Ментовка

   Доверие потеряешь, ничем не наверстаешь.

   Я сидел в кресле и смотрел футбол: отдыхал от вчерашнего дежурства на семякомплексе. Я всё также продолжал работать с Николаем Наумовым в охране. По телевизору шло дерби Всея Руси ЦСКА – «Спартак», которое нельзя было пропустить, как, вдруг, мне на сотовый позвонил Андрюха Винт:
   – Серёг, меня менты «повязали», скажи им, что я лошадь искал на току, у меня, наверное, сейчас телефон отберут… – связь прервалась и пошли прерывистые гудки.
   – Ух, ты! – сказал я вслух. – Наверное, облава идёт.
   Досмотрев футбол, я поехал на своей машине в соседнее село – отвезти маме банку молока, так как давно у неё не был. Проезжая мост через реку, разделяющую два села, я услышал звонок телефона:
   – Сергей, не мог бы ты подъехать к сельсовету? – это звонил участковый полицейский.
   – Мне некогда, я в Ландышовку еду.
   – Да тут буквально на пять минут.
   – Ладно, еду.
   Развернувшись за мостом около магазина, я прибыл в сельсовет, где находился кабинет участкового. Захожу, а там Андрюха сидит и два мента: наш участковый и опер по прозвищу Баран.
   – Сергей, ты видел вечером на току Андрея? – обратился ко мне оперуполномоченный.
   – Да, он лошадь искал, она у него убежала.
   – Точно?
   – Да.
   – Так. Давай съездим в Петровку, и ты подтвердишь это главному следователю.
   – А что случилось?
   – Зерно украли.
   – Нет, я не могу, мне надо к маме съездить, потом за коровой на луг идти.
   – Да мы не надолго: туда и обратно.
   – Ладно, только я машину домой отгоню.
   Заехав домой, я одел чёрные куртку и кепку, став похожим на шпиона. «Может, сбегать за коровой, – мелькнула мысль, – нет, это долго, Баран не будет ждать». Приехав в районный отдел полиции, опер завёл меня в кабинет на втором этаже, а сам куда-то ушёл. Через полчаса приходит и спрашивает:
   – Он лошадь искал?
   – Да.
   – А больше ничего не видел?
   – Нет.
   И опять куда-то ушёл на час. Я замучился там сидеть. Мне надо было плюнуть на всё это и уйти на остановку, а я всё сидел – чего-то ждал. Наконец, опер пришёл: весь красный.
   – Когда мы домой поедем? – напомнил я.
   – Завтра утром у меня заканчивается дежурство, и – поедем, – сверкнул глазами Баран.
   – Ты что? Мне за коровой идти надо… Я, что пешком отсюда пойду?
   – Иди. Ты не стал сотрудничать со следствием. Может, ты там главный распорядитель и продаёшь зерно по заказам – направо и налево.
   – Сука! Козёл! Подонок! – еле слышно прошипел я сквозь зубы и вышел из кабинета.
   – Стой! – крикнул он мне в след.
   – Пошёл, ты!
   Я вскипел и выскочил из полицейского участка на улицу с криком:
   – Козёл! Я сейчас в милицию позвоню!
   «Ой, милицию давно упразднили» – спохватился я. А в это время у забора под деревом, пользуясь наступившей темнотой, какой-то майор полиции сливал с УАЗика бензин. Услышав мой вопль, он дёрнулся с испуга, и нечаянно облил бензином свои штаны. Я остановился в недоразумении, поняв, что случайно спугнул вора, сливавшего в канистру топливо.
   – Ты что орёшь? – осторожно спросил майор, прощупывая меня взглядом с округлившимися глазами: уж, не из областного ли я УВД приехал с проверкой, тем более и одет подобающе – в чёрной куртке и кепке, надвинутой на глаза.
   – Да вон следователь привёз меня сюда как свидетеля, а домой не отвозит, говорит, утром поедем.
   Вдруг, из отдела выскочили два сержанта с дубинками и, осмотревшись в темноте, обратились ко мне:
   – Иди сюда!
