4е измерение. Главы 21-26

Глава 21     Знакомство с консультантом
 


Накануне предстоящей встречи с Андреем Александровичем Козмин обдумывал варианты и детали их беседы. Наверняка его теперешний шеф и научный консультант будет интересоваться, что ему удалось достичь за этот сравнительно небольшой промежуток времени.
А что, собственно, докладывать? Всё время Козмин проводил, осваиваясь на рабочем месте в бюро, или отсыпаясь в своей гостиничной комнате в обстановке полной изоляции от внешнего мира. В принципе, к этому он был морально готов и всё его вполне устраивало.
Вот чего нетерпелось Козмину, так это обсудить следующий этап работы, договориться о консультациях и условиях доступа к базам архивных данных.
Очень важно было убедить Андрея Александровича сконцентрироваться в направлении поисков дополнительных сведений касательно манускрипта. Но сделать это надо бы не навязчиво и осторожно, чтобы не вызвать у шефа лишней подозрительности. 
Других возможностей найти хоть что-то, что поможет воссозданию кристалла и поиску способов его применения Козмин не видел.
Сам манускрипт не вызывал у Козмина сомнений. Козмин был уверен, что геометр, который доказал своими рассчётами уникальность кристалла, тем самым косвенно подтвердил и достоверность манускрипта.
Если бы кому-то нужно было состряпать фальшивку, то сочинить историю про католических монахов было бы не сложно, а вот создать серьёзный математический труд – навряд ли.
Также следовало бы убедиться, не было ли ещё когда-либо попыток кем-то использовать содержавшиеся в манускрипте описание кристалла и рассчёты аббата Хармса. Идея обладать "волшебным кристаллом" могла прийти не только в голову дедушки геометра.
Именно для этого Козмин должен перетряхнуть архивы. А все пусть думают, что он роет землю только ради диссертации.
Не без этого, конечно! Было бы просто чудесно, чтобы в будущем в научных кругах были признаны результаты начатой им работы. Это дало бы ему, как исследователю, приоритетное преимущество и позволило бы застолбить целое научное направление.
Нужно отдать должное геометру, он сделал свой неоценимый вклад, но всё это не имело отношения к исторической науке, к тому же, геометр не успел вообще ничего опубликовать.
Таким образом, если удастся убедить шефа взять манускрипт за основу исследования, то пригодятся и другие мистических факты Первой мировой войны. В результате, всё это можно будет рассматривать не просто как предрасудки, а как некую закономерность, что в свою очередь, позволит обосновать общность и мировое историческое значение этих явлений.
А что ещё нужно для его диссертации?!
 
С этими мыслями Козмин с нетерпением ожидал встречи с Андреем Александровичем.
Но с самого начала разговор пошёл на тему далёкую от задуманного и был больше похож на обмен мнениями и впечатлениями, связанными с пребыванием Козмина в архиве.
Из вежливости поддержав разговор, Козмин попытался перейти к делу, которое волновало его.
Первое, на что он снова обратил внимание Андрея Александровича, был документ из ОГПУ, на котором мелким неразборчивым почерком было что-то написано над замаранным чернилами текстом.
К тому же, как было установлено, сопроводительных бумаг по этому делу при комплекте документов обнаружено не было. Не исключено, что и часть документов могла просто затеряться в хранилищах, или в виду каких-то обстоятельств оказаться в архивах других ведомств.
Хорошо, подумал Козмин,  что он знает о листах, выдранных из манускрипта дедушкой геометра. Это лишний раз убеждает, что нельзя недооценивать пресловутый «случай», способный самые стройные логические умозаключения свести до парадокса, или вдруг обернуться удачей в абсолютно безнадёжных ситуациях.
Следовало понять почему манускриптом занималась  царская «Охранка» и почему чекистами было принято решение о бесполезности манускрипта. При этом, он не был уничтожен, или передан в гражданские учреждения типа музеев, а оказался на полках в архиве спецхрана. Просто отложили это на «потом» и забыли?

Козмин просил Андрея Александровича помочь определиться в способах поиска документов, а также выяснить в чьих всё же руках могла оказаться папка с манускриптом, хранящаяся прежде в архивах охранки, прежде чем она попала к чекистам.
Он ещё раз напомнил, что  комплект был изъят у человека, преследуемого новой коммунистической властью.
Как выяснить кто это был, какое отношение он имел к этим документам, как и почему они оказались у него? И самое главное – для чего использовался манускрипт?
 
 
- А, - усмехнулся Андрей Александрович, - это практиковалось чекистами в те времена. Сначала вербовались и перевербовывались бывшие царские кадры,  интеллигенция, симпатизировавшая новой России.
Тогда они активно использовались для реализации идеи мировой революции, создания активных ячеек интернациональной коммунистической сети зарубежом и пополнения тайной агентуры ОГПУ СССР.

Андрей Александрович не торопясь рассказал, что при этом даже не обходилось без привлечения «энтузиастов» заинтересованных подзаработать. Этим «кадрам», как правило, безразлично было с чьих рук кормиться. Их тоже шифровали, чтобы не засветить. А для страховки пугали разоблачением, да и шлёпнуть никаких трудностей не составляло, о чём им заявляли напрямую.
При всём при этом, бывали случаи, когда некоторые из перевербованых умудрялись всё-таки добровольно признаться в этом своим прежним хозяевам, а те заставляли их вести двойную игру.
Не всегда, но сравнительно быстро это становилось очевидным для чекистов. И «энтузиаста» настигал в лифте, или под лестничным пролётом сердечный припадок, или он сам мог сброситься с моста, или выпасть из окна многоэтажки...

Козмин делал вид, что внимательно слушает шефа, тоскливо размышляя, что тот опять уводит  его от сути вопроса.
Но вдруг Андрей Александрович на короткое время умолк, призадумался.


- Вполне возможно, Владимир Иванович, что именно в 1927 году был перевербован и тот господин, имя которого было замарано на протоколе.
Я думаю, это были времена изгнания Троцкого и начала чисток его окружения. Кое-кого из его соратников тогда устранили, а кого-то удалось переубедить.
Впоследствии перевербованного кадра могли отправить даже в заграничную командировку. Все архивные документы, касающиеся его личности, наверняка были перепроверены, а его персональные данные на них соответствующим образом «откорректированы».

 
Андрей Александрович взглянул на Козмина. Ему хотелось понять как он реагирует на это и, оценив неподдельный интерес, который тот демонстрировал, продолжил рассказывать о том, как чекисты могли в те времена для легенды устроить будущему агенту побег, но чаще для конспирации имитировали расстрел.
 
 
- Да, скорее всего его могли расстрелять, естественно, только по документам.
Могли сымитировать автомобильную, или авиакатастрофу, в которой этот тип якобы погиб с десятком других пассажиров.
Это делалось для убедительности, чтобы всё выглядело достоверно.
А параллельно организовывались открытые публикации с соболезнованиями, «утечки» официальных документов и подобные мероприятия, сведения о которых стекались  ручейками дезинформации в нужное русло.
А то, что на протоколе его данные просто замараны чернилами, этого по тем временам  хватало. Тогда это была обычная практика засекречивания кадров, согласившихся работать на новую власть.
Для некоторых из них готовились новые документы, придумывалась новая биография... Ну, сами понимаете.
Сегодня совсем не сложно восстановить, что на протоколе было написано. Но что нам это даст? Ну, узнаем мы его имя, и что? Досье на него всё равно не подлежат рассекречиванию. Подобные  документы хранятся до сих пор в специальных сейфах, свободного доступа к которым нет даже у меня.
Я вам скажу больше, сейчас хранение документов в сейфах надёжнее. Вот восемьдесят лет лежал этот комплект документов и, пока не стали его оцифровывать, никому никакого дела до него не было.
И вообще, сегодня, в пору глобальной информатизации, когда всё труднее и труднее кого-то законспирировать, работают другие методы. Конспирируется не столько агент, сколько способы извлечения, хранения и передачи информации. Но это не моя и, тем более, не ваша, Владимир Иванович, тема.

Постепенно разговор перетёк на особенности работы разведок тех времён. Козмин, естественно, поинтересовался не имеет ли отношения к манускрипту разведка германцев. Ведь во время Первой мировой они были прямыми противниками царской России.
Логично, что документ на немецком языке, содержащий информацию о таинственном предмете, явно труднодоступном пониманию даже специалистов, мог заинтересовать российскую разведку.


- Да, Владимир Иванович, ваша версия вполне может принята во внимание. Но, как историк, вы знаете как бывают переплетены, казалось бы далёкие друг от друга причины и следствия, как иногда легко можно взять кем-то подготовленное ложное направление поиска. История разведок знает такие комбинации.
Возможно, не германцы, а англичане, или французы разработали и осуществили операцию для заманивания агентуры противника. Такое бывало. А в это втянулись не только вражеские шпионские группы, но и разведки и контрразведки союзных стран. Вообще первенство по такого рода делишкам держит «англичанка».

 
Вдруг Андрей Александрович взглянул на часы и достал из своей папки разграфлённый лист.

 
- Владимир Иванович, вот график консультаций с экспертами. Взгляните и впишите какие вопросы вас могут интересовать на первом этапе и, что вы считали бы наиболее важным, что требует квалифицированного консультативного сопровождения сейчас в вашей работе.
 

- Андрей Александрович, а что я могу понять из этого графика? В нём ни тематики , ни специфики занятий, ну ни-че-го! Что я должен предложить, или какие вопросы могу поставить?
Прежде всего меня интересуют примеры различного рода явлений, акций, описания организаций и персон мистического толка. Также я ищу бытовавшие ритуалы, обряды. Возможно существовали некие предсказания, колдовские действа, связанные с ними мистификации, которые известны были во время Первой мировой и, в какой-то мере должны были, а возможно даже повлияли на отдельные события, или вцелом на ход войны.
Этому посвящена моя работа.
 
 
- Вот и хорошо, вот и прекрасно! Вы делаете работу, значит, должен быть и план вашей работы. Вы ведь по какому-то плану действуете? Вот и изложите его в этом графике. В конце концов у вас уже есть задел по работе. На основании этого сформулируйте и заполните вот эту и эти графы. Эксперту тоже нужно знать к чему готовиться.

 
- Прямо сейчас?
 
 
- Да, прямо сейчас.
 
 
- Хорошо. А я могу у себя в кабинете? Мне нужно взглянуть на мои записи.
 
 
- Нет. Заполняйте при мне, прямо здесь и сейчас. И нечего там обдумывать. Вы практически сейчас только что назвали пункты, по которым хотели бы получить консультацию. Давайте, пишите, вот вам ручка, заполните бумагу – и свободны!
 
 
Козмина внутренне просто корёжило от подобного подхода. И хотя он старался не подавать виду, про себя он послал своего шефа-солдафона к чёрту, недоумевая в чём причина такого отношения к нему и почему ставятся такие условия.
Насчёт «солдафона» он, конечно, переборщил, в чём сам себе тут же признался.
Хитрой бестией и ещё интеллигентным цинником – да, именно таким представлялся ему Андрей Александрович.
Да что было делать – улыбнувшись, Козмин быстро заполнил бумагу и подвинул листок в направлении шефа.


- Вот видите, Владимир Иванович, совсем не больно. А вы артачились. – Андрей Александрович с брезгливым выражением лица двумя пальцами взял за уголок листок, встал из-за стола и направился к выходу. – Идёмте, Владимир Иванович, познакомлю вас с одним интересным человеком.
 
 
- Вы же, вроде, сказали, что я буду свободен, – послушно следуя за шефом, пробурчал не удержавшись Козмин.
 
 
- Будете, будете. С этим человеком кое-кому за честь быть знакомым. Идёмте, с ним вам какое-то время придётся работать, так что отнеситесь предельно ответственно к предстоящим встречам. Это я вам на будущее совет даю.
 
 
- О боже! Ну чего страсти нагнетать, – усмехнулся про себя Козмин. – Прямо посвящение в масоны. Ну чем таким меня можно удивить?


Они долго шли по длиным однообразным корридорам, переходам, поднимались и спускались по лестничным маршам, прошли пару пропускных пунктов и, наконец, очутились в небольшой комнатке чем-то напоминавшей кабину лифта с автоматически раздвигающимися дверями. Большую часть этого помещения занимал стол и несколько стульев.
Заняв место за столом, Козмин с интересом оглядывал голые стены помещения, удовлетворённо отметив хорошую вентиляцию и мягкое освещение.
Андрей Александрович вскоре ушёл, пообещав по окончании беседы прислать за Козминым сопровождающего на обратный путь.

