Получасовые рассказики. Мотушкины

Рассказик седьмой

               
Вначале была Лиза… Лиза Мотушкина родилась 02 сентября 1892 года. Второго сентября – это уже по новому стилю. По старому стилю можно вычислить. Но в моей памяти, а для меня это родная, важная дата, живёт второе сентября. День рождения моей бабушки. Это сейчас я знаю, что она станет моей бабушкой, через много лет. А тогда никто даже не знал, выживет ли этот ребёнок. Тогда, знаете ли, дети, особенно младенцы, особенно новорожденные, часто не выживали. И об этом я тоже знаю от бабушки.

Вся моя дошкольная жизнь связана с ней. И школьная тоже. До 13-ти лет… Все знания о мире, о правилах поведения и много всякой всячины из истории я узнала от нее. Все мои платья, да и пальто тоже, сшиты ею. Все шапки и варежки связаны её руками. Все мои умения в рукоделии и кулинарии – это её наука.

А тогда, в 1892 году, это был просто младенец. У неё сохранилось очень раннее воспоминание, позже подтвержденное ее мамой. Бабушкино первое воспоминание, как она сидит на руках у мамы, в бане. Мама дала ей в руки кусок мыла, а оно то ли скользкое было, то ли большое для маленьких ручек и упало, выскользнуло. Вот этот эпизод она запомнила и спросила у мамы, было ли это на самом деле. Было. И было на тот момент Лизе год или год с небольшим!

Не знаю, ну вот не знаю, была ли бабушка первым ребёнком, были ли дети до неё, но из выживших в младенчестве, из выживших в детстве, пережив вместе со страной Первую мировую, Гражданскую, НЭП, голод, Великую Отечественную, Лиза осталась старшей из детей Мотушкиных Фёдора Петровича и Евдокии Ивановны. Она рассказывала мне про сестру Верочку, умершую в 5 лет, не знаю от какой болезни. Потом были красивые такой утончённой, неземной красотой две её сестры, Капитолина и Анисия, талантливые, певшие в церковном хоре и ушедшие практически одна за другой. От туберкулёза. В 28-29 лет. Совсем молодыми. Я так помню из бабушкиных рассказов. А то, что они были красивыми, понятно любому, их фотографии сохранились. И на одну из них, на Капу, похожа, как мне кажется, моя двоюродная сестра Людочка. А на Оню, Анисию, похожа моя мама. И были ещё братья, младшие бабушкины братья. Пётр, умерший после Великой Отечественной в 36 лет, от болезни. Александр, который приезжал на похороны моей бабушки, когда мне было тринадцать, а потом мы с мамой ездили через пару лет хоронить его самого. И по моим понятиям подростка он был старым. И последним ушел Михаил. Самый младший. Я уже будучи взрослой, навещала их с бабушкой Дусей, его женой, в Электростали в их квартире с высокими потолками и большой кухней, где помещался обеденный стол. Дядя Миша в своё время был начальником политотдела, полковником. И на его двери была табличка. Полковник Матушкин Михаил Фёдорович. Именно Матушкин.
    
Видимо где-то, кому-то, когда-то при выдаче ему документов, показалось, что так логичнее или благозвучнее… Но правильно писать через «о», так было на бабушкином свидетельстве о рождении. Так встречалось и на подписях к старым фотографиям…

    
На сегодня всё. Но у меня ещё есть много чего рассказать. Продолжим завтра.


Рецензии