Волшебное кольцо деревенской ведуньи. части 3-5

                Часть третья
Анна была рада выздоровлению Настюши, но что-то ее тревожило в этой ситуации. Нетерпение Насти, как можно быстрее поехать к Прасковье, ее постоянные разговоры о волшебном перстне, гадание по поводу того, какими
свойствами оно наделено, ее желание "хотя бы минутку самой подержать его в руках", наводило Анюту на мысль, что девочка явно что-то задумала.
 Женщина так озаботилась создавшимся положением, что, придя домой, вместо обычных хлопот по приготовлению ужина, устало опустилась в кресло и закрыла глаза. Обычно именно в своем любимом кресле она переживала трудные моменты жизни. Ему, любимому старому креслу, доверяла она свои женские секреты и беды. Возможно, именно поэтому, не успела она как следует усесться, как на глаза навернулись слезы. Но они, как не странно, не касались истории с Настей.
Скорее всего она просто устала и простудилась. Ее знобило, и она укрылась мягким пушистым пледом.
Перед ее взором возникло грустное лицо Матвея, который после их возвращения от целительницы стал пристально за ней наблюдать, стараясь делать это незаметно, но Анна, чувствующая его по какому-то еле уловимому движению воздуха, понимала, что старый друг переживает за нее. Вчера поздоровавшись с ней в коридоре, Матвей осторожно придержал ее   руку и спросил:
- Нюшенька, у тебя все в порядке?
Она, изображая веселость, заверила его, что все у нее замечательно.
- Неужели за столько лет нашей дружбы, Аня, ты не можешь доверить мне свои проблемы, не желаешь воспользоваться моей помощью, если она нужна.
  Она "дура безмозглая" сыграла полное непонимание и еще раз повторила, что нет причин за нее волноваться, хотя на самом деле ей так хотелось сказать ему: "Я не могу себя простить за свое предательство, я сама приговорила себя к одиночеству за свою ошибку."
 Но она никогда не скажет ему этого! Мысль о том, что он вправе не поверить ей, вправе думать, что она вновь полюбила его за успехи в карьере, что ищет выгоду. Эта мысль была невыносима. "Но ведь он именно так и подумает!"
Хотя ее порыв в отношении Николая тогда, когда все считали ее невестой Матвея, оказался всего лишь коротким влечением. Уже в первые недели их совместной жизни с Николаем, она ощутила, как ей не хватает Матвея. Желание мужа провести всю жизнь, гуляя по кабакам и ресторанам, при этом философствовать с рюмкой в руке о смысле жизни, изображая из себя этакого современного Онегина, уже через два месяца стали для нее невыносимы.
Его грязная ругань, когда он перебирал с употреблением спиртного, рождали в Анне отвращение и она ушла от него, не прожив с ним трех месяцев, оставив ему все, даже свои личные вещи.  Все, чем она обладала, было в момент ее ухода надето на нее. Пальто, сапоги, платье и шляпка. Даже перчатки остались на столе в их комнате, которую им выделили, как молодоженам в семейном общежитии.
Анна в это время училась в аспирантуре и стипендии на оплату съемной квартиры не хватало. Пришлось подрабатывать у жены генерала в соседнем доме, оставаясь с ее сынулей и готовя для ее семьи обеды и ужины. Хозяйка, молодая генеральша, выделила ей чулан, там помещалась раскладушка и этажерка с настольной лампой.
  Матвей после ее предательства уехал на работу по партийной линии в другой город.
  После защиты диссертации Анне помогли устроиться на работу в местные органы власти, и она получила однокомнатную квартиру. А еще через год к ним назначили нового руководителя- Матвея Одинцова. Когда она встретила его на первом собрании, то ожидала, что бывший близкий друг станет делать вид, будто не знает ее и постарается перевести непорядочную подругу куда-нибудь в подведомственную организацию.
Но Матвей запросто поздоровался с ней, объявил при всех, что очень рад видеть среди нового для него коллектива своих однокашников, Анну и Андрея Полозова и, постоянно вовлекая ее в самые ответственные задания, никогда ни словом, ни делом не намекнул ей на их бывшие отношения.