Ждать пришлось не долго, в автоматически открывшуюся дверь вошёл среднего роста, ничем особо не примечательной наружности мужчина ещё не пожилого возраста.
Вошедший поздоровался и, присев за стол с противоположной от Козмина стороны, представился, назвав только своё имя-отчество.
Виктор Михайлович, так звали вошедшего, вчитался в листок заполненный Козминым.
 
 
- Владимир Иванович, - начал эксперт, оторвавшись от чтения, - я предварительно ознакомился с кратким описанием того, что вам удалось уже исследовать по теме вашей работы.
Думаю, что смогу быть в чём-то полезен вам в дальнейшем.
И, хотя в списке интересующих вас вопросов, - эксперт приподнял со стола исписанный Козминым лист, - вы затронули темы общего плана, мне известно основное направление ваших изысканий. Я имею в виду дело под кодовым названием «Документ».
 
 
Беседа, как показалось сначала Козмину, не была рассчитана надолго. Эксперт сразу после вступления перешёл к разговору о тематике и порядке проведения консультаций.
Занятия предусматривались на «удалёнке» по компьютерной видео и аудио связи. Исключение составляло только, если понадобится встретиться лично для работы с документами в архиве, или что-либо подобное.
То же самое предусматривалось и для совещаний с другими специалистами и техническим персоналом.
Оборудование и вообще всё, что нужно для этого, имелось в рабочей комнате Козмина. Это его вполне устраивало, избавляя от нудного хождения по переходам и корридорам.
Козмину показалось, что на этом они уже готовы были закончить и он собрался было связаться с Андреем Александровичем, когда его собеседник вдруг спросил:
 
 
- Владимир Иванович, вы как историк, что думаете по поводу «Документа»?
Насколько он достоверен с точки зрения исторической науки? Не может ли это быть некоей подтасовкой? Известно немало случаев, когда какой-то артефакт в конце концов оказывался банальной подделкой.
 
 
- Знаете, Виктор Михайлович, насколько мне известно, историческую экспертизу «Документ» не проходил. Но, я могу сказать, что по описанным в нём историческим событиям, вполне достаточно совпадений с тем, что однозначно признано современной академической наукой.
Это мне говорит только об одном – если это и подделка, выполнена она в историческом аспекте весьма грамотно. Не подкопаешься.
Мне известно, что манускрипту ещё предстоит техническая, в том числе почерковедческая экспертиза.
Точно не могу сказать, но думаю, возьмут на исследование бумагу, состав чернил, чтобы определить их подлинность по соответствию первой половине шестнадцатого века.
Я полагаю, именно к этому времени относится создание этого артефакта.
А вообще, конечно, следовало бы ещё историко-лингвистическую экспертизу провести, что могло бы тоже подтвердить, или опровергнуть соответствие языка тому времени.
Но это долгая песня и большие трудозатраты, и как следствие - стоимость вопроса.
А нужно ли всё это для моей работы? Знаете, меня больше интересует то, что я отметил в поданной вам бумаге.
Мне вообще не требуется доказательство достоверности манускрипта на всю историческую глубину.
Мне достаточно того, что в канун Первой мировой этот артефакт уже стопроцентно существовал. Это доказано и перепроверено.
Я ведь исследую события именно этого периода. Для меня важно выяснить какую роль он играл тогда. Для чего использовался и кем.
Надеюсь, вы мне поможете в определении направления поисков, я очень на это рассчитываю.


- Конечно, -  откликнулся Виктор Михайлович, - возможно, что-то подыщем. С другой стороны, вам было предложено углубить с моей помощью ваши познания в части специфики работы спецслужб противоборствующих стран на арене Первой мировой войны в Европе.
Прежде всего имеются в виду структуры и деятельность английской, германской, российской, французской разведок и контрразведок. Ну, как бы небольшой экскурс в эту тему.
Это дало бы возможность лучше понимать нам не только друг друга, но и видеть более отчётливо всю панораму происходящего в то время.
Может, это подскажет вам для чего могли использоваться в шпионской деятельности предметы такие как «Документ».
Примеров использования вещей подобных «Документу», в том числе культовых и окультных, не так уж и мало.


- Виктор Михайлович,- это одно из моих существенных пожеланий, то, ради чего я стремился попасть сюда. Мне обещали помощь в этом. Короче, с чего предлагаете начать? Что я должен буду сделать, подготовить?


- Да, собственно, ничего такого особенного. Я постараюсь осветить важные моменты и особенности мной уже упомянутых активных на тот период разведок. Ну, а по ходу вы всегда сможете задать мне вопрос, высказать своё отношение к предмету наших занятий.
С чего хотите начать? Англия, Франция?


- А давайте Германию!


- Ну, Германия, так Германия.




Глава 22    Германская агентурная разведка.
 
 
 
Вскоре состоялось первое запланированное занятие. Ровно в назначенное время Козмин сидел у монитора в рабочей комнате, похожей на хорошо оснащённое бюро, ожидая появления своего консультанта. Ждать пришлось недолго. На экране появилось знакомое лицо Виктора Михайловича. Они доброжелательно поприветствовали друг друга.
 
 
- Владимир Иванович, - начал Виктор Михайлович, - без сомнений, вам знаком период правления прусских королей Фридриха Вильгельма I и его сына Фридриха II ?


- Виктор Михайлович, а могу ли я узнать какое отношение имеет правление этих прусских королей к событиям Первой мировой войны? Если мне не изменяет память, последний из них почил в бозе за сто пятдесят лет до её начала.


- Владимир Иванович, имеет, поверьте! Напомните, что там было.


- Хорошо, Виктор Михайлович, попробую. Но сразу оговорюсь, абсолютно всё я, конечно, знать не могу, но то, что король Пруссии Фридрих Вильгельм I из династии Гогенцоллернов был многодетным отцом, я знаю.
Ни мало – ни много, а король обзавёлся – 14-ю детьми, и все они родились от его единственной и любимой жены Софии-Доротеи Ганноверской, дочери короля Англии Георга I.
Другой большой страстью короля Фридриха Вильгельма I была его армия.
Правда, надежды короля сделать настоящим воином своего сына, наследного кронпринца, появившимся на свет вторым ребёнком, поначалу себя не очень оправдывали.
Дело в том, что в детстве и юности Фриц, как тогда звали маленького наследника трона, предпочитал воинскую муштру танцам, обожал музицировать и охотно занимался философскими науками.
Помнится, в восемнадцатилетнем возрасте Фриц даже чуть было со своим другом не сбежал от своего папаши в Англию.
Времена были жестокие, милосердие было не в чести и папа-король приказал казнить его незадачливого  друга, а раскаявшегося Фрица через несколько лет женил на нелюбимой, или как у нас  говорят – постылой ему принцессе Брауншвейгской, дочки герцога Брауншвейгского.
От неё, что удивительно, у Фрица вообще не было детей, хотя у её папаши-герцога  родилось их аж 18!
Что тут скажешь, родители Фрица и родители его жены действительно явили пример плодовитости!
А что касается кронпринца, трагическое обстоятельство с женитьбой перевернуло ход его дальнейшей жизни, потому как он чуть ли не сразу отправился на войну.
Там он довольно успешно сумел показать себя в деле, заслужив похвалы военачальников.
Правда, злые языки утверждали, что его первоначальному успеху способствовала его способность нравиться мужчинам. Но стоит ли доверять этому, ведь в кругу его знакомых немало было врагов и завистников.
В последствии, в доказательство его полководческого таланта и в знак признания его самым знаменитым правителем Германии, Фриц удостоился быть увековеченным в мировой истории под именем Фридрих II Великий.
На основании этого мы можем утверждать, что не столько конвеерное деторождение, а неистребимое стремление к славе говорит в пользу великих побед и свершений. Таков был король Пруссии Фридрих II Великий!


- Ну что же, Владимир Иванович, я не ожидал от вас именно такого разворота в описании того периода, хотя было интересно.
Так вот, кроме всего прочего, Фридрих П Великий был причиной небывалого успеха, скрупулёзно создаваемой им системы разведок. В частности, системы германской зарубежной агентуры, действовавшей не только во время войн, но и в мирное время.
Сподвигла его к этому другая способность - видеть всех своих соседей и союзников, и даже весьма удалённые государства будущими противниками.
 
 
- Извиняюсь, Виктор Михайлович, мы ведь знаем, что не столько при Фридрихе Великом, сколько при объединителе германских земель - первом канцлере Отто Бисмарке, то есть сто лет спустя, расцвела система немецких тайных структур, поставлявших из других государств самую разнообразную информацию, начиная с описания особенностей быта простого люда, до стратегически важных сведений.


- Действительно это так, - согласился эксперт,- но заложил краеугольный камень в фундамент и выстроил стены здания этих структур Фридрих Великий!
А Бисмарк, вынашивая планы покорения Европы, начинал, кстати, с копирования французской тайной полиции.
Правда, быстро переориентировался и приступил воссоздавать структуру своего знаменитого предшественника, с закрепившимся до наших дней названием «агентурная разведка».
Как известно, Бисмарк начал осуществление своих захватнических планов с соседней Австрии. Он поручил развить сеть доносителей на территориях, составлявших периферию Австро-Венгерской империи.
Постепенно эта территория была покрыта сетью тайных немецких агентов, по преимуществу прусских подданных. А дальше пошло-поехало.
В результате, успешно завершив военную кампанию в Австрии, Бисмарк положил глаз на другого соседа — Францию.


На просьбу Козмиина более конкретно объяснить, что такое есть агентурная разведка, Виктор Михайлович удивлённо приподнял бровь.
 
 
- Владимир Иванович, а о чём мы только что говорили? Мы назвали уже не только задачи агентурной разведки, но даже кто и как их призван исполнять. Ну, если настаиваете, могу коротко сформулировать понятие «Агентурная разведка».
Если хотите, это один из способов разведывательной деятельности лицами засланными, или завербованными на территории вероятного, или действующего противника. Удовлетворены? Идём дальше?
 
 
Козмин, получив «щелчёк по носу» решил пока больше не задавать вопросов, сосредоточившись на рассказе Виктора Михайловича, изобилующего интересными фактами, о которых он не знал.
Одно только то, что на территории Франции за короткое время было внедренно, или завербовано около двух десятков тысяч не связанных между собой немецких тайных агентов, вызвало у Козмина неподдельное удивление.
Он не понимал, как могла быть сформирована такая масса агентов, где было напастись хотя бы мало-мальски подготовленными, или достаточно образованными людьми, способными успешно выполнять возложенные на них довольно специфические функции и при этом не быть разоблачёнными?
Он едва удерживал себя от желания расспросить кто были эти люди, как они закреплялись и что обеспечивало успех их деятельности.
 
 
- Скорее всего, - думал Козмин, слушая Виктора Михайловича, - над всем этим скопищем не связанных между собой агентов, должна была стоять небольшая, но чётко структурированная, хорошо законспирированная группа профессионалов, которая координировала деятельность и собирала сведения от них.
Чем-то всё это похоже на семейство пчёл, собирающих нектар с разноцветья и доставляющих его в ульи, в которых собранное перерабатывалось в мёд, то есть в продукт годный к потреблению.
 
 
Чуть позже Виктор Михайлович подтвердил догадки Козмина, пояснив, что в качестве рядовых агентов действительно привлекались простые люди.
Что неподдельно удивило Козмина - в большинстве своём это были женщины. Они нанимались в качестве прислуги в состоятельные дома, кафе и рестораны, пивные и гостиницы.
Само собой, традиционно не были обойдены вниманием проститутки и чиновники. Ещё использовались агенты под видом туристов, а также торговый люд, служащие предприятий и контор.
Не меньшее удивление вызвало у Козмина и то, что практически все агенты были этническими немцами.
Выслеживать, выведывать, тайно встречаться со связными, передавть секретную информацию - ради чего стоило так рисковать? Что могло понуждать их выполнять смертельно опасную работу против страны, в которой они уже пустили корни и жили не хуже самих французов? Ведь при разоблачении каждого ждала виселица.
Думая об этом, Козмин продолжал внимать рассказу Виктора Михайловича, который описывал серьёзность и обстоятельность подготовки германцев к войне.
Особый интерес представляло то, как велась работа по дискредитации Франции в глазах её возможных союзников.
Не секрет, что больше всех Бисмарку мешала Россия. Также известно, что французский император Наполеон Ш очень хотел улучшить отношения с русским царём Александром П и лично прикладывал к этому определённые усилия.
Чтобы отбить желание русских вступиться за французов, германцами была подготовлена тайная операция с покушением на царя, частью которой явилась оголтелая трескотня подкупленных газетчиков и разогрев протестных настроений мигрантов из Польши.

