ГАШвЕйК HASvEjK

Йозеф "ГАШвЕйК" Швейк. -- Собаковод. Агент тайной полиции. Министрант. Денщик. Солдат. Ординарец. Комендант. Командующий дивизией и фронтом.
Шредер. -- Полковник.
Балоун. -- Трактирщик. Денщик. Солдат. Повар.
Ржепа. -- Агент тайной полиции. Следователь. Лейтенант. Начальник Политического отдела Ревсовета.
Отто Кац. -- Капеллан. Духовник.
Лукаш. -- Обер-лейтенант. Старший лейтенант.
Балоунова. -- Трактирщица. Кантор. Барменша и ”мадам”. Медсестра.
Мюллер. -- Старший военный врач.
Кенинг. -- Ротмистр. Капитан. Аудитор.
Водичка. -- Ефрейтор. Телефонист. Связист.
Дуб. -- Вахмистр. Лейтенант. Младший лейтенант.
Недич. -- Фельдшер. Инспектор фронта.
Статисты: пес, фермер и меняла.

На стене крюк внутри затемнённой геометрической фигуры. Стойка с кранами, бочка и закуски. Сыщик зашел в зал.
Ржепа. -- Жаль. Лишь хозяин с женой. С горя выпью за упокой.
Балоун. -- Благодать, коли клиенты под мухой.
В меню показал пальцем, достал свернутую газету, потряс над головой и шлепнул на стол.
Ржепа. -- Вчера серб уничтожил наследника Австро-Венгерской империи.
Балоунова. -- Трактирщикам не до политики.
Балоун. -- Не вникаем в дела дипломатии.
Балоунова. -- Только щедрый террорист волен войти, отдохнуть от стрельб и побеседовать, кто еще будоражит мозги.
Ржепа. -- Портрет властителя припрятали?
Балоунова. -- Крылатые рецидивисты марали.
Балоун. -- Ввязался в борьбу - использовав в схватке хлопушку.
Балоунова. -- Сними с чердака.
Поспешил.
Ржепа. -- В туалет. Прошу завести лучший Габсбургский кант.
Унес прочитанное. Запись нашла в коллекции. Швейк входит в питейную опираясь на трость и держит в руке пинчера. Приветствует пани - приподнимает шляпу и склоняет голову. Собаку за поводок сцепил со стулом. Кинулась к тайному возлюбленному.
Балоунова. -- Убили Франца Фердинанда!
Швейк. -- Иисус и Мария будет стрельба!
Просматривает заголовки у статей.
Кто? Вознес... к праотцам?
Балоунова. -- Брудершафтом помянем?
Швейк. -- Но ...
Тыльной стороной кисти похлопал по заметкам.
Балоунова. -- Сперва символ вкусим страны.
Хозяйка налила в разных пропорциях. Завела граммофон. Подошла и подала наполненный до краев напиток. Обнялись. Вследствие небрежности владельцев и частого использования на пластинке царапины и канавки образовались. Иголка со звукоснимателем скользит и в песне Гайдна перескакивает с места на место к окончанию.
Оркестр и голос вокалистки. -- Бог, храни монарха Франца… Вставший… свой жезл в дали среды; Столпы трона снисходительны… Пламенный в руке… для блаженства. Всем цена - желанная, Дух, оберегай главу Кайзера… Вверх на… людей сверх расцвета… Господи, блюди… ди правителя!
Поскольку Балоун появился с непроглядным полотном - разошлись. Сервировала. Фрагменты конечностей сметал, до проявления образа Франца Иосифа 1. Повесил. Из уборной вышел без листов и присел к собутыльнику. Насыщаются.
Ржепа. -- Где буйная публика сходится покрыть честь индивидуума?
Балоун. -- Господин, поменяйте тематику, нет мочи прислушиваться!
Швейк. -- В кабачке "У чаши" собираются и вникают в поклеп бунтаря; в бранной лексике изъясняется заодно с именем лидера.
Ржепа. -- Серб подвигнет двор на интервенцию?
Швейк. -- Не готовы.
Ржепа. -- Что низы скажут?
Швейк. -- О го-о-оре нам!
Ржепа. -- Верхам пожелания?!
Швейк. -- Долгих ле-э-эт.
Ржепа. -- Против венценосца действия предпримут?
Швейк. -- Сядут в тюрьму.
Ржепа. -- Мобилизации избегут?
Швейк. -- Не захотят слыть жертвами войны - после первой ураганной бомбежки из Сербии разлететься на куски!
Ржепа. -- Нарушили кодекс законов.
Под подкладкой воротника значок тайной полиции демонстрирует.
Швейк. -- Подтвердите, нет в корне измены… Презент дам - пинчера… и сто крон,… приобщусь к членам Тайной полиции.
Ржепа. -- Наилучшая связь, для сторон. Подадите прошение. Коли примут, то дело замну. Продемонстрируйте родословие на собаку.
Швейк. -- Выйду и вручу.
Ржепа. -- Счет.
Балоунова. -- Банкет - по одной.
Сыщик заключил в объятия кандидата. Собаковод кладет крону.
Швейк. -- Берите пани.
Балоун. -- Сыщик Ржепа, не стоит вносить за еду и питьё в заведении.
Ржепа. -- Сделал глупости? Надо платить. Балоуна заключим под стражу.
Балоун. -- Ведь пустячный грех! Хрен ли в тюрьму?!
Ржепа. -- Не несли вождя на реставрацию. Завтра в камеру препровожу. Швейк, пройдемте.
Вывел за локоть и поводок на улицу. Балоун хлопает изображением мух.
Балоун. -- Государев лик на репродукции замарали, что не отскрести. Не спущу мухам! Врагов бестии нажили! Под статьи подвели... Если закроют, то сладишь с делами?
Балоунова. -- Паникер, чьи мозги и кишки на картине присовокупили?!
Балоун. -- Мух... главы. Их нужно в камеры!
