2022. Non-fiction

Карен Свасьян
Философское мировоззрение Гёте

Недавно перечитывал. Книжечка издана изящно, даже на ощупь в руки приятно взять. Но по содержанию, несмотря на ряд интересных замечаний автора, целостного впечатления не складывается.
Дабы приблизиться к немецкому гению, надо читать не антропософа Р.Штайнера, не безумца А.Белого и даже не темпераментного Свасьяна. Надо читать самого Гёте.


Иоганн-Вольфганг Гёте.
ИТАЛЬЯНСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
Василий Петрович Боткин
ПИСЬМА ОБ ИСПАНИИ

Две эти великолепные книги шли у меня параллельно, когда перечитывал любимое «Итальянское путешествие» и случайно открыв для себя испанские заметки Боткина. У примеру у меня, как читателя авторы-путешественники «одновременно» покидали столицы – Рим и МадриТ, соответственно – и отправлялись смотреть и писать дальше…
От такого чтения, даже в наши времена, получаешь немалое удовольствие.
Было бы смешно разбирать и хвалить текст Гёте. О нем столько всего написано. Отметим только, что великий немец приехал в Италию учиться – и он учится у древних, у итальянских мастеров, у архитектуры, у природы, у Везувия. Но при этом еще и учит, чему-то, что  вне зависимости от эпохи можно назвать правильным отношением к жизни. А эпохи, эпохи меняются. Вот у Гете описание римского карнавала на Корсо. Люди искренне веселятся и переживают, метают друг друга гипсовые конфетти, хотя празднество не проходит без жертв и среди лошадей, и среди зевак. Но было когда-то время, когда радость была рабостью, а страсти страстями. Мы уже так не умеем.
Масштаб Василия Петровича Боткина, как личности, конечно, скромнее. И его «Письма» - это, скорее, заметки культурного туриста. Но до чего же они любопытны! Кстати и об искусстве, например, о Мурильо или о мавританской архитектуре, наш путешественник пишет не хуже немца .А до чего хороши его описания выжженных солнцем испанских равнин, гор, путешествия по морю. А как он воспевает красоту испанских женщин!
Что до характеристики обычаев, достоинств и недостатков народа,  заметок об истории и современном ему состоянии Испании, то трудно судить о верности этого. Не будучи специалистом. Но у Боткина все выглядит правдоподобно и логично.  Историко-социологические экскурсы той эпохи были направлены к сути вещей, а размышления о социальных проблемах не превращались в «птичий язык» узких специалистов. Мне такое больше по нраву.



Дирк Уффельман
ДИСКУРСЫ ВЛАДИМИРА СОРОКИНА

Полистал. Всего, конечно, не одолел, но, как говорится, ознакомился.
Иноземный критик всячески превозносит «нашего» литэмигранта как очень оригинального и прогрессивного художника слова.  Да уж. «Голос» всяческих «концептуалистов-постмодернистов» сродни жужжанию навозных мух или тех, кто там вьётся над трупами (что говорит о страшном кризисе культуре и распаде цивилизации).
Но ведь они находятся в эстетическом тренде и обличают диктатуру – возражают. Да, «День опричника», к примеру – весьма показательный текст и в проницательности автору  не откажешь. «Тренды» опять же схвачены очень верно. Но тем хуже для «современной культуры», да и свободы тоже. Подобные апологеты своими извращениями дают противникам такой компромат на «открытое общество», что  дела либерализма – как идеи и как практики – выглядят крайне кисло.


Юлия Кристева, Филипп Соллерс
Брак как произведение искусства

Есть несколько очень умных и тонких замечаний, но в основном, как обычно у подобной публики, пустая, громко эпатажная болтология. Взяли у общества «психоанализы», а в качестве расплаты за это – демографический кризис, разрушение семьи как гонорар. «Поколение 68-го» представляется толпой культурных и социальных мародеров. Избранные из этой толпы реализовались на пятьсот процентов,  добились несомненного личного успеха, их когорте вообще очень повезло. Но это успех именно мародеров, а не творцов. Они «загоняли» сокровища европейской и национальной культуры, «деконструировав» их.  Сами в шоколаде по макушку, но что останется делать следующим поколениям – обдирать случайно сохранившуюся старую позолоту, закладывать последний подстаканник. Какое отвращение от всего этого «постмодернизма» и его выгодополучателей.