Козмин неплохо знал детали этой истории, но эту версию покушения на царя, организованного немцами, он услышал впервые.
 
 
- Что, Владимир Иванович, удивлены? Вам, вероятно, известна только расхожая версия о польском мстителе одиночке?
 
 
Действительно в то время все газеты и официальные донесения утверждали, что в Париже на русского царя Александра П, прибывшего по приглашению французского императора Наполеона Ш, было совершено покушение 20-летним мигрантом из Польши.
Действовал он, якобы, из патриотических побуждений и ещё из-за того, что после подавления русскими войсками Польского восстания его семья была сослана в «места не столь отдалённые».
 
 
- Позвольте, Виктор Михайлович! Но, в подавлении Польского восстания активно действовали не только русские войска, а и прусские, - не удержался Козмин, - ведь Польша в то время была разделена между Россией, Австро-Венгрией и Пруссией. Причём, при разделе германцам досталася жирный кусок Польши. Это знает каждый школьник.
 
 
- Закономерное замечание! По логике, поляк должен был стрелять прежде всего в германского кайзера, который ехал в карете, следующей сразу за царской. Но теперь–то мы точно знаем кому это было нужно и кто приложил к этому свою руку. У нас есть все основания утверждать это.
Важно одно, в итоге, отношения России с Францией окончательно испортились. Вы можете возразить, мол, чему там было портиться? Ведь французы всегда поддерживали поляков, что, естественно, портило отношения с русскими.
Только нам также достоверно известно, что мыслей о замирении с французами у царя особо не было.
Царь Александр П тогда просто воспользовался приглашением приехать в Париж, чтобы подальше от глаз своей царственной супруги встретиться со своей любовницей. Даже после покушения он ещё две недели открыто тешился с нею в парижских аппартаментах и потом не постеснялся забрать её с собой в Петербург.
 
 
- Да, эта история имеет определённый оттенок, - согласился Козмин, - но всё-таки это был официальный визит, все запланированные официальные мероприятия соответствовали нормам дипломатического протокола на самом высоком уровне. Можно представить себе, что бы произошло, если бы покушение удалось! Война России с Францией была бы неизбежна.
 
 
- Владимир Иванович! Мы можем только предполагать, что случилось бы и куда развернулись бы оглобли истории. И хотя мы знаем тогдашнюю расстановку сил и намерения игроков в этой игре, мы никогда не узнаем каков у Бисмарка был план «Б». А он вполне мог быть. Просто в нём не было надобности.
А вот спустя тридцать с небольшим лет после этого покушения, такая надобность возникла.
Точно также в сербском Сараево некий националистически настроеный студент-недоучка со своими подельниками совершил покушение на австрийского эрцгерцога.
И что вы думаете, приёмчики сняты прямо под копирку с парижской операции! Разница только в том, что в этот раз провокация не оттолкнула, а втянула Россию в войну.

 
Эти факты, конечно, были известны Козмину. Он отлично помнил как развивалась и закончилась эта история. Единственно, что натолкнуло его на размышления, была фраза Виктора Михайловича – «приёмчики сняты прямо под копирку с парижской операции».
Козмин, собирая материалы для своей диссертации, недавно ещё раз усердно проштудировав этот период истории, знал, что группа сербских террористов состояла из шестерых человек, а не из одиночки мигранта.
Но в остальном сходство действительно было.
Все они знали, что идут на верную смерть и готовы были к этому. Сербским ребятишкам как бы для верности кто-то заранее выдал смертельную отраву, которую они после убийства эрцгерцога и его жены сразу проглотили, но которая почему-то ни на кого не подействовала.
Совпадение ли это, что сербы, как и польский террорист, а действительно ли он был одиночка, многие исследователи до сих пор ещё спорят, были схвачены живыми и допрошены?
Для чего нужны были изобличающие факты и доказательства, что покушавшиеся не сумасшедшие и пошли на это преднамеренно?
По результатам расследования основными мотивами покушений были их патриотические побуждения.
Исполнители обеих покушений - очень молодые люди, фанатично и решительно настроеные, наивно полагающие, что таким способом сразу всё преобразуется самым наилучшим видом.
А получилось хуже некуда – Австро-Венгрия мгновенно объявила войну Сербии, Германия тут же – России, а дальше пошло по принципу домино, таким образом ввергнув в смертельный вихрь Первой мировой войны 38 стран.
 
Козмину было ясно куда клонит эксперт, но ему уже начинала претить навязанная им манера этой беседы. У него возникло желание перехватить инициативу и попробовать отбить у своего собеседника охоту загадывать ему ребусы.
 
 
- Виктор Михайлович, я понимаю, вы подводите меня к мысли, что инициаторами, или, как сейчас говорят, заказчиками покушений были не эти молодые люди. Ну, а если отбросить ширму состоящую из этих жалких недорослей, кто таится за ней? Ваша версия, зачем и кому нужно было втягивать Россию в войну?
 
 
- Справедливый вопрос. Вы удивитесь, но заказчика нашли. Был схвачен некий полковник, начальник сербской разведки. Его чуть ли не сразу же казнили, но поскольку он являлся официальным государственным лицом, оснований для объявления войны оказалось вполне достаточно.
Ну не будете же вы так наивны, чтобы задаваться вопросом кто стоял за спиной этого полковника?
Но, давайте, всё по порядку. Вернёмся к событиям франко-прусской войны. Её развязали через несколько лет после неудавшегося покушения на русского царя.
Для начала кампании всё-таки нашёлся подходящий повод.
Пусский король как бы вынужден был принять вызов французского императора Луи Наполеона Ш, а закончилось всё, в итоге, полным поражением Франции.
Кстати, Россия осталась тогда нейтральной.
Для более полного понимания причин произошедшего вспомним, что за личность была император Луи Наполеон Ш Бонапарт.
 

Виктор Михайлович не торопясь и обстоятельно повёл рассказ о том, что будучи родным племянником знаменитого завоевателя Наполеона I Бонапарта, император Луи Наполеон с малолетства испытывал дефицит родительского тепла. Что-то не заладилось в семье его родителей и вскоре они разлучились.
Кроме того, благодаря всё тому же дяде Наполеону I Бонапарту, доживавшему свои годы в заключении на острове Святой Елены, всем остальным из семьи Бонапартов было запрещено жить во Франции, и мамаша с маленьким Луи, перебралась в Швейцарию.
Как только Луи подрос, она, снабдив его деньгами отослала путешествовать, потому образование у него было не регулярным, а знания лоскутными.
Тем не менее, он освоил несколько европейских языков, знал историю войн и революций случившихся в своё время во Франции, а затем, поступив в военную школу и, закончив её,  за несколько лет дослужился до звания капитана шверцарской армии.
На этом его армейская эпопея на время оборвалась, хотя до конца жизни Луи любил красоваться в военных мундирах, более предпочитая генеральские.
Впрочем, до ношения генеральских мундиров предстояло ещё многое, в то время как неудачи просто преследовали молодого Бонапарта.
Он ввязывался в разные политические авантюры, то помогая свергать Папу римского в Италии, то пытаясь захватить французский престол. При этом, он терпел фиаско за фиаско.
Ему грозила смертная казнь за его проделки, но, будучи помилованным, сосланый за тридевять земель, он сбежал и предпринял вторую неудачную попытку свержения ненавистного ему короля Филиппа I.
И на этот раз французский суверен, хотя просто мог казнить Луи, засадил его на пожизненно в крепость.
В заключении Луи провел томительные 6 лет отнюдь не строгого режима.
Как ни странно, его могли посещать друзья, он вёл свободную переписку, занимался самообразованием, писательством на социально-экономические темы. Его даже издавали, так как он сумел своими работами, призывавшими к всеобщему равноправию и социальной справедливости, обратить к себе внимание социалистов.

Виктор Михайлович вгляделся в Козмина, желая убедиться, что тот его внимательно слушает и с улыбкой продолжил.
 
 
- Ну, на чём ещё засветился Луи на первых порах? Как видим, с планированием деторождения в те времена дело обстояло плохо. Был ли это чисто медицинский фактор, или морально-этический, не берусь судить, но будущий император Луи Наполеон Ш отличился, как впрочем и многие королевские особы до него, необыкновенной тягой к прекрасному полу.
Хотя, если внимательнее приглядеться к этой линии жизни Луи Наполеона, то эта тяга не всегда была избирательной и соответствовала его статусу.
Приходилось в стеснённых обстоятельствах соглашаться на подачки судьбы.
В итоге, отбывая заключение в крепости, он удосужился стать отцом двух сыновей, рождённых от него тюремной горничной.
 
 
- Виктор Михайлович, я не понимаю, зачем вы мне это всё рассказываете? Какая здесь связь с организацией системы германской разведки и вообще с событиями Первой мировой войны?!
 
 
- Владимир Иванович! Не перебивайте меня, пожалуйста. Скоро мы дойдём и до организации разведки. Лучше напомните, что там было дальше с Луи.
 
 
- Да что с Луи? – начал недовольно Козмин, - Он, как всегда, не отсидев положенного ему пожизненного срока, пускается в бега, причём, при содействии той же горничной и друзей.
Вскорости он оказывается в Италии, где его ждало наследство, оставленное его отцом, отошедшим в лучший мир незадолго до побега Луи из крепости.
 
 
- Владимир Иванович, - перебил Козмина Виктор Михайлович, - здесь мне хотелось бы сделать ещё кое-какие уточнения.
Луи сбежал, но в заточении остались его многочисленные сторонники, осуждённые за попытку свержения короля Франции. Это первое.
А второе, на что я прошу обратить внимание – в том же году Луи очутился в Лондоне.
Там он вступает в любовную связь с известной актрисой, вращавшейся в высших слоях общества, и по её протекции обзаводится нужными для его дальнейшей деятельности связями.
При этом, артистка то ли без ума от любви, толи просто без ума, якобы передаёт Луи своё немалое состояние и даже деньги за заложенные драгоценности, плюс Луи достаются внушительные средства от пожертвований новых влиятельных знакомых.
И как следствие - всего через пару лет, подогретое усилиями активистов, кем-то весьма щедро проплаченными, во Франции зреет всеобщее недовольство правлением короля Филиппа I.
Затем происходит революция, из заключения освобождаются соратники Луи и власть переходит к республиканцам.
 
 
Виктор Михайлович снова спросил знает ли Козмин, что было потом, и тот вынужден был продолжить свой рассказ, максимально лаконично, почти с иронией описав последующие события.
 
 
- Потом Луи возвращается в Париж, а смытый протестной волной, теперь уже бывший король Франции Филипп1, выныривает, кто бы подумал – в том же Лондоне!
А вот дальнейшие события развивались таким образом - чуть позже Луи, ратуя за права и свободы простого народа, пробирается в парламент новой французской Республики, затем тем же демократическим путём избирается президентом Франции.
На этом этапе у Луи вдруг происходит очевидная трансформация убеждений и, при поддержке единомышленников, путём госпереворота он, наконец, меняет конституцию и объявляет себя императором.
Это был завершающий кульбит на его пути к Олимпу власти и могущества. Между тем, попутные тропы его восхождения, составляли отнюдь не тайные интрижки, следствием которых явилось появление на свет ещё троих внебрачных детей от его любовниц.
Однако, ему, Луи Наполеону Ш Бонапарту, очень нужно было жениться, поскольку непристало императору Франции быть без законной супруги.
Само собой, все предыдущие любовные связи не вписывались в нынешнее положение коронованного Луи и были отдалены от его персоны.
Мешало одно только «но» - его репутация жениха в королевских и даже графских домах Европы была сильно подпорчена, и потому многочисленные попытки сватовства до поры не имели успеха.
И всё-таки достойная по роду и званию кандидатура на императрицу нашлась и таинство бракосочетания состоялось.
Но тут темперамент Луи налетел на холодность и сдержанность теперь уже законной супруги, которая родив единственного наследника престола, фактически сразу отлучила Луи от супружеского ложа.
Неунывающий Луи пустился порхать дальше, опыляя цветки на других клумбах, в то время как его супруга начала энергично вмешиваться в государственные дела, а Луи, часто попадая под её влияние, принимал опрометчивые решения, что привело к ослаблению положения страны и, в конечном итоге - поражению Франции во франко- прусской войне, пленению его самого и краху монархии.
 Вот это в кратце и есть описание событий того периода и жизненного пути одного из ярчайших представителей европейской аристократии всех времен, – закончил свой рассказ Козмин, едва скрывая от собеседника своё раздражение.
 
