Устьянск

Устьянское село (Абанский район, Красноярский край)
Некоторые вопросы из истории Устьянска
Мифы. Версии. Факты.
Историко-публицистический очерк


                11 марта 1928 года в селе Устьянском родилась моя мама,
                Забуцкая Валентина Иосифовна, в замужестве Трощенкова.
                Слово «Устьянск» сопровождало меня от рождения, и звучало, как малиновый звон.
                Устьянск есть и моя маленькая родина.

                Светлой памяти матушки моей посвящается…


Занимаясь, последние годы краеведением, я попутно, собирал информацию и о Устьянске.
Устьянское село имеет богатую историю. Почти полтора века Устьянск являлся административным центром обширнейшей Устьянской волости. Но до сих пор не было попыток создать историю Устьянска, основанную на достоверных, документальных сведениях. И только в последние годы начали появляться проблески объективного освещения, лишь частично основанные на архивных источниках.
Но устаревшие мифологемы Абанского района чрезвычайно живучи, и позиции свои сдавать не спешат. Надуманные, а порой, не побоюсь этого слова, откровенно бредовые мифы тиражируются, цитируются и засоряют умы доверчивых людей.
В связи с открытием архивов пришла пора наконец-то открывать завесу тайны прошлого, основываясь на архивных документах.
Вот и в настоящем исследовании я постараюсь осветить некоторые аспекты и вопросы по истории Устьянска, рассказать о своих находках и версиях, расставить точки над i.


      ТЕМЫ
1. Когда и кем был основан Устьянск?
2. Свято-Георгиевская церковь.
3. Происхождение топонима «Устьянск».

      ОСНОВАНИЕ

Материалов на тему основания Устьянска ранее опубликованных, оказалось на удивление мало. В основном это мифы неизвестного происхождения и авторства, их перепечатка с интерпретациями и домыслами.
Начну с обзора известных на данный момент версий из печатных изданий и публикаций в Сети с моими комментариями.

1-я версия
Документальная книга-альбом «Абанскому району 80 лет», Абан, 2004.
Здесь и далее цитаты приводятся в буквальной точности.

            «Самым древним русским поселением на территории Абанского района был Устьянск.
            Удобнее всего его было бы считать отпочкованием Канского острога.
            Но предания и некоторые события говорят за то, что поселение в Устьянске
            на реке Усолке основано на 78 [??? опечатка?] лет раньше Красноярска, т.е. в 1610 году.
            Основателями устьянского зимовья, а затем острога были
            Туровы, Суховы [? опечатка? Суровы же, наверное?!], Кузнецовы».

Цитируемое издание освящено именами уважаемых людей Цветковой А.Т., Фомичева М.В. и др., от которых, к сожалению, уже разъяснений не получить.
В приведённом абзаце одни легенды, предания и загадки:
 - «некоторые события говорят» - какие события? где и кем они описаны?
 - «удобнее всего» - кому удобнее? Сибирским первопроходцам или краеведам 20 века?
Здесь предания противоречат легендам, легенды противоречат «событиям», а все вместе противоречат здравому смыслу.
Может быть, над рукописями краеведов так топорно поработали составители, корректоры, редакторы, наборщики при подготовке «Книги-альбома»?

Если Устьянск был основан раньше Красноярска, то «удобнее» было бы утверждать, что это Красноярск и Канск «отпочковались» от Устьянска. Чего стесняться? Непревзойдённая доселе слава Нью-Васюков померкнет мгновенно.
Устьянск никогда острогом не был, в документах острог с таким названием не упоминается. А острог это не иголка в стоге сена, чтобы затеряться с людьми в тайге и о нём никто бы не знал, не ведал. В начальный период освоения во всей Сибири было всего-то порядка двух-трех десятков острогов и все они хорошо известны и описаны в исторических источниках.
В Канском остроге долго не было даже постоянного гарнизона. Несли в нём службу так называемые годовальщики, то есть служилые люди, присылаемые из Красноярска на год службы (вахта! по современному).
Канский острог не единожды разорялся при набегах киргизских племен. Одно время воеводы Красноярские даже хотели вообще отказаться от Канского острожка из-за опасного положения и сложности его обороны.
В 1692 г. была предпринята попытка поселить в Канском острожке на постоянной основе беломестных казаков, но охотников селиться не нашлось.
Вот как об этом сообщает Александров В.А. в своём фундаментальном труде «Русское население Сибири XVII-нач.XVIII веков», ссылаясь при этом на документы Центрального Государственного архива древних актов (сейчас это РГАДА):
            «В бассейне р. Кана русских поселений в XVII веке не было. Тревожная обстановка в этом районе
            отпугивала поселенцев и попытка красноярских властей поселить в 90-х годах там беломестных
            казаков не увенчалась успехом». ЦГАДА. Сибирский приказ стб. 1317. лл. 103-105, 317-319.

Постоянное же население появилось в Канске только в 1717 году.

В такой обстановке ставить ещё один острог в непосредственной близости от Канского, буквально «за огородами», у Каминского озера, на отшибе от торных путей проникновения русских в Сибирь практического смысла не имело.
Смысл же заселения этой местности появился только после прокладки и обустройства Московско-Сибирского тракта!


2-я версия

Приводится в другом печатном издании, очень авторитетном и популярном в Абане, но изобилующем многочисленными ошибками и неточностями:

            «Легенда о том, как заложен Устьянск гласит, что из Троицкого солеваренного завода приехали
            первожители казаки Суровы, Кузнецовы и Туровы, укравшие в Троицкой церкви икону
            На берегу Усолки положили икону на возвышенность и там поставили часовню,
            отсюда началась застройка деревни».

Год основания здесь не указывается, но если исходить из того, что первый солеваренный промысел на Усолке появился в 1640 году, а именоваться он Троицким стал только после продажи завода его владельцами Туруханскому Троицкому монастырю в 1678 году, Устьянск по этой версии получается, основан был где-то уже в конце XVII века.
Таким образом полностью опровергается и без того противоречивая и неправдоподобная предыдущая версия основания Устьянска якобы в 1610 году.
Впрочем, и этой с позволения сказать «легенде»* доверять крайне рискованно. Она больше похожа на агитку из того короткого (по историческим меркам) периода в тысячелетней истории России, из того времени безверия, поругания церквей и воинственного атеизма. Сочинена она очевидно в XX веке, или даже позже.

__________
*) Даль В.И. - легенда - священное предание, поверье о событии, относящемся до церкви, веры; вообще, предание о чудесном событии; Ожегов И.С. - легенда - поэтическое предание о каком-нибудь историческом событии, или О героических событиях прошлого.
О чудесных! о героических событиях! А не о святотатстве и грабеже с взломом церкви.

В этом сомнительном мифе набор фамилий тот же - Суровы, Туровы, Кузнецовы (надо полагать, внуки тех, кто уже «отпочковал» Устьянск от Канска?).
И опять же, масса вопросов!
Спрашивается, что казаки делали на сользаводе, принадлежавшему монастырю? Охраняли сользавод от ворогов? Надзирали за рабочими? Трудились? Просто жительствовали? Они были отставные или действующей службы?
Задача беломестных* казаков (других уже в это время на Усолке не было) и Тасеевского острога, как укрепленного опорного пункта, была защита местного населения и соляных промыслов от набегов степняков. Жительствовали же казаки в Тасеевской казачьей слободе.
__________
*) беломестные казаки – в Сибири (в т.ч. и в Енисейском уезде) из-за постоянной нехватки служилых верстались из местного населения - крестьян, гулящих и др. категорий сибирских жителей. В отличие от поместных казаков, не получали жалованья от государства, но взамен этого имели льготу – не платили подати, владели пашенной землей, с неё и кормились. Беломестные казаки в Тасеевском остроге упоминаются с 1669 года (РГАДА Ф.214 Оп.1 д.527 л.302, Переписная книга служилых людей Енисейского уезда 1669 г., и Ф.214. стб.831. л.71, Отписка енисейского воеводы Яковлева о наборе в уезде беломестных казаков).


И вот, по «легенде», якобы казаки приехали на пусто-место вблизи Каминского озера, и, походя, якобы ограбили церковь Прокопия и Иоанна Устюжских в Троицком Усолье (во 2-й половине XVIII века церковь в Троицком селе уже именовалась церковью Иоанна Предтечи).

