Служили два товарища - письмо другу

Здравствуй, Андрей! Как дела, брат? Рад за тебя, и у меня всё хорошо, слава Богу!..

Вот зачем ты спрашиваешь, как так получается, что у меня нет боевых наград за Афганистан, а у Иржи вся грудь в орденах и медалях? Ну, не принято у нас об этом спрашивать. Все знают, как и кому порой награды достаются, и как кто-то незаслуженно не получает ничего. Но у меня нет никаких обид, и никаких претензий ни к кому по этому поводу. И мы никогда не спрашиваем друг у друга, у кого какие награды.

Нет, понимаю твоё недоумение и непонимание того, как так могло получиться, что два однокашника по военному училищу, попав служить в Афганистане в одну дивизию, так отличаются по наградам. Когда ты видишь и знаешь, что они вдвоем ходили с колоннами от Хайратона до Кабула, и при этом один из них командовал боевым охранением колонны, то есть руководил отражением нападений и обстрелов колонны, а второй был просто старшим колонны с грузом, и никакого прямого участия в боевых действиях не принимал, но при этом один «герой», а второй простой «афганец», и ты ничего не понимаешь.

Это то же самое, когда бизнесмен с телохранителем идёт, на них нападают, и телохранитель отражает нападение, а бизнесмен просто падает на землю, прикрывает голову руками, и ждёт, чем всё закончится… И после этого бизнесмена награждают орденами за мужество и храбрость, а телохранитель скромно стоит в сторонке и курит.

Ты говоришь, что задал этот вопрос Иржи в лоб. Так он тебе же всё и ответил, неужели ты не слышишь его?!.. Что он тебе сказал? Подтвердил, что тот лейтенант был его боевым охранением? Подтвердил, что хорошо охранял его? Что ещё сказал? Что меня солдаты любили и уважали… Что без меня кушать не садились… Что меня мой ротный драл матами… И, что у меня были плохие с ним отношения, потому и без наград…

Нда-а-а… Вот и все ответы…которые могу дополнить, если тебе интересно. Давай разъясню по-порядку…

Кто из этих двух лейтенантов отражал нападение, при этом хорошо отражал, мы разобрались. Теперь по любви солдат к своему командиру, и почему без одного из этих двух лейтенантов его солдаты кушать не садились, а второго к столу не приглашали.

Просто один из этих двух лейтенантов был пехотой, и ходил со своими бойцами в горы. И когда, скрипя зубами от перенапряжения, выползал с ними на контрольную точку, первое, что услышал, это как дембеля прошептали молодым, что если хоть одна падла про этого лейтенанта плохое слово скажет, то они этой падле за этого лейтенанта сами горло перегрызут. Они оценили его характер, подготовленность, заботу о своих подчинённых, поверили, как отцу-командиру, и после этого ни жрать, ни срать, без его разрешения не садились.

Для второго лейтенанта, который был офицером-тыловиком из роты материального обеспечения, такое отношение солдат к офицеру было шоком и чудом. Потому что он не ходил со своими солдатами в горы. Для них он был просто одним из толпы обычных офицеров-тыловиков, который сидит в кабине одного из камазов, и уплетает за обе щёки свой паёк, и прочие деликатесы, которые смог отоварить в магазине или на складе.

Да и вообще, пехота сильно отличалась по своей сути от водил из колонны. Каждый из водил кушал отдельно в кабине своей машины. Пехота всегда вместе… Потому что вместе отражали обстрелы. Вместе ползли в горы, помогая друг другу. Вместе голодали на блокпостах. Ели из одного котла, вместе с офицерами… Весь сухпай и другие продукты в кучу. Всё поровну. Офицеры и солдаты. Вместе копали окопы и строили брустверы на точках. Другая психология…

Не хочу сказать плохого слова про водил, и про их лейтенанта, они тоже под Богом ходили, и каждого из них могла пуля достать, но мы ведь не об этом, а про награды?..

Теперь про отношения с ротным, с которым до сих пор дружу и переписываюсь, впрочем, как и с большинством из своих солдат-афганцев. Да, он драл меня, и мог наорать. За то, что любил и уважал солдат. Иногда за промахи и ошибки. Иногда матом. Это пехота. А потом мы вместе с ним и солдатами ползли в горы. И ели из одного котла. Вместе лежали под обстрелами и прикрывали друг друга. Но лейтенанту-тыловику этого не понять. Он ничего этого не знает. Он знает лишь одно – надо, чтобы командир-начальник не ругал, надо слушаться, надо преклоняться, надо поддакивать, и выполнять все-все приказания и распоряжения. Тогда и будут тебе за это и ордена, и медали.

Да и вообще…откуда мне знать? Может быть, у этих тыловиков отношения друг с другом были как в армии Александра Македонского? Вместе и в сражении, и в постели… Чем чёрт не шутит… Азия, брат…

Откуда у него куча наград? Не знаю. О его подвигах ничего не слышал. Кстати…спроси его…один из орденов Иржи не за Файзабад получил? Если за Файзабад, то могу предположить, за сколько проданных сухих пайков он купил один из своих орденов.