 
- В целом, Владимир Иванович, описание получилось, как бы сказать - довольно оригинальное.
Хотя интуиция вас не подвела, она не дала нам утонуть в подробностях всей череды событий и открыла возможность подобраться к существенным выводам и точкам дальнейшего обзора ситуации.
Итак, отмечаем наиболее отчётливо проявившиеся три факта, влиявшие на крутые повороты европейской и мировой истории:  Лондон - политические связи - огромные деньги.

Что касается Луи, то в плену у германцев, как известно, он пробыл сравнительно недолго.
Заметьте, он был действительным кавалером более полусотни высших орденов иностранных государств, из них только дюжина - германских княжеств и королевств, в том числе и Пруссии.
Соответственно этим свидетельствам принадлежности Луи Наполеона Бонапарта к влиятельным орденским сообществам Европы, он пользовался в плену существенными привилегиями. При этом, конечно, учитывалось и его королевское происхождение.
Всё это поспособствовало не только достойному содержанию в неволе, но и скорейшему освобождению и воссоединению бывшего монарха с его семьёй.
Но, протянул он на свободе не долго.
Страдающий уже немалым набором болезней, по одной версии он умер от геморроя, по другой - от острой почечной недостаточноности.
Каждый из нас может задать себе вопрос, а не является ли совпадением то, что нарастающий темп обострения болячек Луи проявился в течении всего нескольких лет после женитьбы?
Ведь в немалой мере из-за пошатнувшегося здоровья, как вы правильно отметили, Владимир Иванович, он и ослабил ведение государственных дел, передоверяя их жене.
Возможно, это тоже совпадение, но именно жена склонила Луи Наполеона к объявлению войны Германии, закончившейся позорным поражением французов.
Немаловажно и то, что супруга Луи по матери англичанка, сразу же после поражения французов в решающем сражении, а по некоторым сведениям - ещё накануне этих событий, собралась и с сыном срочно выехала туда, куда позже из плена направится помирать бедный Луи – в Лондон!
А ещё через несколько лет Россия, состоявшая в то время в более-менее нормальных отношениях с Германией и Австро-Венгрией, в споре из-за территорий на Балканах вынуждена была отказаться от своих притязаний. И это было только начало.
Образовалась новая коалиция стран, в которую путём ловкой дипломатии вошла Англия, могущество и интересы которой повсеместно укреплялись и расширялись, а Россия пока не вписывалась в её планы.
На этом я хотел бы прерваться и предложить вам, Владимир Иванович, продолжить тему на следующем занятии. До свидания!
 
 
Экран монитора перед Козминым опустел. Ошарашенный резким окончанием занятий, он с минуту неподвижно сидел, мысленно перебирая детали этого мероприятия.
Потом он ещё раз прослушал запись того, о чём шла беседа, встал и поплёлся к себе в номер. Всё его существо бушевало от возмущения.

 
- Какого хрена! Я что им, в самом деле! – клокотало у него внутри, - Детский сад устроили! Чёрт знает на что время ушло!



Глава 23     Проверка на вшивость
 
 
 
- Ну, что, товарищи, мы должны решить как нам быть с кандидатурой исполнителя под ником «Брамс», - генерал бросил косой взляд в папку личного дела Козмина и с расcтановкой произнёс, - ... в условиях проведения операции «Кристалл».
 
 
Генерал ещё раз заглянул в папку и после минутного раздумья продолжил, обратившись к руководителю проекта.
 
 
- Кодовое название операции мне понятно. А почему в учётной записи исполнителя фигурирует ник «Брамс»? Почему не «Хармс»? Поясните, Андрей Александрович.

 
- Разрешите, товарищ генерал! - с готовностью отозвался Андрей Александрович. - Мы исходили из того, что монах Брамс, согласно первоисточнику, по стечению обстоятельств первым непосредственно имел отношение к таинственному кристаллу. Он же и доставил его аббату Хармсу, хотя был послан исполнять совсем другое его поручение.
Важно отметить, что не зная основных деталей и смысла порученного ему задания, монах Брамс действовал, говоря на нашем языке – «втёмную».
Учитывая выше сказанное, нами после всестороннего изучения кандидатуры на исполнителя для операции «Кристалл», сделан следующий вывод – данный кандидат может использоваться только «втёмную», именно поэтому мы и остановились на нике «Брамс».
 
 
- Андрей Александрович, обоснуйте таки внятно, почему вы решили использовать исполнителя «втёмную». Но, в первую очередь, коротко изложите организационную суть данной операции. Цель и значение её мне понятны.
 
 
- Товарищ генерал, мы запланировали операцию, состыкованную со структурой Интернет. В связи с этим возникла необходимость присвоить исполнителю «ник».
Таким образом, ник «Брамс» - это не только псевдоним исполнителя, но и имя пользователя сети.
Интернет, также как и другие ресурсы, в том числе людские, будут объединены системно под нашим полным контролем, практически в режиме реального времени.
Исполнитель не догадывается и вообще ничего не должен знать о своей роли в проводимой нами операции.
По плану операции предусмотрено, что исполнитель, после того как мы его отпустим, самостоятельно проявляет инициативу поиска, чтобы добыть нужную ему информацию. Он как бы действует в своих собственных интересах и под своим настоящим именем,
а мы всеми способами тайно отслеживаем предпринимаемые им шаги, контакты и, соответственно, всё, что ему удастся нарыть.
В чём-то, при необходимости, мы даже можем, не проявляя себя, помогать ему.
С нашей стороны о исполнителе знает ограниченный круг лиц, а ник «Брамс» фигурирует, помимо названной сети, только в оперативном и техническом планировании, управлении и сведениях.
Что касается технической части операции, более подробно может доложить начальник технического отдела управления. Он с нами на видеосвязи.
 
 
- Позже. – отклонил инициативу Андрея Александровича генерал. - Я прошу доложить кратко характеристику личности кандидата.
 
 
- Разрешите в таком случае передать слово для доклада ведущему специалисту управления кадров майору Нарбековой.
 
 
- Разрешаю, - отозвался генерал.
 
 
- Подробная справка о проведенном исследовании, - начала Нарбекова, - итоговые результаты и полная характеристика личности кандидата содержится в материалах представленного вам доклада.
Я приведу сейчас только психологический портрет, составленный на оценках личности кандидата, учтённых затем при разработке операции «Кристалл».
Итак, темперамент кандидата уравновешенный; что соответствует несколько инертному типу его нервной системы.
Данному кандидату присуща целеустремленность, активность, увлеченность, энергичность, терпеливость, отзывчивость.
Указанные особенности темпермента отражены в чертах его характера, таких как, склонность к творчеству, трудолюбие, добросовестность в работе, ответственность, инициативность.
В то же время, ему характерны черты педантизма. Он тщательно обдумывает свои действия, пунктуален, аккуратен.
К этому можно отнести также наблюдательность, внимательность, собранность, особенно в условиях внешних ограничений, таких, например, как обязанности, обусловленные его профессиональной деятельностью и тому подобное.
Он решителен и настойчив в достижении поставленных целей.
К его способностям можно отнести также гибкость ума, высокую работоспособность и продуктивность умственной деятельности.
Относительно невысокая способность кандидата быстро ориентироваться в сложных ситуациях отчасти компенсируется его предусмотрительностью и рассудительностью.
Кандидат обладает высоким уровнем интеллекта, соориентированого на гуманитарные сферы. Тем не менее, кандидат многосторонне эрудирован, хотя не имеет глубоких знаний и умений в технических областях, так же как в естественных и точных науках.
Кандидат способен управлять эмоциями, чаще всего умением скрывать их. Стрессоустойчив к неблагоприятным воздействиям среднего уровня интенсивности и длительности.
 
 
- Ну, прямо-таки готовый Джеймс Бонд, - перебил докладчицу генерал. – Я просил доложить коротко, а вы мне здесь лекцию читаете. Товарищ майор, переходите к заключительной части.
 
 
- Товарищ генерал, по итогам анализа испытаний, в том числе проведенных с применением аппаратно-технических средств в условиях осознано-контролируемого, а также в искусственно бессознательном состоянии испытуемого, сделаны выводы и соответственно им рекомендации.
 
 
- Товарищ майор, - снова перебил докладчицу генерал, - уточните, что конкретно имеется в виду под использованием названных вами аппаратно-технических средств.
 
 
- Уточняю. Условно осознанные – это испытания, проведенные на полиграфе в бодрствующем состоянии кандидата. Во втором случае исследования проводились в условно бессознательном состоянии кандидата, то есть под воздействием специальных медицинских препаратов.
При этом, в обеих случаях показания не всегда совпадали. Попытки использовать гипноз тоже не дали однозначного результата.
Всё это может говорить о том, что испытуемый способен жить двойной жизнью. Кандидат скрытен, хотя умело это маскирует.
Он способен из соображений собственной выгоды, или реализации собственных целей утаивать важные знания и вести двойную игру.
Это, безусловно, должно быть учтено при выборе способа контроля за его действиями.
Что ещё важно. При внешнем управлении и открытом контроле его действий в ходе операции, кандидат склонен к потере мотивации и скрытому отказу от активной и эффективной работы.
Тоже самое необходимо учитывать и при попытке включить его в группу, тем более в подчинённом качестве.
Способность к групповому взаимодействию может быть реализована, только когда он стоит над коллективом. Это закрепилось в нём в процессе профессиональной деятельности преподавателя и руководителя студенческих коллективов.
Тем не менее, он всё-таки способен подчиниться и работать в режиме ведомого. Корректирующим моментом в этом случае может стать его уверенность, что его деятельность послужит делу всеобщего блага. Это характерно для психологии сознательного учённого, сформированных критериев самооценки.
Ещё один важный стимул деятельности человека науки основан на признании его достижений и личного вклада в прорывной результат в области новых знаний.
Негативная сторона этого варианта в том, что потребуется немало усилий и времени на подготовку.
Также не будут эффективны материальное стимулирование и принуждение, например, использование запугивания, угроз касательно его привязанностей, значащих для него жизненных обстоятельств и субьектов, например, членов семьи и т.п.
Доклад окончен. Готова ответить на вопросы.
 
 
- Благодарю, вопросы потом. На сегодня совещание закончено. Все свободны. Андрей Александрович, а вы останьтесь.
 
 
Как только присутствовавшие покинули комнату для совещаний, генерал подсел поближе к Андрею Александровичу и они как старые приятели продолжили беседу.
 
 
- Андрей Александрович, а если этот ваш Брамс по каким-то причинам не сможет участвовать в операции? Или вдруг откажется от участия уже в ходе операции?
 
 
- Тогда мы продолжим игру без него. Это предусмотрено в плане операции.
 
 
- Хорошо. Если мы остановимся на этом варианте, с подстраховкой на возможные отступления, всё-таки, насколько защищено поле нашей деятельности от вторжения наших как бы «партнёров» из-за бугра?
 
 
- Игорь Васильевич, во-первых, мы не планируем ни контактировать, ни взаимодействовать, ни, тем более, вторгаться на поле наших традиционных «партнёров», что могло бы привлечь их внимание и вызвать тревогу.
Во-вторых, мы ведь будем пастись на общедоступных полях, среди миллионов других пасущихся. Нам–то и нужен «Брамс», поскольку он практически не связан с нами и «пасём» мы его не традиционным способом, удалённо и бесконтактно. Для этого и будет создана та самая сеть. Программисты уже работают.
 
 
- Андрей Александрович, хочу поставить вас в известность, я совещался со специалистами информационно-аналитического управления. Я в курсе, что они уже работают по вашему заданию над программной поддержкой для сетевой операции.
А где гарантии?
Всё-таки нельзя исключать утечек, случайных проколов, непредвиденные обстоятельства. При этом, ведь мы удим рыбку у всех на виду. И не важно, что мы там удим, важно, что рыбак рыбака видит издалека. Естественно, что наши наблюдательные «партнёры» тут же захотят знать, чем это мы занимаемся на самом деле. Да они просто могут увести у нас из под носа исполнителя!
В общем, я настаиваю на повторной проверке в части защищённости сетевой игры. Давайте обсудим это конкретно в суженном составе разработчиков. Я хочу убедиться в надёжности. Слишком не традиционно начинаете.
 