Казаки эти, что? по приказу казачьих командиров были посланы с заданием основать Устьянск?
Как Енисейский воевода, казачьи атаманы и сотоварищи отнеслись к столь вопиющему поступку своих служилых - воровству иконы?
А может они сбежали со службы, т.е. дезертировали? И… этих дезертиров-грабителей никто не искал? Не казнил?
Так и вижу. Беглых по всей Сибири необъятной ищут казачьи разъезды, лошадей загнали, с ног сбились. Дезертиры же, с саблями, с пиками! Грабят церкви на своём пути! Жуть! В международный розыск, поди уже подали, а они туточки, на природе, на бугорочке у озера Каминского отдыхают от «богоугодных» дел. Герои! Похитили икону чертям на потеху, не побоялись ни Божьей кары, ни царского гнева, ни людского осуждения, ни отцовского проклятия.
Кража церковных святынь, реликвий, в т.ч. и икон считалась в России тягчайшим святотатством и каралась вплоть до смертной казни путем отсечения головы или четвертованием. Украденная икона считалась опороченной нечестивыми руками злоумышленников и теряла свою святость и чудодейственную силу. Решиться на такой поступок могли только закоренелые бандиты и грабители с большой дороги с целью наживы. Но не казаки, и тем более крестьяне.
Приведу наглядный пример из более поздних времен. В ночь с 28 на 29 июня 1904 года из Богородичного монастыря города Казани была украдена Чудотворная икона Божией Матери.
По свидетельству очевидцев толпы народа с раннего утра 29 июня окружили монастырь и, пока было возможно, заполнили собою храм, паперть и даже монастырский двор. Неподдельный ужас и горе выражались на лицах всех, явившихся в обитель.
Злоумышленников быстро нашли. Предстоял суд присяжных, и по судебной процедуре необходимо было назначить адвокатов обвиняемым. Защитников с великим трудом нашли т.к. никто долго не соглашался, настолько общественное мнение было нетерпимо к подобным преступлениям против Церкви и веры, и ненависть людская могла перенестись и на адвокатов подсудимых.
В итоге главный похититель получил 12 лет каторги. Это уже XX век! А в XVII-XVIII веках суд был куда как более скорый и беспощадный. Святотатцы быстро бы закончили свой жизненный путь на плахе.

По сути же, эта версия-домысел громогласно объявляет основателей Устьянска уголовниками и святотатцами, и тем оскорбляет не только православное воинство – казаков, защищавших Русь, но и оскорбляет всех потомков основателей Устьянска.
В развитом гражданском обществе подобные опусы и их авторы незамедлительно бы подверглись общественному осуждению!


3-я версия
Информация размещена на сайте Устьянской сельской администрации. Автор неизвестен.

            «В середине 17 века в современном Тасеевском районе был построен солеваренный завод,
            который теперь называется - Троицким солеваренным заводом. На этом заводе работали
            кандальные каторжане, высланные из Европейских областей России. После отбывания каторги,
            бывшие каторжане селились тут неподалеку от солеваренного завода. Так ими было основано
            первое поселение – Среднее (в окрестностях того завода). Из этой небольшой деревеньки Среднее
            в последней четверти 17 столетия семь семей перебрались выше по реке Усолка и облюбовали для
            поселения место, на котором сейчас расположено село Устьянское.
            Первыми поселились сюда семь семей, в число которых входили:
            Кузнецовы, Овсянниковы, Суровы, Чепогузовы, Сысоевы, Ветровы, Минакины».

Эта версия написанная, похоже, юным дарованием ЕГЭ-поколения, также пестрит массой ошибочных утверждений и сквозит незнанием элементарных исторических фактов.
Единственно, здесь можно согласиться только с фамилиями предполагаемых основателей Устьянска, кроме Минакина (или Минякина), по данным 9-й ревизии он появился в Устьянске в 1848 году и был, очевидно, ссыльным (ГАКК Ф.160 Оп.3 Д.478 Л.33).
Абсолютно неверное утверждение, что якобы бывшие каторжане Троицкого сользавода основали деревню Среднюю, которая располагалась в 30 километрах ниже по течению Усолки.
Во-первых, Троицкий сользавод станет каторгой только в XIX веке, в это время он уже принадлежал казне.
А в период 1678-1764 гг. сользавод принадлежал Туруханскому Троицкому монастырю, который имел своих собственных рабочих на сользаводе, а также собственные деревни со своими крестьянами.
История возникновения Устьянска ни с Троицким сользаводом, ни с Троицким монастырём абсолютно никак не связана.

А во-вторых, деревню Среднюю основали крестьяне Енисейского Спасского монастыря, большинство которых были выходцами из северных уездов Руси – Устюга, Мезени, Соли Вычегодской и др.* Деревня эта, Средняя, упоминается в переписи 1679 года, а основана была, вероятно, ещё раньше в 50-60-х годах XVII века, после того, как на Усолке Енисейский Спасский монастырь получил во владение обширные земельные участки, и завёл свой соляной промысел.
____________
*) Например:
РГАДА Ф. 214. Oп. 1. Д. 403.
Переписная книга Спасского и Троицкого монастырей крестьян и бобылей и всяких монастырских людей 1679 года.
            лл. 134об.-136об.
            «дрвня Спаского монастыря Середняя
            во дворе крстьянин Ивашко Козмин сказался родом вятчанин <…>
            во дворе крстьянин Сенка Сидоров родом сказался с Мезени <…>
            во дворе крстьянин Мишка Никифоров сказался родом Устюжсково уезду…»


Деревню, которая известна нам сейчас, как село Устьянск, основали как раз эти самые монастырские крестьяне из деревни Средней и других вотчинных деревень Спасского монастыря по Усолке, ставшие экономическими крестьянами после ликвидации монастырских вотчин и передачи церковных земель в казну вследствие реформы 1763 года. И произошло это очевидно около 1763-1764 гг.
Постараюсь обосновать свой вывод.

Итак.
 - В упомянутой уже выше переписи монастырских крестьян Спасского и Троицкого монастырей 1679 года (РГАДА Ф.214 Oп.1 Д.403 лл.125-182) в списке деревень на Усолке Устьянской деревни на Каминском озере нет!
 - в книге Миллера Г.Ф. «Описание Енисейского уезда» 1735 года, в списке деревень по Усолке Устьянск не значится!
Неужели Миллер Г.Ф. перекопавший Енисейский архив до последнего листочка не нашел в нём упоминания и не сообщил о таком сенсационном реликте – русском остроге/селе с церковью, основанном якобы даже раньше Красноярска и Енисейска??? В это невозможно поверить!
 - Гмелин И.Г. в описании своего путешествия из Канска в Тасеево в 1740 году Устьянск не упоминает!
Мало того, Гмелин И.Г. всю территорию южнее Самойловой заимки (совр. с. Дзержинское) обозначает, как совершенно безлюдную.
Как же так? Два известнейших ученых-путешественника проехавших всю Сибирь до Камчатки, не заметили Устьянска, при этом замечая и подробно описывая множество мелких географических объектов по пути следования в своих путешествиях? «Das ist fantastisch!», - воскликнул бы Герард Фридрих Миллер, а Иоганн Георг Гмелин поддержал бы своего товарища, - «O! Ja! Ja!».

И тут мне могут возразить торжествующе:
      «А вот в книге Чупрова А.С. «Самойлова заимка» Устьянск упоминается!!!»

Действительно, в этой замечательной книге Чупрова Александра Степановича, автора достойного уважения, село Устьянск упоминается на стр.70.
Вот этот фрагмент:

            «Летом 1740 года из Канска на север, в сторону Тасеевского острога, двигались почтовые повозки.
            От села Устьянска, что в верховьях Усолки, тракт шел по левобережью.
            Группу исследователей возглавлял член Петербургской Академии наук Иоганн Георг Гмелин.
            Он изучал местность, животный и растительный мир, а также быт народностей Приенисейского края».

Кажется, и возразить-то нечего!
Но текст этот принадлежит перу самого Чупрова А.С., а у Гмелина об Устьянске ни слова, ни полслова, ни даже тонкого намёка. Ни в первоисточнике на немецком языке, ни в переводе, приведённом в этой же книге «Самойлова заимка», слова «Устьянск» нет.
Я не знаю, на чём основывался Чупров А.С., делая столь вольное толкование маршрута путешествия Гмелина, но утверждаю - это толкование ошибочное!