Ваза с цветами, новая вышитая скатерть и портрет. Стоны слышатся сладострастные.
Балоунова. -- О-о!... Йозеф... Да-а-а!... Это фан-тас-ти-ка.
Вскоре кухонная дверь отворяется Швейком. Измождённый выкатывает на инвалидной коляске в помятой военной форме. Флаг прикреплен к спинке, а штык наверху привязан лентой сложенной бантом. Колесит к буфетной стойке и придерживает костыль волочащийся по полу. Алкогольный напиток наливает и пьёт. Хозяйка выходит из кухни, эротично поправляет одежду и удовлетворенно обмахивается фуражкой. Йозеф вытирает платком пот, а для притока прохладного воздуха и отвода от тела жара - колеблет волнообразными движениями рубахой. На брюках ширинка не застегнута. В оконном проеме раздвигает шторы. Подошла к почтовому ящику прикрепленного на фасадной двери. Вынула корреспонденцию, отодвинула засов и перевернула табличку с надписями на "Открыто".
Пан Ржепа с соратником Максом вели сыск и стяжали противника - Балканскую бочку с напитком. Реквизировал без компенсации, истребив пропаганду в пути.
Содержание письма читает.
Швейк. -- Нынче осведомлюсь у комиссии: ревматик пригоден привнести лепту...
Подходит к наезднику и головной убор нахлобучивает задом наперед. Пресыщенный партнершей компаньон отстранился от объятия и поцелуя к гарнитуру.
... и склонного к идиотии?
Балоунова. -- Муж хотел заграницу сбежать, но попал к пункту мобилизации. Отказался в тюрьме прозябать решив с горя лечь ниц пред врачами.
Содержательница поставила грампластинку с бравурной темой и завела граммофон. Ржепа и в кителе Макс дефилируют входя с улицы. Замыкающий шеренгу на полусогнутых ногах поддерживает передние лапы возглавляющего шествие. Шпик отдает честь делая равнение на картину, Швейк прислоняет ладонь к козырьку и размахивает флагом. Инициативная поет, берет за передние лапы пинчера и привлекает к хороводу. Танцоры подпрыгивают и смещаются по кругу. Паны радуются и хлопают в ладоши. Пляска завершена. Усаживает ищейку на стул подле стола. Хлеб-соль подает посетителям. Сыщик традиционно опрокинул рюмку и носом вдохнув запах Краковской колбасы отдал закуску псу. Приветствовали жестами и демонстрировали под подкладкой воротника знак карательных полномочий - орла.
Ржепа. -- Пес зачислен в районе найти контрабандную водку из Сербии! Собачнику выдали деньги, ищейке: уход, кров, харчи.
Балоунова. -- Ловкачи.
Другу показал пальцем отпечаток конфискованной бочки, щелкнул по кадыку, похлопал ладонью по животу и кивнул в направлении саркастической владетельницы. Приглушено пояснил.
Ржепа. -- С руководством отпраздновали службу четвероногого друга - сливовицей, в счет Балоуна.
Коляска не видна. Больной откатился от стола и удивленный сотрудник развел руки в стороны благодаря перевоплощению коллеги.
Форменный паралитик в коляске.
Швейк. -- Конспирация - разоблачать бунтарей из-за болей не мнящие защищать страну в первых рядах.   
Колени массировал. Трактирщица подает пиво.
Ржепа. -- Не имеющие властной должности и азарта начальству служить, прочат к фронту, казать рьяность в ловле блох.   
Швейк. -- Свинца.
Креститься и глядит бирюком.
Ржепа. -- Спаси бох!
Балоунова. -- Каковы?
Ржепа. -- В форт Панкраца свезли уклонистов.
Балоунова. -- Брат за благостыню в триста крон внедрит в Градчанах - экзекутором.
Обрадовался, снял котелок с головы и кинул на пол.
Ржепа. -- Взыщу достатки с арестантов, за затяжку вердикта - засылки в рай! Победим, всыплют и удалят по амнистии?!
Балоунова. -- Либо осыпят дарами - борцов с тиранией.
Грозит пальцем. Рассчитался. Дама передает прошение.
Лист протекции от фельдкурата.
Доктор зашел в трактир и присел.
Мюллер. -- Беда, у мужчин эндемия! Делегировать штатских на бойню, чтобы пасть... в ложи женщин в тылу.
Паны улыбаются, а диагност пытается особе оказать знаки внимания.
Балоунова. -- Доктор, явите хворь у клиента? За осмотр принесу порцион и окажем поддержку - три сотни крон в фонд содружества госпиталя.
Машет больному, для сближения. Зажимает на носу пенсне, приглядывается и показывает на ширинку.
Мюллер. -- С костюма сотрите течь семени и пуговицы вденьте в петли.
Пани подходит и влажной тряпкой стирает сперму с брюк. Чернильницу с пером, бумагу, весы со стойкой, футляр с набором гирек и пинцета, калий бромистый, флакон и пустой пузырек вынимает из чемоданчика.
Предпишу принимать бромид калия.
С пузырька вместимостью четверть килограмма мучительно открыл притертую крышку. Припорошил в чашу, до нужного веса и пересыпал в аптечную склянку. Придвинул к повесе разовую дозу порошка. Рецепт выписал. 70% этиловый спирт плеснул в ладонь и потер кисти.
Первичную дозу - безмездно.
Ржепа. -- Утром судьи вершили жизнь серба.
Мюллер. -- Эрекция возникла от массажа.
Ржепа. -- А извне гимн звучал. Экстремист вспылил и под ритм песни аппарат у вождя похулил.
Мюллер. -- Имя огласил организатора?
Ржепа. -- Исполнителя установили.
Мюллер. -- Ядом - данные заполучить!
Чтобы не оконфузиться бросила чистку и накрыла ноги пострела настольной скатертью. Триста крон, блюда и безалкогольные напитки подала на подносе. Вплотную подъезжает, берет пузырек и читает инструкцию на этикетке.
