Памяти красная медь

Завернули тебя в три покрова, схоронили под двумя дубками. Медная нить из красной шерсти связали 11 прекрасных лет в одно ожерелье. Маленьким щенком ехал ты из Львова в картонной коробке из-под мороженого пломбир, большим и красивым псом вынесли тебя в серое сентябрьское утро. Не услыхать больше звонкого лая в моем доме, не пройдет сквознячок по ногам от взмаха пушистого хвоста. Никто больше не выпрашивает вкусностей у стола, хитро глядя каштановыми глазами, никто громко не лакает воду из зеленого ведерка в ванной.

Пустота там, где ты любил спать. Лежбище твое превратилось в обыкновенный угол, столовая твоя стала просто куском кухни. Всё обжитое тобой пространство разом стало скучным и неинтересным. Мои глаза ищут тебя под столом, между двумя креслами в гостиной, растянувшимся во всю длину на балконе. Везде ищут, но негде тебя больше нет. Воображение представляет, как ты сидишь напротив, как даешь лапу, как просишься гулять, легонько подпрыгивая и радостно всматриваясь в мое лицо. На секунду я ему верю, но тут же спохватываюсь, не вынося боли, а картинка размывается и слизывается реальностью без твоего существования.

Мну в руках старый потертый ошейник. На самом краю, слева, выступила на железном колечке капля ржавчины. Как я раньше ее не замечал? Вздыхаю. Дорогой друг, надеюсь тебе там хорошо. Ты любил гулять в лесу. Мчался сквозь репейник и крапиву, собирая на рыжую шубу всевозможные цепкие семена, которые мы потом кропотливо выбирали вечерами, игнорируя твое недовольство. Ты любил плавать в пруду, хотя в воду заходил неохотно, приходилось заносить на руках, как коронованную особу. Любил первый снег, кувыркался в заметах и топил робкие снежинки на розовом языке. А вот гроз боялся. Жался ко мне при первых раскатах грома, тревожно поскуливая и часто дыша. Дескать: «Эй, прекрати это».

Да, тебе там будет хорошо. Лес и пруд недалеко, а сезон гроз уже закончился. Слушай пение последних птиц, ощущай сквозь прель листвы шажки стремительных белок, любуйся порханием медлительных осенних бабочек, купайся в дубовых кронах, отражая каштановыми глазами лучи медового солнца. И знай, что я рядом. Юго-западный ветер донесет к тебе мой запах или, еще лучше, аромат твоих любимых блинчиков. В дорогу мы положили тебе игрушку и сладостей, так что скучно точно не будет.

Мы будем навещать тебя, а еще помнить и любить, самый лучший пес в мире. Пройдет немного времени, сущая кроха по меркам вечности, и я тоже окажусь на пороге тьмы. Знаю, что ты блеснешь мне сквозь мрак медной вспышкой, грянешь сквозь сотни ветров серебряным лаем, и душе моей не страшно будет идти к тебе сквозь бурю. Мало того, я сорвусь на бег, чтобы быстрее вжаться носом в теплоту красной шерсти и заполнить нашу разлуку лаской долгожданной встречи.

Жди меня, Джек, жди.   


Рецензии
Сильная вещь. Я ничего не читал лучше о чувстве человека к любимому животному. Вообще, как-то грустно получается. В христианстве Спаситель пришёл спасти исключительно род человеческий. Для животных Царство Божие не предусмотрено. И бессмертной душой Бог наделил лишь человека. Но некоторые животные (особенно собаки) очень хороши, гораздо лучше многих людей. Такое ощущение, что у них есть душа, разум, что они различают добро и зло. И предположим, некий добродетельный человек попадёт в рай. Но он не обнаружит там любимого пса. Как-то нехорошо получается.

Александр Ерёменко   15.09.2021 21:34     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.