Из жизни отдыхающих

    Осень. Ночи стали длиннее, а дни короче и, что совсем немаловажно, прохладнее. Рисуя в воздухе причудливые геометрические фигуры, потянулись в южные края ласточки, грачи, стрижи и кукушки. Посмотрев на такие дела, поспешила определиться с данным животрепещущим вопросом и супружеская чета Синициных. Случилось это драматическое событие в  прошлое воскресение, сразу же после завтрака.
 Несмотря на основательную тяжесть в чреве, обрюзглый и красный  г-н Синицин решительно мерил размашистыми шагами просторную гостиную и отчаянно жестикулировал. Его бледная половина стояла возле платяного шкафа и не менее отчаянно страдала, смешно морща кукольное фаянсовое личико. Она перебирала наряды, снимала с плечиков одно за другим шикарные вечерние платья,  сарафаны и юбки, с переменным успехом приноравливая их к заметно раскисшей талии. Пришедшиеся  более или менее впору предметы одежды модница загружала в стоящий рядом двухкамерный чемодан на колесиках.
- Ну коотик, - канючила Синицина, не отрываясь от примерки, - А как же мой карибский загар, а как же  самая крутая сессия в инстаграмме…?
- Нет, нет и еще раз нет.  Атлантика отпадает. И вообще, всякая заграница отпадает. В о...пу.  Надоело. За десять лет по четыре загранпаспорта  извели. От текилы мутит, от виски изжога. А эта, как ее, мамахуана? Чтобы заказать (особенно когда под вечер) десять раз про себя протараторишь, как бы с языка не слетело чего. В о...пу ,  в о...пу!
- Что ж, нет, значит нет,- захлопала набухшими ресницами жена, - Только, что  у нас  в остатке  с тобой, если не Доминикана, не Тенерифе и не  Сардиния?  Бодрум что ли? Бог с ним, пусть уж тогда Бодрум! Турция, это же не заграница, котик, верно ведь?

 Мадам Синицина застыла в робком уповании на чудо, держа в руках роскошное черное платье с серебряными оборками. На ее потерянном лице уже отчетливо читалось сомнение по поводу столь опрометчиво отобранного гардероба.

- О чем это ты, душа моя? Не просто заграница, а очень даже дорогая заграница. Забыла, как у них скакнули цены? Пора, пора начинать уже  по средствам жить. Все  вокруг ужимаются и нам стало быть надо, время сейчас такое.  Давно собираюсь приглядеться к нашим внутренним туристическим резервам.  Взять вон Крым, хотя бы.  Новый Свет! - зацокал языком Синицин,- Коктебель, а на десерт - Массандра, но лучше все же Инкерман Каберне Резерв. Или вот еще, к примеру, Абхазия. Чем тебе не райское местечко?  Чегем, Псоу, чача.  Не  отдых, а "Тысяча  и одна ночь", честное слово...
- Но там нет пятизвездочных отелей, вроде, - неуверенно возразила Синицина, со вздохом водружая шикарное  черное платье с  серебряными оборками обратно на плечики.
- Нету? Кто тебе такое сказал? Есть там пятизвездочные отели, встречаются и четырехзвездочные, я даже больше тебе скажу-  нет -нет, да  и трехзвездочные попадутся. Только нам это, все одно, ни к чему.