Балоунова. -- Вегетарианская пища.
Мюллер. -- Вкусна.
Швейк. -- Вкушу бром.
Страдалец зондирует, но медлит принять. В направлении болезненного покачал нанизанным на вилку малосольным огурцом.
Мюллер. -- Дабы буйный настрой постепенно в конец низошёл.
Йозеф возмутился диагностикой и методом лечения. Смутился естественной реакции организма. Лекарство возвратил врачу.
Швейк. -- Трогаюсь проводить агитации, махать флагом и накостылять - игнорирующим прокламации. Симулянтов намерен считать вражьим классом в союзе Антанты.
Эскулап дал образный сигнал благодетельнице - закрыть засов на фасадной двери. Поручение тотчас выполнено. Объединил суточную дозировку в порцию и положил возле пациента.
Мюллер. -- Смирю проявления плоти - максимальным количеством снадобья.
Собаковед вцепился в чуть початый пузырек. Лекарство ссыпал волнообразными движениями в широко разинутый рот. Жует и глотает. Вкус демонстрирует: мимикой, жестикуляцией и трясучкой. Дельцы опешили, из-за уничтожения медикамента и предположительного приема предельно-допустимой нормы. Порошит в области: подмышек, погонов, фуражки, ширинки, за шкирку и трётся спиной о спинку коляски. Высыпает остатки в ладонь и кидает ввысь, подобно конфетти на балу. Колесит и отталкивается от пола костылем и древком знамени. Привстает и выгибается назад. Окружающие поддерживают тело от падения. К формирующейся передовой взвивает флаг находящейся в направлении выхода в город. Издал пых и выдохнул изо рта остатки порошка.
Швейк. -- На Белград!... Господа, на...
Все. -- Белгра-а-ад.
Доброволец упал в беспамятстве от изнеможения на спинку. Хозяйка стряхивает метлой с одежды колясочника остатки калия бромистого. Ведущий тянет за поводок в сторону от эпицентра событий ведомого с письмом о покровительстве. Медик сложил в чемодан препараты, приборы, канцелярские принадлежности, деньги и показал жест об экстренной эвакуации. Собаковод схватил кобеля, а целитель - чемоданчик. Ретировались. Спутница выкатила инвалида из помещения, перевернула табличку и дверь закрыла ключом. Каменная ограда видна в зарешеченных проёмах. Развалились на койках и облачены в пижамы.
Балоун. -- Власть имущие дали в комфорте пережить катаклизм при тюрьме.
Швейк. -- И избавиться от ожирения методом медика Мюллера.
Балоун. -- Два адреса выбыть из госпиталя: в передовые позиции…
Врач входит в палату.
Мюллер. -- Ревматизм.
Швейк. -- Не прошёл.
Эскулап махнул рукой на малозначимую жалобу. Усмехнулся и хлопнул тыльной стороной по втянувшему брюху трактирщика.
Мюллер. -- Похудели?
Балоун. -- Двенадцать с начала диеты.
Недич вводит возглавляющих процессию Каца и Балоунову несущую бочонок и корзину. Миряне обнимаются и целуются, а фельдкурату осеняющего крестным знамением пожимают десницу.
Кац. -- Приидите при зоне в часо-овню-ю, на заупокойную слу-ужбу-у.
Кивают.
Балоунова. -- Безнадежные?
Мюллер. -- Швейк и Балоун - потенциальные солдаты.   
Балоунова. -- Пролонгируйте недомогание.
Мюллер. -- Перевезите в центральную больницу.
Кац. -- Получайте средства.
Балоунова. -- Скушайте постные блюда.
Мюллер. -- Доктора-побратимы заключат контракт.
Балоунова. -- Еженедельники почитайте.
Фельдшерица вынула газету “Берлинер Тагеблатт”, развернула и явила передовицу с заголовком: “На Белград”! На странице внушительная фотография потасовки с Швейком, а разнимают Мюллер и Балоунова.
Недич. -- Калеку германцы спасали от побоев агентов Антанты и воинствующих сербских лиц.
Медик забрал агитку и навесил на гвоздь. Пастырь берет под ручку фельдшерицу и оказывает знаки внимания.
Кац. -- Явите достопримечательности в комнате отдыха младшего персонала.
Недич. -- Позвольте?
Мюллер. -- Бес… спорно.
Особо приближенный к создателю и медичка удалились.
Балоунова. -- Пройдемте для ознакомления с темпами выздоровления.
Мюллер. -- В кабинете заверим консенсус.
Балоунова. -- Пусть страждущие перекусят мясной и диетной амброзией.
Достала из поклажи и разложила на тумбочках.
Позже свидимся, благоверный!
Ушли. Голодные активно поглощают пищу. Откушали. Проводя почетную делегацию врач и фельдшер возвращаются поправляя спецодежду. Остатки осмотрели надкусанных продуктов лежавшие подле едоков.
Мюллер. -- Режим воздержания нарушили.
Недич. -- Прежде деликатесы съели.
Мюллер. -- Больным проведём промывания.
Недич. -- Проследуйте на процедуры.
Балоун. -- Второй курс в колоннах на кладбища.
Иосиф пересаживается в кресло-коляску. Ржепа зашел экипированный в тюремную форму.
Ржепа. -- Салют!
Швейк. -- Слава Австро-Венгрии!
Тайный агент взвил костыль с привязанным знаменем. Значок репрессивных полномочий демонстрирует стражу на подкладке спального костюма. Недужные в сопровождении отлучились на мероприятия. Следователь передал папку с документацией доктору.
Ржепа. -- Швейк переводится в камеру. Медицинскую карту добавьте.
Недич. -- Вернем дело завтра на действе.
Уроженка Сербии воротилась.
Ржепа. -- В отделениях палаты пустые.
Мюллер. -- Выписка - первейшее свойство лечения.
Недич. -- А переполненные могли бы указать о явной непригодности специалистов.