Анна знала, что Матвей до сих пор не женат, что вокруг него вьется целая туча "очаровательных бабочек", готовых стать самым близким ему человеком и твердила себе, что, если он женится, она будет просто счастлива уже тем, что не сломала своим глупым поступком его личную жизнь. Правда такие уговоры себя толку не имели, поэтому после каждой встречи с ним, его теплого взгляда или доброго слова, Анна, приходя домой, забиралась с   ногами в старое кресло и плакала, обращаясь мысленно к своему верному другу, с уничижением описывая ему, какая она дрянь, нестоящая и копейки и какой он замечательный, самый лучший на свете человек. Иногда она сидела и сотни раз ласкала его имя, произнося его буквально часами. Вот и сегодня,
 страдая и коря себя, Анюта незаметно стала задремывать. Ее разбудил звонок в дверь, распахнув которую она увидела на пороге Марину с полными пакетами в руках. Ничего не говоря, подруга по-хозяйски прошла на кухню, бросила сумки, переложила подушку из кресла на диван и уложила Анну.
 - Анюта, ты выглядишь больной, твой кашель мне не нравится и потом ты совершенно ничего не ешь. Ложись и поспи, а я тебе наготовлю еду на пару дней. И еще у меня к тебе огромная просьба. Завтра же сходи в поликлинику.
Она достала из шкафчика в ванной термометр и потребовала, чтобы подруга измеряла температуру.

- 37,5! Мне не нравится твоя температура, Анюта. Ты или простыла или подхватила грипп. У нас в отделе уже два человека ходят с ним, кашляют, у Веры Аркадьевны еще и насморк, сидит хлюпает носом, глаза слезятся.
Говорит, что это ее Мишутка из школы принес заразу, а сама больничный брать не желает. Никакой сознательности и мыслей о коллегах, которые тоже заражаются от нее!
 -  Ты пока лежи, я сейчас нам обед сварганю и после еды выпьешь антигриппин.
 - Кстати, давай- ка заварим травы, подаренные нам Прасковьей Захаровной. Я теперь в нее верю, как в ангела-спасителя.
 Марина укрыла подругу пледом и ушла хозяйничать на кухню. Ее появление отвлекло Анну от грустных мыслей, и она по-настоящему уснула.
Проснулась болящая от душераздирающе вкусного запаха запеченной курицы и внезапно поняла, что просто умирает от голода. Нашарив у дивана тапки, поплелась на кухню. Оказалось, что Марина уже накрыла на стол и первое, что было предложено Анне, это травяной чай от Прасковьи.
Удивительное дело, но неожиданно напиток мгновенно вернул ей силы, и больная набросилась на ароматно пахнущее жаркое с совершенно не характерным для нее энтузиазмом.
 Быстро расправившись с едой, подруги начали обмениваться новостями.
 Главное, что интересовало и беспокоило Анну, это здоровье Настеньки.
-  Как тебе сказать, подруга, на вид моя девочка вполне здорова, но вчера призналась мне, что плохо стала запоминать объяснения учителей, особенно по математике и физике.
До этого она все предметы усваивала легко и меня, как ты понимаешь, не может такое положение дел не беспокоить, тем более что не далее, как вчера за контрольную по физике она схватила тройку, объяснив это ухудшением памяти.
- Анечка, с момента нашего возвращения из "Синих ручьев" прошел месяц. Прасковья Захаровна сказала, что до конца года мы должны приехать к ней три раза. Получалось с перерывами в два месяца.  Вот я и хочу с тобой посоветоваться по этому поводу: не стоит ли нам приехать к ней пораньше, учитывая сложившуюся ситуацию.
  Анна задумалась. Она привыкла выполнять указания начальников, врачей или знающих специалистов по любым вопросам в те сроки, которые ей назначались, а уж рекомендацию Прасковьи Березкиной нарушать не хотела бы в принципе, понимая, что в области ее деятельности ничего не смыслит. Но и здоровье Настюши ее безусловно волновало. Возникла дилемма, которую она затруднялась разрешить. Молчание явно затягивалось, а Анна не представляла, что ответить подруге, чтобы не обидеть ее, но уже чувствовала, как напряглась Марина от ее продолжительной задумчивости.
Наконец, она сказала.
  - Я подумаю над твоим предложением, хотя очень не хотелось бы нарушать рекомендации нашего "особенного» доктора. Согласись, что мы профаны с тобой в области медицины, тем более не традиционной. А Прасковья- Светило и раз она сочла промежутки между нашими визитами в два месяца разумными, подгонять ее не имеет смысла. Мы своей поспешностью можем только все испортить.
 - Может ей позвонить и спросить разрешения? - предложила Марина.
- А у тебя нет чувства, что Настюша несколько лукавит и ее интересует кое-что другое?
 - У меня мелькнула эта мысль, Анечка. Она с этим кольцом мне все уши прожужжала. Но тройка по физике, идущая в аттестат, может испортить наши планы насчет института. Меня это сильно напрягает.