   Я отвернулся и пошёл быстрым шагом. Смотрю: они за мной. «Наверное, они меня хотят посадить на 15 суток за оскорбление «красного лица» при исполнении служебных обязанностей» – догадался я, и побежал в сторону железнодорожного полотна, потом резко повернул вправо и спрятался в кустах разросшегося клёна. Топ-топ-топ – мелькнули мимо меня две тени с дубинками. «Ух, ты! Надо прятаться: они хотят забрать меня в каталажку». Менты побежали по перрону, а я пошёл по параллельной Линейной улице, двигаясь осторожно в тени домов и деревьев. Под одним из деревьев я остановился и позвонил Николаю Наумову:
   – Коля, я из ментовки сбежал, они за мной гонятся, забери меня отсюда.
   – Я буду тебя ждать на краю Петровки, – сразу сообразил напарник.
   И я, успокоившись, пошёл на «угол», чтобы уехать оттуда на попутке, так как осуществлялась уборка сахарной свёклы и КамАЗы часто «ходили». Я подумал, что быстро уеду и, сев в КамАЗ наберу Коле, чтобы не выезжал и не тратил бензин. Но машин не было. Вдруг, около меня остановился легковой автомобиль. Я присмотрелся, а он с синими полосками – менты! Опустив стекло, гаишник спросил:
   – Ты Сергей?
   – Нет!
   – А то нам надо его подвести.
   – А меня подвезёте до Хворостяновки?
   – Пошёл вон! – сказал мент и резко тронулся с места, включив мигалки.
   «Меня ищут, – догадался я. – Может быть, они и правда хотят довезти меня до дома? – обнадёжил я себя мыслью. – Нет! Им верить нельзя! Они сейчас вернутся, они поймут, что это был я! Надо прятаться, а то отхлестают резиновыми дубинками – мало не покажется».  И я пошёл вдоль домов, держась подальше от асфальта, на котором машины неприятно освещают светом фар, на окраину Петровки. Пройдя несколько десятков метров, увидел появившуюся на дороге машину с мигалками. Я быстро сел на лавочку возле какого-то дома и стал наблюдать. Гаишники остановились на «углу», вышли из автомобиля, осмотрели остановку, но никого не нашли. «Точно меня ищут, ориентировку получили» – подумал я, и, прикрываясь деревьями и столбами, двинулся перебежками на окраину райцентра. Выйдя из посёлка, я увидел на обочине белую «Волгу» с поднятым капотом. Коля меня уже ждал, я обрадовался и побежал. «Ух, и хитёр у меня друг, – подумал я на бегу. – В случае если менты к нему подъедут и спросят: Чего стоишь? Кого ждёшь? Он ответит: Да вот, что-то движок застучал, ремонтирую…» Не добежав до «Волги» метров 50, я увидел, что Коля меня заметил, махнул мне рукой и громко крикнул:
   – Серёг, сзади!
   Я обернулся, а там машина с мигалками.
   – Блин! – с испугу я прыгнул в кювет, в камыши, а там воды по пояс. "Ну, – думаю, – живым не дамся!" И пошёл сквозь заросли, отталкиваясь руками об камыши и воду, стараясь ускорить шаг, подальше от дороги. Но в воде ноги двигались медленно. Я оглянулся, смотрю: а это бензовоз с оранжевой мигалкой проехал…
   Кое-как я вылез из кювета: весь сырой и в тине. Коля, смеясь, дал мне тряпку: я вытерся, и мы поехали домой.
   – К тебе менты приезжали? – немного успокоившись, спросил я напарника по смене.
   – Да. Я, как только услышал про это дело, сразу спрятался, а на входной двери замок повесил.
   – Во, блин! А я сам к ним поехал, дурак!
   – Не надо быть таким доверчивым: они на тебя живо дело состряпают. Им отчёт надо сдавать.
   К моему дому мы не стали подъезжать, проехали мимо и посмотрели: нет ли там полицейского УАЗика. Слава Богу, никого не было, я вылез из машины и немедленно пошёл на луг за коровой, которая мычала на всю деревню и накручивала круги вокруг приколка. Молоко в банке уже прокисло, я его так и не отвёз маме.


Рецензии