто бесят... сам убил бы.... хоть вроде и не маньяк...

  И еще вопрос...Чем бы я мог заняться в Прилучине после твоей отставки, Серж? - оживился Жером и решил прервать сонное молчание.

  Рысаков-старший лениво открыл глаза:

- Во-первых, в качестве моего личного секретаря для тебя найдется работа и сейчас... А в качестве выбора... ведь ты никак не зависишь от меня... не каторжник и не крепостной...твоей кандидатурой заинтересовался мой сосед, князь Верейский, ты мог бы учить его сына французскому языку, истории и литературе... думаю, ты бы справился... его кузен Грановский тоже принял бы тебя...

  Но я за кандидатуру моего личного секретаря... не хочу тебя отпускать... ты мне лучше скажи, как мне объясняться с Валери...я прямо в опасениях... - и наткнувшись на ироническую усмешку Жерома продолжил - можешь мне поверить...

  Усадьба графов Рысаковых располагалась в селе Прилучино в тридцати километрах от Тамбова.

  В окружении облагороженного старого парка и теннистых аллей так легко забыть о жизненных трудностях и заботах и увидеть мир под другим углом - так, как он виделся дворянам, обитателям подобных райских уголков.

  Строительство усадьбы в Прилучино начал отец Сергея Александровича к моменту рождения его на рубеже 60-х годов 18 века.

  Бело-розовое двухэтажное здание на чуть возвышающейся, выложенной плитами площадке, окруженной парапетом, к которой вела крутая лестница, при входе гостей встречали скульптуры древнегреческих богов и богинь. Вход украшали классические белые колонны.

  Усадьбу окружали аккуратно в английском стиле подстриженные кустарники, чуть в отдалении виднелся парк. Вокруг было очень много яркой сочной зелени.

  Любимое место летнего отдыха семьи и гостей - веранда, рядом с которой на благоустроенной площадке со скамейками тихо и умиротворяюще журчал фонтан, искусно подсвеченный по вечерам... Жером так часто вспоминал в Петербурге об этих тихих вечерах в Прилучино.

- Пррр! Стой, волчья сыть! - услышали они фырканье лошадей и выкрик кучера. Карета остановилась.

  Первым, неожиданно бодро и энергично вылез Сергей Александрович, следом за ним Андрей.

  Их жизнерадостно встречал подтянутый мужчина лет пятидесяти пяти в бежевом фраке.

  Это был Владимир Александрович, младший брат Рысакова. Братья обнялись, дядя хлопнул по плечу племянника:

- Надолго к нам? А где же месье Анжельбер...а то Валерия Ивановна вконец вся извелась... действительно, это как-то жестоко, Серж... увезти его так официально...

  Только сейчас Рысаков-старший обратил внимание, что Жером приоткрыв дверцу кареты, сам так и не вылез и лишь наблюдал за встречей родственников.

- Жером... а ты чего не выходишь, тебя здесь тоже ждут...


Рецензии
Дорогая Ольга! Спасибо, что сказали, а то бы пропустил приятную сцену, так хорошо Вами описанную!!!

Игорь Тычинин   20.08.2021 22:36     Заявить о нарушении