9. Знаменательное событие в жизни Юницкого-1888 г

         9.  Знаменательное событие в жизни Юницкого-1888г.

   И не только в его личной жизни.  В  1888 году состоялся первый визит Императора Александра 111  вместе  со своей семьей  в г. Баку.
     Императоры и члены Царского дома часто путешествовали по своим владениям  ,в том числе -по Кавказу , но до Баку не доезжали. Тридцать восемь лет тому 13 и 14 октября 1850 года  город  посетил его Батюшка  Император Александр 11.  Тогда оп был в статусе Наследника Цесаревича и Великого Князя Александра Николаевича.
    На то время в городе было две православные церкви : Бакинская градская Николая Мирликийского в крепости рядом с Девичьей Башней и по военному ведомству-Флотская. Экзарх Грузии Архиепископ Исидор прислал наставление, как должна пройти  встреча  в  градской  церкви . Священник церкви о.  Дмитрий Алексапольский подготовился и вместе с причтом ожидали его с 6 вечера 13 октября. Но Его Высочество прибыл в город в  9 вечера и отправился в приготовленные ему покои на отдых.
   14 октября  Цесаревич  изволил принимать почетных чиновников военного и гражданского ведомства. Там имел счастье представиться и о. Алексапольский. Его Высочество удостоил  расспросами   об его призвании  и  о числе церквей, находящихся в городе Баку.Затем Наследник Цесаревич отправился по главной улице, мимо гауптвахты  осматривать Бакинский батальон,  памятник князя Цицианова, далее поехал на форштадт во флотский двор и там же посетил Флотскую церковь. Возвратившись оттуда в крепость, Наследник Цесаревич поехал осматривать Ханский дворец и даже решился взойти на «Девичью башню», но передумал. Посетив  некоторые  крепостные батареи, он так и не зашел в градскую церковь.  Его Высочество ничего более не осматривал в городе, и  15 октября  1850  года  в воскресный день  рано отправился в путь. 
    В 1888 году главным поводом для приезда Царской семьи была закладка нового Православного Бакинского собора во имя благоверного и великого князя Александра Невского, как памятник его Батюшке, Императору Александру 11, террористически убитого в 1881  году.
   8 октября в 10 часов утра царский поезд прибыл на ст. Аджи-Кабул. Здесь в центре Бакинской губернии  Их Величества  ожидали депутации от ближайших уездов и от сальянских рыбопромышленников, которые поднесли Государю серебренный бочек со свежей икрой. Государь милостиво поблагодарил и долго расспрашивал о положении Сальянских промыслов.  Ленкоранцы   встретили хлеб-солью и в подарок поднесли  медальон   с чучелами птиц, водящихся в их уезде, и образцы сельской продукции : саранчинского пшена, шелка и пр. Через 20 минут поезд отошел. На станции Уджары Их Величества встречал Бакинский губернатор В.П.Рогге.
   Прошло около двух часов и на горизонте мелькнула синева Каспийского моря. Мало- помалу стал вырисовываться город Баку-царство вечного огня и нефти. Красиво раскинулся город амфитеатром на склоне горы и уперся древней крепостной стеной прямо в море. Посреди городских построек, как надгробные памятники минувших веков, поднимались старые минареты и величаво царила над городом сумрачная башня, называемая Девичьей. В ней нет ни амбразур, ни подвалов, ни жилых покоев , которые хоть как-то могли объяснить цель ее постройки.   Но зато с ней связана одна из тех поэтических легенд, которые так присущи  богат фантазиями Восток. Двадцати-четырехаршинный флаг на ней гордо реял над городом.
     Весь город был декорирован транспарантами, флагами и коврами. Красивый «тифлисский» вокзал  буквально  утопал в гирляндах зелени, тропических  растениях  и цветах, которые были привезены из Ленкорани. За несколько часов до означенного момента толпы людей и войска выстроились шпалерами по улицам для приветствия. » С трепетно-радостным настроением» город подготовился к встрече дорогого гостя.
     В начале третьего часа  пополудни  показался Императорский поезд, роскошно убранный зеленью и флагами,  и остановился у дебаркадера Бакинской станции. В ту же минуту над губернаторским домом взвился   Императорский штандарт.Ракета , пущенная у вокзала и пушечный выстрел с морского судна ,   известили город о   прибытии  Его  Императорского Величества  Александра III.  Начался торжественный колокольный звон.  Пушки, не переставая гремели   с морских и военных судов. Многотысячное и нескончаемое: «Ура-Ура-Ура!», загремевшее сперва глухо на вокзале, передавалось далее и постепенно слилось в единый гул многотысячной толпы, который величественно звучал над городом.
    Его Императорское Величество   прибыл вместе с венценосной супругой Государыней Императрицей Марией Федоровной, 20- летним Наследником Цесаревичем  Николаем  и  19- летним Великим  Князем Георгием Николаевичем.
   В числе их свиты: фрейлины Ее Величества графини Голенищевы-Кутузовы, министр Двора ген-адъютант граф  Воронцов-Дашков, военный министр ген-адъютант П.С. Ванновский, министр путей сообщения адмирал Посьет, генерал-адъютант Г.Г. Данилович, командующий Императорской Главною квартирою и заведующий делами канцелярии прошений на высочайшее имя  генерал-адъютант О.Б.Рихтер, гофмаршал двора полковник князь В.С. Оболенский, в должности шталмейстера генерал-майор В.Д. Мартынов, друзья Царевича флигель-адъютанты: граф  и граф  Д.С.Шереметьев,  генерал-майор А.Г. Кавтарадзе , лейб-хирург Г.  И. Гирш и придворный живописец четырех  Российских Императоров Михай Зичи. Сопровождал их Главнокомандующий на Кавказе  князь Дондуков-Корсаков.
     На платформе вокзала их встречали: начальник 21 пехотной дивизии генерал-лейтенант граф Борх, командир Бакинского порта контр-адмирал князь Ухтомский,        вице-губернатор д.с.с. И.А.Бениславский ,  полицмейстер  И.А. Деминский  ,  гласные Думы и  др.