Блюститель законности покинул персонал.
Жертв оставим пожить в корпусе?
Мюллер. -- Чтоб из городской и комфортабельной среды перейти в полевые? Недич, взгляд совпадает с редакцией?
Недич. -- Францам не владеть сербской землей!
Изображение Франца Фердинанда возложено на мольберт с траурной лентой и венком. Духовенство подходит к мирянам, для объятий, поцелуев и пожатий рук. Зажженные свечи забирают верующие с подсвечника. Проповедник поднимается на амвон. Трактирщик начал чревоугодничать тайком забрав с жертвенного алтаря дары в дискосе и чаше. Хворый сидит в коляске.
Кац. -- В миру упражняюсь на верджинеле.
Балоун. -- С хором на собственном о;ргане,... то бишь - паствы,… церковном орга;не.
Балоунова. -- Споем реквием к Иегове.
Аккомпанирует.
Кац. -- Даруй лета и здравие кесарю...
Недич не вторит.
Капелла. -- Фра-а-нцу И-о-си-фу-у пе-рво-му-у.
Кац. -- Покровительствуй вооружению для миротворческой миссии и победы в военной кампании - Габ-сбур-га-ми над Бал-ка-на-ми-и. Вечный покой Фра-а-нцу Фердина-а-нду-у.
Капелла. -- Ве-э-чна-я па-а-мять.
Кац. -- Эрц.
Капелла. -- Ге-э-рцо-о-гу-у.
Балоунова. -- Восславим вослед панегириками.
Лукаш. -- Под патронатом инспектора на маневрах войска проявили наступательные выучки.   
Кац. -- Откомандировали к наследнику - капелланом и духовником. Недолго взывал о подшефном.
Шредер. -- Уступили в учениях плохо вооруженным и немощным в тактике сербским формированиям. Кортеж прибыл в центр Сараева. Лидер храбро пал из-за интриги.
Балоунова. -- Внесите пожертвования.
Трактирщица берет поднос и с католиков собирает щедроты. Спускается. Замечает пустые сосуды.
Кац. -- Плоть и кровь Иисуса исчезли!
Балоунова. -- Готовьтесь исповедоваться.
Кац. -- Швейка на горох ставьте коленями.
Врач высыпает из мешка в поднос. Священник окропляет святой водой. Помощники возлагают испытуемого на орудие эксперимента. Кабатчица забирает с лавки из папки бумаги, пока не видит медперсонал. Иерархическая очередь выстраивается у кабины исповедальни. Религиозные входят и выходят, по мере изъяснения.
Балоун. -- Не вытерпел и глотал яства сбора религиозной общины.
Кац. -- Грешно потреблять одинарно!
Балоунова. -- Партнера возымела… - подручным по щекотливым заданиям.
Кац. -- Аминь.
Шредер. -- На маневрах день с ночью гадал о сгинувшем существе.
Кац. -- Финал!
Шредер. -- Драбант потерял концентрацию и сделал мишенью фигуру.
Кац. -- Прегрешение отпускается.
Недич. -- Жажду из-за молитвы принять: православие,...  сербское подданство… и труд в полевой хирургии.
Кац. -- От деяний людей стало плохо.
Балоунова. -- Священник панихиду кончил.
Кац. -- Мало выведу в райские кущи.
Духовник приближается к следователю.
Приезжайте в резиденцию с досье чаемого министранта.
Ржепа. -- Доктор, взад дела возвратите.
Ищет среди листов портфолио.
Залежались в больничном покое?
Мюллер. -- В госпитале не валяются, а лежат на фронтах!
Кац. -- Йозеф, встаньте.
Ревматик идет.
Швейк. -- После святой инквизиции ревматизм устранен.
Балоунова. -- Исцелился!
Лукаш. -- С чудотворцем не поплатишься хоть у чёрта на рогах.
Балоунова. -- Аллилуйя!
Кац. -- Дар со склонностью феномена проявляется на литургиях.
Дознаватель отвел в сторону полковника.
Ржепа. -- Пост сложен телохранителя после следствия и трибунала?
Шредер. -- Всё-ё та-ак.
Ржепа. -- Давали воззвания в прессе - завербовать детектива?
Шредер. -- Сосредоточить усилие в расследовании преступления.
Ржепа. -- Раскрыл. Сохранил факты в тайне, чтоб военный сразил беззаконника.
Шредер. -- Не место докладу и брани.
Ржепа. -- Наметьте время аудиенции.
Кантор сближается с парой.
Балоунова. -- Друг не метит служить в армии. Пожалуйста, соблаговолите экскурс в полку, для познания: распорядка солдат, долг денщиков и… отдыха у офицеров.
Шредер. -- Обслужим и продемонстрирую.
Кац. -- Приглашаю на вечернюю беседу о библии.
Балоунова. -- И тризну в квартире.
Элитные апартаменты. У двуспальной кровати облачаются в прозаические и религиозные убранства, от почившей великосветской персоны. Панорама территории - подле здания Карлов мост возвышается над рекой.
Швейк. -- Тушь потекла.
Балоунова. -- Заодно наведу опрятность в белье и одежде.
Хозяин открывает дверь и заходит в квартиру. Сестра лобзает, а собрат пожимает десницу.
Кац. -- Взяли ресурсы на вечерю у штабных в люксе и мансарде?
Швейк. -- Под честное слово министранта по триста крон ссудили.
Кац. -- Порассказали гостям о целях взноса?
Швейк. -- Сербской пассии на отступные.
Кац. -- Разгласили тайну исповеди!
Передает деньги. Звонок. Отворяет. Медицинские работники и трактирщик появляются с лестничной площадки. Кивают и улыбаются. Супруги обнимаются. Преподобный поцеловал возлюбленной ручку.
Мюллер. -- Доставил с направлением в госпиталь при фронте.
Балоун. -- Но с шансом экстренной эвакуации в Вену.
Мюллер. -- Пройти диспансеризацию.
