Победа над обстоятельствами

     В марафоне, где я «бежала» целый месяц впервые, через день публикуя посты, дали задание: написать о какой-нибудь своей победе.  Ну, и я, как ворона в басне Крылова, «позадумалась»: о чем писать? Что  такого я в своей жизни совершила, что можно было бы назвать, если не «подвигом силы беспримерной», то хотя бы победой?  Спросила у старшей дочери. Погружённая в свои хлопоты и не очень вникая в мои слова, она подсказала первое, что ей пришло на ум и что касалось её лично:

     — Напиши, как ты преодолела негатив к моим урокам танго, как поверила в то, что это хорошее увлечение и как француженки благодарили, отведав твой пирог, который ты принесла на вечер танцев.

     — Ну, и где же тут победа? Ну, испекла, ну, принесла. Ничего героического, обычное дело. Нет, нужно что-то другое, где результат связан с преодолением, — не соглашалась я.

     Потом спросила у внука:
     — Вспомни, пожалуйста, какую нибудь мою или нашу с тобой совместную победу.
     — Бабушка, у тебя столько было побед, что я даже и не смогу вот так сразу назвать что-то одно, — ловко увильнул он от ответа.

     Так и не дождавшись «помощи друга», я напрягла все свои мозговые извилины, перелистала множество страниц жизни и вспомнила поистине героическое деяние, которое сотворила-таки сама, «собственноручными руками».

     Это выражение бытует в нашей семье, когда мы хотим назвать автора того или иного свершения, показать, что восхищены его поступком, словно вешаем ему на грудь медаль. Да, ценность того, что сделано собственными руками, для нас всегда была очень высока, начиная от авторского рисунка детей и внуков ко дню рождения взрослых и заканчивая связанным дочкой пуловером и вышивкой на платье.

     Вспомнилось, как много лет назад младшая дочка только вывезла своих девочек в июне на дачу, и вдруг настали холода. Надо было топить печку, а дров не было. То есть они были: на дворе лежали толстые куски бревен, которые привезли по заказу мужа, но разрубить их на поленья он не успел, так как срочно уехал в командировку.

     Дочка сказала, что ни за что не останется на даче без дров, уедет в город. А мне этого страсть как не хотелось, потому как перебираться в город с малышками на электричке, а не на дедушкиной машине — та ещё  морока. . И что было делать? Глядя на большущие деревянные чушки, я даже не понимала, как к ним подступиться.

     Это сейчас предложений услуг от заезжей рабочей силы сколько хочешь, а в те времена такого не было. Делать было нечего, надеяться не на кого.
Вытащила я все топоры, которые были в доме, и устроила им смотр. Колунов, какие  много позже я видела в руках моего зятя и которые, шутя-играя, сделали бы всю работу за несколько часов, среди них явно не было. Были топоры для ювелирной работы: разрубить небольшие веточки, что-то обтесать, не более того. Но других-то не было!

     Вот и взяла я небольшой топор и кувалду, чтобы стучать ею по нему сверху, загоняя топор вглубь. Разрубив одну часть бревна на поленья,я испытала огромное  воодушевление и  поверила, что одолею и другие. Так и вышло. Как говорится: глаза боятся, а руки делают — это точно про нас. Через некоторое время мой «отчёт о проделанной работе» красовался посреди двора в виде поленьев, вполне подходящих для печи.

     Дочка тоже ободрилась, успокоилась и уже не собиралась эвакуироваться в город: она знала, что теперь не пропадёт. А я, глядя на дело своих рук, с трудом верила, что этакая работа оказалась под силу не очень умелой, не обладающей недюжинной силой женщине.

     А всё почему? Да потому, что ради наших детей и внуков мы бываем способны  не только на победы, а на такие вот невероятные дела.


Рецензии