 
- Как вы ловко сменили антураж, товарищ генерал, от «пастбищ» переметнулись к «рыбалке». Вот это свойство мгновенно менять способы и схему взаимодействия, заложено в данную сетевую «игру».
А что касается нетрадиционности - так ведь времена другие. Приходится соответствовать вызовам времени.
 
 
- Андрей Александрович! Вы историк, вот и копались бы по старинке в своих тысячелетних давностях. Нет, вам машину времени подавай, – незлобливо проворчал генерал.
 
 
- А вам, Игорь Васильевич, машина эта ни к чему?
 
 
- Ещё как к чему! Кстати, а что с этим Козминым, на каком он этапе подготовки в данный момент?
 
 
- Ну, если коротко, то перед тем как пустить в свободное плавание, доводим потихоньку его до отчаяния.
 
 
- В общем так, Андрей Александрович, смотрите, чтобы не свихнулся, а впрочем, с ним в дальнейшем действуйте по своему усмотрению. А сегодня во второй половине дня собираемся у меня. Программистов я сам вызову.
 
 
Продолжение совещания проходило в кабинете генерала. Настроение у генерала было явно подпорчено. Он не скрывал его, сосредоточенно перебирая бумаги на своем столе, насупясь и тяжело вздыхая.
Наблюдавший за ним Андрей Александрович гадал, чем бы это могло быть вызвано. Пару часов назад они расстались в нормальном деловом настроении. Было вполне понятно, что будет обсуждаться и, что предсказумо произойдёт.
И вот, что-то идёт не по плану.
Присутствовавшие спецы и заместитель начальника отдела информационно-аналитического управления, которых все в управлении называли просто программистами, сидели неподвижно и молча ждали, готовые, судя по их напряжённым лицам, к неприятностям.
Внезапные вызовы к начальнику управления редко сулили что-то благостное.
Наконец, генерал встал из-за своего стола, коротко приказав всем оставаться на своих местах, молча, заложа руки за спину, прошёлся взад-вперёд вдоль кабинета. Всё красноречиво говорило о крайне негативном признаке, грозящем прибавкой седины в причёски присутствующих.
Толком ничего не понимавшие в происходящем, программисты нервно заёрзали на своих местах.
Но, неожиданно генерал тихим, печальным тоном поведал, что за обедом беседовал с начальником финансового управления и тот категорически отрицательно отозвался о возможности внепланового финансироввания новых проектов.
 
 
- Так что, товарищи, проект «Документ» в части подготовки операции «Кристалл», да и саму операцию в данный момент мы не сможем профинансировать.
Тем не менее, задел по этому проекту имеется и, хотя сам я не очень верю в его актуальность и острую необходимость, со своей стороны постараюсь, чтобы финансирование выделили, при условии, если вам удастся убедить меня в том, что он того стоит.
 
 
Генерал вернулся на своё место за столом и, приняв начальственную позу, приказным тоном предложил продолжать работу над проектом, используя пока собственные внутренние резервы. Затем он дал слово для доклада программистам.
 
Замначальника программистов, скрывая вздох облегчения, с угрюмым видом начал жаловаться на невыносимо тяжелые условия работы без выделения дополнительных средств.
Потом осторожно высказал мысль, что поскольку начатые работы по «Документу» подсказали новые подходы к решению некоторых проблемных задач по другим проектам,  лично он поэтому согласен вести разработку пока за счёт резервных средств.
А в заключение не удержался и добавил, что имея свои отличия и особенности, проект «Документ» без дополнительного финансирования невозможно будет завершить в полном объёме.
 
Андрей Александрович, как руководитель операции и начальник архивного отделения, тоже высказался за продолжение работ.
 
 
- Тварищ генерал, этот проект и в целом вся операция «Кристалл» не просто выяснение деталей какого-то архивного дела. Прежде всего, это новая, перспективная форма агентурной работы с использованием оперативного программно-сетевого сопровождения. А потеря времени приведет к катастрофе. Когда ещё подвернется подобный случай?!
 
 
- И вы туда же, товарищ полковник, - назидательно постучал по столу костяшками пальцев генерал, обращаясь к Андрею Александровичу. – Давайте, без паники! Мне нужны убедительные аргументы, а не ваши причитания.
Доложите концептуально содержание проекта «Документ» в увязке с операцией «Кристалл» и сроки его готовности.
Вот пусть непосредственные разработчики внесут ясность с мемами и вообще с якобы новой криптографией, о которых вы заводите со мной свои модные разговоры.
Давайте, капитан, с вас начнём, - обратился генерал к молодому офицеру, руководителю группы программистов занятых в проекте. – И, попрошу - попроще, без вашей заумной программисткой казуистики.
 
 
- Товарищ генерал-лейтенант, разрешите с общих понятий. Например, что представляет из себя мем? Какие разновидности мемов существуют в Интернете? - капитан выжидательно уставился на генерала и, уловив согласный кивок, продолжил. - Мем принято считать условной единицей информации. Они циркулируют в сети в виде разнообразных символов, коротких текстов, изображений, звуков и даже мелодий.
Их предназначение основывается на передаче смыслов и подсмыслов при общении пользователей Интернета.
Например, с помощью примитивных мордочек можно выразить эмоции – удивление, негодование, радость, согласие, протест.
То есть, одним нажатием клавиши можно показать отношение к чему-либо, или кому-либо.
А что такое криптомем? В Интернете криптомем внешне ничем не отличается от безобидного мема, поскольку не несёт очевидных признаков тайнописи.
Они, как и простые мемы, вроде бы видны в потоке информации миллионам сетевых пользователей, но скрытое содержание их непосвящённому недоступно.
 
 
- Капитан, правильно ли я понимаю, что наш криптомем несёт в себе информацию видимую только нам? – прервал доклад генерал. – И что, всё это отличается от обычных шифровок?
 
- Так точно, товарищ генерал! Разрешите продолжить.
 
 
- Разрешаю!
 
 
- В общем, обнаружить в сети любые коды и шифры довольно просто. Их можно сразу заблокировать и заняться дешифровкой.
А вот отличить криптомем от обыкновенного мема, то есть отследить его, понять, что он имеет значение некоего шифрованного сообщения, или в его теле скрыто другое сообщение, до сих пор никому не удавалось.
Мемов в интернете миллиарды. Какой из них есть криптомем? Они свободно проходят через сетевые фильтры, не привлекая к себе внимания. Другими словами, перехватить его с помощью программ и систем противодействия практически невозможно.
 
 
Капитан ещё долго и подробно объяснял свойства криптомемов, что они, также как и обыкновенные мемы, могут архивироваться в сети и храниться сколько угодно долго, поэтому к ним можно обращаться в любой удобный момент.
Подражая генералу он называл их «наши» криптомемы и, что они определяются автоматически по особым меткам.
Похожие на них мемы могут быть специально распылены в сети с целью засорить дезинформацией интернет до такой степени, что у противника отобьёт охоту гоняться за ними. Ни одна супер ЭВМ, ни одно спецподразделение не в состоянии выдержать подобных нагрузок.

 
Тут слово снова попросил начальник программистов.
 
 
- Чтобы нашим «партнёрам» избавиться от криптомемов, нужно стереть вообще всю информацию в Интернете, то есть, по сути убить, сделать невозможным его функционирование. Кто может себе представить такое?
Но есть ещё одна важная функция мемов. Мы рассматривали с Андреем Александровичем возможность в перспективе влючить её в разработку, как только будет финансирование.
Дело в том, что наши мемы могут не нести в себе никакой информации, а будут служить лишь своеобразной тайной меткой распространения, или наоборот - концентрации нужной нам информации, циркулирующей в определённых интернет сообществах на различных интернет порталах, электронных библиотеках и тому подобное.
Таким образом, меченные нами мемы позволят отследить динамику коммуникации и ее характер.
 
 
Мысль подхватил Андрей Александрович.
 
 
- В Интернет существуют сообщества, увлечённые определённой тематикой. Эти сообщества могут быть профессиональными, могут быть любительскими.
Как было сказано, они могут быть представлены в Интернет в виде форумов, библиотечных порталов, социальных сетей и массой других коммуникационных платформ.
Обсуждение какого-либо вопроса, или темы на этих платформах может быть подхваченно как специалистами, так и простыми фанатами идеи.
Сами того не осознавая, участники процесса могут дать нам не только намёк на интересующие нас вещи, или помочь нам направить поиск в нужном направлении, но даже подсказать где именно находится нужный нам объект.
Социальные психологи утверждают, что в среде интернет пользователей, когда на их форумах возникает ситуация близкая к разрешению какой-то проблемы, заметно возрастает их активность, которую мы собираемся фиксировать по резкому скоплению меченных мемов, прикрепленных к их сообщениям. Для нас это будет сигнал для принятия определённых мер.
Короче, мы реагируем на это и, соответственно, приступаем к непосредственнму перехвату нужной нам информации.
Этот важный раздел нашей разработки будет использоваться при проведении операции «Кристалл».

Представим себе, что наш исполнитель с присвоенным ему фантомным сетевым ником «Брамс» идет в Интернет в поисках полезных связей, пытаясь подобраться к нужной ему информации.
Он даже может сам организовать в Интернете группу энтузиастов, интересующихся данной тематикой. Условно говоря, вокруг него образуется сетевая группа, объединённая общей идеей.
Со временем она разрастается, распространяется по всему миру и становится в своём роде коллективным мозгом.
А мы метим определеными криптомемами циркулирующую между участниками информацию, отслеживая движение её потока, концентрацию. Мы даже можем незаметно способствовать дополнительному привлечению добровольных помощников, а главное – своевременно выявляем в их среде субъектов, реально владеющих нужным нам предметом, или то место где он находится.
И даже в том случае, если наш исполнитель «Брамс» выбывает по каким-то причинам из игры, мы можем под его ником делать это вместо него.
 
 
- Андрей Александрович!- снова встрял генерал, - Возьмите это на заметку. «Брамса» обязательно нужно подвинуть к мысли о работе в Интернете, а то он сам будет долго соображать в этом направлении. Только не выдайте себя!
И потом, учтите, всё должно быть сделано от начала до конца, как говорится, своими руками. А то копируем чужие разработки, или вообще берём чьё-то готовое без оглядки, а потом думаем откуда у нас утечки секретной информации. Это вам понятно?
 
 
- Мы работаем в этом направлении, товарищ генерал.
 
 
- Товаищ генерал, - обратился замначальника программистов, - мемы вообще сейчас являются объектом пристального внимания не только военных, они всё больше используются даже в малом и среднем бизнесе, финансовых и тому подобных кругах и сферах. Вплоть до криминала.
 
 
- А вам-то откуда это известно? – ехидно заметил генерал. - Вы ведь толкуете о том, что их не видно, что никто их не может отследить?
 
 
- Это предположение, - стушевался зам. - Этим другие управления нашей конторы занимаются.
А ещё установлено, что если раньше публикации на эту тему, в основном, были открытые и шли, как правило, от западных теоретиков и независимых разработчиков, то сейчас наблюдается существенное снижение их активности. Значит ли это, что наши «партнёры» наложили на это свои руки, затрудняюсь сказать.
В нашем управлении это направление осталось без финансирования. Мы по своей инициативе отслеживаем только публикации и динамику использования мемов в сети.
 
 
- Слушайте, полковник! – взорвался генерал. – Сколько можно - финансирование, финансирование!
Вот вы как думаете, как они в этом преуспели? Насколько мы отстаём?
 
 
- Товарищ гененерал, – опять не по адресу. Это не к нам. У нас своя концепция. Лично я думаю - лет на десять, хотя идея мемов зародилась ещё несколько десятков лет назад.


- Опять отстаём!


Уже сгустились сумерки за окном, уже количество выпитого кофе не столько бодрило, сколько давило на мозги, уже доклады перешли в форму дискуссии и присутствующие обращались друг к другу не по званиям и должностям, а по именам–отчествам, когда вдруг раздался звонок телефона.
 
 
- Так, товарищи офицеры, на сегодня всё. Жена звонит. Расходимся. Благодарю всех. Завтра на стол мне проекты приказа по структурным единицам... эээ... И вы там, Андрей Александрович, как руководитель операции... эээ ... завизируйте обоснование на выделение средств, я подпишу.
И ещё. Я жду пояснений каким образом мы укроем исполнителя от наших «партнеров».