Балоунова. -- Отпразднуем?
Кац. -- В трактире берите закуски с настойками.
Балоун. -- В долг?
Кац. -- Дары пастве.
Звук колокольчика. Балоун сунул ключ в карман и удалился, а тюремщик проник с Максимилианом.
Недич. -- Пинчер.
Ржепа. -- Место.
Недич. -- Породистый.
Ржепа. -- Призер выставки из псарни Франца.
Недич. -- Разборчив?
Балоунова. -- Первоклассное ел.
Недич. -- В предвоенное время - обуза.
Балоунова. -- Брат, приобрети чемпиона!
Кац. -- Присядем.
Мюллер. -- В двадцать одно сразитесь.
Кац. -- Воистину.
Ржепа. -- Согласен в "очко". Крупье назначаю коллегу.
Кац. -- Брат Йозеф, воздайте...
Швейк. -- Смешал.
Мюллер. -- Снимите.
Швейк. -- Раздаю.
Мюллер. -- Назначим банкира.
Швейк. -- Смотрим.
Ржепа. -- Туз.
Кац. -- Дама.
Швейк. -- Раскину по карте.
Кац. -- Интерес.
Ржепа. -- Ладно.
Кац. -- Выставьте пса.
Ржепа. -- Шпик задействован в розыскной службе.
Кац. -- На кон вношу повышение.
Ржепа. -- Не против карьерного роста.
Кац. -- Еще сдайте. Довольно.
Швейк. -- Пану Ржепе.
Ржепа. -- Две девятки.
Швейк. -- Вскрывайтесь.
Кац. -- Десятки.         
Ржепа. -- Принесу аттестат и манатки.
Выходит из помещения. Одновременно вступил.
Лукаш. -- Редкая особь!
Балоунова. -- С дрессурой.
Лукаш. -- Метнём по особым комбинациям?
Кац. -- Извольте.
Лукаш. -- Тасовку с раздачей поручите Швейку. Идентичные деньги в долг взятые на алименты.
Кац. -- Играю ва-банк отчислениями из корпоративной общины.
Лукаш. -- Добавьте. Достаточно.
Мюллер. -- Три топора.
Лукаш. -- Пробил час отметить победу!
Балоунова подает на подносе напитки.
Балоунова. -- Пьем португальский портвейн.
Мюллер. -- Отче, правда, сестра Недич пятнадцати лет от мероприятий беременная?
Кац. -- Догадывался, что в подростка низменные проявления вторглись. Бездетный. До сих пор пытался.
Лукаш. -- Вверьте в распоряжение Швейка с воинской и финансовыми обязательствами. Тысяча двести.
Кац. -- Исполнит долги министранта?
Лукаш. -- Не помешаю священнодействовать.
Кац. -- Рискнуть особой, приближенной к господу богу!
Лукаш. -- Дайте. Третью. Вновь. Пять.
Швейк. -- Амба!
Мюллер. -- Валеты с дамой.
Трактирщик втащил продукты.
Балоун. -- Ящик с настойкой ореховой, а в корзине закуска.
Балоунова. -- Ужинайте.
Лукаш. -- Ставьте.
Кац. -- Балоун, тотчас же приступайте к миссии денщика и крупье.
Балоун. -- Слушаюсь, ваше преподобие!
Лукаш. -- Прошу адрес юной фигуры, для всесторонней заботливости при посредстве мышцы.
Швейк. -- Осталась в Сараево.
Лукаш. -- Партию?
Кац. -- Поведайте пульку.
Лукаш. -- Выигрыши за чистокровного.
Кац. -- Приступим.
Лукаш. -- Давайте вторую.
Мюллер. -- Туз с десяткой.
Лукаш. -- Отыгрываться желаете?
Кац. -- Обанкротился. Церковь взяла в аренду квартиру укомплектованной утварью.
Лукаш. -- Призы с офицерской мансардой на богадельню. Наем равный.
Кац. -- Солдафонская малоразмерная, а убранства - казарменные.
Лукаш. -- Вселюсь - втроем пребывайте под крышей?!
Состязаются.
Повторно. Снова.
Мюллер. -- Тройка. Семерка. Туз!
Лукаш. -- Камрады оценят казарму. В чердаке берем вещевой груз.   
Швейк. -- Подчиняюсь!
Лукаш, Швейк и Макс покинули сообщество. Перекусывают. Тон прозвучал. Открыл. Входит.
Шредер. -- На какие доходы роскошные апартаменты?
Балоунова. -- От влиятельных.
Недич. -- И арестантов. Йозеф Швейк стал слугой трех господ: Лукаша, Каца и бога.
Шредер. -- Разрешается ставить на кон, чтоб блюсти рабам из царства божьего?
Кац. -- Всецело.
Шредер. -- Хотите в период похода состоять в штате телохранителем?
Мюллер. -- В штабе полгода послужите, а засим победим!
Шредер. -- Двадцать пять тысяч крон отдаю, а две сотни - оклад духовенства.
Кац. -- Перекинемся.
Шредер. -- В темную. Другую.
Недич. -- Себе берите.
Кац. -- Три возьму. Бог троицу любит...
Мюллер. -- Двадцать одно!
Шредер. -- Момент. Пага... чёрти... ди.
Мюллер. -- Золотое очко.
Недич. -- Два туза.
Балоунова. -- Красная Москва.
Недич. -- Предрек - быть в России.
Кац. -- До упора направлюсь с незримым помощником отрабатывать карточный долг.
Трезвонит. Отпирает. Следователь явился и презентовал Шредеру поводок. Аксессуар отождествил с виселицей.
Шредер. -- Не посажу, но взлупцую злодея, а в полку вздерну, нет пристрелю.
Ржепа. -- Труд свершил каторжный: по-словесному портрету выискал в области, втерся в доверие и задержали за подсудную пропаганду.
Шредер. -- Награду за кличку преступника?!