Г.Г.Дилигенский
Северная Африка в 4-5 вв.
М. 1961
Обратившись к Августину, решил посмотреть, что была в его время (последние века римского владычества) в Северной Африке. Нашел в сети книжку Дилигенского. Открыл, почитал немного, выматерился и поспешно удалил.  Читать такое решительно невозможно, просто вредно. А ведь Дилигенский в годы после перестройки считался грамотным и прогрессивным автором, был доктором исторических наук. Но совок и красная идеология портили все.
«Советская историография»?
В основном и главным образом – это создание мифов и заметание следов. Место всему этому в скотомогильнике.  К советским «историкам» неподготовленным людям, не владеющим альтернативными источниками лучше не обращаться. Совсем! Да, конечно, и в СССР были честные специалисты, которым удавалось что-то публиковать (в основном, по частным вопросам), но даже их тексты отравлены (как у какого-нибудь Г.Дилигенского) идеологией. А идеология уродует и искривляет факты, как артрит пальцы и портит весь материал (по принципу «ложки дёгтя»).
Рекомендовать неискушенным людям советские исторические работы, отделяя «хорошие» от «плохих» – это аналогично тому, как посылать неподготовленных людей на минное поле,  с аргументом, что не под каждой кочкой лежит мина.
Нет, если уж не обойтись без макулатуры коммунистического периода, то только после серьезной подготовки, только с соблюдением всех мер предосторожности, только с постоянной заботой об интеллектуальной гигиене…
Но, кто, собственно прислушается к этим предостережением, и каков шанс, что такое вообще услышат. Конечно, без шансов. И с известным результатом: опять по тому же месту на тех же граблях! Опять диктатура лжи, опять грязное мифотворчество. Ну, не надо пенять на то, что «история» - это минное поле, а не площадка для спортивных игр.
Советские авторы – они в основном, все уже поумирали, некоторым удалось «глотнуть свободы» (как ГГД) и кое-что кое-где развиднелось. Но все опять возвращается на круги своя. «Мёртвый хватает живого» и жить нормально опять невозможно. Такая история.

Д.Мережковский
Данте

Вроде бы и материал благодатнейший и претензии на оригинальность присутствуют, но стиль Мережковского решительно невыносим. Какой-то «рваный» текст,  пенящийся пафос, глупая нумерология («три в одном») и т.д.  Долго читать невозможно.
Вообще, на мой вкус,  биографиям Данте по-русски решительно не везёт. Помнится, пытался читать Голенищева-Кутузова, тоже вроде многознайка, но сквозь перегруженный лишними и неудачно описанными деталями текст не продраться. Еще подумал, что о состоянии ума того биографа говорит факт его возвращения из эмиграции в совок. Добровольного! Ну, муж Гиппиус с советскими не мирился, зато хотел посвятить свою книжку дуче и одобрительно воспринял вторжение Гитлера в СССР. Это не общие идеологические претензии, а вопрос по совершенно конкретному поводу: как можно писать о Данте – этом певце любви и свободы – и одновременно яшкаться с коммунистами или фашистами? Нельзя получить хорошего продукта, если изготовитель пренебрегает гигиеной и ТБ.
Что до постсоветских изданий Мережковского, то я все больше склоняюсь к мысли, что «зря откопали». Слишком уж много у Мережковского глупой отсебятины. Это продукт другой эпохи, но никак не классик; и в свое время этот странный автор был не молодец, а уж сейчас его писания выглядят диковато и архаично. Лучше бы оставили строкой в учебниках по истории литературы. Для специалистов.
Но к фигуре Алигьери будем обращаться еще не раз…