Глава 24    Терпение лопнуло



На следующем занятии Козмин был готов задать Виктору Михайловичу ряд конкретных вопросов и склонить его к разговору на тему его диссертационной работы.
Ровно в обусловленное время он, разместившись у себя в рабочей комнате, включил монитор.
Но неожиданно перед ним почти во весь размер экрана показалась, отсвечивая обширной лысиной, голова не знакомого ему мужчины.


- Здравствуйте, Владимир Иванович! Меня зовут Станислав Евгениевич. Сегодня мы продолжим занятия по теме, которую начал с вами Виктор Михайлович. Надеюсь, мы сегодня плодотворно поработаем. Я постараюсь осветить, насколько это возможно, особенности организации и деятельности германской агентурной разведки в России в предвоенный и военный период Первой мировой войны.
 
 
Пока Станислав Евгениевич делал своё вступление, Козмин отметил странную особенность его поведения.
Как бы слегка стесняясь, тот держал улыбку, при этом, какое-то мгновение смотрел прямо, затем отводил глаза в сторону и в ту же сторону делал небольшой поворот головы, вроде как оглядываясь по сторонам.
Каждое сказанное им предложение сопровождалось этим непроизвольным движением глаз и головы. Рук его Козмин не видел, но был уверен, что в этот момент он теребил свои пальцы. Всем этим он напоминал на экзамене студента, плохо усвоившего предмет.
 
 
- Здравствуйте, Станислав Евгениевич! Рад продолжить. Но хотелось бы сразу прояснить, что вы имели в виду, когда сказали «насколько это возможно» в отношении освещения данной темы. Есть границы возможного?
 
 
- Да нет! Это я, что как время позволит, – смущённо улыбаясь и характерно поводя из стороны в сторону глазами и головой ответил Станислав Евгениевич. -
Давайте, я начну, а там видно будет.
 

- Ну, отчего же, Станислав Евгениевич, начните. Тема про немецких шпионов интересная. Вот я как-то читал мемуры Черчиля, так он там чуть ли не хвалил немцев. Его восхищало и поражало как слажено и энергично работала немецкая разведка в Великобритании, сколько немцам удалось внедрить тайных агентов ко времени объявления войны. Уж ему-то, в то время министру королевского военного флота, известно было, что творилось у него в хозяйстве.
Если помните, с началом войны, практически весь британский торговый флот был мобилизован для военных нужд. Так тогда только на пароходах, в портах и конторах насчитали свыше 10.000 германских и австрийских подданных. А сколько среди них могло быть шпионов! Представить невозможно. Вы случайно не знаете сколько их было?


Козмин почувствовал острую неприязнь к новому эксперту, как только увидел на экране монитора его лысину. К тому же у Козмина всё больше укреплялось ощущение, что шеф им просто помыкает. Ведь с самого начала договаривались, что ему будут только помогать, консультировать по тем вопросам, которые будет ставить он сам. А на деле всё выглядит наоборот.
Наверное, поэтому у него взыграло непреодолимое желание отыграться на этом чудаке за навязанный способ работы.
Однако, зацепив ради хохмы тему о Черчиле, Козмин заметил у своего собеседника сильную растерянность. Глаза того забегали из стороны в сторону так быстро, что голова уже не успевала следовать за ними, застыв в одном чуть повернутом в сторону положении.
Козмину стало неловко. Он не любил издеваться даже над неприятными ему людьми.
И вообще, он просто хотел этим показать, что общедоступные вещи ему известны и, если уж ему, историку, что-то желают поведать, так должно учитывать его профессиональный уровень.
Козмин попробовал взять себя в руки.
 
 
- Извините, Станислав Евгениевич, прервал вас. Если я правильно понял, тема беседы сегодня - организация работы кайзеровской разведки.
 
 
- Да, но вообще-то ваш пример не противоречит, только показывает как работали немцы, – взгляд Станислава Евгениевича на мгновение остановился на Козмине. - А вот сколько точно было выявлено шпионов, трудно сказать. Англия была утыкана ими. Но я предлагаю сейчас пробежаться по фактам шпионской деятельности в России.
 
 
- Ну, давайте, пробежимся.
 
 
Козмин решил не смотреть на монитор и уткнулся в конспект, как бы что-то записывая. Ему казалось, ещё немного и он сам начнёт дёргать головой, косить глазами и глупо улыбаться.
Несколько раз он даже порывался вообще выключить монитор, чтобы не видеть и не слышать не интересного ему Станислава Евгениевича с его скучным рассказом о том, как была устроена немецкая система агентурной разведки в предвоенной России, о нехитрых способах вербовки, прежде всего, российских офицеров и чиновников, о плохо организованной царской контрразведке.
Правда, некоторые нюансы привлекали иногда внимание Козмина. Было интересно узнать как готовили шпионов для заброски в Россию в специальных школах ещё задолго до начала войны, о том что господствовало засилие немцев в торговле, промышленности, банковской сфере и даже в госучреждениях. При этом координация шпионажа успешно осуществлялась из германских посольских учреждений и из различных представительств их союзников. А уж что творилось при дворе, в царском окружении и в армии!
Козмин не мог взять в толк, как это было возможно?! Настолько примитивными казались ему действия вражеской разведки и очевидными слабые усилия продиводействия структур царской России.

После окончания занятий Козмин ещё некоторое время сидел безмолвно, уставясь на противоположную стенку. Внешнее спокойствие его было обманчивым.
 
 В следующий момент он решительно набрал вызов шефа.


- Андрей Александрович, я хотел с вами серьёзно обсудить некоторые организационные моменты.


- О как! И что же у вас не так с этими моментами?


- Это очень неприятно, но, с другой стороны, принципиально важно для меня.
Вы меня извините, но на что я трачу время? Я согласился на предложение прослушать информацию, касающуюся особенностей национальных разведок ведущих стран Европы.
Это, по идее, должно было помочь мне правильно ориентироваться в поисках и анализе нужных для моей диссертации материалов.
А мне приходится целыми днями выслушивать, может быть и интересные, но совершенно ненужные мне вещи.
Я ведь по вашему настоянию составил перечень интересующих меня вопросов, график заполнил. И что?
Да, ещё этот, как его – Станислав Евгениевич! Может, это не вежливо, но на него просто больно смотреть и... невыносимо слушать!


- Да что вы на него обрушились, Владимир Иванович? Проявите гуманность. Вы же знаете на каких фронтах сейчас идут горячие бои. Вот и относитесь к нему, как к инвалиду информационной войны.  Ну повредился человек, так что же теперь...


- Ну, вам смешно, но мне не до смеха. Я до сих пор не могу получить нужные мне материалы, конкретные цифры. Наверняка имеются статистические данные, ну самое простое - сколько денег пошло на спецоперации, да и вообще откуда у немцев были средства, на что они использовались кроме того, чтобы содержать целую армию шпионов в разных странах, я могу знать?
 
 
- Владимир Иванович! - Вы спрашиваете откуда у них было столько денег. Ну приходилось раскошеливаться из собственной казны, а после победы над соседями потекли рекой деньги в виде контрибуций и репараций. Что непонятного?
Одни только французы отвалили немцам за своё поражение баснословную сумму. Вот оно всё и шло на подготовку войны против царской России.
Если вам это так нужно, я пришлю вам эти данные.
Могу сказать, агенты на местах и завербованные предатели очень неплохо оплачивались. Так что, было из-за чего им рисковать.
Были и дополнительные меры, стимулирующие их активную деятельность, ответственность и дисциплину.
Информаторов держали на коротком поводке, сумма вознаграждения выплачивалась не полностью, большая часть, находилась на неподконтрольных им счетах, которую они могли получить только после выполнения своей миссии. Это сильный стимул. Ну, ухищрений была масса. Не буду сильно грузить вас.
И знаете что, Владимир Иванович, - давайте, следующее занятие проведу я!

 
Через пару минут на мониторе у Козмина высветилось сообщение с указанием места и времени следующего занятия. Встреча назначена была в рабочем кабинете Андрея Александровича. Это значило, что встреча будет очной.
 
 
 
 Глава  25  Андрей Александрович раскрывает карты



В назначенное время Козмин подошёл к кабинету шефа в сопровождении дежурного офицера, который привычно распахнул перед ним дверь и вежливо отступил, приглашая войти.
Навстречу Козмину, доброжелательно улыбаясь, поспешил Андрей Александрович, протягивая руку для рукопожатия.
Они разместились у его рабочего стола за приставным столиком, друг против друга.
 
 
- Владимир Иванович, я знаю, что вас волнует, готов прояснить возникшие по ходу текущих дел проблемные моменты и ответить на ваши вопросы.
Начну с того, зачем так подробно вас информировали, как вы сами выразились намедни, о особенностях национальных разведок ведущих стран Европы в период подготовки и ведения Первой мировой войны.
Я посчитал, что для вашей работы важно конкретно представлять, как вообще работали разведки и как они были сформированы. Это специфика, без которой трудно будет объяснить исторические процессы того времени в аспекте ваших исследований.
Давайте начистоту, я считаю выбранное вами направление, мягко говоря - областью не совсем научных знаний.
И, хотя категорически отрицать эзотерику никто уже не решается, тем не менее, как считает учёная братия – нет пока научной методологии исследований по данному вопросу. А вы хотите сказку сразу воткнуть в свои «исторические аспекты». Извините.
 
 
- Андрей Александрович, в нашем случае главным подтверждением этой, как вы выразились, сказки служит реальный старинный манускрипт, с содержавшимся в нём описанием уникального кристалла и математическими изысканиями учёного монаха. Очень достойный материал для изучения.
 
 
- Владимир Иванович, дорогой! Откуда он взялся, этот манускрипт никому по сей день не известно. Его подлинность ещё нужно доказывать и доказывать. Вот я лично считаю, что это легенда, которая успела обрасти множеством якобы реальных доказательств.
Вам напомнить как у русских появился этот «Документ» и кто им непосредственно занимался?
 
 
- Нет, не надо напоминать. Никто пока не знает откуда он взялся. А занималась им царская «Охранка».
 
 
- Вот то-то же! И ещё, чтобы вы знали - «Охранка», будучи подчинена полицейскому ведомству, практически не взаимодействовала с военными. Вообще в системе разведки у русских был полный... Стесняюсь сказать как это называется. Ну, никакой координации!
Всё это нынче очень затрудняет анализ документооборота вцелом, и соответственно поиск следов, имеющих отношение к манускрипту.
Все знают, что до войны «Охранка» занималась только политическим сыском и призвана была выявлять неблагонадёжных, революционеров и террористов.
Вы знаете кто там работал? Вы смотрели фильм «Ленин в Октябре»?
Там показан филёр, этакий плюгавый тип, который выслеживал гения пролетарской революции - товарища Ленина.
Вы, конечно, видели этот фильм, Владимир Иванович?
 
 
- Не довелось, знаете ли... Я всё-таки из другого поколения.
 
 
- А и не жалейте! А вот в самом начале войны «Охранке», этой и без того малочисленной службе, вменили дополнительно в обязанность функции контрразведки! Представляете?!
В общем, приходилось им вылавливать вражеских лазутчиков, раскрывать шпионские ячейки и агентуру.
Ситуация осложнялась ещё тем, что «Охранке» и военной разведке было запрещено информировать командиров воинских частей без санкции высшего штабного начальства армии.
А в итоге, добытые сведения, срочные донесения, важные выводы и результаты расследований часто тонули в бурном потоке разнообразной информации с фронта и тыла, спадавшей на головы высокопоставленных штабистов и военачальников.
В конце концов высокое начальство оградилось от всего этого барьером заместителей и адьютантов. А те, не имея права самостоятельно принимать решения, не хотели лишний раз мозолить глаза начальству.
Таким образом, оперативная информация утрачивала свою актуальность, или оставалась не расследованной из-за нехватки опытных кадров. Дела просто закрывались и отправлялись, в лучшем случае, в архив, а иногда просто в мусорную корзину.
 
 
- Тем не менее, Андрей Александрович, выводы следователей охранного отделения по манускрипту смогли таки привлечь внимание кого-то из высокого начальства, благодаря чему был выполнен перевод манускрипта на русский язык.
 
