Встречайте, мистер Темнов...

«Встречайте, мистер Темнов…»

Утро началось нестандартно. Тихо. Настолько, что было слышно, как журчат коммунальные ручьи где-то в недрах водопроводных лабиринтов. Все телефоны и стационарные и мобильные, словно сговорившись, дружно молчали, будто протестуя против многолетней дискриминации и сверхжёстких условий труда их и их предков. В последние годы телефонам, особенно различным «трубкам» было несладко, а срок их жизни был весьма краток. Причём, чем примитивнее была труба, тем надёжней «пахала» и дольше жила. Однако веяния времени требовали современных подходов к коммуникациям: разные социальные сети, твиттеры, инстаграммы и прочие «окна в мир», так влияющие на специфику деятельности, требовали даже не телефонов-смартфонов, а целых цифровых штабов. Глобальная высокотехнологичная промышленность предоставляла пользователям такие сверх коммуникативные возможности, но вот интенсивной эксплуатации новейшие аппараты уже не выдерживали, скорее всего, умышленно были произведены с таким расчётом, чтобы потребитель всегда в состоянии потребления и прибывал. Товар-деньги-товар. Издревле известная формула. Ныне возведённая в Абсолют.
 
Ещё немного потосковав по временам безотказной «Нокиа 3310», Борис бодро вскочил со своей по-спартански жёсткой постели, и проследовал в огромную ванную, соединённую напрямую со спальней. «Действительно странно, что и телефоны молчат и по почте даже реклама не сыпется, и всякие спецпредложения, не говоря о заказах…», он уже отвык от тишины в эфире. «Чёёёрт…», немного нервничая неловко дёрнул рукой и вроде бы безопасная супер-мега бритва для мягкого бритья прочертила по подбородку отчётливую кровяную борозду. «Чёёёрт, чёёрт!! Точно день сегодня необычный. Это ж надо, - порезаться эрзац бритвой!?»



Сегодня было воскресение, но обычно и по выходным связь накалялась до предела. А сегодня – ничего! Даже звонков о предварительных заказах нет. Была назначена лишь одна встреча на восемнадцать ноль-ноль. Один важный иностранец. Чуть ли не посол какой-то. Судя по акценту и фамилии его помощника - явно англосаксонского происхождения. Всё это несколько странно было. Появился этот совершенно невзрачный человек без предварительной записи, но по рекомендации от одного известного астролога. Наверное, поэтому Анна его так безропотно впустила. Уж очень известным в их кругах был тот мастер. Якобы он порекомендовал именно его – магистра магии Бориса Темнова для изучения энергетической карты и составления прогноза для его хозяина. Именно так и выразился – хозяина. И вручил свою визитную карточку, изготовленную на плотной, с ворсинками желтоватой бумаге, где латинской транскрипцией было выдавлено – мистер Арамей. Безо всяких контактов. Фамилия или имя, - не понятно. На естественный вопрос как с ним связаться, ответил саркастической ухмылкой и небольшой тирадой о том, что если надо, то он сам свяжется, а также с убедительной просьбой назначить встречу именно на следующее апрельское воскресенье, так как его начальник очень религиозен, а в ближайшее воскресенье празднуется Благовещение. А вдруг магистр сообщит ему своеобразную благую весть? И тогда откроются новые пути к самопознанию и дальнейшему развитию. Или вдохнёт в него свежую энергию? А, быть может, благодаря своим способностям, откроет новые окошки света в его мрачной в последнее время душе? Откроет, так сказать, ему скрытые возможности его внутреннего мира.

Всё это отдавало какой-то «булгаковщиной», и Борису стало неприятно, как будто над ним подшучивают. Странных клиентов в его практике всегда хватало, но тут на подсознательном уровне зазвенел тревожный колокольчик. Что-что, а интуиция всегда у него была отменная. Поначалу он даже безапелляционно отказал. Дескать, не собирается даже для важного клиента делать исключение. Если будет время, то, пожалуйста, но всё уже расписано, так что в другой раз, а лучше позвонить через месяц. Однако то, что сказал затем мистер Арамей и увесистый конверт с задатком, небрежно брошенный на журнальный столик, заставило Бориса растерянно изменить своё решение, и согласиться с предложением.