Давайте расстелем топографическую карту (квадрат O-46-4) и предельно внимательно начнем читать текст* описания поездки Гмелина из Канска в Христорождественское село** приведенное в книге «Самойлова заимка».
*) стр.112-116 (стр.390-395 в первоисточнике), перевод канд. филол. наук Дятловой В.А.
**) Христорождественское село, оно же Рождественское село, оно же Самойлова заимка, оно же Самойлово село, оно же совр. с. Дзержинское.

Переправившись накануне на правый берег Кана, Гмелин 23 июня 1740 года от Кан-перевоза направляется на север, в Тасеевский острог.

стр.390 первоисточника/стр.113 книги Чупрова А.С.
            «…я смог беспрепятственно продолжить свое путешествие 23 июня, что я и сделал,
            проезжая большей частью по довольно густому лесу, а также полям, и вскоре прибыл к ручью Курыш<…>
            В месте переправы его ширина примерно 4-5 саженей[~10 м] и такой глубины,
            что никакая телега не могла проехать»

Кто-нибудь из читателей, проезжая деревню Курыш-Поповичи, что на пригорке у моста через р.Курыш, видел ли там реку шириной в 10 метров? Так такая ширина и глубина могла быть у самого устья, вблизи места впадения Курыша в Кан. То есть Гмелин едет не на северо-восток в сторону Устьянска, а переправившись через Курыш у его устья направляется на север в строну Тасеева.

стр.391 первоисточника/стр.113 книги Чупрова А.С.
            «Наконец мы добрались до болота, которое дает начало ручью, называемому на асанском языке Шеташ
            и впадающему в Танай»

Гмелин после переправы через Курыш, почти весь день едет вдоль этой речки Танай (Tanai в первоисточнике), и упоминает её 7 раз, описывая впадающие в неё ручьи и другие объекты природы. Значит, речка эта не коротенькая, надо полагать!
Давайте найдем её на карте. Ан, нет! Ни большой, ни малой речки с таким названием найти не удаётся. Даже в Реестре водных ресурсов России таковая не значится. Хотя в этот же реестре, например, есть речка Талая, впадающая в р.Почет и длинной всего-то 4 километра. Странно…
А какая есть? За Курышом, в направлении Тасеева? А вот же, речка Тайна! Она как раз и течет с севера на юг. Так это же вдоль неё едет на север почти весь день 23 июня Иоганн Георг Гмелин, это её упоминает, называя почему-то Танай.

Встаём с Гмелиным 24 июня с утра пораньше и в путь.

стр.395 первоисточника/стр.116 книги Чупрова А.С.
            «24 июня утром я поехал дальше и примерно через 4 версты проехал по Тинкалайшу,
            узкой полоске земли, которая тянется до Таная <…>. 7 верст спустя показался Таганайский лог, <…>
            который доходит до Усолки».

Наконец-то! Первое упоминание Усолки, но когда?! За две версты до Рождественского и на второй день пути от Кан-перевоза.

             «Через 2 версты я покинул размеренную и до этого верстовыми столбами отмеченную дорогу
             и прибыл, наконец, в Рождественское село…»

Ошибся ли Гмелин с названием реки, или же в то время р.Тайна так и называлась - Танай – в данном случае не важно. Важен тот факт, что Гмелин едет не в сторону Каминского озера (у которого ныне стоит Устьянск), делая ничем не оправданный крюк, а далее от Устьянска якобы по берегу Усолки в сторону Тасеева (крюк этот ни по времени, ни по расстоянию не вписывается в описание поездки Гмелина), а совсем по другому маршруту. А если было бы так, как намекает Чупров А.С., почему же тогда Гмелин ни Каминское озеро, ни Усолку на всём протяжении от Устьянска до Христорождественского села так ни разу не упомянул? Это просто невозможно, хотя бы потому, что как путешественник он описывает любое пересекаемое болото, любой безымянный ручей, любою мелочь.
Дорога, по которой следовал Гмелин, примерно совпадает с современной автотрассой Канск-Дзержинское.
Гмелин проехал от Канска до Рождественского села 92 версты, т.е. 98 км, сейчас по современной, сильно спрямлённой дороге, это составляет 83 км. Если бы он ехал, предположим, через Устьянск, ему бы пришлось преодолеть расстояние значительно большее, как минимум километров на 40.
Да и так всё совершенно очевидно – Гмелин И.Г. в Устьянске не был.
Гмелин И.Г. не упоминает об Устьянске не только потому, что ехал иной дорогой, но ещё и потому, что, судя по всему Устьянска ещё не было! Есть и ещё довод того, что Чупров А.С. ошибался, но об этом я напишу в другой главе.

Ну а мы с Гмелиным дальше не поедем по болотам, да по ухабам – мошка, слепни заели, сил нет. И личинки у нас нет такой, как у Ивана Георгиевича, сотканной из конского волоса, да мы даже не знаем, что такое личинка.
Короче, я вижу, читатели уже притомились! Гмелину Иоанну нашему Георгиевичу пожелаем счастливого пути…


Далее коротко прокомментирую сведения из книги «Список населенных мест Сибирского края» издания 1929 года, где год основания Устьянска указан 1641-й. Скрин листа из этой книги выставлен на сайте Устьянской сельской администрации.
Велика у нас вера в печатное слово, скажу - почти безграничная! «Это же в книге написано!» – убийственный аргумент!
Однако при всём уважении к печатному слову, данная книга - это всего лишь вторичный источник, причем без ссылок на первоисточники или авторитетное мнение.
А вот, что мне сообщил уважаемый краевед Юрий Иванович Вахрин, автор книги «Иланский», о городе, где я когда-то родился.

            «Ориентироваться на Список 1929 года нельзя ни в коем случае,
            там, в предисловии кажется, прямо сказано, что год основания нас. пунктов
            указан по словам жителей, т.е. составители официально признают факт
            неисторичности, ненаучности их труда».

И с Юрием Ивановичем трудно не согласиться! Как местные жители умеют сочинять «легенды» по истории родных пенатов, я знаю не понаслышке.
Тут же получается некий заколдованный круг. Из местного фольклора даты основания старожильческих селений Сибири перешли в книгу, а из книги вернулись в умы фольклористов, но уже следующих поколений, обрастая при этом невероятными подробностями.

Посудите сами. Год основания села Ношинского в этой же книге указан 1576-й от Рождества Христова. А у Устьянска, напомню 1641-й. Если верить этой книге, то Устьянск Ношинскому селу в подмётки не годится!
Устьянцы могут долго спорить с ношинцами «кто более матери-истории ценен», соревноваться за корону самого древнего русского селения Абанского района, однако документального подтверждения как одной, так и другой даты нет. (А тут ещё и деревня Федина претендует на ту же корону!)
Так что оставим эту книгу в покое на пыльных уже библиотечных полках…


Рассмотрим ещё некоторые доводы о седой старине Устьянска, услышанные мной в частном порядке.

            «Устьянцы испокон веков передают предание об основании села из уст в уста».

Это аж четыреста лет!!! Из уст в уста! Впечатляет! Представляю, как старенький, седенький дедушка на завалинке, потрясая указательным пальцем небесам, наказывает сопливому внуку:

            - Запомни, внучек, и передай своим внукам вот эти закорючки, великая тайна в них кроется!
            - А что за тайна, дедушко?
            - Не знаю, малой, не ведаю, грамоте не обучен. Мне мой дед наказал передать, я и передаю.
              И не задавай лишних вопросов, а то уши оборву тебе, сорванцу!

Какие ещё закорючки, возмутятся некоторые читатели. А вот такие – ЗРIИ. Так обозначался - 7118-й год от Сотворения мира, в соответствие со славянской буквенной нумерацией до введения Петром I арабских цифр. Это и есть тот самый пресловутый 1610-й год от Рождества Христова, в котором якобы и был основан Устьянск. Вот скажите мне, зачем неграмотным крестьянам, у которых забот полный рот круглый год, хранить так бережно из поколения в поколение в народной памяти эту закавыку? Неужели для того чтобы в XXI веке у устьянских краеведов был сногсшибательный и неотразимый аргумент, и повод для гордости? Да уже лет через сто, рассказ об этих чудных загадочных завитушках у устьянских Несторов превратился бы по принципу «испорченного телефона» в волшебную сказку о бабе Яге и кудрявом Ивашке-дурашке. Как когда-то случилось с рассказами об исторических личностях – Илье Муромце и Добрыне Никитиче, которые, по прошествии веков превратились в сказочных богатырей.
Дворяне, да, писали и хранили историю своих предков, но крестьянам-то это зачем надо было? Чтобы рожь уродилась? Чтоб стада тучнели? Чтобы царь-батюшка подати снизил?