А.В.Молчанов
Население Земли как растущая иерархическая сеть

«Все обвинения в нумерологии беспочвенны» – такова последняя авторская фраза в этой довольно хаотичной и плохо упорядоченной книге с постоянными повторами и некоторыми формулами. (Потом идет довольно небольшой список литературы).  После точки  можно злорадно воскликнуть, что знает кошка, чье мясо съела. Молчановские выкладки – это именно глупая нумерология.
Проблема довольна древняя. Математика завораживает и толкает к «оккультно-эзотерическим» выводам. Это было и пифагорейском союзе, и в платоновской Академии. Греки были заворожены совершенством стереометрических фигур и говорили об эйдосах.  Представители современных «физ-мат наук» в диком восторге от формул и графиков и вангуют подобно нашему конкретному чудачку Молчанову, утверждающему здесь  о постчеловечестве после 2062 года и конце нашей вселенной спустя полтора миллиона лет.  (Это бог и точка Омега, а Альфой был «большой взрыв» 13,8 млрд лет назад. Но как-то омега уж слишком близко в соотношении….) Графики и ряды «доказывают»… Выкладки С.Капицы по поводу демографии и стабилизации численности двуногих после «демографического перехода» выглядят более трезво, но автор их критикует – не может де произойти остановки, а у вида постхомо будет своя история, примерно в половину меньшая. Чем у человека со своими ускоряющимися фазами. Здесь сливаются мечты о «сфере Дайсона» и выкладки известного историка Игоря Дьяконова и пр.
Короче, «ученые» ждут сингулярность» или что-то вроде этого…
Вот люди все же остаются глупцами и что-то в их мышлении в сильном непорядке, несмотря на вроде бы прогресс знания. К Молчанову можно было бы прибавить пановых-пантиных и прочих коротаевых, которые тоже помешаны на закономерностях исторических, демографических и прочих циклов, но здесь они раскритикованы. Эзотерическая нумерология и беспредел математических формул дополняется оккультной астрофизикой и космологией. Все эти «струны», «темные» материи-энергии, «кротовые норы» и прочие «мультивселенные» сильно напоминают гностические учения начала новой эры. Ну, не могут людишки жить  без чудес и трудно сказать, кто к ним более склонен – члены древних сект или сотрудники ЦЕРНа и т.п.
Эсхатологические настроения снова сильно оживились. Вместо даты конца света определяется год наступления «технологической сингулярности». Блюдо подают под соусом «Шарден Вернадский» с гарниром из всяческих «космизмов». Но что-то вот должно же произойти в 21 веке, если нет, то можно и сами себе устроить микроапокалипсис под видом «пандемии». И половина популяции проникнется, забоится и уколется…
Одно замечание из книги привлекло внимание. Оно о том, что в ближайшие десятилетия вырастет число людей с психическими заболеваниями. Вот здесь автору хочется полностью поверить. И даже без математики.

В.Аксёнов
Десятилетие клеветы. Радиодневник писателя

Как «писателя» Аксенова я не воспринимаю и «прозу» его, хоть убейте, читать не могу.  Но публицистика его не безынтересна и, увы, снова актуальна. Да и сама фигура знаковая, как ни крути.
В старых «скриптах» от «вражьих голосов» немало любопытного и, как говорится, есть,  что вспомнить; ведь у тех, кто социализировался в условиях культуры совка, воспоминания об этом совке не вытравишь.
Какими же все-таки «живчиками» были эти пресловутые «шестидесятники»! Сколько они пили-блудили, вылезали и пролезали, болтали и сочиняли, спасали и предавали,  подхалимничали и диссидентствовали, разочаровывались и верили. В побуду над тоталитарным монстром.  Многие дожили до «победы» и большинство так и умерло, веря в неё. Но – можно ли вырваться из замкнутого круга?
В практическом плане толку от фронды 60-х было примерно столько же, сколько, к примеру, от идеологически чуждой их большинству «русской религиозной философии», то есть, как от козла молока. Хоть «налево», хоть «направо» - всё равно «красное колесо».

