Самый счастливый день в его жизни

Однажды стареющая столичная вдова Алла решила родить ребенка от знакомого ленинградца грузинского происхождения. Бойкая бизнес-вумен примчалась в Питер первым утренним «Сапсаном» и приземлилась в роскошном номере гостиницы «Астория». Позвонив некоему Отару, она предложила ему повстречаться. Мол, давненько не виделись. Тот удивился внезапному звонку, но отказываться не стал. Отар давно убедился, что с годами людей в окружении больше не становится! Когда-то грузин учился в МГУ, и они с мужем Аллы считались неразлучными друзьями. Получив диплом, Отар вернулся восвояси, а москвич Никита женился на светской львице. Со временем друзья потеряли друг друга из виду. Цыганская почта донесла до Питера известие о неизлечимом недуге, что подцепил Никита, а потом и скорбную весть о его кончине. Но ведь уже год прошел! Еще не зная, что сулит ему невинное свидание с Аллой, парень согласился с ней встретиться.
Выйдя из дома, он заметил у подъезда новую дворничиху - перезрелую негритянку. Стояли крещенские морозы и мулатка нацепила на себя овчинный тулуп и яркий цветастый платок, из-под которого буйно рвалась на волю кудрявая шевелюра. Большие золотые серьги составляли странный диссонанс со всем остальным нарядом дворничихи. Что за бред? Откуда бы здесь взяться туземке? Тетка опиралась за лопату и силилась понять хоть одно слово из пламенной речи прежнего дворника-узбека, стоявшего перед ней. А тот чувствовал явное превосходство перед преемницей. На правах старожила города он поучал негритянку, что такое лопата и как следует убирать снег. Первый снег, который она, видимо, только что увидела. Пахло от обоих гостей города чем-то неведомо-пряным, от каждого по-своему, но одинаково сильно. Прям воняло на весь двор! Несло! Речь пришельцев мало напоминала русскую. Отара эти подробности по обыкновению только раздражали. Понаехали тут!
Сам грузин, благоухающий модным «Blue» от Chanel, достиг бастионов «Астории», взлетел на скоростном золоченом лифте и постучал в массивную дверь с табличкой «Не беспокоить». Его встретил мягкий полумрак, которым так любят себя окутывать стареющие дамы. Малиновый бархат старинной мебели сулил гостям расслабление, но слегка отдавал дорогим борделем. Отар порадовался, что предусмотрительно накурился у входа в гостиницу - Алла с юности не выносит табачного дыма. Дома она не разрешала курить даже на лоджии, доходило до скандала! Хозяйка номера пригласила товарища покойного мужа присесть и налила ему полный бокал коньяку. Алла показалась Отару странно умиротворенной. Как будто приняла для себя важное решение. За праздной болтовней они провели добрых полчаса. Грузин уже искал подходящий момент откланяться, когда Алла внезапно перешла к делу.
Дорогой, я так сожалею, что мы с Никитой остались бездетными… Скажи, а ты сам свой род продлевать собираешься? Все-таки тебе почти пятьдесят. Что с тобой будет дальше, ты не задумывался?
Отар задумывался, и еще как задумывался! Но долгие годы не заботился об этом. Он полагал, что прежде ему следует найти свой идеал. Сам-то он - парень хоть куда: моложавый, стройный, темпераментный! Завидный жених! Но достойные фемины, как назло, ему никак не встречались. Кавказец и не заметил, как засеребрились виски - постепенно его поиски идеала перестали кого-либо интересовать. Несправедливо, однако. Он-то по-прежнему чувствовал себя лет на тридцать! Выглядел - тоже! А как он поумнел! Может, следует сжечь свой паспорт? Отар начал было готовить себя к одинокой старости и вдруг - такой подарок судьбы! Такие экземпляры, как они с Аллой, не должны остаться без потомства. «Молодухе», предложившей ему зачать, кажется, нет и сорока - впереди им счастливо улыбается новая жизнь! Ура!
Ни о каком интиме речи не шло. Вдова надеялась на искусственное оплодотворение. Отар ответил согласием. Они проговорили за полночь, обсуждая все - вплоть до прививок и имени будущего младенца. Вначале мужик предложил остроумно назвать сына Сапсаном - в честь экспресса, который бегает меж двух столиц и объединил Аллу с Отаром. Позже сына решили назвать Никитой - в честь ушедшего мужа и друга. Конечно, оба думали о себе. Ну и что? А как можно подумать о том, кого еще нет на свете? Они же передадут младенцу все свои таланты и богатство - тот еще и спасибо скажет! Временные трудности вроде жизни в разных городах ни Отар, ни Алла в расчет не принимали. Гипотетическая мать вовсе не стремилась в будущем обнародовать имя отца ребенка, а в соседнем городе затеряться гораздо легче. Тем более, что в Москве жил полный тезка Отара - всем известный юморист. Более того, они решили поселиться раздельно, а в отпуск ездить вместе. «Ругаться у нас причин не будет, и каждый год мы сможем посещать какую-нибудь мировую столицу: Рим, Париж… Так наш сын еще в детстве совершит кругосветку!»
- У меня только одно условие, - молвил будущий отец на прощание - Чтобы ребенок носил мою фамилию. Я мечтаю о наследнике. Помогать вам буду посильно, регулярно, зарабатываю я очень и очень неплохо.
Швейцар даже не узнал мужчину, перед которым он всего пару часов назад услужливо распахнул тяжеленные двери. Охранник выпустил из отеля совсем другого Отара. Кавказец явственно осознавал, что находится внутри самого счастливого дня в своей жизни. «Все стало вокруг голубым и зеленым!» До сих пор он был занят исключительно собой: своим здоровьем, знакомствами, костюмами, удовлетворением амбиций и продвижением по служебной лестнице. Мир перевернулся. Алла предложила Отару помочь новому крошечному существу увидеть солнечный свет, всей грудью вдохнуть сладкий аромат магнолии. Какой счастливый день! Как несправедливо, что он уже закончился! Час ночи! Отар никогда не чувствовал себя таким счастливым и умиротворенным. Все, что бесило или раздражало его, стало казаться милым. А уж негритянка! Бедная тетка все еще скребла наледь - до глубокой ночи!
- Вам подходит наш климат? - участливо спросил он, поравнявшись с ее укутанной фигурой. В ответ негритянка разразилась громким русским матом. И даже это рассмешило Отара. «Нахваталась уже!» - подумал кавказец. Оказавшись в постели, он долго не мог заснуть, представляя себе картинки счастливого нового существования, озаренного присутствием ребенка!
Отар еще не знал, что из их затеи ничего не получится. Запланированное ЭКО не состоится. Следующим утром они посетили местный Центр репродукции и сдали там все необходимые анализы. Но результаты оказались неутешительными. Вдова слыла красавицей - по этой причине Алла выглядела моложе паспортного возраста лет на пятнадцать. Биологический «материал» Отара эскулапов устроил и его отправили в морозильную камеру «до лучших времен». А красавице сообщили, что момент упущен. Ее поезд подошел к станции «менопауза»! Посвященные предлагали несостоявшейся паре лечение в немецкой клинике, где «рожают даже в шестьдесят»! Но дама Отара испугалась перспективы произвести на свет неизлечимо больного ребенка. В усыновлении они выхода не увидели, ведь совместное проживание в их планы не укладывалось. Двое простились со сверкнувшей на горизонте надеждой, как следует выплакались, и Алла вернулась в столицу.


Рецензии