Ржепа. -- От сербских дел не уклониться. Финансы частично котируются, недвижимость распродается, собственная жизнь бесценна, а мясо землячества стоит дешево. Присвойте военное звание и устройте на должность в тюрьме.
Шредер. -- Отказываю в положении. Кадры охраны надежные - проливавшие кровь.
Ржепа. -- Не заслу... боже... жил? Закрыл дело и проявил покровительство власти - не осудил. Конвоировал. Методом дедукции определил передачу пользователю.
Шредер. -- Гарантирую. Имя владельца!
Ржепа. -- Кац обыграл, а Лукаш прибрал.
Шредер. -- Чертово скотство. Кокну поручика!
Недич. -- Плут повёл по нужде во двор пса.
Новоселы внесли пожитки. Максимилиан наряжен в военный китель с петлицами обер-лейтенанта.
Лукаш. -- Господин полковник?!
Шредер. -- А-а, пожаловали. Пинчер льнет... Максик? Похожий окрас и повадки.
Лукаш. -- Подопечный.
Шредер. -- Персональный?
Лукаш. -- Пакт соглашения и аттестат.
Ржепа. -- Пятно на шерсти закрашено.
Шредер. -- Кто своровал?
Ржепа. -- ГАШвЕйК.
Кац. -- Раскаивайтесь в содеянном!
Швейк. -- Сжился с прислугой и стал квартирантом.
Шредер. -- Пока пребывал на маневрах?!
Швейк. -- Верно.
Балоунова. -- Причина?
Недич. -- Интрижка.
Швейк. -- Собака.            
Шредер. -- Заодно забрали почитать: родословную Максимилиана, символ псарни, подпись и печать.
Швейк. -- Шибко не вникал. Часто завышают статус и расценку на товар.
Шредер. -- Прохвосту капут!
Окружающие сдерживают полководца от опрометчивого действия. Из кобуры силится выхватить маузер.
Лукаш. -- Не в намоленном и освященном святым отцом!
Ржепа. -- В экспертном совете заверили о подлинности этикетки.
Мюллер. -- Собаки - у населения - вода на киселе страшно далеки от генеалогии дворца.
Шредер. -- Счастлив и зол! Знатно раскрыли. Сорвите лычки обер-лейтенанта!
Швейк. -- Есть!
Шредер. -- Не с Лукаша, а пинчера!... Приказываю, наденьте петлицы полковника.
Швейк. -- Рад постараться!
Шредер. -- Не поручику, а Максу!...
Недич. -- Сегодня письмо пришло от младшей сестры. В положении. Полагаю самца ожидаемого ребенка.
Мюллер. -- Отто, причастен к беременности?
Кац. -- Применил манипуляции.
Недич. -- Заканчиваем отношения. Ах, не мне ранее сказала, а не от мира сего защитнику слабовидящему братцу.
Кац. -- У Недич, учителя музыки, бравурные нотки взыграли.
Ржепа. -- На зависть жал нужные клавиши и брал надлежащие звуки, но промазал в капеллана.
Лукаш. -- Попал в непричастного наследника.
Кадровикам положил руки на плечо и обвил шею.
Шредер. -- Комплектоваться остатками.
Ржепа. -- Уголовными элементами.
Мюллер. -- Симулянтами госпиталя.
Шредер. -- Формироваться и продвигаться.
Швейк. -- Жаль. Господину полковнику вообще не доверят командовать австрийскими патриотами.
Шредер. -- Преимущественно отбросами!
Лукаш. -- Приказ генерального штаба?
Шредер. -- Вас Лукаш, переведем из дежурства по канцелярии и внедрим с ротой у фронта.
Лукаш. -- Служу Габсбургам!         
Шредер. -- Используя боеприпасы пусть становятся пушечным мясом.
Лукаш. -- При казусе устной команды - "отступать"?
Шредер. -- Из окопов вытаскивать и уводить в тыл не намерен.
Лукаш. -- Впал в немилость.
Кац. -- В угол на молебен.
Швейк. -- На горох встанем коленями.
Дежурная комната. Поселок виден сквозь решетку в оконном проеме. Агитационный армейский плакат. Голоса раздаются с улицы.
Водичка. -- Куда шествуете?
Швейк. -- В Будейовицы.
Водичка. -- Проследуйте в жандармерию.
Зашли в отделение. Сидит возле печки.
Дуб. -- Маршрут!
Швейк. -- Из Писека в полк.
Дуб. -- Что делали?
Швейк. -- По приказу обер-лейтенанта в день усопших проводил службу.
Дуб. -- Уже обыскали солдата?
Водичка. -- Выньте имущество.
Обшарил.
Порожний.
Дуб. -- Местный?
Швейк. -- Пражанин.
Дуб. -- Где трапезничали?
Швейк. -- В питейных от станции к кладбищу.
Дуб. -- Беседовали?
Швейк. -- С военными.
Дуб. -- Изъясняетесь на русском?
Швейк. -- Команды.
Водичка. -- Внушает плакат пропаганды?
Швейк. -- Казак с раной ползет без оружия. Поднял руки для пленения. А австриец проткнул - презрев ценные сведения.
Дуб. -- Аморально убить атамана?!
Швейк. -- Аминь. Не примет награды за чина: кроны, погоны и ордена.
Водичка. -- В трактир?
Дуб. -- Обойдусь. Вдруг от компаньона побег свершит? Хоть осторожный, но надзор не повредит.
Водичка. -- Снабжу пищей.
Дуб. -- Позже расспросим лазутчика.
Утро. Собутыльники лежат: на железной кровати, а голова и руки Водички - застольных блюдах. К старшему продвигается и будит.
Боже, убег?
Водичка. -- Спит сном праведника.
Осматривает последствия разгула.
Дуб. -- Швейка возьмутся допрашивать заявит, что двери - открытые. По закону должны расстрелять, то сто раз мог удрать, но с караулом: ел, пил, почивал?!
Водичка. -- И докладом о политической информации рассекреченной под градусом.
