О мифе Царскосельского Лицея

Вчера в ночной передаче на Эхе какой-то скоропалительный ведущий стал расписывать исключительность Лицея времён Пушкина и задавать слушателям вопрос об этом. Вот просто взят с голого места этот Лицей и, как искрящийся хрустальный шар, крутится в безвоздушных, вернее восторженных головах пушкинистов полтора столетия...И Горчаков-то там такой выдающийся, и Кюхельбекер этакий симпампуля, и Дельвиг как ангел на поэтических крылышках...Ну вот если бы не прозвучало в литературе имя Пушкина, кто б вспомнил бы об этих Якушкиных-Дельвигах-Горчаковых ? Это первое. Второе то, что это был всё-таки первый выпуск пары десятков обалдуев в учебном заведении, аналогов которому в России до этого не было. И в стародавней, почившей к тому времени в бозе, Греко-Латинской Академии, и в Университетах, учили уже совершеннолетних молодых людей, а вот юношеское образование, отроческое, именно в Лицее было впервые начато. И, кстати, никаких восторгов по поводу многих и многих дружных и не очень, выдающихся способностями или не особенно, выпусков Академии и Университета за всю их историю, хотя именно оттуда вышли почти все гражданские наши деятели, учёные, писатели и прочие созидатели государства и культуры, никто из историков этой самой культуры не описал и не знает об этом ничего...
  О том же, насколько романтически окрашенным, светским, даже вольнодумным, это образование было в те годы, удивляться тоже не стоит, так как после походов 1814-15гг, вступления русской армии в Париж и долгого её там пребывания в качестве победителя и впитывателя " французской заразы",- культуры и индивидуальной свободы парижан, этой заразой заболела вся дворянская часть России с новой силой. К тому времени уже пара поколений русских говорила и писала по-французски лучше, чем по-русски(и Пушкин в их числе, поэтому-то он и преобразил тяжеловесный русский под изящный и лёгкий французский), но вот долго и пристально наблюдать французскую, вернее парижскую жизнь ранее удавалось единицам. А тут любой казак, денщик и пехотинец месяцами впитывали шарм парижан и парижанок на улицах, в кафе, театрах, парках, балах, деловых и бытовых контактах . Поэтому по возвращению из Парижа русское общество, и без того ободрённое победами над непобедимым врагом, преисполнилось мыслями о преобразованиях и начале похожей на парижскую жизнь. Не миновало это веяние и Лицей, его преподавателей и, естественно, лицеистов. И это был действительно короткий и яркий эпизод в мрачноватой подавленной русской общественной и культурной жизни, но этот эпизод касался всего русского общества, а не только якобы сплошь блестящих фигур лицеистов пушкинского выпуска.


Рецензии