Мэйзер

                Моему другу М.З.

                «Человек подобен дуновению;
                дни его – как уклоняющаяся тень.»
                (Пс. 143:4)

*  *   *
По окончании компьютерного колледжа Максу грозила армия.
Отец при помощи друга-врача еще в школе организовал мне порок сердца, навсегда избавив от угрозы служить родине.
Родители друга – пара огородных топорищ – были никчемными. Его «откосила» Полина Николаевна по общепитовским связям.
Сейчас Макс занимался ремонтом компьютерной техники.
Устроив закуток в предбаннике супермаркета «Магнит», он с утра до вечера возился с чужими ноутбуками.
Бытие другу скрашивал приблудный кот Барсик – большой, желтовато-серый.
ИП позволяло существовать, но от прежнего Макса, красавца и харизматика, не осталось следа.
Он отпустил патлы до плеч и жил с Полиной Николаевной, которую называл «Пошей».
Не знаю, зарегистрировались ли они официально – во всяком случае, на свадьбу меня не приглашали.
Выпив, Макс любил поговорить, что рано или поздно соберет суперкомпьютер, ограбит по Интернету банк, переведет несколько миллиардов на Каймановы острова и они уедут в Южную Америку.
В возможность я верил.
Со своими способностями друг мог не только обчистить Центробанк России, но даже взорвать Форт-Нокс.
Однако разговоры оставались разговорами, а в жизни ничего не менялось.
Лишь Барсик толстел, столуясь то в «Магните», то в соседнем «Красном и белом», то в «Пятерочке» через подворотню.
К Максу он не имел пищевых притязаний: лежал у него на источнике бесперебойного питания, спустив хвост – толстый, как у настоящего барса – и щурил прозрачные зеленые глаза
Мне повезло: я сумел одолеть ступень после школы. Но она никуда не подняла.
Не имея ни денег, ни связей, отец не смог устроить меня на бюджетное отделение ни в один ВУЗ.
Золотая медаль не стоила ровным счетом ничего.
Не следовало гробить себя на олимпиадах, вообще можно было не учиться, выйти из школы с троечным аттестатом: все дальнейшее решали иные факторы
Мне остался выбор самого дешевого коммерческого института.
В итоге я окончил такую «академию» и по такой специальности, что о том стыдно говорить. Диплом мне не понадобился ни разу.
Я работал менеджером по автотранспорту в филиале нижегородский логистической компании.
Фирма была большой, но дутой. Владелец – молодой мажор, поднявшийся на папины деньги - каждый год менял лимузины, однако не имел ни одной двадцатитонной фуры.
Перевозки осуществлялись наемными водителями.
Моей обязанностью было отлавливать дальнобойщиков на стоянках и терминалах, склонять на заключение договора.
Такая работа не требовала образования; не требовала вообще ничего, кроме умения разговаривать с пролетариями и рисовать золотые горы.
Она была утомительной, имела низкую производительность и  требовала разъездов.
Однако я имел хорошую зарплату, безлимитную связь и служебную «Гранту» с топливной картой в придачу.
Машина темно-какашечного цвета была еще худшим ведром с болтами, чем давняя отцовская «Десятка». Ту хотя бы удавалось самостоятельно чинить.
Убожество отечественного автопрома шло мне на пользу.
У меня имелся приятель в автосервисе «Лада». Время от времени я привозил ему то упаковку «Хайнекена», то литр «Русского Стандарта», проведенные по бухгалтерии как представительские расходы.
За это я каждый месяц получал документы, по которым списывал завышенные суммы на ремонт.
К тому же я приторговывал бензином на АЗС, за полцены заправляя частников.
Наш город протянулся на семьдесят с лишним километров в меридиональном направлении, логовища дальнобойщиков были и на севере и на юге и на срединных окраинах.
Российско-турецкий завод «Русджам» - производитель пивных бутылок - имел циклопическую стоянку, на которой шел круговорот фур. Ради ловли водителей туда позволялось заезжать несколько раз в день.
Поэтому начальство не придиралось, когда мой расход ГСМ соответствовал дневному пробегу в двести и даже триста километров.
Тот же приятель из «Лады» периодически корректировал мне показания одометра, чтобы не возникло проблем в случае проверки.
Такая жизнь, конечно, не несла радости.
Не имелось ни карьерных перспектив, ни просто цели.
Но зато меня не контролировали на рабочем месте, я был на колесах, мог среди дня решать свои личные дела.
Да и вообще я не бедствовал.
Каждое лето я отдыхал то на море, то на водах.
Возвращаясь из-за границы. я понимал давнюю правоту отца: Россия - страна не для людей.
Она омывается двенадцатью морями, но ни в одном городе, кроме столицы, невозможно купить нормальной рыбы по приемлемой цене.
Об икре, кальмарах, креветках и – тем более – крабах не приходится даже говорить.

*******************************************
ВЫ ПРОЧИТАЛИ ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ.

Полный текст можно приобрести у автора –

обращайтесь по адресу victor_ulin@mail.ru

*********************
АННОТАЦИЯ

Повесть рисует несколько эпизодов из жизни школьных друзей. Они служат поворотными точками, после каждой из которых что-то меняется. Чувственная составляющая, столь важная в определенном возрасте, разных людей приводит к разным результатам. Общими являются их судьбы – веселые в начале, грустные в конце, лишенные будущего, как и у всех в современной России.

*****************************************


                2008-2021 г. г.

© Виктор Улин 2021 г.
© Виктор Улин 2021 г. – дизайн обложки.

http://www.litres.ru/viktor-ulin/meyzer/

70 стр.

Аудиокнига:

http://www.litres.ru/viktor-ulin/meyzer-67713161/

1 ч. 53 мин.


Рецензии
Интересная повесть!

Яков Логвинович   21.12.2021 20:17     Заявить о нарушении
Спасибо, Яша.
Самрму было интересно читать...

Виктор Улин   21.12.2021 20:27   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.