Вот, что пишет Максимов Виктор Сергеевич, потомок основателей Маковского острога*, известный писатель и краевед, автор краеведческо-родословного исследования, книги “Маковская сторона”, во второй её части на стр.42 о расспросах своего деда Николая Сидоровича.

            «… наши предки – крестьяне знали только своих родителей и дедушек с бабушками.
            Я расспрашивал дедушку про его родителей, его детство, участие в войне, коллективизацию.
            Особенно меня интересовало, как звали его дедов-прадедов и вот тут ему приходилось
            ВЫДУМЫВАТЬ. Откуда же знать совершенно неграмотному крестьянину свою родословную.
            Он умел писать печатными буквами только свои инициалы М Н С, а читать не умел совершенно».

______________
*)Маковский острог основан в 1618 году на притоке Енисея реки Кеть, и был одним из первых острогов на Енисейской земле.


Ещё кое-что на тему народной коллективной памяти.
Знакомьтесь. Родичев Сергей Николаевич. Закончил Абанскую школу №4, его учила Цветкова А.Т. Сергей был близко знаком с Фомичевым М.В. Будучи ещё школьником, он начал интересоваться своими предками. Ему удалось немыслимое в то время, получить доступ к метрическим книгам Устьянской Свято-Георгиевской церкви. А его предками оказались устьянские - бабушка Кузнецова Таисия Васильевна, прапрабабушка Сурова Степанида Михайловна и прапрабабушка из Абана Турова Прасковья Лукинична (из ветви Аксёновичей).
Ныне Сергей Николаевич живёт в Москве, образованный, высоко эрудированный человек, каких в современном потребительском обществе трудно найти. Его упорству и целеустремленности в деле изучения родословной можно только позавидовать. Став мне сподвижником, оказал мне неоценимую помощь в деле раскрытия исторических тайн Абанского района.

Вот один из фрагментов его сообщений:

            «Бабушка Таисия Васильевна рассказывала о Туровых не очень много, как я ни пытался её разговорить.
              Она больше рассказывала о Кузнецовых, говорила, что и Туровы, и Кузнецовы – челдоны*.
              Упоминала казацкое происхождение Туровых, но не очень уверенно. Кузнецовых же казаками никогда не называла».

Таисия Васильевна не зря сомневалась в казацком происхождении Туровых. Сами-то Туровы казаками действительно не были, но их жёнами неоднократно становились женщины казацкого происхождения. Так что, справедливости ради надо признать - у потомков Туровых все же течёт казацкая кровь, привнесённая пра…прабабушками.

Одни помнят одно, другие помнят другое, третьи ничего не помнят и ничего не знают, и знать не хотят. Можно ли говорить о феномене многовековой коллективной устной! памяти в крестьянской среде села Устьянского, затерянного в «глубине сибирских руд»? Сомневаюсь.

А много ли найдется сейчас в современном, глобальном, суперинформативном обществе людей знающих имена хотя бы своих прадедов? И это в эпоху всеобщей грамотности и при открытом доступе не только к районным архивам, но и государственным, и даже к архивам далеких заморских государств.
Людей интересующихся историей своего рода, судя по моей переписке с читателями, до обидного мало.

__________
*) При упоминании челдонов, не сомневаюсь, многие тут же ухватятся за это слово и заявят: «Ага! Так значит Кузнецовы и Туровы челдоны! Да это же люди/казаки с Дона!!!»
Не буду здесь слишком широко писать о челдонах. Во-первых, даже в XIX веке среди ученых-историков никто не мог сказать достоверно, кто же это такие челдоны, и откуда они пришли. Во-вторых, в настоящее время большинство серьезных исследователей склоняются в пользу версии их происхождения из местностей Русского Севера. В частности приведу мнение известного историка Бориса Ермолаевича Андюсева:
            «Истинными сибирскими старожилами считаются «чалдоны» (челдоны),
            потомки первых засельщиков новых земель, первопроходцев.
            До настоящего времени идет спор о значении понятия «чалдон».
            Наиболее точным, видимо, можно считать следующее: в XIX веке
            в северной части Енисейской губернии этим словом определяли
            «люд неуемный, бродячий, без привычки к насиженному месту,
            промышлявший охотой, суровый и диковатый на вид».
            Вряд ли серьезным является бытующее объяснение, что «чалдоны» - выходцы с «Чала и Дона».
            Почти все первые засельщики были из северных областей России.

И вот вам ещё один довод в пользу этой версии. Как раз из народной памяти.

Сергей Николаевич Родичев пишет мне:
            «Вспомнил речь своей бабушки Кузнецовой Таисии Васильевны, когда прочитал монографию
            доктора филологических наук Городиловой Л.М. «Деловая письменность Приенисейской Сибири XVII века».
            В ней Людмила Михайловна приводит аргументы в пользу версии севернорусского происхождения
            первопоселенцев Сибири.
            Так вот, она перечисляет встречающиеся там [т.е. в деловой письменности] слова, которые присущи
            говорам Севера России.
            Среди них я нашёл много слов, которые и моя бабушка употребляла в своей речи. Сначала они мне «резали» слух,
            но потом привык.
            Причём эти слова я иногда слышал и у абанцев, но в основном так говорили люди пожилого возраста.
            Я думаю, это отголоски речи сибирских первожителей-челдонов, дошедшие до нас через века».

Не сомневаюсь, тщательное изучение документов XVII века позволит дать однозначный ответ – устьянцы потомки выходцев из уездов Северной Руси.


И последний «аргумент» стародавнего происхождения Устьянска.

            «Недавно в Устьянске была найдена монета 1639 года».

Если бы мне указали: найденная монета, какого монетного двора чеканки, и какого номинала, можно было бы более предметно обсудить этот аргумент. Но и без того можно сходу привести множества причин, когда и каким образом монета могла оказаться в устьянской земле.
Эта конкретная монета, как любая другая могла попасть в землю когда угодно, да хоть вчера.
Например, самая простая версия - выписал некто через интернет-магазин монетку и пока нёс «до хаты», потерял. Также могли потерять и древнеримскую монету, стали бы тогда устьянцы заявлять, что Устьянск ровесник Рима?
Или вот экзотическая версия - монету потеряли асанские охотники, получив её в качестве оплаты от русских купцов за соболиную шкурку, когда их стойбище стояло на Каминском* озере. Причем здесь тогда Устьянск?
Так что, это вообще не довод, мягко говоря.
И ещё, напомню, в конце XIX начале XX веков через Устьянск шёл поток переселенцев из России. Тысячи семей из разных уголков империи следовали к новому месту жительства. Каких только денежных знаков, монет различных они не везли с собой?...
__________
*) Каминское озеро. Сейчас иногда встречается вариант названия озера – КамЕнское. Однако в Реестре водных ресурсов России однозначно указано – КамИнское озеро. На том и основываюсь.



А теперь о тех, кого записывают в основатели «древнего» Устьянска.

СУРОВЫ.
Архивный документ.
Российский государственный архив древних актов (РГАДА, Москва)
Фонд 214 Опись 1 Дело 1614 лист 502

1719 год Переписная книга Енисейского уезда
Спасское Усолье, монастырские крестьяне.

            «НИКИТА Ермолаев сын СУРОВ пятидесят шти [56лет]
            <…>
             у Никиты детей
             ТИМОФЕЙ дватцати пяти
             ОСИП дватцати четырех
             Нестор четырнатцати
             Иван восми лет»

Ещё один документ
Государственный архив Красноярского края (ГАКК)
Ф.909 Оп.1 Д.7 л.362 Устьянское село
              «ОСИП НИКИТИН сын СУРОВ [67лет на год 3-й Переписи 1763-й]
               <…>
               Гаврило ТИМОФЕЕВ сын СУРОВ…»

Очевидные выводы
1. Суровы монастырские крестьяне, а не казаки!
2. В 1719 году Суровы значатся в Спасском Усолье (вотчина Енисейского Спасского монастыря на Усолке), и занимаются хлебопашеством. К Троицкому сользаводу не имеют абсолютно никакого отношения.
По итогам 4-й Ревизии Суровы уже живут в Устьянске и по-прежнему крестьяне.
3. В Ревизской книге 1782 года Суров Осип Никитич записан первым по Устьянску. Это, по моему мнению, является доказательством, что Суровы действительно были в числе основателей Устьянска, но не в 1610-м году, и вообще не в XVII веке.

