Имяборчество как исток развития Апостасии

                Александр Сороковиков
               
            ИМЯБОРЧЕСТВО КАК ИСТОК РАЗВИТИЯ АПОСТАСИИ

«Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4; 12)

    Вопрос почитания Имени Божьего не является частным спором, а тем более, не является спором аристотеликов с платониками, когда сталкиваются лбами адепты двух разных методов научного познания, но это вопрос краеугольный, как то происходило на всех Вселенских соборах. Это вопрос постижения людьми Сущности и Природы Бога. Казалось бы, что в XIV столетии, благодаря канонизации учения о «нетварных энергиях» Церковь поставила последнюю точку в учении о воплощении Бога. В ветхозаветном периоде осмысление этого вопроса началось с явления Аврааму Трех Ангелов, а также с явления Моисею Неопалимой Купины и в явлении ему Бога на Синае. Впоследствии Бог являлся пророку Даниила в образе Ветхого Деньми. Таким образом, неизобразимый Господь показал пророкам, что Он может являться человеку видимым образом. В новозаветный период Господь явился людям не только в видимом образе, но более того – воплотился, то есть обрел плоть подобную грешному человеку, но при этом Его Плоть не имела никакого греха.
    С той поры, как Бог воплотился, до самого XIV столетия шли неутихающие споры, как о природе Святой Троицы, так и о природе Богочеловека – Сына Божьего. Казалось бы, тогда в XIV веке была поставлена последняя точка в этих спорах, но вот, в начале ХХ столетия, в предапокалиптические времена, Небеса предложили православному миру решить задачу об Имени Бога. То есть, Господь этим сказал нам: сей вопрос настолько важен для дальнейшего существования человечества, что он со всей обязательностью должен быть решен. Вопрос Имени Бога – это вопрос как Сущности Святой Троицы, так Боговоплощения, так и действия Бога в этом грешном мире. По всей очевидности, Господь говорил людям: без положительного решения этого вопроса, Он более не может действовать в предапокалиптическом периоде истории, которым был по сути весь ХХ век.
    Тем более, Бог не может действовать в наши уже апокалиптические времена, если этот вопрос не будет решен в соответствии с учением Вселенской Православной Церкви. А.Ф. Лосев писал по этому поводу в «Философии имени»: «Имяславие является наиболее совершенной формой выражения сущности Православия… Бог не есть имя, но Имя – Бог». Лосев во время допросов свидетельствовал: «Похуление Имени Божьего непризнанием имяславческого учения – это снятие печати, которой был запечатан сатана».
    В том же ключе писал и Михаил Александрович Новоселов в письме к NN (конец 1918 – нач. 1919 г.): «Имяборческая стихия отравила нашу богословскую школу, нашу иерархию, наше пастырство, и естественно, отравляет всё церковное общество. Плоды отравления у всех на глазах. Ведь только слепой… не видит того растления, которое проникло в нашу церковную жизнь и которое является плодом давнишнего практического имяборчества… Никто деятельно не озабочен сохранением единства веры, ибо сознание этого единства утрачено кормчими Церкви…»
    Также, религиозный философ Владимир Францевич Эрн, писал в «Разборе Послания Св. Синода об Имяславии», что в книге монаха Илариона «На горах Кавказа» нет ничего принципиально нового в святоотеческом понимании Имени Божьего.
    Тем не менее, учение имяславцев афонитов, а равно, и книга монаха Илариона «На горах Кавказа» были осуждены Святейшим Синодом, и запрещены для издания в церковных типографиях, и для чтения в монастырях. Книгу монаха Илариона даже было велено сжигать, на что сам о. Иларион восклицал в негодовании: «Вот это дело! Вечным огнем, если не покаются, будут жегомы те, кто дерзнул сие! Боже наш! Какое ослепление и безстрашие! Ведь там прославлено Имя Бога нашего Иисуса Христа… Там в книге, все Евангелие и все Божественное Откровение, учение Отцев Церкви и подробное разъяснение об Иисусовой молитве… Это преступление легло неизгладимо и пойдет в вечность… Кровь стынет в жилах, – что вы сделали? Евреи распяли Сына Божиего – плоть Его, а вы устремились истребить и само Имя Его».   