 - Давай все-таки пару недель подождем, - предложила Аня, - а там попробуем позвонить, чтобы записаться на прием. Ведь у нашей знахарки на прием мест свободных не бывает.
 На том и порешили и дружно принялись за мытье посуды. Безусловно попутно обсуждали проблемы, связанные с работой. Марина сообщила подруге страшную тайну о внезапной любви Татьяны Зубовой и ведущего специалиста Коврижкина. Весь отдел шепчется по этому поводу, а они каждый обеденный перерыв куда-то исчезают вместе. Даже не замечают всеобщего внимания к их персонам. Вот, что значит Любовь!
Однако столь увлекательное занятие милых дам прервал звонок в дверь. Открывшая дверь Марина была очень удивлена, увидев на пороге водителя директора, который передал для Анны небольшой, хорошо запечатанный сверточек и на вопрос, нужен ли ответ, сказал, что об этом начальник ничего не говорил.
 Заинтригованная Марина бросилась к подруге, которая от ее сообщения покраснела и, схватив сверточек, быстро унесла его куда-то в спальню.
  Анна уже не раз, отвечая на вопрос подруги, откуда та так хорошо знакома с Одинцовым, объясняла, что училась с Одинцовым в институте, на одном курсе и в одной группе. Но тайну их бывших отношений не раскрывала никому. Сейчас, получив его послание, она сердцем угадала, что может быть в свертке, но совсем не желала посвящать подругу в подробности. При этом она была взволнована до чрезвычайности и скрыть свое состояние от подруги, при всем старании, не смогла.
 Марина, надо отдать ей должное, не стала допытываться и выспрашивать у нее, что такое ей прислал директор, и отчего Анюта стала сама не своя. Она просто внезапно вспомнила, что опаздывает к парикмахеру и через несколько минут покинула квартиру Анны. Хозяйка же поспешила к принесенному сверточку и с замиранием сердца распечатала пакетик, в котором оказалась коробочка с кольцом, когда-то предназначенным для их бракосочетания с отправителем сего презента. Тут же была вложена записка:" Аннушка, я вновь прошу тебя стать моей женой и очень надеюсь на положительный ответ. Вечно твой М."
Анна обессиленно опустилась в кресло и разрыдалась. Если бы он мог знать, как она любит его, но не может простить себе свою роковую ошибку. Он ее простил, она себя не простила.

                Часть четвертая.

              Не успела Анна выкарабкаться из сетей гриппа, как на работе случился аврал. Приходилось задерживаться после окончания рабочего дня, иногда выходить для выполнения поручений начальства и в выходные, и в праздничные дни.
  В этой постоянной круговерти прошло двадцать дней после посещения Анны Мариной и оставалось чуть более недели до назначенного Прасковьей срока их приезда на консультацию по поводу болезни Настюши.
  Анна, уже не советуясь с Мариной, дозвонилась до своей знаменитой родственницы и получила дату их желательного появление у нее на приеме.
  Но в процессе разговора Анна была ошарашена вопросом целительницы, которая, смеясь спросила:
  - Как тебе, Анюта, удалось сдержать пыл девушки, рвущейся на встречу со мной?  Хочу похвалить тебя за мудрость и терпение. Спасибо! Назови мне, пожалуйста какие часы приема устроят вас?
Анна даже не сразу услышала вопрос о часах посещения, поскольку ее мучала, мгновенно появившаяся в голове, мысль: "откуда ведунья может знать о стремлении Настюши побыстрее навестить свою спасительницу."
 - Неужели она звонила вам, Прасковья Захаровна? Я не давала ей Вашего телефона? - вопросом на вопрос ответила она.
 -  Я это увидела и знала, что Настюше не терпится узнать, как работает мое колечко, понять, насколько результат моего труда зависит от него. Маленькая она еще и глупенькая, но задатки ведуньи в ней есть. И вот что, Аннушка, я бы просила тебя исполнить.
- Когда вы приедете, пусть Настюша придет ко мне одна. С Вами я обязательно пообщаюсь, но девочка, интересующаяся секретами моей работы, сама сможет поучаствовать в приеме моих клиентов.
Ты могла бы мне это устроить?
-  Нет проблем! Я думаю, для Настюши это будет огромной радостью и большим сюрпризом.
 - Только не говори ей о моей просьбе, поговори с Мариной. А перед приходом скажите ей, чтобы она одна зашла, ведь существует определенная этика приема у врача, согласно которой присутствие на приеме родственников не желательно. Безусловно, по окончании приема вы зайдете, чтобы узнать результат, но мне хочется выяснить ее реакции, мысли и состояние памяти.