    В одной из комнат вокзала ( названной  позже  Царской)  Городской Голова  С.И. Деспот-Зенович поднес хлеб-соль на серебренном вызолоченном блюде , на котором изображены ханский дворец и минареты,  составляющие бакинскую старину.
     В приветственной речи  он сказал: « Разноплеменное население Баку с восторгом приветствует прибытие Ваших Императорских Величеств. Наш город молодой, но он растет с неимоверной быстротой. Ему, как губернскому городу всего 29 лет, но в последние 10 лет он разросся до таких размеров, что ему уже тесно в отведенных ему границах. Развитие города обуславливается развитием нефтяной промышленности, которая в свою очередь развивается только потому, что не вывозится, а здесь и обрабатывается. Только при таком условии развитие как, города, так и промышленности, имеет блестящее будущее. Город наш юный , но сердце уже окрепло и сильно бьется верноподданническими чувствами ,как и сердца древних городов, вверенной Вам  Богом стомиллионной империи. Город Баку бьет челом к  стопам  Ваших Императорских Величеств и всеподданнейше просит   принять  этот хлеб -соль «.
    Закончив речь, Городской голова преподнес  Ее Величеству  букет цветов в золотом изящном портбукете, на котором с одной стороны эмалью изображено «1888 год- Баку», а с другой – вензель Императрицы из бриллиантов. Супруга начальника губернии Елена Ивановна Рогге  также  поднесла букет цветов.
    Их Величества  милостиво приняли хлеб-соль на серебряном блюде и обошли представителей города . В зале  Ее Величеству  представлялись  дамы местного общества, в том числе и мусульманки в богатых парчовых национальных костюмах. Газета »Каспий»  описала этот момент так: »  Их Величеству были представлены госпожи - Гукасова, Лалаева,  Нобель, фон-дер Нонне, Тагиева, Шагидаева, Фейгль, Неллис и др.  На следующий день газету заставили  дополнить список фамилиями жен азербайджанцев и др. – госпожи: Талышханова, Селимханова, Бакиханова,  Ширванская  , Ханларова,  Костенская, Васильева и Буш.
   С вокзала высокие гости направились в Николаевский собор. При самом въезде в город была устроена триумфальная арка, пестро раскрашенная бакинскими обывателями   красной, синей , желтой и зеленой красками с восточным вкусом. Войска и масса народа в пестрых костюмах стояли на улицах, разукрашенные так, что даже телеги и фаэтоны, разъезжающие по городу, не смели показываться иначе , как  декорированные десятками  флагами.  Кровли, окна  и балконы городских зданий были переполнены зрителями по пути следования Их Императорских Величеств.
    Высокопреосвященство Экзарх Грузии, Митрополит  Санкт-Петербургский   Палладий вместе с двумя Архимандритами ,членами  Грузино-Имеретинской синодальной конторы о. Макарием и о. Кесарием, кафедральным протоиереем Тифлисского Сионского собора о. Елиевым, настоятелем Бакинского Николаевского собора о. Юницким и другими священниками вышли  из соборного храма с хоругвями,  крестом и святой водой,   на церковную  паперть.
    Государь  Император с Августейшей Супругой тихо подъехал на  коляске к церковной ограде. За Ними в отдельных экипажах приехали Наследник Цесаревич Николай с Августейшим братом, придворные чины  и др. высокопоставленные лица. «Картина была потрясающая. Задушевное «ура» пронеслось по соборной площади. Все вокруг буквально плакали от радости при взгляде на Царя- Батюшку, Царицу- Матушку и Чад Их».
   Последовало краткое прочувственное приветствие Владыко Палладия: « Благословенный  Великий Государь  Император, Благословен гряде во Имя Господне, Благословляю вшествие Твое ,всемилостивый и возлюбленный Отец наш отечества, в град сей прежде  темный и неверующий ,отныне  же светлый и  Богопросвещенный.
Град сей имеет первый раз счастье встречать Самодержца своего, Царя православного, с благочестивейшей Царицей и Царевичем-Наследником… Да хранит  тебя Августейший монарх  и весь Царствующий Дом на славу и счастье дорогого отечества. Господь заступник и Спаситель да будет и пребудет на всех путях Ваших ныне и всегда.»
    В соборе были положены дорогие персидские ковры и красное сукно. Все люстры были зажжены. Тихо пели певчие: «Спаси, Господи, люди Твоя».Государь с  семьей  остановился у правого пилона. За ними стояла придворная свита  и  другие лица.  Духовенство  в один ряд расположилось по левую сторону от амвона напротив Их Императорских Величеств.
    В конце молебствия Государь приложился к кресту. Затем состоялась короткая его беседа с Экзархом. Его интересовали достопримечательности собора, количество православных жителей в городе и т.п. Как знаток древнего церковного зодчества и археолог, Государь внимательно осмотрел соборный иконостас и живопись. Высокопреосвященный перехватил научно-любознательный и благоверный его взгляд и дал объяснения: в соборе нет чудотворных икон и других священных достопримечательностей. Сюда были перехоронены останки военного   Бакинского губернатора М. Колюбакин , по просьбе его супруги, умершего в 1872 году.
    Тем не менее, служители относили  к достопримечательностям Николаевского собора  серебряную с эмалированными украшениями тарелочку, на которой грузинская надпись:» Грузинскаго царевича Георгія, 77 золотниковъ «. В 1887 году дочь полковника М. Боброва девица Вера Михайловна Боброва  подарила  в серебряном окладе фамильный образ «Покрова Пр. Богородицы», которому более 100 лет. К ценным предметам относится серебренное Евангелие, приобретенное на церковные деньги протоиереем Зотиковым  за 500 руб . На нем нет указания года, но  по орнаменту носит характер византийского зодчества. В Бакинском соборе  был и другой святой крест с мощами — небольшой серебряный и с  цепочкою для ношения на груди. Но какого святого в ней хранятся мощи, надписи нет.