    В этих словах святого нам дан ключ понимания о событиях ХХ столетия, а также о событиях настоящего времени. Проблема Имени Божьего, это проблема последних времен, или точнее – Апокалипсиса. Потому что вопрос сегодняшней борьбы с именами человеческими, через присвоение ИНН, СНИЛС, QR-кодов, цифровых имен (а теперь уже и вакцинации), вплоть до чипирования человека и нанесения начертания на правую руку и чело, корнями уходит к началу ХХ века. Говоря кратко: Борьба с Именем Богочеловека привела  к борьбе с именем создания Божьего – человека. В этой вековой давности проблеме скрыта вся суть нынешней глобализации, суть разворачивающегося на наших глазах Апокалипсиса. Вопрос имяборчества, есть ни что иное, как – «кощеева игла» «зверя» Нового мирового порядка. 
    Для того, чтобы далее рассмотреть вопрос имяславия и имяборчества, необходимо кратко рассказать о сути конфликта.
    В начале ХХ века, схимонахом Иларионом была написана книга «На горах Кавказа», которая составлена в форме беседы двух кавказских старцев о духовных вопросах. В ходе повествования книги, старцы рассуждали также об Имени Божьем. Краткий вывод этих рассуждений заключался в формуле – «Бог не есть Имя, но Имя – Бог». Книга эта имела большой успех как среди монашествующих, так среди профессоров Академий и просвещенного общества. К слову сказать, эта книга очень понравилась преподобному Оптинскому старцу Варсонофию, который и благословил Великую княгиню Елисавету Феодоровну Романову издать ее массовым тиражем. Также известно, что позицию имяславцев поддерживали – св. прав. Иоанн Кронштадский, еп. Феофан (Полтавский) – царский духовник, митр. Московский Макарий (Невский), прот. Павел Флоренский. Также Алексей Федорович Лосев, Михаил Александрович Новоселов, Владимир Францевич Эрн, и многие другие.
    Катализаторами процесса борьбы с имяславцами, которых стали обвинять в «имябожничестве», были афонские ученые монахи Алексий (Киреевский) и Хрисанф (Минаев). С их подачи, против имяславия восстали, в той же степени ученые архиереи – архиеп. Волынский Антоний (Храповицкий) и архиеп. Никон (Рождественский). К ним затем присоединился митр. Санкт-Петербургский Владимир (Богоявленский), а также еще четыре архиерея, в числе которых был архиеп. Финляндский Сергий (Страгородский).
    Тем не менее, распря на Афоне, начатая указанными учеными монахами, продолжалась. Чтобы прекратить ее, по инициативе иером. Антония (Булатовича) и архим. Давида (Мухранова), было решено переизбрать поддержавшего имяборцев игумена Пантелеимонова монастыря. Большинством голосов игумен был переизбран. Таким же образом было смещено начальство и в Андреевском скиту. Возмездие не заставило себя ждать.
    В июне 1913 года, на Афон, на военном корабле «Донец» прибыл архиеп. Никон (Рождественский). Должно отметить, что еще прежде него на Афон прибыл Синодальный миссионер игумен Арсений (Алексеев). Изучив вопрос, сей благоразумный игумен принял сторону имяславцев. В отличие от о. Арсения, архиеп. Никон переубеждению не поддавался. Увидев, что монахи-святогорцы твердо стоят на своих позициях, он обратился к послу в Константинополе М.Н. Гирсу и консулу А.Ф. Шебунину, а по прибытии домой, к обер-прокурору Синода В.К. Саблеру. Еще ранее, в 1912 году, по настоянию имяборцев была проведена экспертиза со стороны греческих богословов с острова Халки, среди которых только один знал русский язык. После представления этой экспертизы, последовательно – патриархам Иоакиму III и Герману V, было получено заключение – о еретичности учения имяславцев. Получив желаемый результат, имяборческая партия приняла 16-17 мая 1913 г. Определение № 4183, и обратившись к Императору Николаю II, представила богословский спор на Афоне с политической позиции. От лица Царя было дано указание о прекращении «бунта» монахов. Соответствующие полномочия были предоставлены обер-прокурору Саблеру и архиеп. Никону.
    Надо сказать, что посол Гирс и архиеп. Антоний (Храповицкий) еще в январе 1913 г. грозились послать на Афон военную канонерку с тремястами солдат, но, милостью Божией тогда этого безчинства не случилось. Погром начался во время вечернего богослужения 16 июля (нов. ст.) 1913 года. После часового обливания монахов из брандспойтов, пьяная солдатня, под присмотром архиеп. Никона и консула Шебунина, приступила к насильственной депортации монахов. В результате этого побоища были тяжело ранены 46 монахов. Четверо их них впоследствии скончались. Императрица Александра Феодоровна назвала Никона «афонским злодеем».