КУЗНЕЦОВЫ.
РГАДА Ф. 214 Оп. 1 Д. 1614 л.504
1719 год Переписная книга Енисейского уезда
Спасское Усолье, монастырские крестьяне
               «Петр Павлов сын Кузнецовых тритцати пяти лет
               у него три брата родных
               ЕЛИСТРАТ дватцати лет
               АНТОН семнатцати
               АЛЕКСЕЙ двенатцати лет
               у Петра Павлова детей
               Киприян семи
               Петр пяти
               Петр же трех лет»

1782 год 4-я Ревизия
Ф.909 Оп.1 Д.7 лл.365-366 Устьянское село, крестьяне
               «АНТОН Павлов Кузнецов<…>
               АЛЕКСЕЙ Павлов Кузнецов<…>
               Николай ЕЛИСТРАТов сын Кузнецов…»

Далее по пунктам по аналогии с Суровыми
1. Кузнецовы не казаки, а монастырские крестьяне, жительствующие в Спасском Усолье.
2. Кузнецовы по Переписи 1782 года по-прежнему и впредь крестьяне.
3. Кузнецовы весьма вероятно так же входили в число основателей Устьянска как и Суровы.
Ни Суровы, ни Кузнецовы к Троицкому сользаводу ни в каком качестве не причастны.
У Спасского монастыря была своя собственная соляная варница на Усолке.

ТУРОВЫ.
1. Туровы, как мной документально и неопровержимо установлено, были государственными крестьянами на протяжении 1672-1919 годов, и в казаках не значились.
2. Туровы к основанию Устьянска абсолютно отношения не имели.
В архивных документах первое упоминание Туровых в Устьянске относится только к 1875 году (ГАКК Ф.Р-2453 Оп.1 Д.184 Л.258об.).
О Туровых подробно, если кому интересно:
Абан. Туровы. Новый взгляд
http://proza.ru/2020/11/10/51
и
Абан. Туровы. Дополнение
http://proza.ru/2021/06/22/505


Нет сомнений, что ни Суровы, ни Кузнецовы, и совершенно точно Туровы казаками не были, и основать Устьянск в XVII веке не могли.

По моему же мнению основание Устьянской деревни на Каминском озере произошло незадолго до, или сразу после секуляризационной реформы Екатерины II, манифест о проведении которой был объявлен 26.02.1764.
В пользу этой даты свидетельствует и архивные документы.

Государственный архив Тюменской области (Тобольский филиал)
Ф. И-156, Оп.3, Д.62, лл.1-2

            «Великому господину преосвященнейшему Варлааму
            епископу Тобольскому и Сибирскому
            из Енисейского духовного правления

            Покорнейшее доношение
            Сего 773 году февраля 13 дня Енисейского ведомства бывшие Енисейского Спасского монастыря
            крестьяне ВНОВЬ ПОСЕЛИВШИХСЯ ДЕРЕВЕНЬ Устьянской Кохинской Далайской Курышской обыватели
            поданным в Енисейское духовное правление доношением объявили что когда состояли они в вотчине
            за Енисейским Спасским монастырем то и жительство имели в Спасском Солеваренном Заводе
            в приходе поблизости в Средней деревне при церкви Георгиевской<…>.
            А в 763 году по отобрании от монастырей вотчин за неимением во оном заводе ко хлебопашеству
            удобных земель и рыбных промыслов по Указу из Енисейской провинциальной канцелярии
            переселились оне крестьяне в показанные деревни ко хлебопашеству на преволном месте<…>
            закащик игумен Маркиан протопоп Даниил Базлуцкий
            1773 году февраля 17 дня»

Заметьте, в выделенном мной верхним регистром фрагменте, говориться о вновь поселившихся деревнях, а не о вновь поселившихся крестьянах! И год переселения крестьян указан определенный - 1763-й*. Но, по-видимому, переселение было массовым и из разных деревень и потому заселение новых деревень могло происходить в несколько лет. Поэтому я указываю период 1763-64 годов.
Мне могут возразить, что эту фразу «ВНОВЬ ПОСЕЛИВШИХСЯ ДЕРЕВЕНЬ» может толковаться двояко.
Конечно, можно и двояко толковать и трояко, кому, на сколько фантазии хватит, а уж фантазировать у нас народ любит и умеет, но по-русски фраза звучит однозначно, иначе придется доказывать, что и на месте Курышинской, Далайской и Кохинской деревнях так же существовали более древние поселения. И я только буду приветствовать, если кто-то возьмётся за эту непосильную работу. Отрицательный результат, как известно тоже результат, и порой даже не менее важный, чем положительный…


*) Здесь можно заметить некоторое несоответствие. Крестьяне согласно приведённому документу переселялись в 1763 году, а манифест Екатериной II объявлен был в 1764 году. Но если покопаться глубже в источниках, то выясняется, что реформу по изъятию у монастырей земельных владений начал ещё в 1762 году Петр III. Екатерина II став императрицей, отменила указ своего мужа, но вскоре повторно издала указ о секуляризации церковных земель, который и был претворён в жизнь.

Далее мне могут сказать, что возможно жители стародавнего Устьянска - Суровы, Кузнецовы и др. основали деревни в нижнем течении Усолки (т.е. Среднюю и другие), а в 1763 году их потомки вернулись обратно в Устьянск?
Отвечу: Нет! не может! Спасского монастыря деревни эти - Средняя, Нижняя, Бобровка, Ваховка, Подкаменная и другие неоднократно упоминаются в исторических источниках, а Устьянск, как я уже писал выше нигде и ни кем в XVII веке не упоминается. XVIII век также не богат на упоминания Устьянска, и относятся эти упоминания лишь к 2-й половине века.
Однако я всё же не исключаю возможности существования на Каминском озере Монастырской Озёрной заимки (судя по всему, земля эта принадлежала Спасскому монастырю), где стояло в лучшем случае один-два двора. Повторю, заимки! но не деревни, и, уж точно, не села.
Факту существования такой заимки ещё надо найти хотя бы косвенное документальное подтверждение, а сделать это будет чрезвычайно сложно.


Кто же мог быть первыми жителями Устьянска?
Ответ, думаю, кроется в Переписи 1782 года.
Просмотрим список жителей Устьянска и выпишем тех, кто записан с самого начала:
Суровы, Комаровы, Чапогузовы (позже Чепогузовы), Сысоевы, Кузнецовы, Ветренных (позже Ветровы).
Все они (или их отцы), были монастырскими крестьянами Спасского Усолья согласно переписи 1719 года.
Вот они и были, очевидно, реальными основателями Устьянска в 1763-64 годах.

А что можно сказать об остальных жителях Устьянска на год 4-й Ревизии 1782-й?
После анализа имеющихся у меня данных переписей 1679 г. (РГАДА Ф.214. Oп.1. Д.403), 1719 г. (РГАДА Ф.214 Оп.1 Д.1614), Крестоприводной книги 1682 года (Ф.214 Оп.1 Д.817) и неполных данных 3-й Ревизии (РГАДА Ф.280 Оп.4 Д.2659) выяснилось, что практически все жители Устьянска (или их отцы и деды), являлись бывшими монастырскими крестьянами, выходцами из деревень ведомства Енисейского Спасского монастыря.
Не удалось пока идентифицировать по прежнему месту жительства только три фамилии.
Это семья Егора Гавриловича Андреевых, семья Фёдора Леонтьевича Козминых, и одинокого старика некоего Ключева Алексея, умершего в 1764 году.

Получается, что на год проведения 3-й ревизии 1763-й практически всё население Устьянска состояло из новосёлов. Спрашивается, куда исчезли прежние жители, если допустить на секунду, что Устьянск существовал уже, как минимум 100 лет? Куда делись 75 больших крестьянских семей? Откуда я взял это число – 75?
Элементарно вычислил.
Как утверждает Неизвестный Автор Невероятной Истории Устьянска, которого я уже цитировал с сайта Устьянской сельской администрации:

            «К 1710 году число построек в селе увеличилось до 100 домов…»

Вот, откуда Автор взял такое красивое число 100 дворов на 1710 год в Устьянске? А год, из какого документа?
Неужели все сведения, претендующие на достоверность и эпичность, взяты с потолка?

