68. Тайна Белого Братства

   На входе в дом, у белых колонн их встречали нарядно одетые по случаю Елизавета Алексеевна, вдова Антона Александровича,  брата Рысакова и её двадцатитрехлетняя дочь Анна Петровна под руку с Жаком-Анри.

   Женщины оживленно, наперебой выражали радость от встречи и приглашали к столу.
 
   Жак-Анри сделал шаг в сторону Жерома, он вел себя сдержанно, но в каждом движении чувствовалось нервное возбуждение:
- Отец...я рад... всё в порядке?

  Жером сделал легкий успокаивающий жест:
- Да, у меня все в порядке. Мы поговорим об этом, но не сейчас...

   Чуть в стороне стояла смертельно бледная Валери, одетая более сдержанно и строго, губы ее чуть дрожали. Казалось еще немного, и она заплачет. Видеть это было невыносимо.

   Извинившись перед присутствующими, Жером взял ее под руку и увел в комнату.

   Едва за ними закрылась дверь, Валери дала волю чувствам, расплакалась, крепко обняла и прижалась всем телом, целовала, гладила лицо, волосы.

  Жером крепко прижал ее к себе и на секунды замер, уткнувшись лицом в шею.
- Ну, что ты... на самом деле... не с того же света я вернулся... - этими словами он все-же подавился и на секунды замолчал. 

  Валери спрятала лицо у него на груди, зарывшись в пышный белоснежный галстук:
- А что мне было думать, Жером?! Максимильен сослан в Иркутск, как участник декабрьского восстания... а ты здесь всегда будешь подозрительным... как француз-республиканец... Что я должна была думать?! Ведь тебя увезли так официально...

- Милая... родная... успокойся...всё обошлось и я.. никаких претензий к Сержу не имею...он исполнял свой долг...

- О, Серж это отдельная тема! - в добрых глазах Валери блеснуло возмущение и гнев - он так жестоко с тобой обошелся, а ты не имеешь претензий?! А я вот не понимаю, как нам теперь жить с ним под одной крышей... придется возвращаться в Петербург...

  Неожиданно в дверь постучали, обоим пришлось замолчать.

- Валерия Ивановна... месье Анжельбер... мы вас ждем к столу! Просим вас, поторопитесь, пожалуйста! - услышали они нежный мелодичный голос Анны Петровны.

- Хорошо, Annet, дорогая, мы уже идем... - мягко ответила девушке Валери - ладно, об этом поговорим в другой раз, тем более, для тебя, Жером, есть очень важная новость... Я уже открываю, мы идем!

  На пороге стоял подтянутый и строгий, как всегда, но заметно смущенный Сергей Александрович:

- Жером... друг... иди к столу... дай мне немного поговорить с Валери... мне это очень нужно...

  Анжельбер кивнул:
- Хорошо, Серж, я рассчитываю на твой такт... выслушай его, Валери...

  Сергей Александрович проводил Анжельбера глазами и только потом мягко обратился к Валери:
- Лера, пройдем в гостиную, пожалуйста, нам нужно поговорить, много времени это не займет...

  Влажные глаза Валери моментально высохли, плечи развернулись, тонкое лицо приняло чуть надменное выражение, сейчас в ней была видна не скромная мадам Анжельбер, а истинная дочь графа де Марбёф.

- Это я хотела тебе кое-что сказать, Серж. Почти тридцать лет тесного общения, за одним столом... наши сыновья выросли на твоих руках...   но достаточно пустяковых подозрений, и ты был готов... замучить его в ваших застенках!

   Изверг ты все-таки и инквизитор, Серж! Профессия обязывает, верно?! И как мы можем теперь находиться под одной крышей, не подскажешь? А учитывая некоторые новые семейные обстоятельства...и вовсе не знаю, как быть...

  Всё время этого гневного и страстного монолога Сергей Александрович молчал.

- А теперь, Лера... позволь сказать и мне. Жером поддерживает тебя в этом вопросе? Думаю, что нет, он меня понимает так, как не можешь понять ты.

  Я инквизитор, изверг? Хорошо... Лера... но кем был сам Жером, во Франции,  в далеком уже 1793-1794 годах? А Я ЗНАЮ... агент Комитета Общественной Безопасности... стало быть, в известном смысле мы коллеги...

    Разве Жером не ловил аристократов-роялистов и не бросал их в тюрьму... откуда они отправлялись в трибунал и на гильотину?

   Мы оба защищали государственные устои и  безопасность...как их понимали... он защищал Французскую революционную Республику... я защищаю Российскую империю...
 
   Невозможно оставаться под одной крышей? Лера, я говорил с ним об этом и он сам не против, чтобы остаться здесь в качестве моего секретаря... Спроси сама его об этом.

  Я понимаю твои чувства и  не держу на тебя зла за эту резкость... надеюсь, что и ты сумеешь понять и простить меня...за то зло, которое невольно... в силу служебной черствости... я мог причинить тебе... - при этих словах Рысаков осторожно взял тонкую руку Валери и мягко поднес ее к губам.

  На секунды Валери замолчала, но затем решилась:
- Серж... за время твоего отсутствия... произошло кое-что очень важное... Жак-Анри просил руки Анны Петровны... и ее мать Елизавета Алексеевна... согласна...

   Так что теперь мы... Анжельберы и Рысаковы... без пяти минут родственники... Что скажешь об этом, Серж?

  Оба обернулись на скрип двери. На пороге возник Анжельбер, нервным жестом поправляя пышный галстук:
- Что-то важное прошло мимо меня?

- Пожалуй, да... -  Валери подошла к нему, взяла за руки, мягким жестом поправляя манжеты - Жером... наш Жак-Анри и Annet...ну, уверена, ты же не против, она чудесная милая девушка...

- Ну... что скажешь, Жером... - обратился к нему Рысаков  -  со своей стороны я согласен с выбором Анны... Жак-Анри достойный молодой человек...что не дворянин... не страшно, не такие уж мы средневековые люди, на дворе не шестнадцатый век... тем более наша Валерия Ивановна, урожденная графиня де Марбёф...а то, что родственников из французских якобинцев у нас в роду еще не было... хм... так всё когда-то бывает впервые... шучу... Так что?

- Свадьбе быть... Уверен, Анжельберы сумеют стать полезными России...


Рецензии
Прекрасное окончание!!! Спасибо, дорогая Ольга!!!

Игорь Тычинин   09.09.2021 18:49     Заявить о нарушении