    Должно отметить, что в феврале 1914 г. иером. Антоний (Булатович) обратился с письмом на имя Государя, с просьбой разобраться в возникшем конфликте. Тогда же, Царем и Царицей были приняты четыре монаха-имяславца, которые подробно рассказали о сути проблемы. После этого разговора с афонитами, Царь Николай II дал указание Синодальной Московской Конторе расследовать это дело. Заседание Церковного суда состоялось 7 мая 1914 г., которое признало учение имяславцев согласным учению Святых Отцов Вселенской Церкви.
    Но, еще 18 марта этого же года, Собор епископов Киевской митрополии, прошедший под председательства митр. Киевского Флавиана, признал «Исповедание» афонитов вполне православным.
    Когда Церковный суд, который проходил под председательством митр. Московского Макария (Невского), принял оправдательное решение, то шестеро опрошенных монахов, в сопровождении еп. Верейского Модеста поехали в Санкт-Петербург. С 10 по 24 мая Святейший Синод рассматривал выводы Синодальной Конторы, в результате чего, от лица Синода был написан Указ № 4136, в котором констатировалось, что исповедание имяславцев является абсолютно православным.
    Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но… сам Указ № 4136 не только не был опубликован в церковной прессе, но даже не был разослан по консисториям епархий. Напротив, по епархиям по-прежнему рассылались письма, с требованием о принятии в монастыри только тех иноков, которые принесут покаяние в ереси «имябожия».
    Тем не менее, защитники Имени Божьего, продолжали отстаивать свои позиции, справедливо указывая, что рассматривать вопрос имяславия, надо с точки зрения, как VII Вселенского собора, об иконопочитания, а также Собора 1351 г. в Константинополе, канонизировавшего учение о божественных энергиях и о Фаворском свете. Этот Собор однозначно утверждал, что «Имя Божие есть Его энергия и Сам Он». В этом же ключе мыслили и имяславцы. Например, еп. Феофан Полтавский так высказывался об Имени Бога, как о том писал митр. Вениамин (Федченков) в работе «Имяславие»: «Бог – везде; и, конечно, Он находится и в Своем имени». Прот. Павел Флоренский, в статье «Об Имени Божьем» высказывался более определенно: «Имя Божие есть Бог; но Бог не есть имя. Существо Божие выше энергии Его, хотя эта энергия выражает существо Имени Бога». Или, о том же, в книге «Имена»: «Имя – лицо, личность, а то или другое имя – личность того или другого типического склада». Как видим, Павел Флоренский указывал на неразрывную связь имени и личности, касательно как самого человека, так и его Создателя – Бога.
    Наш современник, митр. Волоколамский Иларион (Алфеев), в книге «Имяславие» указывает, что «спор между имяславцами и имяборцами – это спор между молитвенным благочестием и богословской ученостью, являющийся продолжением споров между Православными и евномианами в IV веке, между иконопочитателями и иконоборцами в VIII-IX веках, между Симеоном Новым Богословом и его противниками в XI веке, и между Григорием Паламой (исихастами) и Варлаамом Калабрийским (учеными монахами) в XIV веке».
    Споры вокруг Имени Бога в царской России не утихали, а потому, было решено перенести рассмотрение позиции имяславцев на готовящийся Поместный Собор. Но, увы, на этом Соборе, из числа последовательных защитников Имени Божия, был только епископ Полтавский Феофан (Быстров). Митрополиты Макарий (Невский) и Питирим (Окнов) находились к тому времени на покое. Профессор МДА Митрофан Дмитриевич Муретов скончался еще в марте 1917 года. Поэтому, вопрос имяславия на Соборе даже не рассматривался. Более того, вышеознаменованные архиереи добились того, чтобы отменить и сам Указ № 4136, и вернуться к прежнему Определению № 4183 об осуждении «имябожников». Сознательно ли они это сделали, или через них действовал дух инуде, сейчас трудно понять, но, ясно в этой ситуации одно. Имяборцы, как прежние, так и нынешние, посредством возведения хулы на Имя Божие, тщательно оберегают, с одной стороны – корень и исток царства грядущего антихриста, а с другой – злые плоды этого царства, которые наблюдаем ныне, в виде атрибутов создаваемого повсюду киберсоца, в числе которых – ИНН, СНИЛС, QR-коды, смарткарты, штрих-кодовая система, чипирование всего и вся через наночастицы (которые находятся и в вакцине от короновируса), в конечном итоге – лазерное начертание на правую руку и чело. Богохульство начала ХХ века подорвало само основание цивилизации Логоса, отчего стало возможным утверждение цивилизации «цифры».