Дуб. -- Проболтался?
Водичка. -- Учили в следствии врать, до славянского вторжения. Франц-Иосиф вскоре преставиться, а империя развалится.
Дуб. -- Впрямь. Николай младший встанет у власти. Водку Смирновъ пили и орали: “Чехи вечно России верны!’’
Водичка. -- Как наметим оправдываться?
Дуб. -- Присягнем, что поклеп. Кенинг поверит, то создатель не убережет?!
Водичка. -- Добавят параграф.
Дуб. -- Навряд навредит, ибо цели не поменяет.
Из-под головы Швейка вытаскивает папку.
Водичка. -- Разведчик!
Швейк. -- Доброе утро.
Дуб. -- Наденьте кандалы и препроводите с донесением в Писек к ротмистру. Голова разболелась.
Подходят к парадной двери.
Швейк. -- Адью.
Водичка. -- В постоялый двор наведаемся и опохмелимся настойками.
Руководитель окружного управления вошел. Начальнику отдали честь.
Дуб. -- Господин…
Кенинг. -- Отставить! Дыхните.
Водичка. -- Ху.
Дуб. -- Ва.
Кенинг. -- Пили!
Дуб. -- Вам рапорт.
Читает протокол.
Кенинг. -- Зрю в суть дела. Не шпиона поймали с легендой паломника, а бежавшего в тыл дезертира.
Швейк. -- Полномочного! Деньги - пропил, а паспорт - забыл, но значок Пражской Тайной полиции в тур к мощам на белье закрепил.
Пуговицы отстёгивает, и штаны спадают к ботинкам обнажая семейные трусы с бирюльками. Влиятельный вперед вытянул присоединённую короткую цепочку с орлом. Подкидывает жетон в ладони. Лидер поморщился, и нацепив монокль согнулся вниз. С близкого расстояния рассматривает, плавно корпус смещает к лицу и обратно в исходную точку интереса. Обзор завершен.
Кенинг. -- Отрекомендуйтесь.
Швейк. -- В конспирации ГАШвЕйК.
Кенинг. -- Отцепите кандалы!
Сослуживцы в сторонке вполголоса говорят.
Черт, контролер. Суды и трибуналы! Снимут звания и отправят рядовыми.
Дуб. -- Пойдём добровольцами со статусом.
Водичка. -- В полк?
Кенинг. -- Сопровождать!
Зал увеселительного предприятия декорирован в оттенки красного цвета. На стене портрет с обнаженной натурой.
Мадам! Мадемуазель дожидается очередного соития?
Балоунова. -- Кроны.
Мюллер. -- Сперва в пункт, для выявления дурной болезни у клиента и получения презерватива. Пройдем.
Кенинг. -- Портье, пива! В номера!
Балоун. -- Смак для высокоблагородия.
В сопровождении официанта несущего поднос с хмельным увел на проверку. Полковник зашел с пинчером. Козыряют.
Шредер. -- Госпожа, подайте спиртного.
Балоунова. -- Бесплатно, оказавшего подмогу в устроении массажного салона с общепитом.
Шредер. -- Благодарю. Тяжело внедрил рядом с частью. Барышни посетили?
Балоунова. -- Без платы пили кофе с военными.
Шредер. -- В части много мешков с кофейными зернами, а женщинами обделены.
Пьет. Мюллер, Водичка и Балоун появились. Отдали честь.
Лукаш приходил?
Балоунова. -- Нет, но влюбился, взирав в театре постановки.
Шредер. -- Кадровый офицер не вливается в компанейский дом терпимости?!
Балоунова. -- Стихи и куплеты пишет юной девушке.
Мюллер. -- Болтали - понесла.
Шредер. -- Скорострельный.
Мюллер. -- Стаж.
Балоунова. -- Природная жажда.
Шредер. -- Видели ротмистра Кенинга?
Балоунова. -- Ублажают от заката до зари.
Махнул в сторону кабинетов.
Шредер. -- Балоун, на совещание препроводите!
Балоун. -- Будет в штабе!
Шредер. -- Раз прорва праздного времени, пусть исполнит труды аудитора.
Шредер вышел на улицу, а посыльный в люкс за Кенингом. Обер-лейтенант входит в общий зал.
Лукаш. -- Швейк, отнесите секретное письмо по адресу в руки Этельке Каконь и дождитесь ответа.
Швейк. -- Приступлю к исполнению!
Лукаш удаляется из заведения.
Водичка. -- Провожу по назначению.
Швейк. -- Тайная доставка.
Водичка. -- Связист в деле сгодиться связующим с общественностью.
Швейк. -- Подождешь у подъезда? На втором этаже обменяемся уведомлениями.
Водичка. -- Сообща эффективно.
Швейк. -- Склонен к скандалу.
Водичка. -- С конвоиром вовнутрь квартиры!
Швейк. -- А командир вожделеет контакты.
Водичка. -- Близко познакомлюсь и спланирую рукоприкладство.
Швейк. -- Родитель даст сдачи.
Водичка. -- Схвачу за шею и спущу с верхнего этажа.
Швейк. -- А муки совести?
Водичка. -- Потом ка-ак хрястну!
Служащий привел ротмистра в растрепанном виде. Усаживает и тормошит.
Балоун. -- Осмелюсь доложить...
Кенинг. -- Послали на рапорт? Почувствуешь возмездие.
Балоун. -- Господин капитан...
Кенинг. -- Словили в борделе в неподобающее время? Жеребец.
Балоун. -- Приказали экстренно...
Кенинг. -- Наклонись, дам по морде.
Балоун. -- Одеться, внешне оправиться и прибыть в казармы...
Кенинг. -- Налить еще наливки!
Шлепает по щекам. Очухался.
Балоун. -- На заседание...
Кенинг. -- Нынешнее место дислокации?!
Балоунова. -- Вы в лоне публичного дома.
Кенинг. -- Ай.