    Позже в 1891 году в  Николаевский собор  был передан  через сторожа школы отцу Габараеву   небольшой серебренный крест, вызолоченный чрез огонь, в который вложены Св.мощи с надписью: часть древа креста Господня ,часть  кн. Михаила Черниговского ,часть мученика Прокла, часть св. Даниила, часть ап. Тимофея ,часть муч. Артемия , часть царицы Елены.1831 год.   
     При выходе Е.И.В. из собора, Экзархом Грузии было отслужено благодарственное Господу Богу молебствие. На соборной площади православные жители преподнесли Государю дорогой образ  - путевой складень, в середине которого была Икона Богоматери,  а по бокам :  иконы святителя Николая и   Александра  Невского. Как оказалось позже, подарок дорогого стоил…
    Из собора Их Величества направились  на Набережную Александра 11, к губернаторскому  дому. Там был выстроен почетный караул от одного из старейших полков российской армии- 1 роты  81-го Апшеронского  пехотного полка.  Он основан еще Петром 1 и впоследствии приобрел себе известную славу во всех европейских столицах: это взятие Берлина, за что ему пожалованы серебренные трубы, Суворовский поход через Альпы, битва при Бассиниано,  Требии, Нови , на с.Готарди и у Чортова моста. Вторично полк  возвратился на Кавказ в 1819 году при Ермолове и с тех пор стоял бессменным стражем Дагестана и приобрел своими бесчисленными боями заслуженную славу. Почетный караул явился достойным представителем славной, боевой дагестанской дивизии и заслужил первым «Спасибо» Государя.
     Вдоль Набережной стояла масса народа. Шпалеры войск без оружия и с хорами музыки, сменили воспитанники учебных заведений и отдельно, воспитанницы женских учебных заведений. Кругом площади расположились депутации от всех сословий Бакинской  губернии, Дагестанской и Каспийской области.  Император Александр III и Мария Федоровна с домочадцами в Баку принимали изъявления преданности от народов Кавказа и среднеазиатского Прикаспия.
     Первыми приветствовало бакинское биржевое купечество: Ирецкий, Г.З.А.Тагиев, Багиров, Ших-АлиДадашев, Гаджи-баба Ашумов, Колокольцев, Потемкин др. Они поднесли хлеб-соль на изящном (работы Хмельникова) серебренном круглом блюде, с выдающими в четырех краях выступами, на которых  в виде барельефов были изображены: вокзал с цистернами, завод, буровые вышки, пароход и часть морского берега с пристанями. В середине блюда выпуклые эмалью инициалы Императорских имен: «А « и «М».
   В своей речи председатель биржевого купечества сказал, что «Имя города Баку до сих пор мало кому было известно, но, благодаря  попечению Величайшей власти, город получил в торговле европейское значение  и ввиду намечающихся  новых отраслей промышленности есть уверенность, что  развитие его  получит  такие размеры ,о которых  раньше даже мечтать невозможно было». Его Величество милостиво прикоснулось к хлебу-соль и изволил сказать: «Весьма приятно это слышать».
  Затем представлялась депутация от бакинских заводчиков. Они поднесли альбом с фотографиями. Крышка альбома была серебренной с золотыми и эмалевыми украшениями, сделанная местным мастером Саламбековым. Представлялись также молокане.
    Дагестанскую депутацию возглавлял военный губернатор Чавчавадзе  Н.З. Были представители трех городов: Темир-хан-шуры. Петровска и Дербента. Дагестанцы поднесли Императору хлеб-соль на стальном блюде с гербом Дагестанской области посредине (работа Овчинникова) и черную бурку, Императрице - белую бурку, башлык и два куска верблюжьей шерсти. Сыновьям императора Николаю и Георгию дагестанцы подарили шашку в ножнах из черного рога и кинжал.
    Отдельно депутация от дагестанских горцев, которые были словно вылитыми из стали, с выражением достоинства и гордости на лице. Одеты со вкусом , и только одно оружие  блестело серебром и  золотом. Подарки их были просты, оригинальны и изящны. Тут не было роскоши, но была бездна вкуса в мелочах и деталях. Особенно хорошим было стальное блюдо  с гербом Дагестанской губернии, сделанное золотой кубачинской насечкой, и поднос из курагового дерева, инкрустированного серебром,   на котором Государыне подарили письменный прибор из барбарисового дерева с такой же инкрустацией. Это работа знаменитого аула Унцукуля. Ей же подарили сукно  (тифтик), сотканное в Хаджал-махе для платья. Он было настолько нежным. что весь большой кусок уложили в маленькую коробочку.
    В депутации от Дагестанской области  Государь обратил внимание на полковника Гайдарова, отличившегося при штурме Геок-тепе, за что получил, будучи подполковником,  орден св.  Георгия 3 степени на шею  . Редкий случай…
   Депутацию Средне-Азиатских владений возглавлял  военный  губернатор Закаспийской области  генерал-майор Комаров.  Серебро, золото, парча, шелк, блеск и мишура… -это Восток.  Одни были в красных, другие в желтых, зеленых, пестрых халатах с высокими папахами или чалмами, оружие в поясе необычной формы и богато украшено золотом и серебром.
   Обращала внимание  ханша Гюль-Джамал Бей, вдова Нур-Верды-хана, одного из правителей Ахал-Текийского оазиса из племени Тохтамыш, который проявил мужество, отвагу и верность Российской Империи  при взятии Геок-Тепе. Она первая высказалась за присоединение Мерва к России и известна тем, что первая энергично пропагандировала мысль о присоединении племени Тека и др. к России.   На встречу вдова прибыла  с двумя сыновьями , один из которых подполковник, а другой  капитан русской службы . Ханша была одета очень богато:  халат из золотой парчи, отороченный соболями  и драгоценными камнями. Все, по мнению знатоков, стоило не менее 30 тыс. серебром . Император милостиво подал ей руку. Позже ей вручили подарок:  два массивных золотых браслетов, осыпанных крупной бирюзой, а также брошь с бирюзой и жемчугом.
