У разлук - много причин. На конкурс Фин Елены

                Рассказ.

Пустой вечерний перрон. Проводники поднялись на ступени вагонов.  Самые настойчивые провожающие устремились к огромным дверям центрального входа вокзала. Все слова прощаний, объятия, слезы остались в сердцах отъезжающих.

Валерка так и не появился. Растворился в огромной Москве. Его телефон был выключен.

Неделю назад отметили с девчонками ночной прогулкой по набережной Саратова окончание первого курса своего филологического факультета, когда, стараясь перекричать друг друга, захлебывались чтением стихов современных поэтов и классиков, пили шампанское и не хмелели, отгоняя попутно пристающих к девчачьей команде юношей.

Проснувшись по привычке рано утром, Злате вдруг пришло ощущение себя маленькой божьей коровкой, ползущей по тонкой колышущейся ветке или стебельку яркого цветка, когда с каждым миллиметром пройденного пути вдруг открываются все новые горизонты. И от избытка чувств тебя возносит поднявшийся свежий ветер над цветущими клумбами, зелеными грядками.

Решение пришло внезапно:

- Сейчас же  на вокзал! Куплю билет и дам сразу телеграмму! Сутки в поезде – успеет получить!

Напрасно отсвечивалась еще полчаса после приезда на перроне в Москве. Перекусила в кафе, узнала  в справочном киоске, как разыскать и на чем доехать до механического завода, куда Валерий устроился, решив не возвращаться домой после срочной службы в Сибири год назад.

В заводском общежитии развели руками – не  проживает уже несколько месяцев, переехал на квартиру.  Проходивший мимо на работу парень черканул на листке новый адрес, где-то в районе бывшей Выставки достижений народного хозяйства. В ближайшем почтовом отделении дала срочную телеграмму: « Я в Москве.  Дождись меня! Злата». Телефон молчал.

Долго и безрезультатно  звонила в квартиру на третьем этаже типовой девятиэтажки. Ее авантюра с приездом  и предполагаемым сюрпризом для Валерия тихо запаялась в подкорке головного мозга усталостью и разочарованием. Желание осматривать городские достопримечательности улетучивалось с каждым шагом .

Присела на скамейку в сквере у Большого Театра, наслаждаясь ароматом экзотических цветов. Одиночество среди людских оживленных рек на роскошных проспектах, в толчее модных магазинов, даже здесь,  у прославленного театра стало нестерпимо. Что-то в их с Валерием отношениях изменилось. И виной всему эта роковая разлука! Злата зажмурилась, вспоминая:

«Валерий приехал из Москвы прошлым летом на незнакомой спортивной машине накануне ее последнего экзамена.

Вошел стремительно, обхватил за плечи вместе со стулом, шепнул в ухо:

- Не ждала? Как и обещал! Злата, я больше без тебя не могу! Давай убежим от всех подальше! Нам нужно с тобой серьезно поговорить! Вдвоем, наедине!

Этот плен в руках взрослого, какого-то незнакомого, изменившегося внешне Валерия, неожиданно появившаяся слабость и внутренний трепет отозвавшегося на ласку тела, чувственность, пролившаяся, как майский дождь, затмили сознание. Злата кивнула согласно.

- Возьми с собой вещи на сутки, как будто идем в поход, а я соберу остальное!

Они кружили по пустынным пыльным дорогам, пока не оказались в таком забытом Богом месте, где река отрезала в виде полуострова кусок векового разросшегося леса.

- Злата, иди сюда! – позвал Валерий от реки. – Смотри, какая красота! Решено! Остаемся здесь на неделю! К черту экзамены и твой выпускной! Вдвоем на необитаемом острове!

Он притянул ее к себе за плечи, рассматривая вблизи, а она видела серьезные карие глаза, высокий лоб, густые брови, короткий, немножко с горбинкой нос и, главное, тонкие губы большого рта, которые приблизившись, грозили лишить ее последней попытки сопротивления.

Валерий быстро поставил палатку. Чаепитие, рыбалка, уха на костре – они потеряли счет времени и не успели в своем уединении под деревьями проводить солнце на покой.

- Валера, позвони своим и скажи, чтобы меня не искали! – она с запоздалым чувством опасения слушала, как Валерий уговаривал свою мать не беспокоиться.

- Злата, пошли искупаемся, пока не стемнело! – вода поразила приятно принятым днем теплом. Они поплыли против течения рядом, наперегонки. Валерий, конечно, обогнал, вернулся, и плывя на спине, сказал тихо:

- Если бы ты только знала, как я тебя люблю, Златочка!

Эта необычность признания наяву, не в письмах, рядом, на фоне царственной природы, в воде, где чувствуешь себя необыкновенно сильной, гибкой, как рыба, поразила, и Злата в растерянности толкнула Валерия ко дну. А он вынырнул,   притянул ее к себе за руку:

- Злата, я хочу тебя здесь и сейчас! Поплыли к берегу!

Он вынес ее на берег на руках, и опять она обнимала его за шею, как когда-то на проводах в армию.