- Все сделаем, как прикажете! - засмеялась Анна, ужасно довольная предложением Прасковьи.
- Да, Аннушка, не обижайся у меня к тебе вопрос насчет твоего бывшего мужа. Меня удивило, что ты не обратилась ко мне насчет него. У Николая ведь дела совсем плохи, а мы с тобой могли бы ему помочь. Я знаю, что ты его не любишь, но он не посторонний для тебя человек и твой уход усугубил его падение. Дело конечно твое, но душа у тебя светлая, не пачкай ее равнодушием и ненужным самоуничижением.  Подумай об этом. Прощаюсь и жду вас!
 Опешившая Анна весь вечер не могла прийти в себя.
  - Откуда Прасковья знает все, даже имя мужа, о котором в " Синих ручьях" никто не может знать. На душе стало муторно, на сердце неспокойно. Но она взяла себя в руки и перезвонила Марине, рассказав о договоренности с Прасковьей.
 - Аннушка, я так надеюсь на этот визит.! У нас успехи в школе желают оставлять лучшего. У меня уже бессонница началась. Ну ты представляешь мои мысли и чувства.
   Анна успокоила подругу, сказав, что ей осталось потерпеть совсем немного.
                Часть пятая.
  В " Синих ручьях" их встречала Варвара, довольная, радушная хозяйка, явно настроенная на хорошее вознаграждение за ее внимание и заботу.
Ожидаемые ею подарки были привезены гостями в достаточном количестве. На сей раз Марина захватила для нее два комплекта постельного белья, купленного для себя в закрытом салоне для новобрачных, и парфюмерный набор дорогой косметики из Франции.
 Стоит ли говорить, как ее подарки обрадовали Варвару и настроили на самый
гостеприимный лад.
 Женщины долго мозговали над подарком для Прасковьи и остановились на новом самоваре и чайном сервизе, заказав по телефону все это счастье директрисе местного сельмага.
  -  В назначенный день и час, столичная компания подошла к дому Прасковьи.
Настя, которой было позволено самостоятельно пообщаться с волшебницей без присутствия старших, обрадовалась неописуемо.
  Дверь ей открыла незнакомая женщина средних лет, оказавшаяся секретарем Прасковьи Захаровны и представившаяся Инной Владиславовной. Женщина была красива, но этот тип красавиц можно отнести к типу: «холодная красота". И даже неискушенная жизнью Настя подумала о ней именно так.
  Инна Владиславовна проводила Настеньку в комнату, где уже находился какой-то, с виду очень важный, мужчина. Он сидел в кресле напротив Прасковьи, которая, извинившись перед посетителем сразу проводила девушку в смежную комнату и поставила стул для нее так, чтобы та могла видеть и слышать происходящее. Сама же вышла, оставив дверь между комнатами открытой.
  Настя сразу заметила, что на пальце у целительницы отсутствовал тот волшебный перстень, вернее, кольцо, столь взволновавшее ее воображение.
Это вызвало в душе девушки некоторое разочарование, но возможность понаблюдать за волшебницей и ее работой компенсировали легкую досаду, охватившую ее.
  Она слегка, стараясь действовать совершенно беззвучно, передвинула стул, чтобы ее совершенно не было видно и затаив дыхание стала слушать и наблюдать за происходящим.
  Мужчина был красив и статен, чувствовал он себя совершенно комфортно. На внимательный взгляд целительницы реагировал спокойно, не пряча глаза. А Прасковья смотрела так внимательно, что даже Насте стало неуютно под этим взглядом. Наконец, ведунья тяжело вздохнула и произнесла:
 - Михаил Львович, у вас больна поджелудочная железа и явные признаки ранней стадии диабета, еще имеют место перебои в работе сердца. Вам нужно заняться своим здоровьем и записаться на прием к кардиологу, эндокринологу и гастроэнтерологу. Поверьте, болезнь у вас серьезная и затягивать с лечением опасно.
 Она нажала кнопку вызова секретаря и почти мгновенно в кабинет вошла Инна Владиславовна.
 - Инна, верните пожалуйста аванс этому господину и больше не записывайте его ко мне на прием. Михаил Львович нуждается в лечении традиционными методами.
- Прошу Вас, Михаил Львович, пройдите в приемную секретаря, а потом поспешите в поликлинику.
 Вальяжно и даже, как-то нагловато, раскинувшийся в кресле мужчина неожиданно занервничал.