   Тем не менее, как указывали на то все адепты имяславия, догматическое решение вопроса находится не за семью печатями. Ключ к таковому решению дает «Определение Константинопольского Поместного Собора 1351 года». Прилагаемый ниже текст «Определения» размещен в книге А.Ф. Лосева «Очерки античного символизма и мифологии» на стр. 892-903. Лучше всяких слов, он дает подтверждение верности позиции монахов-имяславцев:
    «1. [Свет (Фаворский) не есть ни сущность Божия, ни тварь, но энергия сущности].
    Мудрствующим и говорящим, что Свет воссиявший от Господа при Его божественном преображении, есть то мечтание, тварь и призрак, появившийся на короткое время и вскоре исчезнувший, то сама божественная сущность, – как умовредно ввергающим себя самих в самое противное и совершенно невозможное (и в первом случае безумствующим в отношении тварного и нетварного безумством Ария, разделяющего единое Божество и единого Бога, во втором же – согласующимся с злочестием массалиан, утверждающих, что божественная сущность – видима) и не исповедающим, согласно богодухновенному богословию святых и благочестивому мудрованию Церкви, что оный божественнейший Свет не есть ни тварь, ни сущность Бога, но – нетварная, естественная благодать, воссияние и энергия, нераздельно и вечно происходящая от самой божественной сущности, – анафема, анафема, анафема.
    2. [Энергия сущности нераздельна с сущностью и неслиянна с нею].
    Еще тем же самым мудрствующим и говорящим, что 1) Бог не имеет никакой естественной энергии, но думающим, что существует только сущность и что совершенно одно и то же и неразличны – божественная сущность и божественная энергия и между ними не мыслится никакое различие в том или другом отношении, напротив того, – одно и то же называется то сущностью, то энергией [этим еретикам], как неразумно уничтожающим во всех отношениях и саму божественную сущность и приводящим ее к небытию (ибо учители Церкви дословно говорят, что только небытие лишено энергии), еще же и 2) мыслящим Савеллиево учение и его старое сочетание, слияние и сопряжение в трех ипостасях божества, теперь же дерзающим возобновлять [это] в отношении божественной сущности и энергии и подобным образом злочестиво сопрягающим их и не исповедающим, согласно богодухновенному богословию святых и благочестивому мудрованию Церкви, сущность в Боге и сущностную и естественную Его энергию (как ясно показало большинство других святых, и в особенности [святые отцы] VI святого и вселенского Собора, относительно двух энергий Христа, божественной и человеческой, и двух воль, сковывая [из них] одну цельную) и в самом деле не хотящим мыслить, что как единение божественной сущности и энергии неслиянно, так и [их] различие нераздельно, и в иных отношениях и в особенности [неслиянно и нераздельно] – в отношении причины и результата причины, неучаствуемого и участвуемого, [или вообще] сущности и энергии, этим следовательно, нечестивцам, умышляющим таковое, – анафема, анафема, анафема.
    3. [Энергия сущности нетварна].
    Еще тем же самым мудрствующим и говорящим, что всякая естественная сила и энергия триипостасного Божества тварна, и на основании этого принуждающим славить и саму божественную сущность как тварную (ибо, по святым, тварная энергия должна являть и естество как тварное, а нетварная должна начертывать и сущность нетварную), и отсюда подвергающимся опасности впасть уже в совершенное безбожие, и навязывающим чистой и непорочной христианской вере эллиннскую мифологию и служение тварям, и не исповедающим, согласно богодухновенному богословию святых и благочестивому мудрованию Церкви, что всякая естественная сила и энергия триипостасного Божества нетварна, – анафема, анафема, анафема.
    4. [Энергия сущности не вносит разделения в самую сущность и не нарушает ее простоты].