В отличие от потолочных фактов, я даю слово архивным документам.
Документ Тобольского архива утверждает, что на 1773 год

             Ф. И-156, Оп.3, Д.62, л.1об.
             «…в деревне Усьянской где оные крестьяне желают церковь построить дворов 25
             поблизости ко оной в состоящих деревнях Кохинской 20 Далайской 10 Курышской 15 …»

На 1787 год в Устьянске (уже волостном селе!) значилось 37 дворов (ГАКК Ф.819 Оп.1 Д.5А л.11об.)
Даже по 9-й Переписи 1850 года зафиксировано в Устьянске 86 дворохозяев (ГАКК Ф.160 оп.3 Д.478 лл. 3-35об.).
Теперь сравнительная таблица для наглядности.
Судите сами.
1710 – 100 дворов (Неизвестный Автор, неизвестный источник)
1773 –    25 дворов (арх.документы)
1787 –    37 дворов (арх.документы)
1850 –    86 дворов (арх.документы)

Очевидно, что у неизвестного Сочинителя истории Устьянска ничем не подкреплённая неуёмная фантазия по всем ключевым вопросам истории Устьянска.

Факты из архивных документов позволяют утверждать, что Устьянск был основан в период 1763-64 гг. и заселялся бывшими монастырскими крестьянами ведомства Спасского Усолья из деревень, стоявших по нижнему течению Усолки (вотчины Енисейского Спасского монастыря). И исходя из всего выше писанного, ни о каком древнем возрасте Устьянска, ни о казацком происхождении его основателей речи быть не может.


Особо пытливым читателям полную перепись 1782 года по деревням Спасского Усолья можно посмотреть здесь:
http://proza.ru/2021/09/27/451

А если кому-то интересно и Троицкое Усолье:
http://proza.ru/2021/09/28/169



ЦЕРКОВЬ

Продолжу цитировать архивные документы Тобольского архива со своими комментариями к ним.

Ф. И-156 Оп.3 Д.62. лл.4-4об.
Доношение жителей деревень Устьянской, Кохинской, Далайской и Курышской в Енисейское духовное правление о построении церкви в д. Устьянскую и переносе Георгиевского прихода из д. Средней в Устьянскую. 13 февраля 1773 г.

             «В Енисейское духовное правление
             Енисейского ведомства бывших Енисейского Спаского монастыря крестьян
                деревни Усьянской
             Аврама да Осипа Комаровых Игнатия и Василья Суровых Андрея да Михаила Чапогузовых
             Авксентия и Василья Сысоевых Егора Батакова
                деревни Кохинской
             Савы да Космы Шумиловых Харитона и Афанасья Копотиловых Самойла и Андрея Заморозовых
             Ивана Поскотянных
                Далайской деревни
             Афанасья и Алексея Стрелошных Киприана да Наума Лютых
                Курышинской деревни
             Корнила Космы да Василья Буяновых
             и всех вышеписанных деревень обывателей
            Доношение
            Напред сего когда состояли мы вышеимянованныи в вотчине за Енисейским Спаским монастырем
            то и жительство имели в Спаском соловаренном заводе поблизости в приходе Середней деревни
            при церкви Георгиевской <…>
            А в 763 году по отобрании от монастырей вотчин за неимением в предписанном заводе
            по хлебопашеству удобных земель и рыбных промыслов по силе Ея Императорского Величества Указу
            из Енисейской провинциальной канцелярии переселились мы в показанные деревни ко хлебопашеству
            на преволном месте разстоянием от Георгиевской церкви в двести верст где и жительство со всеми
            своими домашними имеем а в приходе и поныне имеемся у предписанного священника Касьянова
            которого за далним разстоянием а особливо в вешнее время за разлитием рек не имея поблизости
            другого приходу священника со всеми требами достаем тако ж и сами с домашними на исповедь
            и к святому причастию переезжаем весма с великою нуждою и претерпеваем крайнее разорение
            да при том во время того далнего разъезду младенцы без крещения болные без исповеди и святого
            причастия умирают <…> почему мы все вышеимянованных деревень жители со общаго между собой
            согласия желаем вместо означенной обветшалой Георгиевской церкви построить вновь в то ж именование
            в деревне Усьянской деревянную церковь <…>
            Февраля 13 дня 1773 году».


Сжато суть Доношения.
Бывшие монастырские крестьяне из деревень Спасского Усолья по нижнему течению Усолки, переселившись в 1763-64 гг. на 200 верст южнее и вверх по Усолке, во «вновь поселившиеся деревни» - Устьянскую, Кохинскую, Далайскую, Курышинскую, жалуются на трудности в связи с поездками в церковь в д. Средней, прихожанами которой они по-прежнему оставались и вынуждены были на венчания, крестины и пр. ездить в д. Среднюю. Просят крестьяне церковную власть построить церковь в деревне Устьянской.

Вывод однозначный:
До 1773 года в Устьянске церкви не было! Не было даже часовни (иначе в документе об этой часовне было бы непременно упомянуто, ибо это не пустяк). И краденой иконы на бугорке тоже не было, к огорчению любителей исторической «развесистой клюквы». Вся церковная утварь в т.ч. и образа были перемещены из д.Средней во вновь построенную церковь в деревне Устьянской на Каминском озере. И тот же священник переехал на новое место служения - в Устьянск. Об этом свидетельствуют документы фонда Тобольского архива.


Хронология дальнейших событий кратко:

      Ф. И-156 Оп.3 Д.62 лл.7-7об.
24 апреля 1773 г. Указ из Тобольской духовной консистории в Енисейское духовное правление
о построении церкви в д. Устьянской.

      Ф. И-156 Оп.3 Д.62 л.9
3 октября 1773 г. Рапорт Енисейского Спасского монастыря игумена Маркиана
о заложении 22 сентября 1773 г. новой церкви в д. Устьянской.

      Ф. И-156 Оп.3 Д.377 л.2
16 августа 1774 г. Доношение игумена Енисейского Спасского монастыря Маркиана в Тобольскую консисторию о готовности Георгиевской церкви в с. Устьянском к освящению.

      Ф. И-156 Оп.3 Д.377 л.4
10 февраля 1775 г. Рапорт Енисейского Спасского монастыря игумена Маркиана
об освящении 25 января 1775 г. Свято-Георгиевской церкви в с. Устьянском.

Всё!
От закладки здания до освящения храма прошло (3 октября 1773-25 января 1775) менее полутора лет!
С датой появления церкви в Устьянске вопрос снят!


А теперь поинтересуемся, что на тему Устьянской церкви пишет неизвестный автор, текст которого выставлен на сайте Устьянской сельской администрации. (орфография сохранена)

            «В 1711 году[?] начали строительство в селе церкви. Построена она была не сразу,
            а строительство велось с перерывами почти 50 лет[???]. Строило церковь все сельское общество.
            С историей возникновение церкви связана интересная легенда.
            В те времена, а это были времена эпохи Петра I, строительство церквей разрешалось в том случае,
            если имеется явления икона[???].
            Но в Устьянское явленной иконы не оказалось, а следовательно, без нее и нельзя было приступить
            к строительству церкви. Нашлись, однако, из всего села пять мужиков, которые пошли на соляной
            завод, ныне Троицкий, где уже была построена церковь. Выдрали в церкви окно и унесли
            икону Георгия Победоносца. На обратном пути им пришлось идти лесами, а не по дорогам,
            и пока они дошли до села, то сильно по оборвались. И явленную икону они принесли
            в село Устьянское и положили на бугорок в том месте, где потом и была построена церковь».

Здесь всё! выдумка свободного незамутненного разума, не отягощённого знаниями!
Явленными называют иконы, которые были обретены чудесным образом. В Сибири их было считанные единицы.
Церквей в России было десятки тысяч, где набраться столько явленных икон? Ну, хорошо, предположим невероятное, жителям предъявили требование добыть хотя бы список с явленной иконы (т.е. копию). Так таких икон было в каждой избе, зайди, попроси на благое дело и тебе дадут и благословят.
Но эти же попёрлись за двести верст! Ночью, как тати, взломали! церковь, украли икону!!!
А зачем пять человек пошли на дело? Одного бы хватило, шуму меньше. А, нет, правда, одного бы не хватило. Кому-то же надо было глушить сторожа, и ещё один должен был отвлекать случайного запоздалого прохожего фразой «Вы не подскажите, как пройти в библиотеку?». Ещё двое наверно изображали дружинников. Кино!