    Туркмены подарили Императрице восемь текинских ковров, а Сыновьям драгоценную саблю, оправленную в чистое золото и обсыпанную бриллиантами и драгоценными камнями,   отбитую текинцами в бою у персидского принца в 1860 году.  Здесь же стояли несколько киргизов в высоких остроконечных войлочных малахаях.  Все они сыны беспредельных степей, впервые переплывшие море и впервые попавшие в европейский город, да еще в такую  торжественную минуту. Они  были  так поражены величием  русского государства ,что многие после этого решили совершить поездку в Тифлис и далее с  целью ознакомится с Россией. 
    Их Величества обошли все депутации, удостоив некоторых лично или через переводчика вопросами.
   Во время передвижений самодержцев по стране их безопасности уделялось пристальное внимание. Охрана была организована тщательно, и тревожных ситуаций обычно не возникало. На этот раз в адрес царской семьи поступало    множество   угроз  и,   по этой причине, он был окружен видимыми и переодетыми  жандармами.
 Государь милостиво поблагодарил за радушный прием и вместе с  Семьей направилась в дом, у подъезда которого стоял караул -офицер и четыре милиционера от Туркменской иррегулярной дружины.
    История дома, который  временно  стал Императорским Дворцом, такова.   В 1865 году, по ходатайству Бакинского военного  губернатора и управляющего гражданской частью генерал- лейтенанта  Михаила  Петровича  Колюбакина, было  получено разрешение на снос старой городской  стены, которая  отделяла город от морского берега и «своей бесполезностью препятствовала свободному движению воздуха».  Освободившееся  пространство было продано  за 44 тыс. рублей и на эти деньги соорудили  маленькую изящную каменную набережную, которая вскоре украсилась красивыми частными домами.
    Первым  своим благоустройством Баку обязан архитектору Карлу Густавовичу Гиппиусу, который отстоял неприкосновенность Ханского дворца, когда явилось предложение приспособить его под тюрьму. Он участвовал в формировании ряда улиц и в проектирования первых домов на Набережной. Знатокам  Баку  хорошо известна его акварель, где отображены дома тех лет. Одним  из первых  домов  и   был этот дом, с  которым связано  много  исторических событий.
    Дом принадлежал частному владельцу и  сдавался в аренду.  Вполне возможно, что дом изначально принадлежал Кокореву, в котором в 1883 году останавливался   русский драматург Александр Николаевич Островский, брат министра Госимущества Михаила Николаевича. Позже он станет известным, как « Губернаторский  дом».
    В  советское время  в доме функционировал   Дом   медработников, в демократическое время разместилась Азербайджанская Национальная консерватория. Затем в  2006 году  дом был снесен и на этом участке  сейчас выстроился новый , более красивый дом,   который тоже будет иметь свою историю . Надо отметить, что за все время существование губернаторства, город так и не построил отдельный дом для проживания губернатора и его семьи.
   Лестница дома была уставлена тропическими растениями, а сени, служившие приемной, резною мебелью. Из них был вход в залу и в гостиную, убранную цветами и коврами. На стене над диваном- портреты Их Величеств. В гостиной   был   балкон  в виде террасы,  который выходил в Губернаторский сад. На балконе среди растений  стояла тахта, покрытая коврами,  с  мутаками.  Комнаты Наследника Цесаревича и Великого Князя Георгия - общие.
     Из губернаторского дома открывался прекрасный вид на берег моря, с разукрашенными флагами набережной и на множество судов. Мимо дома губернатора проходил караван с навьюченными верблюдами, ишаками и мулами, на которые с любопытством смотрела Ее Величество Государыня.
    Через полчаса в половине третьего Их Величества отправились для осмотра учебных заведений. Начали с Мариинской женской гимназии. Ученицы подготовительных классов усыпали их путь цветами, что знаменовало распространение благодати. При входе  Императорской семьи  хор из  трехсот гимназистов и  семидесяти учеников реального училища исполнили под  аккомпанемент  рояля ,органа и оркестра из 70 учеников реального училища  гимн Бетховена: »Прославление Бога« и  по просьбе  Их Величеств две пьесы:  «Отчизна « Абта , «Весна» Дольче и   «Рассвет« Чайковского.
    Благодаря особым акустическим свойствам здания, пение производило удивительный эффект. Музыкальной частью, как в гимназии, так и в женском заведении св.Нины заведовал, безвозмездно и с полной любовью к делу, отставной капитан 1-го ранга, видный деятель бакинской промышленности Николай Константинович Ирецкий, обучавший девиц хоровому пению. Он удостоился разговора с Государыней, после окончания которого семь учениц младшего возраста поднесли Ее Величеству  белую суконную скатерть с   вышитым  шелками  гербом города Баку собственной работы.
    За ними на средину зала вышел ученик 7-го класса, реального училища  Ермолаев, поднес от имени учеников училища букет и прочитал приветственное стихотворение собственного сочинения: »Сердца  юные преисполнены Чистой   Так и рвутся вон непокорные, Чтоб поведать Вам про любовь свою , про любовьрадостью, неподдельною, Что пришлось нам зреть Царя-Батюшку, Царя-Батюшку с  Царицей-Матушкой, с Царицей-Матушкой и их Детками. свою неизменную ,Неизменную Дому Царскому… Сохранит Вас Бог для Руси Святой ,Ниспошлет на Вас благодать Свою!  Пусть узнает мир, вся Вселенная, Что за благость царствует на Руси святой!...Посмотри -кавказцы, ранее непокорные, Пред твоим  Величием преклоняются. Храни Боже наш, Царя русского!»