    Еще тем же самым мудрствующим и говорящим, что от этого вообще происходит в Боге сложение, и не послушествующим учению святых, учащих, что в естестве не происходит никакого сложения от естественных [сил и энергии], и отсюда клевещущим не только на нас, но и на всех святых, явственно научающим часто во многих местах простоте в Боге и несложности, и – различию божественной сущности и энергии, так что различие это совершенно не вредит ни в каком отношении божественной простоте (ибо не могли же они пытаться богословствовать в таком противоречии с самими собой), пустословящим, следовательно, таковое и не исповедающим, согласно боговдухновенному богословию святых и благочестивому мудрованию Церкви, что с этим боголепным различием вполне прилично сохраняется и божественная простота, – анафема, анафема, анафема. 
    5. [Имя «Божество» относится не только к сущности Божией, но и к энергии, т.е. – энергия Божия тоже есть сам Бог].
    Еще тем же самым мудрствующим и говорящим, что имя Божества говорится только о божественной сущности, и не исповедающим, согласно богодухновенному богословию святых и благочестивому мудрованию Церкви, что оно налагается не меньше и на божественную энергию, и при этих обстоятельствах опять-таки почитающим всеми способами одно [только] Божество Отца, Сына и Святого Духа, считать ли Божеством Их сущность и энергии (как и этому [почитанию] научают нас божественные тайноводцы), – анафема, анафема, анафема. 
    6. [В сущности Божией тварь не может участвовать, в энергии же – может].
    Еще тем же мудрствующим и говорящим, что божественная сущность участвуема, как уже не стыдящимся вновь вводить в нашу Церковь злочестие массалиан, болевших тем же самым мнением, и не исповедающим, согласно богодухновенному богословию святых и благочестивому мудрованию Церкви, что она совершенно необъемлема и неучаствуема, участвуема же божественная благодать и энергия, – анафема, анафема, анафема.

    Полностью «Определение» Собора от 1351 года содержит 15 пунктов, но главный догматический аспект выражен в первых шести пунктах, которые и приведены здесь дословно. Сравнительный же анализ догматики указанного Собора с вероучительной стороной имяславцев, заставляет поставить знак тождества первого со вторым (особенно того, что касается пунктов 5 и 6). При этом, «слово Бог» употребляется отцами Собора для обозначения как Существа, так и Действия Божия (как сказано о том в пункте 5). Ко всему, издревле Церковь определила, что Имя Божье является извечным и нетварным. Как о том сказано Господом Моисею: «живу Аз, и присно живет Имя Мое» (Числ. 14; 20-21). Здесь, в словах – «присно живет», прямое указание на извечность и нетварность.
    Ко всему, согласно определению этого Собора «энергии и сущность находятся в чудном единстве». Хотя, при этом – энергия не есть новая Сущность, и не есть новая Ипостась. В пунктах же 1-и, 2-м и 5-м Собор ясно определил, что: «Не только сущность Божия есть Божество (Божественная природа), но и энергии Его суть Божество (Божественная природа)». Как о том и сказано в пункте 5-м: «Тем же... говорящим, что имя Божества говорится только о божественной сущности, и не исповедающим… что оно налагается не меньше и на божественную энергию… – анафема».
    В этих определениях Собора дается ключ к пониманию того, что – энергия Божества, есть одновременно – действие Божества. И, как мы читаем в пункте 5-м этого Собора, между – именем Божества, и – энергиями (т.е. – действием) Божества ставится знак тождества. Так исповедуют свое вероучение отцы имяславцы. И их исповедание, как определил это Церковный суд Московской Синодальной Конторы в мае 1914 года, признано согласным учению Святых Отцев Вселенской Церкви.
    Но, чему же учат нас по этому поводу отцы имяборцы? Если мы обратимся к Посланию Св. Синода от 18 мая 1913 года, то в нем говорится, что «Имя Божие не есть энергия Божия». И далее: «Имя Божие не может быть называемо Божеством». Хотя, солидарный с имяборцами профессор Сергий Троицкий писал в своем докладе, что «Имя Божие может называться Божеством». Где же истина?.. Истины у имяборцев нет, потому что, в любом случае они подвели себя под анафему Константинопольского Собора 1351 года.          
    В заключение хочется сказать, что рассуждая о нетварных энергиях, свт. Григорий Палама, называя Фаворский свет Славой Божьей, самого человека именовал лучом славы Бога. Сравни: Евр. 1; 3 – об Иисусе Христе: «сияние славы и образ ипостаси Его». А равно: «Итак муж… есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа» (1-е Кор. 11; 7). Таким образом, применяя это утверждение к именам, можно имя человека называть лучом славы (или – «сиянием славы») Имени Бога. Тогда, с этих позиций становится понятным упорство сил зла, в деле замены имен человеческих на имена цифровые. Ко всему, ересь имяборчества появилась не сто лет назад, но сразу после Вознесения Господа нашего Иисуса Христа. Свидетельством тому книга «Деяний святых Апостолов».