 - Я не понимаю Вас! Мне не нужны никакие методы лечения. Я пришел к Вам по- поводу своих взаимоотношений с начальником, попирающим мои права!
  - Я знаю, чего вы хотите! -  спокойно ответила Прасковья, - но я не буду помогать вам в решении этой проблемы. Извините!
  - Но почему? Вы же решали и более сложные задачи, насколько я знаю. Повысьте цену ваших консультаций. Я не против.
 - Об этом не может быть и речи. Я не стану помогать вам!
- Но почему? Объясните мне свой отказ, его причину.
 - Извольте, если вы так настаиваете. Я не помогаю нечестным людям. А Вы пытались обмануть меня, чтобы я поспособствовала вам занять место вашего директора. Разве не так?
 -  Надо же, Вы просто живое Чудо! - попытался польстить Прасковье клиент.
-  Ну и что в моем желании необычного! Кому от этого будет хуже? Мой шеф - человек тиран, а я поборник свободы для всех.
Он говорил это с усмешкой и даже кажется пытаясь бравировать своей прямотой, издеваясь над "чистоплюйством", как он охарактеризовал для себя, порыв целительницы.
- Я не знакома с вашим начальником, но я вижу, что вы предали и обокрали его. Вы же не станете отрицать это!
Теперь уже насмешка слышалась в интонации хозяйки кабинета.
  - Прошу вас покинуть мой дом и забыть сюда дорогу.
 - Да я разорил своего начальника, но из лучших побуждений, но доказать это никому не удастся.
- Прошу вас к выходу, - произнес появившийся охранник - и посетитель вынужден был повиноваться. Размеры представителя службы безопасности оказались столь внушительны, что превосходство в силе не требовало доказательств.
 На пороге опять возникла секретарь. Она вложила конверт с деньгами в руки выходящего и сообщила, что Лидия Ивановна Петрова уже ожидает приема.
 - Проси!
В комнату вошла пожилая женщина и поздоровалась с целительницей.
 - Прасковья Захаровна, я приезжала к вам пять лет назад. У меня был рак желудка. Вы меня вернули с того света. Все у меня наладилось. Но вот беда, два месяца назад я упала, работая в саду и у меня начались головные боли, да такие сильные, что жить не хочется и я совсем спать перестала. Вот и сейчас сил нет терпеть эту боль.
  Прасковья попросила даму снять блузку и стать к ней спиной. Она прощупала ее позвоночник, особенно проводя какие-то манипуляции в области шеи. Затем возложила свои руки ей на голову. В общем крутила бабушку со всех сторон, потом уложила на кушетку, принесла странный пояс черного цвета и перевязала им голову бабули. Произведя эти действия, она села рядом и стала пристально смотреть больной в глаза.
Пациентка лежала молча, но даже Настя, наблюдавшая за происходящим, чувствовала, как расслабляются все органы тела больной. Через несколько минут она крепко спала.
  Прасковья, вошла в смежную комнату и пригласила Настю в столовую.
  - Пошли, выпьем чаю и передохнем, а Лидия Ивановна, Бог даст, к нашему возвращению проснется.
 Насте было очень интересно все, что ей довелось увидеть и, когда они разместились за столом, на котором стояли чашки с дымящимся ароматным чаем и несколько тарелок с пирожками, она спросила.
 - Прасковья Захаровна, а где же Ваше кольцо? Ведь меня Вы тогда им лечили.
- Ты так думаешь? Ладно буду по порядку заданных вопросов давать ответы.
Кольцо сейчас отсутствует. Оно находится в чистке.
- Как это в чистке? Оно же металлическое, помыл и снова надел. Так ведь! Или вы его в краске вымазали?
 Прасковья рассмеялась.
 

 - Нет девочка! Все не так просто! Ведь почему тебя так интересует кольцо, потому что ты его считаешь не простым, возможно даже волшебным. Так?
Еще ты считаешь, что кольцо лечит больных?
- Да, я так думаю. Когда Вы провели им по моему лбу, я все вспомнила.
 - Нет, дитя мое. Кольцо действительно обладает некоторыми необъяснимыми свойствами. Но оно не лечит людей и по твоему лбу я провела рукой. И кольцо подтвердило правильность принятого мной лечения. Оно очень точно улавливает насколько правильным путем идет целитель. Другими словами, подтверждает точно или нет выбрал свои действия его хозяин. И, если хозяин внимателен к подсказкам камня, результаты его труда всегда будут превосходными. Но, когда его хозяин, в данном случае я- целительница долгое время пользуется кольцом, камень в нем устает и перестает реагировать на вопросы специалиста.