     Поблагодарив юного поэта , Государева  Семья во дворе гимназии встретилась с учениками других учебных заведений и при общем пении хора »Боже  Царя храни», отбыла в женское заведение св.Нины. Там дорогих гостей встречали д.вице-губернатор д.с.с. Бениславский и Председатель правления  Е.И.  Рогге, которая имела счастье представить их Величествам членов Правления: К.И. Семянникову, Е.Н.Башкирову, И.Н.Лемерман, начальницу заведения М.А.Чудецкую, члена -казначея П.П. Семянникова , члена- управляющего делами В.Б. Абрамовича , врача заведения Латкевича Р. С. , госпожи :Фон-дер- Нонне, Де-Монфор, Нобель, Неллис, Соболевскую, Яворскую, Семигалову, Муравьеву, Филиппову,   Кутькину, Васильеву и др.Всем представляющимся Ее Величество изволила милостиво подать руку, которую те почтительно поцеловали. Многие потом сохранили перчатку, в которой им посчастливилось прикоснутся к   руке  Императрицы.
   Затем все перешли в столовую (актовый зал был еще не отремонтирован), где собрались все пансионерки заведения.  От имени всех учениц   их приветствовала Ольга Якубовская, которая в 1887 году окончила курс 7 класса женское учебное заведение  с золотой медалью. Ученицы поднесли пуховую подушку, а дамы – три кресла, обитые малиновым бархатом и вышитые шелком в персидском стиле.
Во дворе Государи,  обойдя воспитанников и воспитанниц от других городских и частными   учебных заведений,  отправились на закладку  нового собора.
     Как сообщает  А.И.Юницкий,  8 октября в четыре часа пополудни  при стечении огромного количества народа и представителей всех вероисповеданий  началось главное торжество года. Вся Императорская семья направилась к месту закладки.  Там был устроен особого рода павильон, к которому вел помост, покрытый красным сукном. Перед входом устроена арка, убранная зеленью и флагами с надписью :» Благословен   грядый  во имя Господне».
   Их Величества были встречены духовенством (два архимандрита и шесть священников) во главе с Высокопреосвященнейшим Экзархом Грузии, Архиепископом  Палладием, которые совершили крестный ход из  Николаевского собора к месту закладки. Началось богослужение. 
     По совершению молебствия Их Величества, предшествуемые духовенством, прошли к месту закладки. Закладка совершалась под руководством архитектора Д.Д.Буйнова.  Вначале место было окроплено Святой водой, помазано муром, после чего,  согласно Уставу  Православной церкви,  Экзарх    вложил в основной камень Святые мощи  князя Александра Невского в серебреном ковчеге.
    Их Величества положили монеты чеканки 1888 года, а  сверху уложили вызолоченную через огонь медную  доску  с надписью , где был   обозначен  год , месяц и при ком, был заложен храм  Александра-Невского, которая тут же была прочтена присутствующим священником Юницким.
    На доске было написано: » Во имя Отца и Сына и св.Духа основана сия церковь в честь и память благоверного и великого князя Александра Невского при державе и личном присутствии Благочестивейшего, Самодержавнейшего Великого Государя Нашего Императора Александра Александровича Всея России и Супруги Его Благочестивейшей Государыни Императрицы Марии Федоровны, Наследника Его Благоверного Государя Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича  при Благоверном Государе и Великом Князе Георгие Александровиче; при главноначальствующем гражданской частью на Кавказе, князе Александре Михайловиче Дондукове-Корсакове и святительстве Преосвященнейшего Архиепископа Палладия, экзарха Грузии; при членах  строительного по собору комитета: Владимире Петровиче Рогге, Алексее Владимировиче Костенского, Льве  Евгениевиче Васильеве, Вениамине Александровиче Башкирове, священников собора Александре Юницком, Георгие Благовестникове , Бидзине Габараеве и церковном старосте Федоре Семеновиче Григорьеве, по проекту академика Марфельда , в лето благополучного царствования Его Императорского Величества Государя Императора  Самодержца Российского Александра 111 - осьмое ,от сотворения мира 7396 , от Рождества Христова 1888,   индикта «первого месяца октября 8 числа». 
      Первый  кирпич (не золотой, как утверждает уважаемый Манаф Сулейманов-прим. автора), после окропления святой водой, своей Державной рукой  был положен Государем Императором Александром 111, второй- Государыней Императрицей, третий - Государем  Цесаревичем Николаем Александровичем и  четвертый - Великим князем Георгием Александровичем. Кирпичи и  монеты  были заложены в  особо устроенную для этого  нишу.
    Далее клали камни : Экзарх Грузии, губернатор и т.д.  Сверх камней  надвинули громадную плиту и привинтили ее. Закладка закончилась обычным многолетием. Все это сопровождалось песнопением общего хора (6 человек из хора Тифлиса  и 12 человек из Бакинского Николаевского собора ) под управлением архиерейского регента, священника Аушева.
    Средства на строительство АН собора были дарованы из государственной казны Царем Миротворцем  Александром 111. Строительный отдел собора возглавляли Бакинский  губернатор В.П.Рогге   и Благочинный протоиерей  А.В.Юницкий.
     После окончания закладки собора Их Высочества и Величества соизволили вернутся в свой дворец,  где  в 7 часов  вечера   состоялся  семейный обед. Во время обеда на старокладбищенской горе, на которую открывался великолепный вид из дворца, был сожжен фейерверк из четырех отделений.
     Прекрасно задуманная и составленная программа фейерверка, несмотря на сильный  южный ветер, была хорошо выполнена.  Особенно удалась 1У декорация: перед глазами  присутствующих предстала вдали колоннада, с длинным  рядом арок ,в которых то и дело появлялись вензелевые изображения Высочайших имен, увенчанных Императорскими коронами .Одновременно раздавались выстрелы от марсовых огней, марс-шлангов, от взрыва фугасов и бомб. После каждого выстрела воздух покрывался дождем разноцветных огней , освещавшим горы на большом пространстве. Не менее удачным был сожженный в конце фейерверка большой павлиный   хвост из несколько тысяч ракет с разноцветными огнями.
     В половине десятого вечера обед  окончился  и   Государыня  Мария Федоровна вместе с Цесаревичем Николаем и Князем Георгием отправились на поезде в Сураханскую деревню  осматривать Вечные огни  и  Храм огнепоклонников, который был иллюминирован.  К этому времени сила огня в храме резко ослабла и, чтобы он горел ярче, подвели специальные трубы, по которым пустили газ.