С.С.Беляков
Парижские мальчики в сталинской Москве

Сергей Беляков – достойный и интересный автор. Но эта книга показалась мне несколько «попсовее» и слабее его предудущего труда о Гумилеве сыне Гумилева. Возможно дело в исходном материале. Как сразу можно догадаться по название «перижские мальчики» - это сын Марины Цветаевой Георгий (Мур() Эфрон и его дружок «Митька» Сеземан. О последнем пишется гораздо меньше, хотя тот прожил долгую жизнь, а Мур – короткую. Наверное, на мое восприятие беляковского текста повлияло и то, что раньше я уже читал дневники Г.Эфрона («рвут душу»). Но иной взгляд на эти юношеские записки даже интересен. По сути, автор проводит нечто вроде антропологического исследования предвоенной столицы – этого чудовищного города-паразита, процветавшего среди моря нищеты. Да и в эфроновских дневниках Беляков сортирует материал по рубрикам: «девушки», «рестораны», «музыка», мороженное», «транспорт», «парки», «иностранная литература», «школа» и пр.
«Мальчики»  были детьми советских агентов во Франции, которых «свои» же «отблагодарили арестами и казнью – отличное воздаяние «краснокальсонным» русско-французам. Особое отвращение вызывает цветаевский муж Сергей Эфрон – агент-провокатор ГПУ. На коммунистической родине его сначала откармливали по элитным санаториям, затем «шлепнули». Автор напрасно хочет возбудить к нему сочувствие, за верную службу дьяволам нет прощения. Сама знаменитая поэтесса, чье имя стало культовым среди интеллигенции Совка – личность крайне противоречивая. Трагедия ее жизни и смерти несомненна, но, боже мой, какая дура! Хотя, скорее всего, все понимала, но ничего уже поделать была нельзя. Однако родители обрекли на смерть не только себя, но и ребенка. Георгию сочувствуешь более всех – как он боролся за жизнь – в Елабуге, в Ташкенте, в Москве, но в 1944 году «пал смертью храбрых»…
Что поражает в довоенной Москве, так это неуемная жажда жизни и всяческих удовольствий. Потери уже огромны, но главный демографический удар ВОВ еще не нанесен, да и в столице были сконцентрированы самые энергичные. Муру с матерью жилось трудно, но десяткам миллионов было гораздо хуже, и их участью тоже была гибель.
Могла ли описываемая семья избежать своей судьбы? Во Франции ведь тоже можно было погибнуть, например, в Сопротивлении. Но возвращение в СССР все-таки представляется мучительным абсурдом, хотя бы в случае сестры Мура, убежденной «комсомолки», прошедшей пытки и концлагерь, но единственной выжившей. Про ту страшную эпоху написано много, но «прониклось» ли население как следует? Ответ, скорее, отрицательный. С масс какой спрос, а вот в случае интеллигенции жизнь как бы заслоняется «литературоцентризмом»: были в истории, конечно, ужасные ужасы, но ведь была и великая литература! Но могут ли несколько художественных шедевров перевесить нескончаемую трагедию! Сейчас от «русской литературы» фактически ничего не осталось, но еще можно утешаться мемуарно-биографическим жанром. Вот и Сергей Станиславович Беляков опубликовал очередную книгу в этом русле. Хорошо написал. Но взгляд мой на это уже не прежний.

Про книгу С.Белякова узнал, когда посмотрел очередной шорт-лист  очередной литпремии («то есть прачечной самообслуживания»). «Мальчики» - для меня были исключением. Ну, может быть, пару  книг я бы еще полистал. Но вообще от нынешней россиянской литературы  отчужден, как и от рашкино, росстеатра говоря уже о ТВ.
В основном, это имитация культуры и прочее мародерство.
НЕ ИНТЕРЕСНО!


Жорж Бернанес
Униженные дети. Дневник 1939-1940

Метафизика войны. Местами актуально. Автор не очень сильный, к тому же с какими-то католическими заморочками, и порой читается с трудом. Но местами й афоризмы отливает в бронзе: «Мир находится во власти людей, которые не были создании для счастья».
На смену чувству родины пришло юридическое понятие государства…
У французов украли Францию
Война не только уничтожила нашу победу, она и нас вычеркнула из жизни.
Нельзя гордится, прогуливаясь на публике с красивой женщиной, которая носит вашу фамилию, но отказывается с вами спать…  Победа не любит нас.


Рецензии