 После твоего визита, когда камень подтвердил верность моей догадки, я его использовала еще дважды. А это уже очень много! Вот и пришлось заняться процедурой его отдыха, очистки и подзарядки.
  Далее, второй вопрос об особенностях очищения кольца. Твой способ чистки, как ты его обозначила, просто помыть кольцо. Но этот способ лечения кольца никак не годится, он не поможет его обновлению, а напротив даже усугубит его загрязнение и старение.
   Кольцо должно пройти магическую процедуру, длительностью не менее нескольких месяцев. Работа с кольцом по восстановлению его свойств предполагает нахождение его в каменной соли, еженедельно меняемой. Затем ему предстоит отмачиваться в водах различного состава: речной, озерной, морской и подземной. Потом оно будет чиститься огнем и сушиться в лучах солнца и луны.
  Пройдя такую ступенчатую обработку, кольцо очиститься и помолодеет, насытиться энергией и станет еще умнее, иногда даже намного сильнее, чем было прежде.
  Настя слушала, буквально приоткрыв рот. История очищения волшебного кольца потрясла ее.
 - И все это время вы будете обходиться без него?
- Конечно, я всегда все задачи решаю сама, но, когда сомневаюсь в выбранном способе лечения или увиденном мной событии, пользуюсь кольцом и оно дает мне ответ: на верном я пути или нет.
  - Оно умеет говорить?
  - Нет, конечно! Но его камень может менять цвет и этим отвечать на мой вопрос.
 Настя хотела еще, что-то спросить, но Прасковья поднялась.
- Пойдем к нашей больной. Ты сядешь на своем месте и будешь наблюдать за происходящим. У меня после Лидии Ивановны записана еще одна женщина и, если ты устала, то сможешь пока идти к своим родственникам, а потом вернешься ко мне.
 - Прасковья Захаровна, а можно я посижу в той комнатке. Мне очень интересно и непонятно, почему Вы этого Михаила Львовича выставили.
  - Потому что увидела, что он затеял грязное дело и сам по уши увяз в воровстве и интригах. А наглость его переходит все допустимые границы.
- Но, как же Вы без кольца увидели это?
- По глазам, биению сердца, цвету лица, дрожанию рук. Видимо насчет кольца ты так и не поняла ничего. Жаль! Мне казалось, из тебя может получиться хороший специалист в нашей области. Нужно, моя дорогая, не просто слушать, а уметь слышать.
Улавливаешь разницу? Так все, Настюша! Время не терпит. Если ты не хочешь уходить, то мышкой проскочила на свое место, а я распоряжусь, чтобы Инна принесла тебе кофе и пирожное.
Буквально после этих слов секретарь стояла в дверях с подносом в руках.
И не успела она выгрузить с него десерт, как послышались шаги Прасковьи.
Она вошла в свой кабинет приема больных, где оставила пациентку.
Женщина, видимо, еще спала и целительница, сев у кушетки, внимательно наблюдала больную.
  Вот та открыла глаза, и Настя увидела, как Прасковья улыбнулась ей и спросила:" Как наши дела, Лидия Ивановна? Что с головой?
  - Ничего не болит и выспалась я у вас за все бессонные ночи сразу. Сколько же я спала. Наверное, суток двое?
  - Несколько меньше, один час с минутами - улыбаясь ответила целительница.
  Женщина уже сидела на кушетке, но медленно опустилась на пол на колени перед Прасковьей и стала целовать ее руки.
-  " Волшебница, добрая и прекрасная фея!"
Слезы текли по ее щекам.
  Прасковья аккуратно высвободила руки и бережно помогла пациентке подняться.
  - Я дам Вам, Лидия Ивановна, замечательный сбор трав, будете его пить по полстакана утром и вечером. Заваривать нужно одну столовую ложку травы на стакан кипятка. Настаивать полчаса.
 Посетительница полезла в свою сумку, достала бархатную коробочку с каким-то украшением и протянула ее доктору.
- Ну сколько Вам говорить, Лидия Ивановна, что я не беру подарков. Не сердите меня!
Хозяйка кабинета нажала на кнопку и почти мгновенно вошла секретарь.
 - Инна, упакуйте для Лидии Ивановны пакет с травами и не забудьте при расчете оформить ей скидку, как пенсионерке.
- До свидания, Лидия Ивановна, - не допуская никаких попыток приблизиться к себе, попрощалась она с пациенткой.