Каждая девчонка, повзрослев, начитавшись любовных романов, в ночных улетающих мечтах представляет, краснея, заочно свою первую близость со своим первым мужчиной.

Но этот природный зов крови ошеломил обоих. И Валерий вдруг оказался таким неожиданно близким и родным, когда накрывшая их с головой нежность прикосновений вылилась в неуемную страсть обладания. И молодые тела переплелись в невозможном объятии, позабыв обо всем на свете, что волнует человечество.

- Как хорошо, что у палатки не просвечивающиеся стенки, - подумала, когда Валерий, оделся в темноте и, не торопясь, выбрался на свободу. – А вдруг сюда кто-нибудь забредет?

Она окунулась в призрачную черноту вокруг, отдыхая и постепенно успокаиваясь, удивляясь вновь ненасытности своего юного тела, оказавшегося таким подготовленным природой для продолжения жизни, наполненным способностью любить и переполнять любовью своего партнера.

Утром почему-то появилась боязнь разговора с Валерием. Этот звон редких птичьих голосов, встревоженные переговоры ветра с проснувшимися вершинами тополей словно подталкивали глупые мысли:

Нужно одеться и незаметно испариться с этой  лесной поляны, как будто ничего не было. А все объяснения  - пусть будут потом, дома».

Это малодушие прорезалось, когда,  выглянув в затянутое марлей окошечко, увидела спину разжигавшего костер Валерия. Струйки дыма неохотно выплескивались ему прямо в лицо.

- Иди в речку и смой следы преступления после бурной ночи любви! -приказала себе. - Никуда ты теперь не сбежишь! Но на консультацию по английскому точно опоздаешь!

Натянула на купальник куртку и бегом, буквально спорхнула с обрывистого берега в беспокойные, неприглядные своей серостью воды реки.

Под корягой рядом вдруг гулко бухнул хвостом заблудившийся сазан, и после всплеска невольного испуга разлилась под кожею обжигающая волна непонятного чувства: «Господи! Ведь случилось неизбежное! И я теперь – какая-то новая!»

Валерий без куртки с полотенцем ждал ее на берегу:

- Живая? – он обернул Злату тканью, прижал к себе. – Держись крепче за шею! Как ты рискнула в такую холодину в воду залезть? Я ведь целое ведро специально нагрел для тебя, моя русалочка!

Злата покраснела:

- Все нормально! Только не заходи пока в палатку!

Когда Злата присела на удобную коряжину у костра, Валерий заваривал чай.

В этом первобытном стремлении людей к волшебству и жару усмирившегося пламени в надежном загоне земляного кольца – затаившаяся через века радость выживания, спасения от беды, веры в связь с верховными силами.

- Злата, прости за нескромность. А с этим что будем делать?  - Валерий, покраснев, показал пакет с простыней. - Раньше в деревнях, бабушка рассказывала, это было главным козырем для родни невесты.

Злата, раскрасневшись от пламени, на какие-то секунды замерла, потом вскочила,  молча выхватила сверток у растерявшегося Валерия и швырнула его в костер.
      
Секунды огонь примерялся, с какой стороны схватить добычу, а потом с жадностью начал лизать сначала испарившийся пластиковый пакет, а потом и его содержимое.

Как завороженные, оба бездумно смотрели на пламя, принявшее их жертвоприношение, улетевшее в постепенно светлеющее небо черными клубами недовольного дыма.

- Злата, ты теперь моя жена! И мы с тобой, наконец, вместе! Сразу после выпускного играем свадьбу и уезжаем вместе в Москву!
   
Злата тихонечко прошептала:

- У меня через час консультация, а завтра – экзамен по английскому

Валерий вздохнул:

- Жаль, Златочка, но пусть эта ночь останется с нами в памяти на всю жизнь!

Этих экзаменов потом, за всю оставшуюся жизнь будут сотни, а вот обжигающего ощущения взлета, парения, бесконечности пространства в объятиях любимого человека можно было продлить, выхватить у жизни еще несколько раз, если бы не природное упрямство, привычка к обязательности, а, короче говоря, просто обидная глупость.

- Ты что, с ума сошел? Какая свадьба? А наша будущая учеба? Ты живешь в Москве, а я собираюсь поступать в Саратовский университет на филфак. Школа позади! Я не хочу превращаться с восемнадцати лет в домашнюю клушу! Моя мечта – вырваться из своего дома на простор жизни, увидеть новых людей, стать журналистом, познать себя! А вдруг беременность?

- Что же будем делать! Честно, женитьба не входит пока в мои планы! И поступать в военное училище пока раздумал! Хочу стать музыкантом!

Вечером за ужином Валерий решительно перебил мать:

- Мамуля! Давай вопрос со свадьбой пока закроем! И не нужно лезть в наши со Златой дела! Мы уже взрослые! Поступим учиться, поживем врозь, а потом, через гол на каникулах и поженимся! Злата, ты согласна?

Злата послушно кивнула.