В то время как я уже выше писал, кража иконы было немыслимым святотатством. Да, бывали случаи, крали иконы на Руси, но ради наживы заурядные грабители. Выковыряв драгоценные камни, содрав с оклада позолоту, сбывали их в погоне за барышом. Но тут верующие, смиренные крестьяне решаются на чудовищное святотатство! Грабят одну церковь ради постройки другой! Чтобы, опоганенной нечестивыми воровскими руками, иконе молиться всем честным миром?
Да ещё пишут с такими трогательными подробностями, как мужики оборванные и грязные принесли-таки в Устьянск вожделенную икону, ожидая вероятно достойной награды за «подвиг» – каждому по собольей шубе с царского плеча.
Украдкой утираю скупую мужскую слезу…

Но ведь же лютый бред! И ведь публикуют!!! И народ читает, принимая за откровение.


В начальный период освоения Сибири для вновь построенных церквей иконы присылали из Москвы. Потом при монастырях имелись иконописные мастерские, было не мало и самородных умельцев, которые писали иконы, в народе их называли богомазами. Во всех случаях икона подлежала освящению. Проблем на Руси с иконами не было. Никто не мог требовать у верующих для постройки церкви добывать иконы. Хоть лопните, хоть тресните, а добудьте, да не простую, а обязательно явленную икону, тогда уж так и быть, мы построим вам церковь.
Ужас, что в головах у «писателей» творится (это в адрес тех, кто сочиняет и верит всяким злонамеренным россказням о якобы воровстве устьянцами иконы из церкви).



А теперь о некой загадке, связанной с Устьянской Свято-Георгиевской церковью.

Цветкова А.Т. Из истории абанских деревень. Газета «Красное Знамя» от 6 марта 1994 г.
            «Старожилы Абана помнят большой церковный праздник,
            посвящённый Святому Егорию (26 ноября по старому стилю) в Устьянске в 1917 году.
            Считается, что Устьянская церковь отмечала своё 300-летие (документально не подтверждено)».

Я не знаю первоисточника этих сведение и степень его достоверности, но возникают закономерные вопросы:
 - был ли праздник?
Да, в этом сомневаться не приходится, праздник был. Престольные праздники проводились ежегодно.
 - не принял ли очевидец ежегодный престольный праздник за нечто грандиозное?
 - действительно ли одновременно с престольным праздником отмечалось и 300-летие Устьянской церкви?
 - не перепутал ли рассказчик-очевидец юбилейное число - не преувеличил ли его?

Как уже выше установлено документально, церковное здание в Устьянске было построено по указу Тобольского епископа Варлаама, причём в сжатые сроки в 1773-1774-х годах, а в начале 1775 года освящено.
Но к 1917 году этому событию не набиралось даже 150 лет.
Да, но и праздновать могли скорее не факт постройки деревянного здания (сруба) в Устьянске, а юбилей, как принято говорить в церковной среде, учреждения (установления) церкви, что, на мой взгляд, более логично. Поскольку церковь в Устьянск была перенесена из деревни* Средней, значит и отсчёт надо очевидно же вести от учреждения церкви в Средней. И тогда возможная дата основания Свято-Георгиевской церкви отодвигается на ещё более ранний год. Церковь же в Средней была учреждена в 1690 году, а до того там была часовня. Но часовня не могла быть поставлена ранее 1648 года, когда земли по Усолке были отданы в вотчинное владение Енисейскому Спасскому монастырю. И в этом случае 300 лет не набирается.
А если предположить, что и в Среднюю церковь была перенесена из другого места? Отлистаем календарь от 1917 года на 300 лет в прошлое и получим 1617-й. Так ведь и самого Енисейска ещё не было, а тем более Спасского монастыря.
Правда, на месте будущего Енисейска существовала пустынь монахов-подвижников, основанная иноком Тимофеем в 1592 году. А какой иконе молились пустынники, знает только Господь Бог.

Кстати, одна из башен Енисейского острога называлась Спасской потому, что на ней висел образ Спаса нерукотворного, а вскоре возле этой башни была построена и Спасская церковь. А другая башня Енисейского острога называлась Георгиевской, потому что на ней висела икона святого великомученика Георгия…
Но, похоже, я забрел в такие исторические дебри, из которых можно и вовек не выбраться. Да и всё равно доподлинно не известно, какого события круглую дату отмечали в Устьянске 26 ноября 1917 года.
Оставим-ка мы эту тайну будущим поколениям краеведов.
______________
*) я пишу «деревня», хотя считается, если есть церковь, то это уже не деревня, а село. Но в данном случае так записано в документах– деревня Средняя. Тут есть некоторая коллизия. Церковь располагалась в Средней, но считалась, что это церковь Спасского Усолья. Вот как записано в
«Книга переписная 720го году в Енисейску в городе и в уезде священником и дьяконом, и церковным причетником, и з женами, и з детьми».
            РГАДА Ф.214 Оп.5 Д.739. л.8
            «В Спаском Усолье Георгиевской ц. во дворе священник Стефан Ерасимов…»


ТОПОНИМ «УСТЬЯНСК»

Выше мы выяснили, что основателями Устьянска были крестьяне из бывших монастырских деревень Спасской Усольской вотчины, среди которых - Средняя, Нижняя, Подкаменная, Ваховка, Бобровка и… деревня Устьянская!
Да! Я не оговорился! Я сознательно в предыдущих главах её ни разу не упомянул, оставил, образно говоря, на десерт. Такая деревня довольно длительное время (не менее 350 лет!) существовала. Располагалась она у места впадения Усолки в Тасееву, то есть в устье Усолки. Название у неё в разное время было различное. Усть-Усольская в документах 1679 года, Монастырская заимка у Миллера Г.Ф. в 1735 году, Устьянская деревня - в 4-й Ревизии и в XIX веке в Тасеевской волости, а в XX веке – деревня Устье сначала в Тасеевском районе, потом поселок Устье уже в Мотыгинском районе, в 2010 году числилось в ней 16 человек.

Ещё в 1648 г. игумен Енисейского Спасского монастыря Варлаам добился отвода угодий по долинам рек Рыбная, Тасеева, Усолка. К этому периоду и надо относить появление первых монастырских деревень (заимок) на Усолке. А первой, по логике движения первопроходцев снизу-вверх (относительно течения Тасеевы и Усолки) можно предположить, и была эта самая Устьянская деревня в устье Усолки. И название естественное и легко объяснимое! Располагалась же у устья реки.
А попробуйте мне объяснить происхождение названия Устьянска, основанного вблизи озера Каминского? Где здесь устье, чьё устье? Ни у кого никогда не возникал этот вполне закономерный вопрос? Устьянск есть, а устья нет!

Посмотрим, кто же в ней, в этой деревне Устьянской в устье Усолки жил по переписи 1782 года.
            Ф.909 Оп.1 Д.7 Л.359
            Аврам Осипов сын СУРОВ [36 лет в 1763 году)]

А кто в этой же переписи записан первым в селе Устьянском по списку?
            Ф.909 Оп.1 Д.7 Л.362
            Осип Никитин сын СУРОВ [67 лет в 1763 году, он же и в Переписи 1719 года значится по Спасскому Усолью]

Сын и отец! Вот же, Осип Никитин Суров и привез с собой новое название для деревни на Каминском озере, название той деревни, в которой ранее жил с сыном. И Кузнецовы по 4-й Ревизии значатся и д. Устьянской и в с. Устьянском. Название это первое время существовало, вероятно, только в устной речи, а потом закрепилось официально.

А теперь небольшое отступление.
А если предание о древности Устьянска на Каминском озере, это не что иное, как смутные отголоски памяти об основании деревни Устьянской в устье Усолки где-то около 1648 года? Тогда можно понять, откуда у легенды о древнем происхождении Устьянска – корни и фамилии его основателей – Суровых и Кузнецовых (Туровых же в эту легенду вставили очевидно много позже).

А… добавлю ещё интриги! А может быть, и название деревни в устье Усолки, также было принесено… выходцами с Русского Севера, а конкретно жителями Устьянских волостей? Волости эти располагались по обоим берегам реки Устья (совр. Архангельская область). Название реки в документах встречается и как Устье, и как Устья. Принципиального значения это не имеет, но второй вариант объясняет, откуда в слове «УстьЯ-нск» могла появится буква «я».
Но не буду углубляться в тему. Версия эта, отсылающая нас на Русь, пока ещё «сырая», требуют дополнительного изучения. Для того чтобы эта версия зазвучала в полный голос, необходимо доподлинно установить прежнее местожительства первых жителей Устьянской деревни что стояла в устье Усолки.
Но уже сейчас можно привести две любопытные выдержки из документов:

РГАДА Ф.214 Оп.1 Д.942 Книга монастырских, служилых, крестьянских и посадских дворов Енисейского уезда, 7195 (1687) г.
Спасского монастыря деревня Бобровка на Усолке (располагалась ниже Спасского Усолья в 4 верстах).