Посетитель тихонько проворковал с непередаваемым британским акцентом: «Мистер Темнов… Или вы предпочитаете, чтобы Вас называли Боря Шкуляк? Или Шустрый? Как-то так, по-моему, в лихую молодость Вас величали коллеги и проходили вы по оперативным сводкам… А-а? Да что ж Вы так в лице-то поменялись? Мы не иностранные шпионы, не бойтесь. Просто моему хозяину действительно необходимо с Вами пообщаться на объединяющие вас темы. Он, несмотря на высокое положение, тоже, хе-хе, - своеобразный астролог, маг. Очень интересуется её разновидностями и всякими сверхспособностями. Очень…».

Каждое слово, несмотря на ласковый тембр говорящего, ударом молотка отдавалось в голове Бориса. «Вы что-то путаете…», - всё, что смог выдохнуть тогда в ответ. «Да нет, ничего не путаю. Не тревожьтесь, нам наплевать на Ваше прошлое. Ничего личного. Это действительно профессиональный интерес. Я предполагал, что в силу своей занятости вы будете отказываться, поэтому полазил в архивах, изучил данные, пообщался кое с кем. И вот результат. Вы, кажется, готовы сотрудничать. Хм-хм. Но если Вы ещё сомневаетесь, то конверт с десятью тысячью фунтов стерлингов задатка, я уверен, поможет преодолеть остатки ненужных сомнений. Как говорит мой хозяин своим ученикам, что хороший задаток всегда лучше плохих угроз. Ну, так что, по рукам, мистер Темнов?»



За прошедшую неделю неприятный осадок от той встречи почти растворился, но сегодня тревожное чувство опять вернулось, да непросто, а в виде нервного тика на левой щеке. «Надо успокоиться. Выпить немного хорошего виски сейчас точно не помешает, несмотря на одиннадцать утра. Чёрт, тишина разрывает мозг, да и в доме никого, по-моему? Ах да, сам же вчера всех и отпустил, даже верную Анну отправил ночью домой, чтобы с утра сегодня по салонам красоты и магазинам пробежалась, да не спешила ко мне. А вчера она была хороша, так скакала чертовка. Как в последний раз…», Борис открыл бар-глобус и, повертев несколько бутылей, остановил выбор на ирландском восемнадцатилетнем. Опрокинув подряд пару внушительных порций, зажёг большой камин, выполненный в псевдоготическом стиле, и, нацедив ещё полстакана, уселся в кресло напротив. Уютная картина в британском стиле: за окном дождь, а тут пламя, кресло, так и тянет в ностальгические воспоминания. Только «магистру астрологии и сверх магии, мастеру оккультных наук, непревзойдённому знатоку колдовских карт» Борису Темнову было совершенно неуютно. Даже немного страшно. Алкоголь не сильно помог. В попытке успокоиться он включил телевизор и бесцельно щёлкал по всем каналам, везде было одно и то же: чернуха, новости о всяких катастрофах, эпидемиях и военных конфликтах. На киношных каналах шли какие-то сплошные фильмы-ужасов, триллеры, мистика. Что совсем не способствовало повышению настроению.

«Ладно, я что-то накручиваю себя. По ящику всегда так, для повышения рейтингов. Люди любят всякую дрянь и кошмары. Раскину лучше картишки, хоть немного порадуюсь. Карты меня любят и дарят радость…». Хлебнув ещё глоток отличного обжигающего напитка, он достал из антикварной шкатулки любимую колоду карт, которая действительно работала и её расклады неизменно сбывались. Неспешно разложил. Ещё раз, ещё…Ещё… По мере дальнейших раскладов, его руки стали походить на трясущиеся руки больного старика. Уже седьмой расклад на судьбу выпадала одна и та же карта – джокер. В ужасе он, разлив значительную часть стакана, опрокинул остатки в горло и бессильно свалился в кресло.