     Там они были встречены депутацией во главе с супругой начальника Бакинской губернии Е.И. Рогге. И опять цветы. Госп. Башкиров вместе с супругой были удостоены чести поднести Царевичу Николаю альбом с общими и детальными  видами индийского монастыря и сураханского завода. Милостиво приняв подношения, Августейшие Посетители осмотрели монастырь и келии. Объяснения давал Главнокомандующий. Затем здесь был сервирован чайный стол и десерт. Государыня мило беседовала с госпожами Рогге и Башкировой, сидящих по обе стороны. За этим столом присутствовали Его Императорское Величество Александр 111 и другие.
    После окончания чая Их Величества под звуки народного гимна, который исполнял апшеронский полк, последовали к платформе. Громкие, несмолкаемые  крики  «ура» присутствовавшего там  народа,  сопровождали отъезд Царского поезда.
   В этот вечер Экзарх Палладий вместе с о. Юницким (в доме которого он   остановился) инкогнито проехали в коляске по городу и убедились в искренности     бакинцев,  праздновавших  это событие.
     9 октября, в воскресенье в 10 утра Их Величества слушали Божественную литургию в Морском соборе на Баилов мысе, которую совершили протоиерей Масютин с диаконом Николаевского собора Буцем. В память посещения ЕВ Александром III храма, Морскому собору было подарено священническое облачение из индийской парчи.Здесь же, напротив собора был устроен павильон в персидском стиле, убранный коврами и цветами на щитах. По окончании литургии  в Высочайшем присутствии был совершен смотр войскам. Перед Его Высочеством прошел парад старейшего  и доблестного 84-го Ширванского полка, шефом которого он назначил Наследника  Цесаревича Николая. После смотра и посещения морского госпиталя Их Величества возвратились в город морем на легком катере.
   В этот день во Дворце Их Величества принимали прошения. Это было обычным при таких путешествиях. К сожалению, нам не удалось найти сообщения о сути жалоб и просьб, поданных в Баку. Но существуют воспоминания о дедушке Императоре Николае 1 при его путешествии по Кавказу в 1837 году:» В Иреване во время обеда  во дворце сердара - бывшего правителя ханства с  улицы донеслись крики: "Арзымыз вар, коимирляр!" (у нас есть прошения, но не пускают). Кавказский командующий Г.В. Розен объяснил, что это-де крики восторга по случаю приезда русского падишаха. Николай 1 не поверил и послал разбираться начальника своей канцелярии. Тот вернулся с кипой прошений…»
    В 12 с половиной часов состоялся  завтрак ,на который были приглашены все начальники отдельных частей и офицеры-георгиевские кавалеры.
     В половине третьего часа дня Их  Величества отправились на завод Нобеля,  где их встретили дети покойного Людвига Нобеля - Эммануэль и Анна,   а также директора  Товарищества - Бильдерлинг и Неллис. Анна Нобель поднесла Ее Величеству букет цветов в изящном, золоченном, ажурной работы порт-букете, с прозрачной эмалью и бриллиантами . Его Величеству была поднесена хлеб-соль на серебреном блюде, на дне которого изображен вид керосинового завода,  на борту - Императорский герб и вензель, а между ними шесть медальонов  с   выгравированными видами буровых скважин и вышкой нефтяного фонтана , видами   наливного парохода, наливного поезда, отделения очистки и завода серной кислоты.
     На заводе была устроена арка в русском стиле. Вход на завод был устроен в виде беседки, обтянутой тканью трех цветов: белой, синей и красной и  роскошно декорированной  гирляндами из зелени. По всему пути следования было положено красное сукно. С одной стороны дорожки стояли служащие завода, с другой-их семейства. На стене  завода  при входе - рисованная карта  Апшеронского полуострова. Его Величество внимательно рассматривал эту карту.
     Перед перегонным отделением была нарисована в огромном масштабе карта завода. Объяснения его Величеству давал Нобель, Государыне, Царевичу Николаю и Великому князю Георгию Александровичу- Неллис. Их Величества внимательно рассмотрели эту карту и в последовательном порядке познакомились с разными отделениями завода.
   На обеде в саду «Вилла Петролеа» Августейшие гости подняли бокал шампанского за процветание нефтяного дела.Его Величеству преподнесли альбом из массивного серебра в русском стиле с узорами из разноцветной эмали. В альбоме находилось тридцать фотографий с видами Нобелевских заводов. Наследнику Николаю подарили дубовый ларец с 24-мя хрустальными флаконами образцов нефти и всех продуктов, получаемых из нее. Князю Георгию вручили серебряную модель буровой вышки с насосом, что  вызвало у него  огромное восхищение
     Милостиво поблагодарив ,Государи последовали через арку,  сооруженную из рей и мачт,  на пристань,  в конце которой был  устроен павильон из флагов.20- минутное пребывание на наливном пароходе »Дарвин» позволило им   увидеть Черный город  со стороны моря. С пристани они прошли до коляски и проследовали до вокзала, откуда отправились в Балаханы.
Надо отметить, что по нобелевскому заводу Императорская семья  разгуливала без единого шпика в округе. За безопасность отвечал инженер Эдвин Бергрот.
     Около 5 часов по пополудни Царский поезд прибыл на ст. Сабунчи, где  при въезде была устроена арка в персидском стиле, а при выезде - из инструментов бурения. При встрече находились все нефтепромышленники. Августейших путников встречал от имени нефтепромышленников Апшеронского полуострова г.Козляконский,   который удостоился поднести хлеб-соль на серебренном, вызолоченном блюде диаметром 9 вершков с надписью : » от  нефтепромышленников  Апшеронского полуострова». Внизу герб бакинской губернии, вверху-государственный герб, с левой стороны выгравирована  буква « А» с бриллиантовой короной, справа – «М «  тоже с бриллиантовой короной. Края блюда орнаментированы бриллиантами. Середина блюда изображала ряд буровых вышек с фонтанами, столбами телефона, проволоками и нефтепроводной станцией с нефтепроводной трубой ,  с  каймой в мавританском стиле. Солянка  сделана в виде  фонтанного колпака.