И вот год позади. Телефон молчит уже второй месяц.  Сколько можно успокаивать себя, что Валерий просто не хотел  беспокоить во время подготовки к сессии? Неужели у него кто-то появился?   И сестра Ольга как-то по телефону сказала будто невзначай:

- Плюнь ты на него, Златочка! Не утерпит мой братец! Нагуляется вволю, а потом приедет, такой умный и правильный, привезет золотое колечко, и никуда ты от него не денешься, станешь его женой! И будешь слушать и верить его сказкам, что он думал только о тебе!

Злата решительно поднялась с удобной скамьи, направилась к метро. Да, ее вояж оказался неудачным! Но разговор с Валерием все равно состоится.

Только как пережить вот эти последние минуты ожидания возле уже готового к отправлению состава! А вдруг? Вот сейчас оживет телефон!  Или Валерка влетит на перрон! И она порвет билет на мельчайшие кусочки! И останется в его маленькой съемной квартире! И будет стелиться под любимого каждую ночь, чтобы только быть неразрывной с ним! Хватит рвать себе душу! Что было – знаем, что будет – посмотрим! Буду жить надеждами и ожиданием!

************

А Валерий, появившийся в своей квартире через неделю, вытащил из переполненного рекламными брошюрками почтового ящика срочную телеграмму и растерялся!

С работой на механическом заводе он сразу «завязал», когда, вернувшись в прошлом году в Москву, через Интернет вышел на одну интересную молодежную рокгруппу, играющую на свадьбах и корпоративах. Предложил свои авторские песни – попал гитаристом в основной состав.

Начали выезжать с концертами в городки и села Подмосковья.  За год написал новых песен на приличный альбом, но пробиться на телевидение никак не  удавалось.

Толпы талантливых и не очень мальчиков и бородатых дядек брали штурмом известные студии и не менее известных певцов, но удача хладнокровно запирала все  входные двери на огромные старинные замки, придумывала хитроумные шифры, чтобы уберечь многострадальный музыкальный Олимп от мельтешащих, одержимых, жаждущих славы и денег.

Какая-то непонятная бесшабашность влекла Валерия по жизни, затягивая в бесконечную трясину все ускоряющего времени, каких-то неотложных дел, проектов, меняющихся автобусов, выпивонов, танцплощадок, сельских Домов культуры. И постоянно перед глазами маячили жующие, пьющие, раскрасневшиеся лица на бесконечных, трафаретно похожих свадьбах, юбилеях, за уставленными закусками и бутылками столами.

Иногда самому становилось тошно от этой игры в догонялки ради чертовых денег, которые давали относительную личную свободу, но незаметно истекали вслед за истекающим в никуда временем.

А в реальности оставалась съемная однокомнатная квартира, поношенный автомобиль и прилипчивые девушки с тонкими талиями, готовые захомутать высокого гитариста с приятным баритоном, который тревожил сердца своими песнями о неразделенной  любви.

Забыть Злату не получалось, как ни старался, запутавшись окончательно. Эта девочка гладила его в ночных улетающих снах по щеке, и он таял в ее объятиях.

В ночной темноте заштатных подмосковных гостиниц он искал ее губы, чтобы прошептать: «Златочка, как я тебя люблю!» - но рядом тоненько посвистывала во сне чужая малознакомая подруга, которая ублажала  его тело, требовавшее другой любви и привязанности совсем от другой женщины.

Валерий позвонил Злате через неделю:

- Злата, не знаю, сумеешь ли ты меня простить! Да, я запутался окончательно! Зря прошлым летом  мы разъехались по разным городам! Но поверь – я люблю только тебя! И наше первое чувство никогда не сравниться с другими!

Злата молчала, потом выключила телефон. Было только единственное желание – испариться, сделаться невидимкой, улететь на необитаемый остров.

Такого упадка душевных сил она до сих пор ни разу не испытывала. Что-то выключилось внутри, погасла спасительная свечка постоянного ожидания встречи, надежды запылать от желания, внутреннего обновления и взлета в объятиях человека, который наградил ее чувством собственной необходимости, животрепещущей нежности и смелости.

Валерий прислал СМС: «Златочка, Златочка! Мой дивный цветочек! Обожглась ты об меня непутевого! Приеду, молча схвачу тебя в объятия, чтобы не смогла вырваться! И умчимся снова на наш остров любви!»

Струи дивного фонтана так успокоительно шептали о возвращении невозможного, разбиваясь на мельчайшие капельки о каменный бортик, что, умывшись неожиданно холодной водой среди зноя наступившего лета, Валерий поверил, что Злата к нему вернется.

      
Ссылка на картинку:
      


Рецензии
Уважаемая Татьяна, пишите Вы замечательно! Думаю, что и профи могли бы у Вас поучится. Спасибо Вам большое за интересный, яркий текст, за хороший литературный язык.
В.Д.

Владимир Дементьев 3   27.10.2021 16:58     Заявить о нарушении
Уважаемый Владимир! Извините меня, пожалуйста, за задержку ответа на Ваш такой замечательный отклик! По обстоятельствам, от меня не зависящим, вышла из сайта почти на десять дней. Постараюсь исправиться и обязательно нагряну на Вашу страницу. Желаю Вам всего самого наилучшего,Татьяна Чебатуркина.

Татьяна Чебатуркина   08.11.2021 16:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.