 
- Да! Но, похоже, по мнению того же начальства ни политической, ни военной важности в нём не было и дело «положили на полку».
Хорошо хоть что-то сохранилось. А сколько ценных документов пропадало бесследно!
Я к чему это всё вам рассказываю? Делайте выводы. «Охранка» разведкой не занималась. Этим занимались войсковые разведподразделения, которые не сотрудничали с жандармами, то есть охранным отделением, на которое были возложены фукции контрразведки.
Кто добывал ещё разведданные в России? Правильно – дипломаты. Ну, а эти тем более напрямую ни с военными, ни с «Охранкой» ничем не делились.
Поэтому манускрипт, если его раздобыли дипломаты, или военные, мог быть передан в охранное отделение только по решению самого высокого начальства, а то и по высочайшему соизволению.
В общем, выводы такие - манускрипт мог попасть в руки следователей «Охранки», например, при аресте вражеского лазутчика, что маловероятно. Также, пройдя чиновничьи лабиринты министерства иностранных дел и Генерального штаба - от разведчиков, работавших в тылу противника.
Всё логично -  манускрипт перевели на русский, сочли, что на этом дело завершено и благополучно его закрыли. 
 
 
- Андрей Александрович! Какое дело? Если бы было дело! А если было, то где оно?
И, если манускрипт, как вы выразились - положили на полку, то кто и зачем сподобился снять его от туда?
Где, в чьих руках он был, пока его не изъяли чекисты у некоего, в последствии ужасно засекреченного господина?!
Вот именно здесь нащупывается разрыв логической цепочки.
Ладно, мы не можем, по понятным причинам, узнать кто это был, нам даже всё равно как у него оказался манускрипт, но зачем этот манускрипт был ему нужен?!
Ведь нужен же был для чего-то!
 
 
- Владимир Иванович, давайте поразмышляем. Допустим, что монах действительно был и кристалл был.
И что, вы считаете этого достаточно, чтобы начать широкомасштабные работы по его розыску, или добычи сведений по его использованию?
Наивно так полагать. В таком случае понадобятся немалые ресурсы, в том числе финансовые, чтобы догадки и предположения превратились в реальные факты. Нет у нас этого ничего. А что у нас есть?
Давайте взглянём на это с точки зрения работы спецслужб. Как бы проследим как это делается.
Представим себе, что по «секретным каналам» запускается слух о волшебном кристалле. Это доходит до кого надо. А это всем надо, ведь с помощью кристалла якобы можно «заглянуть» в содержание тайн противника, и что было бы тоже неплохо - разузнать тайны своих союзников! Ведь чем не заманчивая идея?
Таким образом, похоже, что в начале 20-го века кому-то пришло в голову возродить легенду о кристалле, что дало толчёк возникновению нового витка активности противоборствующих разведок и контрразведок.
Примеров, как вы знаете, подобных этому кристаллу много. Взять хотя бы легенду о чаше Грааля.
Сейчас это кажется нелепостью. Но в те времена многие верили в чудеса.
В наше время чудеса творят программисты, айтишники. Разрабатываемые ими, образно выражаясь, отмычки от глобальных электронных кладовых и секретных информационых потоков активно пытаются применять везде и всюду.
Технологии изменились, а сферы деятельности добытчиков тайных сведений такие же, как и сто, и двести и пятьсот лет назад.
Политическая, финансово-экономическая, военная, технологическая информация – это то, что всегда интересовало определённые круги во всех странах мира.
По их заданию работают национальные и интернациональные разведки.
Теперь я задаю вам вопрос: как вы думаете, на что выделят средства? На кристалл, или на современные цифровые технологии?
 
 
- Да я разве об этом спрашиваю? Вы сами, Андрей Александрович, утверждаете, хотя это и так ясно, что манускрипт был добыт российскими спецслужбами тех лет.
Первое, что меня интересует - с какой целью был добыт манускрипт? А это не пятак с пола поднять, это стоило, вероятно, немалых усилий!
Второе - для чего он был нужен человеку, арестованному в 1927 году?
И третье - как могло случиться, что в дальнейшем всё развалилось?
Дайте мне возможность самостоятельно заняться архивами. Какие тут особые финансовые затраты?
 
 
- Ну, для того чтобы ответить хотя бы на один из ваших вопросов, у нас пока не достаточно фактов.
Но, можно допустить, что комплект сохранившихся в спецхране документов, это следы профессионально разработанной разведоперации.
Разведки знают такого рода игры. Делалось это, чтобы направить лучшие силы и рессурсы противника на ложный след, а заодно замаскировать собственные тайные приготовления.
Возможно, вы догадываетесь, что проявления активности разведок являлись своеобразным маркером, по которому можно было отследить вовлеченные в эту игру агентуру и их связи. Это помогало их выявить, а потом  контролировать.
Вопрос, кто в нашем случае крупье, кто вёл игру? Англия, или Германия? А может быть Франция?
Допустим, что эта игра была замыслена англичанами. Ими не раз затевались сложные, как тюлевое кружево комбинации, в которые вовлекались не только агенты враждебных стран, но и союзники.
Причём, англичанам не редко удавалась столкнуть их лбами и, отойдя как бы в сторонку, выжидать удобного момента для активного вступления в заключительной фазе состязаний.
Этот метод и сегодня используется. Только уже не с какими-то дурацкими манускриптами и волшебными кристаллами, а более современными приманками.
У меня даже не возникает сомнений, что эта многоходовка тогда рассчитана была не только против немцев, а и против русских.
Англичане, разрабатывая хитросплетенные многоходовки, пачками вбрасывали дезинформацию. Можно предположить, что один из таких дезинформационных проектов базировался на идее магического кристалла.
На кон были поставлены рассчёты, содержавшиеся в некоей древней рукописи, по которым якобы можно было воссоздать действующую модель, позволившую бы не только добывать нужную информацию, но и воздействовать на сознание людей.
А я бы на их месте для пущей важности ещё запустил бы слух, что добытыми с помощью этого кристалла сведениями пользовались в своё время сама английская королева Виктория и её сын Эдуард VII!
 
 
Андрей Александрович многозначительно посмотрел на Козмина и, явно довольный своей версией, возбуждённо продолжил развивать её дальше.
 
 
- Кстати, если это так, то лавры победителя и выгодополучателя от задуманного проекта, который как бы вдруг разразился Первой мировой войной, достались внуку королевы Виктории – английскому королю Георгу V.
Вы должны помнить, Владимир Иванович, он королевствовал в завершающий фазе разработки стратегии и в триумфальный период победы в войне, которая снова вывела Великобританию в мировые лидеры. Ну, чем не легенда?
Присутствовала ли там магия, был ли это именно этот кристалл, или другие магические предметы, таких сведений у нас нет.
Да и не верю я в чудо. А верю я в их тонко продуманную дезинформацию, действительно оказавшую на всех магическое действие.
 
 
- А может, всё так и было? – неожиданно подхватил тему Козмин. Может, как только русским стало известно, что в этом замешаны англичане, было принято решение положить этой игре конец, дело закрыть, а манускрипт направить в архив?
Я это к чему? Английская разведка не раз оказывала огромное влияние на российское государство – заговоры при дворе, убийства царей, важных сановников и влиятельных особ – без них там не обходилось. И Распутина по их наводке грохнули. И продолжалось это вплоть до Октябрьской революции. Да собственно и сама революция... Сейчас многое из того документально подтверждается!
 
 
- Пока у нас нет прямых доказательств, что русские проявили необычную активность и сумели нарушить чьи-то планы, выкрав документы и переманив на свою сторону действующих лиц.
Действительно мы знаем, что была создана рабочая группа, занимавшаяся переводом манускрипта на русский язык и его изучением.
Действительно кто-то из союзников русских, пусть это будут те же англичане, пронюхав об этом, могли дать понять русским, что это их затея и, что игра могла быть продолжена с их участием.
Но, русское начальство решило иначе. Они направили манускрипт в архив, тем самым разрубив гордиев узел тонко закрученной операции.
Так вот скажите, Владимир Иванович, могли ли англичане предусмотреть такой финал? Уверяю вас – нет!
Такое не могли бы отчебучить ни англичане, ни кто-либо ещё. На это способны только русские, с их совершенно бесподобным головотяпством, которое невозможно ни просчитать, ни предусмотреть, ни учесть при разработке каких-либо планов.
А потом, как вы правильно заметили, случилась пролетарская революция во главе с большевичками.
Случайно, или не случайно, манускрипт оказался у того самого, будь он неладен, сто раз уже сегодня упомянутого господина Х.
Потом он был изъят у него чекистами при аресте и направлен в архив ОГПУ.
Несколько позже арестованный был привлечен к деятельности внешней разведки, потому его следы были тщательно стерты, в том числе и в документах. А о манускрипте все забыли. Всё сходится!
 
 
Козмин, выслушивая рассуждения своего шефа, тоскливо думал, что в очередной раз над ним просто издеваются. Все его усилия повернуть беседу к обсуждению, как он считал, важных вопросов, уводились к разговорам на отвлечённые темы, вплоть до детских фантазий.
Но, набравшись терпения, он ещё раз попытался вернуть Андрея Александровича к теме поиска данных о манускрипте.

 
- Осталось выяснить, Андрей Александрович, как всё-таки русские добыли манускрипт. Особенно важно было бы определить его полную комплектность, ведь через сколько рук прошёл манускрипт за всё время его существования. До сих пор нами ничего не предпринималось, чтобы найти части дела, заведенного «Охранкой».
 
 
- О, это важно! Даже если начать только с времён Первой мировой войны, «Документ» прошёл десятки рук.
Как нам известно,  в 1927 году манускрипт фигурирует как вещественное доказательство по делу причастности кое-кого к пресловутой антисоветской деятельности. А это значит, он опять прошёл через десятки рук.
Потом он провалялся в архиве, и снова перебывал в разных руках.
Вы правы, мы не можем быть уверенными, что имеющийся у нас экземпляр – это полный комплект. В нём даже страницы не все. И если это так, то где находятся  другие его части?
За сотни лет его существования у него могло быть много владельцев.
Что это значит? А значит это, что следы и даже существенные, но неизвестные нам пока части «Документа», а также сделанные с него всевозможные копии, дополнения и доработки могут быть распылены по всему свету.
Судите сами, Владимир Иванович, сколько после революции ценнейших артефактов, раздербаненных «представителями» народной власти, гуляло по миру, пока всё это не осело в музеях, или в исследовательских институтах, или в любительских коллекциях.
А вы хотите что-то нарыть в нашем архиве. Мы же не специализируемся на приватных собраниях древностей.


- Но вы, Андрей Александрович, с самого начала моего появления здесь не исключали возможности, что в период Первой мировой с манускриптом могли работатть спецслужбы, архивы которых храняться здесь. И вы были согласны, что нельзя пренебречь версией, что он мог служить некой сакральной, мистической вещью.


- Да ни на чём я не настаиваю и ничего не исключаю. Но гадание на кофейной гуще, заговоры, черная и белая магия – это не в моём отделении. А в каком, не могу знать и даже не догадываюсь. Вы понимаете о чем я?
 
 
- Нет, не понимаю.
 
 
- Владимир Иванович, если я говорю, что не знаю, это значит, что я не знаю даже кто это знает.
Я учёный, а не хиромант. Мои кандидатская и докторская диссертации посвящены специфическим разделам истории Великобритании.
А в аспекте наших повседневных задач, как вы догадываетесь, мы специализируемся на истории европейских разведок, обслуживающих сферу глобальных интересов западноевропейских стран и ещё кое-кого.
Повторюсь, их интересы распространяются на весь мир, и потому все научные и служебные задачи, то есть мои лично и всего моего отделения, ограничиваются только этой сферой. Хотите совет?
 
 
- Какой?
 
 
- Я скажу, но прежде должен вам сообщить приятную вещь - получены результаты анализа на ЭВМ, касающиеся непосредственно манускрипта, проходящего под кодовым названием «Документ». Было учтено всё, что имеется в нашей базе данных. Выборку вы получите.
И, забегая вперёд, скажу - нечто подобное «Документу» действительно использовалось разными контрразведками в операциях для отвлечения, или, если хотите - привлечения внимания шпионов противника.
Таким образом, наши предположения в чём-то оправдались.
 
 
- Неужели обнаружились ещё манускрипты?
 