      При въезде на Балаханские промыслы была поставлена изящная арка исключительно из буровых инструментов, на верху которой художественно были сделаны монограммы «А « и  «М « из цепей. Милостиво приняв приготовленный нефтепромышленниками чай, Их Высочества  с интересом смотрел на фонтан на одном их участков. Все объяснения по буровым работам представлял  Управляющий горной частью на Кавказе г. Меллер.
       Затем на коляске Его Величество соизволил посетить павильон, устроенный на земле Каспийско-Черноморского общества. Он был сделан их бухарских шелковых тканей и представлял собой изящную картину. Здесь нефтепромышленники поднесли прекрасно выполненный альбом  с  фотографическими снимками промыслов. Альбом представлял собой буровую вышку с двумя откосами (пристройками для тартания).  Посредством особой пружины один откос открывается и глазам представляются фотоснимки разных способов бурения  и перекачки нефти. Вышка сделана из черного дерева.Бакинский фотограф Жорж два раза снял Царскую группу в этой торжественной обстановке.
      Здесь же имел честь представится г-жа Соколова и г. Рагозин( последний от имени фирмы «Шибаев и К «). Он поднес Их Величествам хлеб-соль на серебреном блюде с изображенными на нем видов частей завода, моря, пристани и государственного герба.   В 6 часов вечера Государи выехали в Баку.
     Вечером 9 октября в 7 часов   Их Величество   давал Императорский обед, на который кроме лиц свиты и военных чинов были приглашены : от города-городской голова Деспот-Зенович, от нефтепромышленников г.г. Нобель, Бильдерлинг, Башкиров, Дебур, Тагиев, Багиров, Фейгль , Адамов, иностранные консулы  и др  .
     Удостоились этой чести и представители разных депутаций :от  Шамахинского уезда-Мамед-Ага-Мамедин и Шахбаз-бек-Ших-Алибек, от Джеватского – Уммай-хан Ширванский, от Кубинского- Гасан-хан Бакиханов и Мамед- бек Гейдар-хан, от  Ленкоранского- Меджи-бек и Аскер-хан Талышинские, от Геокчайского- Касум-бек  ,от Бакинского- Ага-бек Селимханов.
Первый тост был провозглашен Его Величеством за процветание города и за его деятелей, второй тост Экзархом Грузии за здоровье Его Величества и третий -князем главноначальствующим  края кн. Дондуковым-Корсаковым-  за Ее  Величество.
     Был приглашен  на обед и настоятель Николаевского собора  А.И.Юницкий, который  оставил воспоминания об этом важном событии  в  жизни города и в его личной жизни. «Описать всю величественную картину этого торжества не хватает слов и уменья. У каждого прибора была карточка с титулом лица, которому предназначалось место. Здесь же красовалось, роскошно отпечатанное, обеденное меню, которое было положено перед прибором». После обеда Юницкий захватил с собой на память тот экземпляр печатного меню , который  лежал перед его прибором.
  Виньетка -хорошо исполненная олеография. С левой стороны картины-меню изображен главный фасад ханского дворца, в глуби виднеется навьюченный верблюд. Впереди шествие восточных представителей мусульманства. Среди всех выступает перс, который на поднятых над головой руках держит Бакинский герб с русской Царской короной. На картине изображены другие представители туземцев: дагестанцы,  бухарцы, туркестанцы, талышинцы  и пр. Лица их выражают полную покорность, привет и молитву. Внизу,  на арабском языке отпечатана и сама молитва из Корана. Она гласит: »Господи! Храни  справедливого Царя ».
  С правой стороны была сделана надпись:» Обед 9 октября 1888 года: Ботвинья; Суп шотландский ; Пирожки; Стерлядь с огурцами; Телятина с гарниром; Холодное из гусиной печени;  Жаркое; Утки; Салаты;  Артишоки с трюфелями ; Мороженое».
   Начался обед.  Немногие ели за царским столом,  большинству  хотелось еще и еще раз посмотреть на Августейших Путешественников.  Пошли тосты со стороны хозяев. Городской Голова Деспот-Зенович в своей выступлении сказал: « Необходимо преградить вывоз сырья иностранцами и нет никакой необходимости строить нефтепроводы. Мы считаем, что чем скорее мы вытесним американцев с занятых ими рынков и чем больше сбудем керосина ( а не сырой нефти- прим.автора)  за границу ,тем будем  богаче .Нобель довел главную артерию до Персии, где у него стоят резервуары, а вот Ротшильды все отправляют за границу». Выступление было встречено с одобрением.
      Затем были тосты за Высочайших гостей со стороны Высокопреосвященного  Палладия и Князя Дондукова-Корсакова. Государь Император и Государыня милостиво беседовали   с ними  за столом.  В зале звучали звуки восточной музыки и песен, «Отчизна»  - Абта  и «Весна»-Дольче».
      Лично для  Юницкого  Царский обед представлял двойное счастье»: Господу было угодно удостоить меня быть участником царской трапезы; Государь же за обедом предложил несколько вопросов обо мне Экзарху Грузии».
     По выходе из-за стола Государь подошел   вместе с кн. Дондуковым-Корсаковым к настоятелю Юницкому. Князь сказал о нем несколько лестных слов , на что Государь милостиво улыбнулся и произнес: »Приятно». «Вы недавно здесь, спросил Государь; с которого года на службе, где служили прежде; вероятно, трудно вам нести свои обязанности в Баку?» Ответы Юницкий не приводит.  В то же время мимо прошла  Государыня Императрица. Она протянула  руку, которую  Юницкий и удостоился поцеловать.
     Все это время на море стояло масса судов. В бухте двигалась взад и вперед громадная иллюминированная лодка с гербами. По воздуху летали огненные ракеты. Погода благоприятствовала торжеству. На Набережной, против губернаторского дома, гуляли десятки тысяч людей, а перед подъездом выстроилось несколько хоров военной музыки.