  - Пригласите, Елену Кравчук! -  отдала она распоряжение своему секретарю.
  Вошла дама, лет сорока, весьма ухоженная и красиво одетая. Все в ней, начиная от прически, маникюра, красивых перстней на пальцах выдавало   обеспеченную и властную натуру.
 Она не стала расшаркиваться перед целительницей и ждать ее приглашения сесть. Устроившись с наибольшим комфортом, какой позволял скромный кабинет хозяйки, она выжидающе смотрела на Прасковью.
 Та усмехнулась, оценив ситуацию и спросила у посетительницы
 - Что, милая, ничего не вышло из твоей самодеятельности?
 Она даже не удостоилась обратиться к пациентке на "Вы", видимо слишком хорошо знала женщину.
Посетительница несколько смутилась, но старалась держаться в своей манере, ответила вопросом на вопрос.
 - Не поняла, о чем это Вы?
- Ты не ответила на мой вопрос, красавица. Почему пришла, что не так, какие проблемы? Рассказывай, у меня очень мало времени. Еще одна клиентка ждет уже три часа.
  - Подождет! - нагло заявила "красавица". Я уже месяц не могу попасть к вам на прием, так что три часа вообще не потеря.
  - Ну-ну! Елена, Елена, ведь все твои мысли и тем более слова идут на небеса, к Высшему Судье. Не страшно? Не хочешь мне поведать, что нарушила наш с тобой договор, не оставила в покое женатого мужчину, да еще и приворот на него сделала. Я тебя предупреждала. Но ты слышишь только себя! А теперь у тебя крах на работе и в здоровье? Не так ли? За все нужно платить, милая!
 - Откуда Вы это все знаете? Мы с вами вроде не в одном городе живем, и даже не по соседству!
 - По тебе вижу! И как глупую женщину, мне тебя жаль. Вот поэтому и согласилась тебя принять. Но, раз ты меня не слышишь, вряд ли я смогу тебе помочь.
  Красавица как-то сразу сникла и ушла в себя. Молчание затягивалось, внезапно она заплакала, но почти сразу взяла себя в руки.
  — Вот именно из жалости к тебе, понимая, что у тебя рак матки, я и решила тебя принять. Я постараюсь излечить тебя, но лишь с одним условием: ты оставишь в покое семью этого мужчины, ну и его самого безусловно. Как ты могла!  У него двое детей и буквально на днях третий появится. Должна же быть в тебе хоть какая-то жалость к детям.  Я уж не говорю о жене. Что она тебе плохого сделала, что ты ее мучаешь звонками. Он же избегает тебя всеми силами, ты ему, мягко говоря, неприятна. У тебя, что гордости вообще нет, порядочности, сострадания?
Так вот, я тебя вылечу, если за ум возьмешься! Подскажу, что нужно делать, чтобы на работе остаться и даже сообщу тебе кое-что очень интересное для тебя. А сейчас иди, Лена, подумай! Завтра с утра сходи в церковь на исповедь. Завтракать ни в коем случае нельзя. Вообще три дня необходимо перед причастием поститься! Помолись Богу с искренним раскаянием. Все зависит только от тебя!
- Иди, я очень устала.
  Прасковья позвонила и попросила Инну проводить клиентку.
 Затем она зашла в соседнюю комнату, подошла к Насте и села напротив нее. Долго молчала. С трудом встала и возложив руки на голову девушке несколько минут что-то шептала, настолько тихо, что Настя не смогла разобрать ни одного слова. После этого пригласила ее в столовую, где уже был накрыт стол к обеду и хозяйничала Инна Владиславовна. Усадив гостью, Прасковья попросила ее не стесняться: брать и кушать все, что ей нравится.
- Пообедай в компании Инны. Прости, Настенька, но я уже сегодня ни на что не способна. Трудный день.
- Покушай и иди к своим, завтра после 16 часов приходите. У тебя с памятью все хорошо. Не пугай маму и учись, как следует. Доброго тебя дня и вечера, а ночью приятных снов!
  И она медленной походкой совсем разбитого человека после непосильного труда, направилась к двери. Секретарь тут же подхватила ее и почти неся
на себе увела в спальню.
   Настя, хоть и была голодна, но увидев, что Прасковье так плохо, потеряла всякий аппетит.
 Инна Владиславовна долго не возвращалась, чем напугала Настю до смерти, которая никак не могла решить удобно ли ей уйти, или приличнее дождаться секретаршу. Но, минут через 30 Инна появилась и сообщила, что Прасковья уже спит глубоким сном.