            л.53об.
            во дворе крестьянин Стенка Олферьев сын Копотило
            у него сын Спирка пяти лет сын Федка дву лет
            сказался родом устьянец Шангалской волости …»
и
            л.54об.
             «во дворе крестьянин Терешка Матвеев сын Макаров
            сказался родом устьянец Пежемской волости …»

Упомянутые в документах Шангальская и Пежемская волости (среди прочих) и есть эти самые Устьянские волости, что располагались на берегах реки Устья.



Продолжу об Устьянске на Каминском озере.

До массового переселения бывших монастырских крестьян из Низовских Усольских деревень поближе к Московско-Сибирскому тракту, как я предполагаю, на озере Каминском всё же могла существовать Монастырская Озёрная заимка. После прибытия переселенцев на озеро Каминское, заимка эта стала деревней Озёрной, потом она писалась двойным названием  -  Озёрная-Устьянская деревня, потом уже с переносом церкви из деревни Средней - Озёрное-Устьянское село, и ещё позже просто Устьянское село.

 - Какие ваши доказательства? - зададут мне читатели вполне уместный и ожидаемый вопрос.
А они у меня есть!

В 4-й Переписи 1782 года, Устьянск записан, как село Устьянское, но в той же переписи есть упоминание некой Озёрной деревни.
 - Да, мало ли было Озёрных деревень? Название не такое уж редкое.
Хорошо, тогда дадим слово документам для ясности.

            Ф.909 Оп.1 Д.7 Соколовой деревни крестьяне <…>
            лл.542-542об.
            «Антипа Степанов Смолин <…>
             [его] дочь Фекла выдана взамужество в Тасеевский острог в Озерную деревню [в] 1780 году за крестьянина»

Что же это за Озёрная деревня, и кто такой крестьянин, за которого вышла замуж Фёкла Антиповна Смолина?
Ответ находится легко, когда знаешь где искать, и что искать!
Открываем 4-ю Перепись по селу Устьянскому и читаем:

            Ф.909 Оп.1 Д.7 л.365об.
            «Арефий Антонов сын Кузнецов<…>
            у Арефия дети в последнюю перепись написанныя
            Семен
            у Семена жена Фекла Антипова дочь
            взята Чунского присуду у крестьянина Антипы Смолина»

Крестьянин из Соколовой деревни Антипа Смолин, отдавший свою дочь Феклу замуж в далёкую деревню, не знал, что деревня эта уже село и имеет второе название, вот и сообщил переписчику старое название – Озёрная деревня.

Но не ограничусь только этим доказательством.
Обратимся к картографическому материалу.
Откроем карту Енисейского уезда 1784 года. На том месте, где должно быть село Устьянское, стоит село Озёрное, причем на карте наличествует и д. Устьянская в устье Усолки.
И на карте Тобольского наместничества из «Российского атласа» 1792 года также - с. Озёрное.
На карте Енисейского уезда 1798 года село уже с двойным названием Озёрное-Устьянское.
Даже на карте 1825 года уже Енисейской губернии всё то же двойное название - Озёрно-Устьянское.

Картография было и есть довольно консервативное и медлительное производство, и всегда запаздывало за переименованиями. Таких примеров, как я привёл с Устьянском, хоть отбавляй, как в прошлом, так и в современности.
Для наглядности - Ношинская деревня после переименования, в МК Христорождественской церкви конца 18 века довольно долго именовалась Алацкой деревней.
И уже из 20 века пример. В МК Апанской Свято-Никольской церкви также довольно долго писали «деревня Хандальская» (сокращённое от первоначального названия - Хандальский волок), хотя официально деревня уже называлась Ермаковка.



Нет никаких сомнений, что первоначальное название Устьянска – Озёрная деревня!
И таким образом все мифы о древнем происхождении Устьянска, теряют под собой и без того зыбкую почву. Будь то правдой, устьянцы, испокон веков из уст в уста (по «испорченному телефону») должны были передавать не только «иероглиф» «ЗРIИ» [1610], (да хоть бы и «ЗРМФ(ита)» [1641]), но и первое название своей деревни – Озёрная. Но все «древние легенды» почему-то об этом молчат, и повествуют только об Устьянском селе, а всё потому, что их слагатели и сказители не подозревали об изначальном названии деревни на Каминском озере. Следовательно, не такие уж эти легенды древние, и достоверностью не обладают.

И Чупров Александр Степанович, в своей книге «Самойлова заимка», увязывавший с Устьянском маршрут путешествия Гмелина И.Г. не знал, что Устьянск первоначально был вовсе не Устьянском, иначе упоминал бы Озёрную деревню, а не Устьянское село.
А если уж искать истоки Устьянска, то надо искать время, хотя бы приблизительное, основания Спасским монастырем своей возможной Озёрной заимки на Каминском озере. А произойти это могло не ранее, чем монастырь получил в свою вотчину земли по Усолке.
Но это будет уже другая история!



Если у читателей возникнут вопросы и сомнения, возражения и опровержения по изложенному материалу, прошу писать на адрес
troshchenko2009@yandex.ru
С готовностью отвечу!


Благодарю всех, кто оказал мне неоценимую помощь по сбору архивного материала!!!
Вот их имена:
Вахрин Юрий Иванович, Ярославль.
Городилова Людмила Михайловна, доктор фил. наук, профессор Тихоокеанского ун-та, Хабаровск.
Родичев Сергей Николаевич, Москва.
Олег Т., Москва.

Источники и литература:
ГАКК – Государственный архив Красноярского края: Фонды 160, 909.
ГАТО(ТФ) - Государственный архив Тюменской области (Тобольский филиал): Фонд И-156.
РГАДА – Российский государственный архив древних актов: Фонды 214, 280.

Александров В.А. Русское население Сибири XVII-начала XVIII в.(Енисейский край). Москва, 1964.
Барахович П.Н. Енисейск в XVII–XVIII столетиях. Малоизвестные страницы истории. Красноярск, 2019.
Максимов Виктор Сергеевич. Маковская сторона. Красноярск, 2016.
Миллер Г.Ф. Описание Енисейского уезда в нынешнем его состоянии, в начале 1735 г.
Чупров А.С. Самойлова заимка. Красноярск, 2014.

На титуле фрагмент карты Тобольского наместничества 1792 года.


Трощенко Н.Е., Абан, 2021.
Все права защищены.
В соответствие с Законом о защите интеллектуальной собственности
при использовании в публичной сфере материалов настоящего
исследования указание автора и ссылка на сайт обязательны.

Навигация по другим моим работам:
«Абанский район» - тема переселенцы конца 19-нач.20 веков и некоторые другие вопросы:
http://proza.ru/2019/01/14/161

«Абан. Туровы. Новый взгляд» - родословная Туровых и др.вопросы:
http://proza.ru/2020/11/10/51

«1782. 4-я Ревизия, Спасское Усолье» - перепись податного населения 1782 года бывших деревень Енисейского Спасского монастыря, и в т.ч. упомянутых в настоящей работе: с.Устьянск, д.Устьянской, д.Средней, д.Кохинской, д.Далайской, а также д.Огурчиковой.
http://proza.ru/2021/09/27/451


Рецензии
●понравилось:

Добротная работа достойного потомка чалдонов.

Одно могу посоветовать, добавить к исследованию, начинающемуся с ОСНОВАНИЯ:
ещё одно предложение (с заголовком РЕЗЮМЕ, или ИТОГ).

Википедию, смотрю, Вы уже отрихтовали!

Евгений Пимонович   20.12.2021 14:55     Заявить о нарушении
Спасибо, Евгений!!!
Однако, я к Википедии не прикасаюсь, потому, как там могут писать кто угодно, и что угодно, а я документалист.
А совет я не понял. Что в ИТОГЕ я должен был написать?

Николай Трощенко   20.12.2021 15:21   Заявить о нарушении
Как-то так. Деревня Устьянская (первоначально Озёрная) была основана в период 1763-64 гг. и заселялась жителями окрестных деревень, стоявших по нижнему течению Усолки. А те в свое время были освоены переселенцами с Европейского Севера.


Евгений Пимонович   20.12.2021 16:22   Заявить о нарушении
Понятно, спасибо, подумаю.

Николай Трощенко   20.12.2021 16:43   Заявить о нарушении
Это - необязательная формальность

Евгений Пимонович   20.12.2021 17:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.