    В начале десятого вечера во всех городских церквях начался колокольный звон. Готовились к отъезду.  По всему пути выстроилась масса людей, горела иллюминация и бенгальские огни. Жители стояли и сидели на балконах. Особенно было там много женщин-мусульманок, окутанных до головы в покрывала. Никто не хотел пропустить возможность увидеть Государя. Православный люд снимал шапки, крестился и говорил:»Да сохранит Вас Господь Бог!»
     На вокзале собралось все начальство в парадной форме. Хор военной музыки играл: »Боже, Царя храни!».    Государь Император сказал: » Прощайте,  Дай вам здоровья!». Паровоз дал свисток и Царский поезд отъехал. Долгое задушевное »Ура»  раздалось в ответ на его милостивые слова.
По случаю пребывания его Императорского Величества в Кавказском крае многие   чиновники за «усердно- отличную службу» были награждены.  Орден Станислава 11  степени получил Эммануэль Нобель,  Арнольд  Фейгль,  Г. З. А. Тагиев и др. Были пожалованы подарки многим членам депутаций. В ходе визита царь преподнес разным людям 20 серебряных блюд. Офицерам туркменской милиции и переводчику Ахмед-беку Эффендиеву- драгоценные перстни. 20-ти лицам- почетные халаты , а остальным-часы.
     10 октября в 9 утра в Бакинском Николаевском соборе Экзархом Грузии, в со служении  всего городского духовенства,  был отслужен напутственный молебен.
В это время  Царский поезд подъехал к  Елисаветпольской станции. Здесь , как и везде,  в убранстве вокзала и дебаркадера было изящество и роскошь.   К особенностям нужно отнести оригинальный вензель ,составленный не из зелени и цветов, а из детей, размещенных по лестнице так, что вензелевую букву» А» изображали мальчики, а римскую цифру 111 под ними- три маленькие девочки, одетые в русские сарафаны с золотыми кокошниками на головах. По одну сторону этой группы расположился оркестр учащихся Елисаветпольской гимназии, с другой -хор служащих Закавказской железной дороги .Они приветствовали  появление Императора народным гимном.Это приветствие так понравилось Императору, что он попросил фотографов  запечатлеть этот оригинальный вензель.
     Выйдя на платформу вместе с губернатором Елисаветпольской губернии генерал-майором кн.Александром Давыдовичем Накашидзе, встретившем поезд на границе своей губернии, Государь приблизился к депутациям и приняли хлеб-соль на старинном резном деревянном подносе. Тут же представились Его Величеству две карабахские ханши, одна из которых известная просветительница Хуршидбану Натаван, дочь известного Мехтигулу-хана Джаваншира, последнего Владетеля Карабаха. Ханши были одеты в национальные костюмы, у одной из них головная повязка была украшена по галуну крупным аграфом(заколкой) из драгоценных камней. Ханши поднесли Государю замечательной работы ковер, Государыне- накидку ,расшитую золотом и Цесаревичу- 
 шерстяную попону известной карабахской работы.
   В свою очередь Государь Император  Всемилостивейше  соизволил пожаловать Шараф Докаган-бегуме, вдове дворянина Хидаят-ага Джаванширова браслет с тремя изумрудами и 12-ю бриллиантами , а ханше Уцмиевой брошь с бриллиантами.
Предполагаем,что в своих записях Натаван-ханум оставила воспоминание об этом событии.
    Отсюда Гости направились в Императорские комнаты, где была устроена выставка произведений губернии: громадные олеандры, померанцевые,   лимонные и гранатовые деревья, разные овощи, снопы зерна и другая сельскохозяйственная продукция,  а также местные изделия  и древнее оружие.При входе в зал они были встречены супругой губернатора кн.  Накашидзе, которая преподнесла Государыне букет от  лица елисаветпольских дам.
    Император внимательно рассматривал выставку, обратил внимание на лимонное дерево, имевшего на своих ветвях более 300 плодов, на гигантские арбузы и дыни,  местные изделия, среди которых была старая скатерть, расшитая золотом и принадлежащая по преданию Ага-Магомед-хану,  разгромившему в 1795 году Тифлис.
    Ученики Михайловского профессионального училища преподнесли горку , сложенную из всех минералов и руды, имеющихся в Елисаветпольской губернии.
     Государь Император в самых милостивых выражениях отозвался об отрадном впечатление, вынесенным им из посещения Кавказа, о благоустройстве и процветании вверенному ему края.
      Начальствующий гражданской частью на Кавказе князь Дондуков-Корсаков, осчастливленный столь высоким знаком монаршего внимания, посчитал своим священным долгом  поблагодарить всех  своих помощников и  сотрудников в деле управления Кавказом. Только благодаря  труду и разумной деятельности этих лиц удалось  достигнуть столь блистательных результатов. Он выразил благодарность губернатору Елизаветполькой губернии князю Накашидзе, его вице-губернатору д.с.с. Якобсону, временно исполняющему должность  Казахского уездного начальника  полковника князя Тархан-Моуравова, коллежского советника Кикодзе и др.
   По ходатайству Начальствующего на Кавказе Государь Император  в ознаменование  пребывания  Их Императорских  Величеств в Кавказском крае Всемилостивше соизволил пожаловать награды –серебренную медаль для ношения на Аннинской ленте землевладельцу Насиб-беку Султановуи жителю колонии Еленендорф 2-й гильдии купцу Христофору Фореру.
  Тысячное население, собравшее на станции, своим непритворным выражением счастья видеть монарха и его Августейшую семью ,показывает   им свою беззаветную преданность.
   Вскоре Царский поезд двинулся дальше, мимо Тифлиса, Мцхета, Михайлова ,Кутаис до ст .Батум. 14 октября 1888 года Императорская семья покинула Кавказ. Крейсер  »Москва» вышел в Черное море и взял курс на Севастополь.

  Использованная литература:  Статьи А.Юницкого.
                Газета «Каспий» за 1888 год.
                Потто В.А.Царская семья на  Кавказе,1889г.Тифлис.
                и другие.
                Государственный Исторический архив АР



   
 


Рецензии