Сколько так провалялся, час, два, три? Не ясно, время в тот момент словно исказилось, то ли замерло, то ли летело стрелой. Дрова в камине прогорели, лишь кучка углей источала небольшой дымок. В полной тишине звонок его смартфона взорвался ядерной бомбой, подбросив Бориса казалось вместе с домом на сумасшедшую высоту и с силой обрушив обратно вниз. Руки не слушались, кое-как нашарив трубку в кармане халата, попытался нажать на ответ, но выронил на пол и теперь судорожно пытался нащупать её под креслом, куда та ловко закатилась. Телефон, как будто почувствовав и давая время для своего поиска, сделал паузу и затрезвонил вновь, гораздо требовательнее и злее. Наконец нащупав его, лихорадочно нажал, кажется, на все кнопки сразу, куда попал. На удивление попал верно. Голос, принадлежавший мистеру Арамею с недовольной интонацией и с более выраженным акцентом, чем в прошлый раз врезался в ухо Бориса: «Ну, куда же Вы пропали, магистр!? Я уж было подумал, что придётся ехать к Вам без звонка, соответственно мне сперва, а хозяину позже. А это уже мовитон. График и всё такое. У джентльменов так не принято. Но, слава Богу, хм-гм, хе-хе, Вы на связи. Ну что ж, хозяин будет через пятнадцать минут, Вы его сразу узнаете. Встречайте, мистер Темнов!».

Борис ощутил ужас после слов звонящего. Руки зашлись в диком треморе. Он выронил трубку обратно на пол, и рукой нащупал на волосатой груди мешочек, висящий на чёрном шёлковом шнурке. Кажется, его время подошло. Не хотелось в это верить совершенно. Восемнадцать лет он старался не думать об этом, предпочитая считать, что всё, что тогда случилось – просто видение, мистический сон. В какой-то момент он даже поверил: да, мол, действительно сон, а всё что с ним происходит - просто стечение обстоятельств и сумасшедшее везение.



Восемнадцать лет он не прикасался к тому, что находилось внутри. Но сейчас дрожащими руками сорвал шнурок и, развязав узорный мешочек, вытащил из него оторванную половинку карты – улыбающегося джокера. Сейчас его улыбка выглядела зловеще.

В голове закрутились события тех дней. Он тогда входил в крупную банду картёжников-катал, ему было двадцать пять, его пальцы и чутьё были на грани гениальности. Десятки, а то и сотни богатых и не очень лохов пали жертвой его трюков. Деньги текли рекой и в какой-то момент он начал подумывать о собственной бригаде или собственном деле. Многочисленные казино как раз начинали появляться на просторах страны. Перспективы открывались огромные и вот однажды, отхватив с очередного клиента-нефтяника крупный куш, не предупредив «начальника», влиятельного сибирского авторитета Свояка, Борис подался покорять питерские просторы. Москва всё-таки на виду, денег хоть и много, но риски тоже серьёзные. В Питере попроще, да и поле ещё не топтано было. Однако он недооценил возможности Свояка. Вычислили его через три месяца и хорошенько помучив, - вытрясли остатки денег, зарезали двух его подельников, а самого вывезли на сортировочную ж/д станцию. Связали и положили на рельсы на въезде, там, где путей множество, так что пока бы заметили, куча поездов превратили бы его тело в хамон. Предварительно прострелив ему ноги, палачи издевательски сообщили ему расписание поездов, дескать, первый грузовой минут через двадцать пойдёт, так что помолись пока. И убыли, довольно гогоча.

И он действительно молился, жить хотелось безумно. Молодой совсем, почти гений, а так несправедливо подыхает. Молился и Богу и Дьяволу, всем подряд, мысленно крича, что готов на всё, чтобы хотя бы лет двадцать ещё пожить. Спустя несколько минут истерик, он закрыл глаза в осознании бесперспективности просьб и приготовился умирать.