    Четвертая глава «Деяний» говорит об этом так: Первосвященники «Повелевше же има вон из сонмища изыти, стязахуся к себе глаголюще: что сотворим человекома сима; яко убо разумно знамение бысть има, всем живущим во Иеросалиме яве, и не можем отврещися. Но да не боле прострется в людех, прещением да запретим има, ктому не глаголати о Имени сем ни единому от человек. И призвавше их, заповедаша има отнюд не провещевати, ни учити о Имени Иисусове» (Деян. 4; 15-18).
    Следующая глава свидетельствует уже о закоснении имяборцев в ереси, ибо сказано: «И вопроси их архиерей, глаголя: не запрещением ли запретихом вам, не учити о Имене сем» (Деян. 5; 27, 28). К чести же Учеников Христовых, они выдержали, подобно монахам-афонитам, попущенное испытание: ибо «радующеся от лица собору, яко за Имя Его сподобишася бесчестие прияти» (Деян. 5; 41).
    Твердое же стояние в истине Учеников Христовых не имеет ничего общего с гордым человеческим упорством, ибо в День Пятидесятницы, во время Схождения Духа Святого, Апостол Петр, получив вдохновение Свыше, возвестил «всем живущим во Иерусалиме»: «всяк, иже призовет имя Господне, спасется» (Деян. 2; 21). Первоверховный Апостол возвестил это не от себя, но, по вдохновению от Третьей Ипостаси Пресвятой Троицы.
    Тем не менее, имяборцы не сидели сложа руки. Ибо, другим серьезным шагом в развитии имяборчества, можно считать введение в период церковной реформы XVII века праздника «Обрезания Господнего», которого ранее на Руси не существовало. Можно предположить (и это вопрос церковным историкам), что в древности, 1-го января праздновалось «Наречение Имени Господнего», ибо в Евангелии от Луки сказано: «И егда исполнишася осмь дний, да обрежут Его, и нарекоша Имя Ему Иисус, нареченное Ангелом прежде даже не зачатся во чреве» (Лк. 2; 21).

    В пользу же имяславия говорит не только решение Поместного Собора 1351 года, и не только Евангелие и книга Деяний Апостольских, но и обычный молитвослов. Например, молитва ко Пресвятой Троице гласит: «Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради». В Молитве Господней также говорится: «Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя…» А в другой молитве ко Пресвятой Троице утреннего правила благовествуется: «…и воспевати всесвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь».
    В молитве же 1-й св. Макария Великого утреннего правила, вновь сказано: «…да неосужденно отверзу уста моя недостойная и восхвалю имя Твое святое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь». И ко всему, в молитве 10-й ко Пресвятой Богородице, возносится такое благовествование: «…Яко благословенна еси от всех родов, и славится пречестное имя Твое во веки веков. Аминь».
    Подобным же образом об Имени Божьем говорится и в вечернем правиле. В молитве 1-й св. Макария Великого сказано: «да восстав от смиренного ми ложа, благоугожду пресвятому имени Твоему». Или, в молитве 3-й ко Пресвятому Духу: «Аще именем Твоим кляхся». В молитве 4-й, также – св. Макария Великого: «да благословлю имя Твое святое». И, далее, молитва 6-я благовествует: «и Егоже имя паче всякого имени призываем». Молитва же 7-я свт. Иоанна Златоуста и вовсе созвучна учению афонитов имяславцев: «Господи, посли благодать Твою в помощь мне, да прославлю имя Твое святое». К этому утверждению великого богослова нельзя ничего ни прибавить, ни убавить. Святой Иоанн Златоуст предписывает нам славить Имя Божие!..
    Таким образом, видим, что всякий православный человек, если он читает утреннее и вечернее правила, уже только поэтому, вслед за св. Макарием Великим и свт. Иоанном Златоустом, является (как минимум – практическим) имяславцем.