Нашу 201-ю дивизию вывели на блок-посты по трассе от Файзабада до Хумрей для обеспечения безопасности вывода из Афганистана файзабадского полка. Мой блок-пост был одним из крайних, почти у Файзабада…до сих пор помню название ближайшего кишлака – Артынджилау… Прикрытие обеспечивали два полка – мой ташкурганский, и из Пули-Хумрей. В Хумрях из нашей курсантской роты Сережа Калмык лейтенантом служил, думаю, он может мой рассказ подтвердить, или дополнить, вместе с ним на Файзабад ходили.

Поставили меня старшим блокпоста, из-за наличия рядом духовской тропы усилили расчётом миномётной батареи на МТЛБ-х с «Васильками», да ещё и ЗСУ «Шилку» дали с командиром - лейтенантом Денисовым.

Итого 25 бойцов, вместе с двумя офицерами. По нормам, у каждого из нас был с собой сухпай на трое суток. Чтобы первое время было чем питаться, а потом рота материального обеспечения (в которой служил лейтенант Иржи) должна была привезти ещё сухого пайка… На следующий день, когда мы уже съели по одному сухому пайку, приехал на БТР-е прапор наш полковой, начальник продсклада, скинул нам на 25 рыл два мешка муки, сказал, что тылы отстали, потому держитесь, пацаны… Когда тылы смогут пробиться к нам, неизвестно…

Месяц мы там сидели. По продовольственным нормативам у нас должно было быть 750 сухих пайков на 25 человек на 30 дней. А у нас их было всего 50. И два мешка сраной муки. На месяц.

Сильно хотелось жрать. Тогда узнал, что при попадании в воробья пуля разносит его так в клочья, что на перышках остаются лишь мелкие капли крови, из которых ничего не сваришь.

У нашей роты было 4 блокпоста. На одном был старшим ротный Шарапов, на втором лейтенант Мишка Ульянов, на третьем прапорщик Дубинин, и на одном я…
На моём блокпосту нам недодали 700 сухпайков. Роте не додали – 700*4 = 2800 сухпайков. Сколько по полку и по всей дивизии – не знаю.

Думаю, что Иржи знает. Или может знать. Потому что потом нам этот сухпай никто не выдал. Не удивлюсь, если Иржи знает, сколько проданных сухпайков стоит орден Красной Звезды. Он вообще, может и должен многое знать.

Говорят, что Иржи рассказывает о своих подвигах… Не знаю… Не слышал… Может быть, его вместе со своими бойцами-водилами по линии ГРУ в Пакистан забрасывали для ликвидации Хекматияра… И за это ордена? Тогда приношу свои глубокие извинения этому герою афганской войны.

В общем, Андрей, извини, но ничего не смогу тебе пояснить. Но точно знаю, что те, кто по настоящему заслужил свои награды, нигде и никогда ими не хвастают, и о своих подвигах не рассказывают. Точно знаю, что из наших однокашников в самой горячей точке служил в Кандагаре в спецназе ГРУ Игорь Колпаков, но не знаю, есть ли у него награды. Он ничего не рассказывал, а я не спрашивал. Не принято у нас. С Игорем несколько лет назад встречались…он ничего не рассказывал о себе, но много о тех офицерах спецназа – легендах ГРУ, которые брали в пустынях караваны со Стингерами, и с которыми Игорю посчастливилось служить.

Ничего не смогу рассказать тебе нового про награды, Андрей…

После вывода из Афганистана мне довелось лететь в одном самолёте из Душанбе до Красноярска с двумя прапорами из нашего полка – начальником продовольственного и вещевого склада. В самолёте они сняли бушлаты…на груди у каждого висели боевые ордена и медали. Больше, чем у Иржи. В проходе самолёта они увидели меня, покраснели, и отвели глаза. Тихонько сели на свои места, и больше не маячили по самолёту.

Со временем ко многим «героям» афганской войны приходит старческий маразм, они начинают забывать, что ещё живы те, кто служил вместе с ними, и знают правду об их боевых заслугах. Так было всегда…после каждой войны.

А помнишь, как мы повстречались на первом кадетском съезде Росси в Москве? Петруха из Подольска приехал, ты, Слава Кошман... Славка подсел ко мне, и всё про себя хвастал... Какие должности занимает, как Петра уму-разуму учит, какой у него дом особняк здоровый, какой крутой айфон, фоточки из него, на каких крутых курортах отдыхает... Потом спрашивает меня, почему не приезжал на встречу выпускников? Отвечаю с улыбкой, что хочу помнить всех такими, как были в училище, и не хочу видеть, какими стали. Слава и говорит, молодец, мол, правильно делаешь. Был он на этой встрече, да там из нормальных был только он один, да ещё Иржи. Переглянулись они с Иржи, и решили, что с этим быдлом из однокашников им не по пути,и свалили от всех в пятизвёздную сауну, где пили всю ночь пятизвёздочный коньяк... У Славы прям помешание какое-то на это слово - "пятизвёздочный"... Спроси у Иржи - лгу я или нет. Или пусть мужики сами вспомнят, или фотки посмотрят с той встречи. Славы и Иржи там не будет. Они с быдлом не захотели пить...

Вот такое у меня получилось подробное, в некоторой степени колючее для некоторых личностей письмо.

Крепко обнимаю, брат!
До встречи!..


Рецензии
ВАДИМ!

Ваша позиция радует.
Спасибо.

Мои уважение и добрые пожелания вам.

Вера Набокова   18.10.2021 10:45     Заявить о нарушении