Очнулся от ароматного сигарного запаха и лёгкого покашливания кого-то постороннего. Открыв глаза, он упёрся взглядом в невысокого импозантного господина лет пятидесяти в тёмно-коричневом пальто, в туфлях из пятнистой крокодиловой кожи, тёмно-лиловом шарфе и коричневой фетровой шляпе. Он выглядел именно как заграничный господин, а не как новый русский. Смотрел он, не мигая прямо ему в глаза, попыхивая толстой сигарой. Через несколько минут переглядываний, господин словно спохватившись, сделал шаг поближе, и вымолвил с иностранным акцентом, но на довольно чистом русском языке: «Простите мистер Шкуляк! Я, наблюдая за Вами, запамятовал, что Вы не можете сейчас изъясняться ввиду занятости ротового отверстия тряпичным предметом, очевидно кляпом. Давайте я Вам слегка помогу, чтобы Вы могли пообщаться со мной?», незнакомец брезгливо рукой в лайковой перчатке вытащил кляп и отшвырнул его в сторону. «Кто Вы такой?!! Помогите, отдам всё, что захотите! У меня и деньжат немного припрятано осталось. Всё отдам! Знаю где ещё раздобыть можно! Помогите, ради бога!», Борис сипло зачастил, боясь, что незнакомец уйдёт. «Мне деньги не нужны. Полноте, мистер Шкуляк. У меня их достаточно в любой валюте. Но у Вас есть то, что мне действительно интересно: Ваш талант, Ваша воля, в конце концов Ваша бессмертная душа… Гм-гм… Да-да, вы тут посылали сигналы о том, что на всё готовы, чтобы жить и процветать. И Господу, и моему, так сказать, работодателю. Хе-хе… Так как я не вижу представителей первого, а вижу лишь себя, значит мы договоримся, мистер Шкуляк. Не хочу хвастаться, но мы всегда работали и работаем креативно и оперативно. И всегда помогаем, всегда неукоснительно соблюдаем условия контракта, дословно. Но не терпим лукавства, как ни странно. Такая вот юриспруденция, мой друг. Моё имя Вам ничего не скажет. Но, зная Ваш карточный интерес, зовите меня просто мистер Джокер. Ваш персональный джокер, который может Вас сейчас спасти. Решайте только побыстрее, товарный поезд уже начал движение, минут через пять переедет ваше бренное измученное тело». «Да! Да!!! Чёрт с тобой, Да! Я согласен, если Вы не видение и не глюки, я согласен!», Борис затрясся в нетерпении. «Ну, тогда, юноша, Вам придётся подписать некую бумажку и получить свою удостоверяющую вещь. Я развяжу Вам руки, и Вы кровью, да-да, легенды не врут, кровью подпишите договор, а я выдам Вам половину игральной карты…с Джокером. Вторая половина побудет у меня. Когда придёт время, я её предъявлю. И Вы выполните свою часть договора. Вверите себя в мои руки. Учитывая Ваш юный возраст, пусть это будет восемнадцать лет. Вполне достаточно для самореализации и получения удовольствий от жизни. В любой из дней через восемнадцать календарных лет, в течение года я приду к Вам. Но, несмотря на то, что я мистер Джокер, а Вы великолепный картёжник, даже не вздумайте со мной играть, мистер Шкуляк. Я Вас найду везде…», иностранец заботливо сложил подписанную дрожащими руками Бориса бумагу с текстом на непонятном языке, убрал её во внутренний карман и ловко извлёк из нагрудного кармана игральную карту с тёмным джокером, порвал её неровно пополам и небрежно швырнул растирающему руки Борису. «Да Вы наглец, мистер Шкуляк! Я Вам жизнь подарил, а Вы думаете об обогащении, типа дёшево душу продал. Я читаю Ваши мысли. Ценю наглых аферистов. Хорошо, пусть будет Вам успех и удача во всех мероприятиях. Так сказать - бонусы к договору. Лично от меня. Советую попробовать себя в бизнесе, связанном с астрологией, магией и прочей мистификацией. Да и с рельс то отползите хоть чуть-чуть, а то глупо получится, если поезд Вас всё же переедет. Форс-мажор так сказать, а меня оштрафуют. До встречи, мой юный друг и удачи! Она Вас теперь любит…», мистер Джокер медленно и с достоинством зашагал в сторону грузовых терминалов, постепенно растворяясь в предутреннем тумане.

Дальше всё было как в сказке, очнулся он уже в больнице, раны зажили как на собаке за пару месяцев. Открыв салон астрологии и магических карт, через несколько лет он стал одним из самых известных и успешных представителей в профессии. В России как раз начинался бум в таком бизнесе. Его прогнозы и предсказания были самыми точными, сбывались практически всегда, так что в клиентах отбоя не было. И теперь он работал и в Питере, и в Москве, имея клиентскую базу повсюду, в том числе за рубежом. Спустя годы ему стало казаться, что это был сон, действительно сон, а карта в мешочке, - своеобразная таблетка-плацебо, чтобы мотивировать себя.



Настойчивый звонок по видеодомофону вернул его к действительности. Дрожащей рукой он ткнул кнопку связи. С экрана высокой разрешимости на него смотрел ухмыляющийся, попыхивающий сигарой импозантный господин в тёмно-лиловом шарфе и коричневой фетровой шляпе. Приподняв левой рукой шляпу в знак приветствия, он ухмыльнулся и правой рукой вытащил из нагрудного кармана половинку карты. С неё зловеще улыбался тёмный Джокер.

Конец.

07.04.13
ilay


Рецензии