 
- Я этого не говорил. Я сказал – нечто подобное, имея в виду их общее предназначение в виде, условно говоря, приманки, ну и не только. Там их сотни, сами увидите.
Среди всего прочего имеются культовые вещи, способствовавшие ратному делу в той войне.
В основном, это предметы религиозного назначения. Ну там – святые иконы, старинные книги, молитвенники, всякая церковная атрибутика, обросшая легендами. Может, что-то вас заинтересует.
Немало нашлось предметов, которыми пользовались и последователи тёмных сил. Понятно, что всё это могло применяться для чего угодно и когда угодно, а не только в период Первой мировой войны.
Но, что из этих вещей в действительности повлияло мистическим образом на ход известных событий в той войне и повлияло ли вообще, а главное - как научно обьяснить приписываемые им эти явления, только бог знает.
Так что перед вами, Владимир Иванович, открывается обширное поле деятельности и захватывающие дух перспективы.
Хотя, возможно, всё это давным давно кем-то вдоль и поперёк изучено и по полочкам разложено в какой-то более научной парадигме.
Так что вряд ли вам удастся без убедительных фактов, я бы сказал - революционного подхода изменить, или опровергнуть сложившийся порядок научно-исторических воззрений.
Скажу вам больше, я как консультант вашей работы, не вижу теперь по выбранной вами теме реально никакой возможности довести её до успешной защиты.
В общем, это направление - пустышка. Извините.
 
 
 - Вы это о чём, Андрей Александрович?!
 
 
- Я конкретно о "магическом кристалле", да и вообще о взятом вами направлении исследований.
Поверьте, фантазии у разработчиков дезинформации хватало. У меня весь архив забит этим.
Легенды и версии философами разведки продумывались тщательно и выглядели весьма достоверно. Настолько достоверно, что на поиски таинственных артефактов иногда снаряжались целые экспедиции.
И наоборот, по имеющимся в наличии артефактам накручивали такое, что диву даёшься.
Сопоставление полученных вчера данных подводит меня к мысли, что и наш манускрипт, извиняюсь, «Документ» с описаниями магического кристалла, использовался именно для этой цели.
 
 
- А как вы к этому пришли?
 
 
- О, Боже! Пошли по третьему кругу? Как я к этому пришёл! Опыт – сын ошибок трудных...
Я уже говорил, предположим, была организована утечка из неких сёрьёзных служб, учреждений и организаций, что там-то и там работает специальная законспирированная группа неких магов, пользующихся неким древним манускриптом. И вся их деятельность каким-то чудесным образом влияет на принятие решений противника в пользу...  ну, сами понимаете. Всё!
Что делать? Со вражеской стороны срочно посылают шпионов с заданием обнаружить точное место нахождения этой группы, уточнить цели и результаты их деятельности, а ещё лучше завербовать хотя бы одного мага, или похитить ценную информацию, например, документ типа нашего.
Или вот пример. Вы, Владимир Иванович, конечно, обратили внимание на математические формулы в этом манускрипте. Так вот, наши эксперты предположили, что этот манускрипт мог использоваться просто для подготовки шифровок. Математические методы при кодировках, к вашему сведению, тоже широко использовались.
 
 
- Ну это просто шпиономания какая-то!
 
 
- Уважаемый! В те времена уже вся Европа и вся Азия, включая дальневосточные страны, были буквально напичканы агентами спецслужб разных стран.
И я таки склоняюсь к версии о приманке. Сами судите - для выявления шпионов и отвлечения их от реальных объектов использовались различные ложные объекты. За этими объектами контрразведка устанавливала наблюдение. Попав в поле её зрения, вражеские агенты и даже целые диверсионные группы ликвидировались, или принуждались к игре против их прежних хозяев. В принципе, всё очень просто.
 
 
- Ну, а всё-таки, как манускрипт оказался в руках у русских?
 
 
- Да выкрали его, и все дела!
 
 
- Что же теперь будет с моей диссертацией?!
 
 
- Есть два варианта, Владимир Иванович. Или вы меняете тему и защищаетесь у себя дома, или здесь вашу работу засекречивают и защищаться вы будете на закрытом совете нашей организации... Эдак лет через двадцать, если повезёт.
Причём, вся дальнейшая ваша жизнь будет под колпаком.
Сколько вам тогда будет? А, не важно! Я всё равно не доживу до феерического финала.
Подумайте над этим.
 
 
 
Возвращаясь в сопровождении дежурного офицера к себе в рабочую комнату Козмин молча негодовал.
 
 
 - Да он просто издевается надо мной, сволочь! Ну мог же по-человечески как-то! Нет же, как с дурачком разговаривал, с поддёвкой. Сволочь! Сволочь!
 
 
Весь в своих переживаниях, он не сразу заметил идущего навстречу по корридору офицера в форме. Козмин едва успел подумать, что здесь ещё ни разу никто не попадался на его пути, как вдруг узнал в приближающемся офицере Станислава Евгениевича.
Тот поприветствовал его с чуть заметной улыбкой.
И улыбка, и выражение лица и взгляд его не были похожи на те идиотские кривляния, какие Козмину приходилось наблюдать во время занятий.
Козмин невольно было обернулся ему вслед, но почувствовал лёгкий толчёк сопровождающего в плечо, означавший только одно - не забывайте, уважаемый, кто вы и где находитесь!
 
 

Глава  26.    Возвращение
 
 
Козмин уныло глядел в окно купе. Поезд ещё скользил вдоль платформы вокзала, а в проходе вагона уже слышался топот и гомон торопящихся к выходу пассажиров.
Он ещё не решил ехать ли ему с вокзала прямо домой к жене, или заглянуть на квартиру, где он был так счастлив с Наташей, где им было так легко и светло друг с другом.
Ключи после расставания с ней в тот последний их вечер так и остались у него.
Козмин наивно надеялся застать там Наташу, но побаивался, что при встрече не сможет скрыть своего дурного настроения, вьевшегося в душу от пережитых неудач и безрадостных перспектив.
А Наташа, конечно, будет интересоваться его делами, допытываться как и что.
Неуверенности к тому же придавала ещё не выветрившаяся из памяти её внезапная реакция при расставании, когда он канючил вместо того, чтобы найти способ радоваться тогдашней возможности побыть с ней вместе.
Как предчувствовал неудачный финал этой командировки!
 
Козмин вышел из вагона, постоял в нерешительности на перроне и поплёлся к остановке такси.
Его тянуло поехать на съёмную квартиру, просто ему хотелось побыть там хотя бы не долго одному. Он даже представил, как не снимая куртки и не зажигая свет завалится на постель, прикрыв глаза будет вспоминать дни, проведенные с Наташей вместе.
Мысль о том, чтобы позвонить ей, он тут же отбросил. Мало ли чего, кто знает где она сейчас и чем занята. Да и он был не готов что-то внятно объяснить, также как и быть уверенным в том, что она будет рада ему, фактически оттолкнув его от себя.

На стоянке такси пришлось постоять в очереди. Как всегда кто-то лез вперед всех, как всегда толпа на это нервно реагировала, все куда-то спешили.
Наконец, он плюхнулся на сидение, назвал адрес. По дороге попросил таксиста остановиться у продуктового магазина, взял бутылку вина. Пригодится.
Он вышел из такси за квартал от дома. Ему хотелось пройтись, обвыкнуться.
Придерживая одной рукой заброшенную на плечо большую спортивную сумку с вещами, свободной рукой Козмин теребил в кармане позвякивавшие ключи от входных дверей.
У знакомого подъезда он заметил пробивающийся сквозь занавески свет в окне их комнаты. Тёплое чувство колыхнулось в груди. Она здесь!
Буквально в несколько шагов–прыжков преодолев лестничный марш, он замер у двери квартиры, прислушиваясь. В подъезде и за дверью квартиры было тихо.
Он было поднёс руку к кнопке дверного звонка, да вспомнил, что он не работает. Ещё при первом посещении хозяйка квартиры предупредила, что это для того, чтобы отвадить любопытствующих, желающих выведать есть ли кто в часто пустующей квартире, а тарабанить в дверь, как ей казалось, никто не будет, можно привлечь внимание бдительных соседей. Ага!
В принципе, его и Наташу это вполне устраивало. Дверной звонок им был не нужен, как и незванные гости. Да, собственно, приглашать кого-то они тоже не собирались. Это было их гнёздышко, о котором никто не должен был знать.
Козмин отпер своими ключами замок, вошёл в прихожую, включил свет. Сумка, сброшенная с плеча, шлёпнулась на пол.
Едва Козмин успел растегнуть куртку и выпростать одну руку из рукава, как дверь в комнату вдруг открылась и в проёме образовалась голая фигура молодого человека, в котором он узнал своего студента.
Ошеломлённые, они тупо смотрели друг на друга. Студент поздоровался.
Не проронив ни звука, Козмин снова вдел руку в рукав куртки, подхватил сумку и, швырнув на пол связку ключей от квартиры, вышел вон.
 
Какое-то время он не соображал куда идёт. В груди клокотал гейзер смешанного чувства обиды и возмущения, разбавленного горечью разочарования.
Переживаемая им нелепость циничного предательства парализовала способность хладнокровно обдумать случившееся. И только пройдя пешком пару километров и немного успокоившись, он поймал такси и попросил отвезти его в центр, полный решимости если не напиться, то, во всяком случае, отвести душу за бокалом крепкого алкоголя.
Ехать сейчас домой, тем более появиться жене на глаза в таком состоянии духа, ему не хотелось. Нужно было привести мысли и настроение в равновесие.
Он остановил такси у знакомого ему кафе.
Уже при входе в заведение он почувствовал прянный, манящий аромат кофе. Козмин заказал бармену коньяк и чашечку любимого напитка, но оставаться у стойки бара ему не хотелось, слишком яркий свет раздражал.
Он оглянулся, высматривая подходящий столик в зале и обомлел, встретив прямо на него устремлённый взгляд Наташи, сидящей за тем самым столиком, за которым они когда-то пили кофе и впервые почувствовали к друг другу симпатию.
Не веря своим глазам, Козмин направился к ней, волоча за собой свою сумку и, только когда он приблизился вплотную, до него дошло, что Наташа за столиком не одна. Какой-то молодой человек смазливой внешности, с выпедрёжной причёской с зачёсанной на глаза прядью волос, сидел напротив Наташи и, обернувшись, с интересом посматривал на него.
Козмин сдержанно поздоровался и хотел было направиться к другому столику, как вдруг Наташа позвала его по имени-отчеству и пригласила присесть за свой столик. Мало того, нисколько не отягощаясь присутствием своего кавалера, она вскочила и буквально за руку подтащила смущающегося Козмина к диванчику у их столика, усаживая.
Она тут же представила их друг другу, назвав Козмина почему-то своим профессором. А молодой человек оказался мужем Наташи.
Казалось бы это обстоятельство должно было ещё больше ошарашить Козмина, но, толи уже достаточно было предыдущих потрясений, толи появившийся официант с подносом с заказанным коньяком и кофе для Козмина, сняли его внутреннее напряжение.
Сидя между Наташей и её мужем, имя которого он тут же запамятовал, Козмин избегал встречи с её взглядом. А она, как нарочно, беззаботно и как ни в чём ни бывало, откровенно заглядывала в его глаза, улыбалась что-то рассказывала, вместе с мужем негромко смеялась, а он вынужденно кривился в ответной улыбке, а в голове у него беспорядочно роились безответные вопросы.
Не помог ни выпитый коньяк, ни кофе. Он было собрался распрощаться, ссылаясь на усталость и, что ему ещё предстоит добираться домой, хорошо если удастся сразу поймать такси, а так придётся трястись на троллейбусе. Но Наташа, поддерживаемая мужем, умоляла его задержаться и выпить с ними за компанию по поводу их, как она выразилась - небольшого юбилейчика.
Какого именно юбилейчика она не сказала, а Козмин не поинтересовался. Сами они потягивали из соломинок какие-то странного цвета коктейли, а Козмин согласился на коньяк, смешивать напитки он не любил. Ещё его устроило, что они пообещали завезти его домой на своей машине.
На короткое время муж Наташи отошел к бару сделать заказ. Воспользовавшись этим, Наташа, перейдя на ты, с тревогой в голосе поинтересовалась у Козмина как у него дела.
Козмин, желая уйти от ответа, задал ей такой же встречный вопрос, но вместо этого Наташа сообщила, что у неё новый номер смартфона, и ещё успела назвать две последние цифры номера, чтобы он знал, что это она, когда позвонит ему.
Последнее ударило Козмину в голову куда похлеще выпитого.
Это был знак её возвращения. Это значило, что Наташа не просто простила его, она хочет продолжения их отношений.

Уже стемнело, когда они подкатили к подъезду его дома.
Козмину ещё предстояла встреча с женой.
 


Конец 2й части. Продолжение следует.

 В 3й заключительной части вы узнаете все подробности того, что уже произошло и чему предстоит ещё произойти. Вам откроются некоторые тайны 4го измерения, ключ к дверям которого Козмин сумеет найти.


Рецензии