Алена. Часть 2

http://proza.ru/2021/11/27/419

Суд. Девять лет лишения свободы.

Вот, что писала Алена в своем дневнике, она делилась с дневником своими мыслями и чувствами.

-Нас - меня и еще шестерых женщин - привезли в колонию в автозаке. Сначала вышли контролеры - дубачки. Нас посчитали как баранов, затем передали документы администрации учреждения. Привели в барак, который показался нам частным домом. Это было первое впечатление после СИЗО. Выдали чистый матрац, чистые простыни, покормили. Позже нас стали расспрашивать какие-то женщины. Их интересовало, кто мы, за что осуждены и по какой статье. Как оказалось, эти женщины тоже осуждены.
Еще они поинтересовались: есть ли у кого-то высшее или среднее образование? Среди нас оказалась женщина, окончившая финансовый техникум. Она рассказала, что осуждена за перевозку наркотиков. Ее увели, а нас отправили в барак.

Я не могла поверить в то, что дышу чистым и свежим воздухом. В СИЗО мы дышали им на гулке - в комнате с высокими стенами, - а вместо потолка была решетка, через которую виднелось небо. При этом рядом все время были контролеры с оружием. Да и такие гулки длились всего 15 минут. В ту ночь я крепко спала, - вспоминала Алена свой первый день в колонии.

Вот так прошла моя первая неделя после этапа. Меня и тех женщин, что прибыли со мной, распределили по отрядам.

Первые дни мы мучились, поскольку не было ни средств гигиены, ни сменной одежды. В 6 утра мы вставали на проверку, строились, нас считали, после чего мы шли в барак.

Спустя несколько дней меня отыскала женщина, та, что была с образованием. Ее распределили в пятый отряд, и она устроилась завскладом. Ее звали Валентина.
Она выдала нам семь кусков мыла, один чайник, кипятильник, каждой из нас выдала чистый конверт и раздала тетради с ручками. Мы сразу же взялись писать письма домой. В почтовый ящик кинули незапечатанный конверт с письмом. Их по закону должны прочесть опера колонии и отправить. Она тут же сказала, что здесь нельзя сидеть сложа руки и предложила работу. Нашей радости не было предела.

С утра мы как обычно встали на проверку, умылись, позавтракали. После этого отвели нас на рабочее место. Я стала мыть полы в конторе, а другие девочки работали на птицеферме. Все шестеро разбирали перья, из которых потом делали подушки.

Оказалось, что все, кто работал в конторе, тоже осуждены, один только начальник являлся вольнонаемным сотрудником. Выглядели эти женщины достаточно опрятно, мне казалось, что их одежда просто сияла. В день мыла там полы по три раза.

С конторскими женщинами у меня сложились хорошие отношения, они дали мне одежду, косметику, зеркало. Посоветовали следить за своим здоровьем, никого не обижать и самой не обижаться. Если у меня было свободное время, я стирала их одежду, сушила и гладила ее. Мне это было совсем не трудно. За это они платили мне и просили не показывать деньги ментам. На них я смогла себе покупать больше мыла, тетрадей, ручек и конвертов, делиться с подругами.

Так прошел месяц, нам выдали зарплату. Мы купили чай, масло, картошку и конфеты. Остальные деньги остались на карточке, нам объяснили, что они нам понадобятся, когда мы выйдем на свободу.

Как только мы стали работать, другие осужденные начали нас уважать, здороваться, спрашивать, как наши дела. Кроме того, мы смогли проставиться перед теми, кто нас встретил сразу после этапа.

Контингент осужденных женщин - самый разный. Кто-то сидит за то, что убила мужа, кто-то - за мошенничество. Есть те, кого осудили за наркотики, разбой, вымогательство, но больше всего воровок.

Вообще в колонии женщины мало чем отличаются от тех, что на воле.
Здесь не было такого понятия, как общак или еще что-то, как в мужской тюрьме. Если происходят разборки, драки или ругань, то сразу же закрывают в карцер на наделю. Такие случаи тут нередки. Они могут произойти из-за тех же слухов. Есть и такой обычай: женщина, которая выходит на свободу, обязательно должна поставить на общий стол чай, сахар, масло.

Алена познакомилась с девушкой, которая попала в эти места по глупости. Ее подставила подруга, пообещав ей светлое будущее. Они собрали в коробки коноплю для продажи в столице, но на посту их задержали. Арестовали обеих. Но родители той подруги дали взятку судьям, а моей собеседнице дали 10 лет колонии.
Таких историй тут много. Кто-то сам признается в совершении преступления, а из кого-то признания выбивают, кого-то подставляют - подкидывают наркотики для выполнения плана.

Были среди нас три сестры. Они убили богатую девушку и сняли с тела украшения. Их подельниками оказались двое мужчин, которые сидят на мужской зоне.

Сидели и интеллигентные люди - преподаватели, бухгалтеры и так далее. Были и заведующие столовой, завхозы, заведующие фабрикой... Их тут называли маслократами. Я завидовала им немного, поскольку к ним постоянно приходили родственники, они получали письма... Они все равно оставались кому-то нужны.

Еще одна женщина села за убийство мужа. Он пришел домой в нетрезвом состоянии. Стал ее избивать, рвать на ней одежду. Проснувшимся от шума и крика детям приказал идти спать, угрожая убить всех. Та схватила нож и ударила его, сама не помня, как это произошло. Вызвала "скорую", но муж скончался по дороге в больницу. Ее арестовали, вменили статью "Необходимая самооборона" и дали всего четыре года колонии усиленного режима. Но детей, которых она оставила на попечение его родителей, сдали в детский дом.
Слушая эти истории, думала, зачем же я так поступила? Кто я такая, чтобы забирать у человека жизнь?

http://proza.ru/2021/11/27/447


Рецензии
На зоне тяжело, это совершенно понятно. Жаль Алёну.

Наталья, а где Вы собирали информацию о быте и устройстве женской колонии? Общались ли Вы сами когда-либо с заключёнными женщинами? Просто очень профессионально написано, я приятно удивлена таким подробностям.

Марина Шатерова   01.12.2021 17:21     Заявить о нарушении
Алена-это моя соседка. Все взято из ее рассказов. С теплом.

Наталья Скорнякова   01.12.2021 17:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.