Говоря это, она раскладывала еду по тарелкам, но Насте уже было не до нее.
- Что случилось с Прасковьей Захаровной? - беспокоилась она.
- Полное энергетическое истощение!
 - А что это такое, отчего?
 - Работа у нее такая. Все силы высасывает.
- И такое каждый день с ней после приема?
- Ну что вы? Прасковья Захаровна принимает пациентов всего два раза в месяц. Иначе бы она давно покинула этот мир. Ей ведь все остальное время нужно ходить в церковь, молиться за вас за всех, поститься, тратить энергию на изучение каждого записанного на прием посетителя. Она часами сидит и смотрит куда-то, думая о клиенте. И ей приходит озарение. Вообще, Настя, труд этот каторжный! Только любовь к людям дает ей силы и знание.
 - Но всего два раза в месяц приемы это же мало?
 - Мы каждый день получаем десятки писем с просьбами помочь от разных немочей. Все эти письма Прасковья Захаровна читает сама, ставит диагноз, и мы отправляем травы, микстуры, мази, молитвы, заговоры, полный диагноз и необходимые средства для выздоровления. Мы комплектуем препараты для каждого обратившегося с учетом особенностей его заболевания.
 Полученные средства Прасковья делит на пять частей. Оплату труда травников, доставляющих нам по нашим заказам сырье, обслуживающим работникам, таким, как я, охранник- Федор, работникам с почты, уборщице, затем откладывает средства для содержание нашей "клиники", в церковь идут большие отчисления и на помощь бедным.
  Основная, самая сложная работа выполняется нашей замечательной целительницей. А у нее сил уже не хватает, годы дают себя знать. Но служить людям Прасковья считает своим святым долгом.
  Вот сегодня, она столько сил потеряла, что ей теперь по - хорошему два дня, как минимум, спать нужно.
  - А ее кольцо помогает ей, как вы считаете?
 - Ну, она много разных средств использует. И кристаллы, она в них Нью- Йорк может увидеть, и кольцо, дающее ответы на сомнения доктора, и карты таро иногда раскидывает, и старинные заговоры, очень действенные кстати, и бесконечные молитвы. Она их знает тысячи на все случаи жизни, ко всем святым. Работает и днем, и ночью. Читает много старинных фолиантов. Не человек, а кладезь знаний! А травы! Она может перечислить их все, какие есть в мире! Кстати, сейчас я вам передам заготовленные специально для вас сборы трав, микстуры, настойки и мази!
 Она встала, а вышла куда-то в другую часть дома.
Настя и не заметила, как за разговором, съела и салат, и борщ, и кусок курицы. Ей стало стыдно, что целительница тратит на них свои силы, а они, еще, имея ввиду себя, приходят и съедают столько, что аж диву даешься.
  Получив от секретарши все приготовленное богатство для них целительницей, переполненная впечатлениями и размышлениями, она отправилась домой. Но возле дома Прасковьи ее ожидали, нервничая и не зная, как поступить Анна с мамой.
    Рассказ Насти поверг их в шок и раздумья о невероятно трудной профессии целителя, о его незавидной, но необыкновенной доле.
Правда, как сказала секретарь о своей начальнице, за то количество спасенных Прасковьей людей, ей нужно золотой памятник поставить.
А на деле, многие людишки смотрят на целительницу свысока, с презрением отзываются о нетрадиционной медицине.
В жизни все так сложно, что понять самые очевидные вещи человек может иногда лишь прожив почти всю жизнь. Некоторые из них и вообще до этих светлых     минут не доживают.
                Продолжение следует.


Рецензии
Приветствую, Жанна!
Целительство - тяжелейший труд и полная самоотдача. Мало иметь дар, нужно быть достойным этого дара. Этот труд не ради денег, хотя, безусловно должен оплачиваться, а великое служение Богу и людям. Вы все это хорошо показали на примере Прасковьи Захаровны. Кольцо - только инструмент, как и другие магические предметы.
С уважением,

Наталья Листикова   30.11.2021 14:41     Заявить о нарушении
Спасибо,Наталья!
Я тоже разделяю Вашу точку зрения на труд народных целителей, как служение Богу и людям..Тысячи людей,приговоренных традиционной медициной,излечились у знахарей.
Конечно,это были настоящие целители,постигшие многие тайны лечения благодаря упорному труду и постоянному поиску новых средств исцеления.
Многого мы не знаем и не понимаем,однако отмахиваться от очевидного не стоит.
С теплом и уважением.Жанна.

Жанна Светлова   02.12.2021 07:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.