    Имяславцем же является и тот, кто со вниманием читает Евангелие. Особое раскрытие темы Имени Божьего дает нам Евангелие от Иоанна. Например, в 14-й главе сказано: «И еже аще что просите от Отца во имя Мое, то сотворю: да прославится Отец в Сыне. И аще чесо просите во имя Мое, то сотворю» (Ин.14; 13,14). Также об Имени Господнем говорит и 15-я глава: «Но сия вся творят вам за имя Мое» (Ин. 15; 21). В 16-й главе с особой значимостью раскрывается сила Имени Христа: «Аминь аминь глаголю вам, яко елика аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам. Доселе не просите ничесоже во имя Мое: просите, и приимете, да радость ваша исполнена будет» (Ин 16; 23, 24). В Молитве же за оставляемых учеников, Христос так говорит Отцу Небесному: «Явих имя Твое человеком, ихже дал еси Мне от мира» (Ин. 17; 6).
    И, еще Апостол Иоанн Богослов свидетельствует о данной от Бога заповеди: «и сия есть заповедь Его, да веруем во Имя Сына Его Иисуса Христа» (1-е Ин. 3; 23).
    Апостол же и Евангелист Матфей, цитируя пророка Исайю (Ис. 42; 4), возносит такое благовествование: «И на имя Его будут уповать народы» (Мф. 12; 21). Произнесена эта цитата перед тем, как Господь стал Именем Божьим изгонять бесов. Более определенно по этому поводу высказывается Апостол и Евангелист Марк: «Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы». (Мк. 16; 17,18).
    О значимости призывания Имени Христова, говорит также и Евангелист Лука. В главе 10-й сказано: «Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: …Однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10; 17,18,20).
    В полном согласии с Евангелистами благовествует об Имени Божьем царь, пророк, и псалмопевец Давид. Например, в Псалме 19-м сказано: «Защитит тя имя Бога Иаковля» (Пс. 19; 2). А в Псалме 22-м возносится такое прошение: «Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имене ради Своего» (Пс. 22; 3). В Псалме же 39-м говорится: «Блажен муж, емуже есть имя Господне упование его» (Пс. 39; 5), что перекликается со Псалмом 40-м, смысл которого явно восходит к современности: «Врази мои реша мне злая: когда умрет и погибнет имя его?» (Пс. 40; 6). Не о той ли погибели говорит царь Давид, когда вместо имени присваивают номер? В 43-м же Псалме об Имени Божьем говорится четыре раза: «И о имени Твоем уничижим востающия на ны». И далее: «О Бозе похвалимся весь день и о имени Твоем исповемыся во век». А также: «Аще забыхом имя Бога нашего и аще воздехом руки наши к богу чуждему». Заканчивается же Псалом словами: «Воскресни, Господи, помози нам и избави нас имене ради Твоего» (Пс. 43; 6, 9, 21, 27). Псалом же 113-й возглашает и вовсе святоотеческий гимн: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу» (Пс. 113; 9) со смысловой разработкой его во Псалме 144: «Вознесу Тя, Боже мой, Царю мой, и благословлю имя Твое в век и в век века. На всяк день благословлю Тя и восхвалю имя Твое в век и в век века (Пс 144; 1,2). Звучит дважды призыв к Имени Господнему и в Псалме 115-м, а в Псалме 117-м возглашается родственный, с приведенной выше цитатой 16-й главы Евангелия от Марка смысл: «Вси языцы обыдоша мя, и именем Господним противляхся им» (Пс. 117; 11). И, наконец, в Псалме 141-м об Имени Божьем говорится в личностном наклонении, как о том возвестили отцы Собора 1351 года, и как учили отцы афониты: «Изведи из темницы душу мою, исповедатися имени Твоему» (Пс. 141; 8).
    На позициях «противления именем Господним», о котором говорится в Псалме 117-м, стояли и Ученики Христовы. Святые Апостолы, когда предстали перед судом Синедриона, так отвечали первосвященникам, запрещавшим вести проповедь о Христе: «Да будет известно всем и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав: Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения; ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4; 10-12).
    О значимости и силе Имени Божьего говорит и «Откровение» Апостола Иоанна Богослова: «И Ангелу Филадельфийской церкви напиши: так говорит Святый, Истинный, имеющий ключ Давидов, Который отворяет – и никто не затворит, затворяет – и никто не отворит: знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся Имени Моего… И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле» (Откр. 3; 7,8,10).

    Как видим, имяславцем, не только практическим, но и богословствующим, становится всякий, кто вдумчиво читает Псалтирь, Евангелие, и Апостолов. Можно предположить, что главные имяборцы, в лице архиепископов Антония (Храповицкого) и Никона (Рождественского), читали эти книги механически, без глубокого проникновения в их смысл. Другого объяснения здесь трудно придумать, потому что в противном случае они бы сами стали славить всесвятое Имя Божье, а не докатились бы до хулы на него.   