   Заметив вопросительно вскинутые брови жены, Синицин пояснил.
- Черт побери, разве  нельзя прекрасно переночевать в арендованной квартирке, расположенной где -нибудь на третьей- четвертой линии от прибрежной полосы? А что, сейчас многие так отдыхают. Тихо, никакой  тебе суеты, и "Три семерки"  за углом без курортной наценки . Только не надо меня таранить взглядом,  я,  кстати, о тебе забочусь. Пару- тройку дней  таких пеших прогулок до пляжа и твое любимое коктейльное платье снова сойдется у тебя на спине.
- И куда я его надену в этой дыре, ты подумал? За "Тремя семерками"  с тобой что ли буду в нем ходить? Да уж, похоже мне предстоит самый адский отдых в моей жизни.
- Только не надо так драматизировать, дорогая. Но в целом ты права, ну ее в о…пу, эту съемную квартиру. А знаешь что, давай-ка мы лучше угол себе снимем. Да, угол. У какой-нибудь одинокой сердобольной бабуси- самогонщицы. С электроплиткой. Дешево и сердито. Я со студенчества так не отдыхал. Представь только, как ты будешь готовить мне плов и судака под майонезом. Красота! В кои- то веки у тебя появится достаточно времени на это благородное занятие, а то все  рестораны да фаст фуды- брр. Надоело. Соскучился, я по твоей незатейливой стряпне, дорогая.

   В ответ жена молча достала из чемодана три вечерних платья, положив  вместо них байковый халат, передник, и пару затертых джинсов.
Данный демарш не ускользнул от внимания ее супруга. Он нахмурился и с удвоенной энергией продолжил мерить гостиную:
- И потом, опять одно и то же- море, да море. Ну подумай, зачем нам это море, мы что, моря с тобой не видели?   То-то же. Речка есть и слава Богу. Решено, едем в Моршанск- город, что  стоит на реке Цне. У меня там приятель живет- Мишка Лаптев. Помнишь Мишку? Он еще на свадьбе у нас в хлам нарезался и чуть пожар было не устроил, вот смеху-то было. У него угол, значит, и снимем, за " похмелиться" отдаст. Он, кстати, до сих пор так и не женился, представляешь? Хотя, с другой стороны, кому он нужен- алкоголик.
-В подкидного по вечерам, на рыбалку будем ходить, - не обращая на потемневшее лицо жены рассуждал он, -Зорьки встречать  в камышах будем. Дешево и сердито. Цна это… это, к твоему сведению, приток великой русской реки… какой-то, кажется. Кстати, ты не напомнишь, куда я задевал свои японские катушки?

  Услышав про удочки, супруга в сердцах пнула чемодан ногой, опрокинув его на пол. Из отверстого чрева грузового места на паркет веером вывалились юбки, бикини, платья и сарафаны.
- А не пойти бы тебе в о…пу со своими Цной, Мишкой и электроплиткой, я в таком случае лучше к маме на дачу поеду, там грибной сезон как раз начинается.
- Дорогая, это твое решение крайне опрометчиво, не дури! –  Синицин умоляюще простер руки вслед супруге, отправившейся в ванную комнату- плакать.
- В о…пу, – повторила она не оборачиваясь, и подняла вверх средний палец.
-Дорогая, - растеряно бормотал он пока не захлопнулась дверь и не полилась вода, - дорогая …

  Убедившись, что жена не видит, Синицин торжествующе вскинул руку со сжатым кулаком и пошарил взглядом в поисках телефона.
Из крана в ванну с  шипением била струя, сосед- меломан влупил на всю Эл Джея. Но чем черт не шутит, осторожность пока никому еще  не вредила.  Синицин  затворил дверь в комнату до щелчка фиксатора.
Мгновенье спустя он уже набирал номер, поименованный у него в записной книжке, как «Бухгалтерия»
Наконец на том конце провода ему ответил звонкий женский голос.
-Это я, крошка, - прикрыв трубку ладонью тихо произнес конспиратор. - Ты меня слышишь? Мы едем. Что значит -куда? Ну конечно же в Эмираты. О чем ты, детка? Пять звезд не меньше…


Рецензии
Что значит к маме на дачу?! Во дура баба! Назло надо было к Мишке, да ещё шуры муры с ним закрутить, благо одинокий.

Анисимова Ольга   03.09.2021 17:01     Заявить о нарушении
Не думаю, Ольга, что это классная идея,
с пьянью мутить да еще на глазах у нетрезвого мужа.
Может закончиться криминально...
Спасибо,

Александр Пономарев 6   03.09.2021 16:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.