 
    В заключение этой монографии полезно возвратиться к высказыванию А.Ф. Лосева, который во время допросов свидетельствовал: «Похуление Имени Божьего непризнанием имяславческого учения – это снятие печати, которой был запечатан сатана». Поэтому, после всех ужасов гражданской войны, искусственного голода, красного террора, Второй мировой войны, нам ныне живущим можно со всей ответственностью говорить, что люди, которые добились на Поместном Соборе 1917-18 гг. отмены оправдательного Указа Святейшего Синода за № 4136, и возвращения к позициям Определения № 4183 от 16-17 мая 1913 г.,  являлись продолжателями того имяборчества, которое (как говорит о том книга «Деяний» - 4; 18, и 5; 28) начали иудейские первосвященники. Можно сказать более: первосвященники начала ХХ века, отменой оправдательного Указа № 4136, охранили от разрушения закладной камень грядущего царства антихриста.
    Характерно, что все процессы на земле, если смотреть с позиций нашего глобалистского времени, сразу после вознесения хулы на Имя Божье стали входить в стадию глобальности. Ибо, буквально через год после событий на Афоне, началась Первая мировая (глобальная) война. Одновременно с тем, по всем цивилизованным странам прокатилась волна социалистических революций.
    Здесь стоит обратить внимание, что возникшая на гребне войны и сопутствующих ей революций «испанка» (унесшая не менее 50 млн. жизней), также являлась глобальной. Еще более жестокой была Вторая мировая (глобальная) война, которая онтологически привела к созданию мировой системы социализма и разрушению мировой колониальной системы. Поэтому, неудивительно, что нынешняя пандемия коронавируса, с самого начала стала глобальным бедствием. Третья же мировая война будет и вовсе катастрофичной для планеты земля, по причине, опять-таки ее глобальности. Все эти события происходят не случайно, ибо, как сказано выше, корень причины всеобщности апокалиптических процессов заключен в хуле на всесвятое Имя Божие. И до тех пор, пока мы соборно не осудим имяборческое богохульство, цунами Апокалипсиса будет раскручиваться по все большей амплитуде. Итог этого цунами – конец земной человеческой цивилизации.
    О приближении же конца свидетельствует и всеобщий упадок нравов. В обиходно-бытовом плане этот упадок связан с грехом сквернословия. В настоящее время сквернословят не только взрослые люди, но даже подростки и дети. Сквернословят девушки. Это тоже злые плоды имяборчества начала ХХ века. Через матерную брань нынешнее человечество проклинает не только Бога-Слово, но проклинают всех матерей. В первую очередь Божью Матерь. Затем, Матерь-Церковь. Одновременно с тем, Родину-мать, мать-землю, родную мать. Более того, через сквернословие предаются проклятию незыблемые, сущностные, фундаментальные основы земного и небесного бытия. Матерная брань есть бунт против Бога, ибо через ругательства возносится хула на основу основ созданного Богом миропорядка. Корень этой хулы в имяборчестве. А потому, до тех пор, пока не будет оправдано имяславие, и вместе с тем, не будут преданы анафеме имяборчество и имяборцы, мы ничего не сможем сделать против всеобщего упадка нравов и порока сквернословия. По слову А.Ф. Лосева, из-за непризнания имяславческого учения, печати с преисподней сняты. Запечатать же сатану может только соборная анафема на имяборчество и имяборцев.
    Увы, вместо канонического, в духе учения святых отцов рассмотрения проблемы, мы слышим вокруг имяславия оголтелую непрекращающуюся трескотню. По всей очевидности, делается это сознательно. Для того, чтобы увести народ от понимания  того, что «кощеева игла» глобализации, ее корень, находится именно в недрах имяборчества. Чтобы Православный народ не понял – достаточно посечь корни этой гидры, и предать ее анафеме (в подражание отцам Собора 1351 года), как ядовитое древо «Нового мирового порядка» засохнет на корню.
    Перед нами вновь встает вопрос шекспировского плана. Ибо, если правда имяславия восторжествует, то восторжествует на века и Правда Божия на земле. Если же нет, то восторжествует кривда царства антихриста. Но, да не будет. Ибо, не напрасно сказано в книге Деяний Апостольских: «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись». Господь сил с нами.
 





 

           

   


Рецензии