Водичка. -- Айн, цвай - и гражданская рожа мадьяра полетит с лестницы!
На стене телефон и изображение двуглавого орла.
Лукаш. -- Швейк и Водичка под арестом, ибо связист стукнул главу семейства.
Шредер. -- Гонцов обыскали на гауптвахте?
Лукаш. -- Нашли личное послание и взяв мой рапорт вменяли написать.
Кац. -- Дабы сверить сходство почерков.
Шредер. -- Депешу предъявите.
Лукаш. -- Сожрал, а от побоев штатского разучился марать.
Кац. -- Денщик - верный.
Лукаш. -- Скандал издан прессой.
Шредер. -- Ретируетесь с маршевой ротой на Восточный фронт.
Лукаш. -- Служу отечеству!
Шредер. -- С девицей часто спали?
Лукаш. -- В основном за... писки.
Кац. -- А минимум?
Лукаш. -- Пись... ма.
Шредер. -- Святой отец, вверьте Лукашу - Балоуна.
Кац. -- Аминь.
Шредер. -- Ординарцем будет.
Удаляются, помимо Каца. Ротмистр входит, а следом подсудимые. Водичка принял присягу. Стоит с неподобающей позиционной осанкой. Денщик замер с военной выправкой и взял под козырек.
Кенинг. -- В одиннадцать приказал привести, а не днем! Работу всучили в судебный трибунал. Осел, смирно! Слышал команду “вольно”?
Звонок. Снял трубку.
Алло.
Шредер. -- Реабилитировать.
Кенинг. -- Есть! Приговор! Примите благословение и в бой!
Положил трубку и три раза прокрутил ручку. Ордер подписал. Протянул для освобождения. Отпущенные вышли. Офицеры зашли. Сдернули покрывало с флажков на настольной карте и отдали честь появившемуся Шредеру.
Шредер. -- Германские войска отступили на исходные позиции. Без монокля, на карте готов проявить, как фронты кочевали.
Водит. Проповедник шепчет поручику на ухо.
Кац. -- Батальон клялся в верности, а денщик не присягал.
Лукаш. -- Ха.
Все (кроме Шредера). -- Ха, ха.
Шредер. -- Господа, отход - важный аспект в тактике. К пальцу масса прилипла.
Мюллер. -- Кошачий кал.
Шредер. -- Кто гаденыша запустил?!
Кенинг. -- Писарь.
Шредер. -- Слижет следы экскрементов! Чья срань вторглась в штаб?!
Кац. -- Йошка Цвибельфиш вселил две недели назад в канцелярию.
Шредер. -- На гауптвахту! Лукаш, возьмите шифр и пакет.
Лукаш. -- Йошкин кот, замарал документ!
У вокзала эшелон на железной дороге. На борту транспорта - транспарант, табличка и надпись: экспресс, прага - вена - белград - петроград, все на фронт!!!
Кенинг. -- Мародер чего заслуживает?
Швейк. -- Кончину... от свинца.
Лукаш. -- Такого не будет конца! В путь на виселицу. Сам затяну! Нет, тотчас убью.
Швейк. -- Балоун передал приказание. Птицу не купил, а изловил. Мужик прибежал с семьей и ругался по-венгерски. “Чья? ”, - спросил по-русски и по-чешски.
Кенинг. -- Разговор назрел непростой.
Швейк. -- Ввиду стоимости высокой - отпустил. Цыпленок взлетел. Взревел и покрыл по-немецки, - ударил по морде.
Лукаш. -- Патруль пришел и в управление отвели.
Кенинг. -- С дежурным наговорились?
Швейк. -- От души. Господин лейтенант предсказал в пылу гнева от чистого сердца...
Лукаш. -- По глазам и по перегару.
Швейк. -- Сук и петля.
Кенинг. -- Надо скандал прекратить.
Швейк. -- К купюре добавьте пятерку…
Удивленно смотрят.
Сразу предположил, что тройной платеж невыгоден. Побеседую.
Выглядывает.
Товарищ, бери десятку за тушу и синяк... Тут не рынок, торгаш! Отдай... Здесь штабной вагон, жулик!
Мадьяр со всей дури в тело Швейка швыряет курицу сквозь отверстие. Взамен получил скомканной купюрой в лицо.
Адью.
Лукаш. -- Скотина, ретируйся с дичью! Нас полководец крыл до сего дня, что вы умыкнули пса Макса!
Швейк. -- Слух пойдет?
Кенинг. -- Пернатых добывали, пока экс-денщик не попался.
Швейк. -- Дальнейшие действия?!
Лукаш. -- Принести мясные консервы.
Солдатский вагон.
Балоун. -- Лукаш отказал разделить запасы. Доем тушенку из свинины…
Проглатывает. Швейк переступает порог.
Швейк. -- Ветчину командиру.
Мюллер. -- Вчистую подъел из жестянки.
Балоун. -- Дед рассказывал - офицеры делились. Пробую на кухне - потчуют элитным.
Швейк. -- Приготовь.
Балоун ощипывает и потрошит.
Кац. -- На передовой линии за обеды недополученные - компенсируют.
Балоун. -- Император по-царски попотчует?
Мюллер. -- Разом майор торпедирует: “Сожрешь и в живот ранят - аминь придет, а голодного доктор спасет”.
Водичка. -- Деньги вряд ли потратим, частью падем.
Швейк. -- О блюдах расспрошу.
Покидает.
Кац. -- Посмотрите.
Мюллер. -- Стянул ножку несушки, чтобы тайно съесть!
Водичка. -- Тело привяжем к пушке и с залпом, как картечь полетит.
Балоун. -- На службе брал по три пайка, но друзья отправляли под арест. На маневрах штабист ехал холеный и толстый. Крикнул: “В кухне нужда!” Всадник направился трактовать: приказал бы в военное время расстрелять. На доклад в штаб ринулся, принял на грудь; конь понес и хвала небесам, пал и сломал шею.      
Вступает.
Швейк. -- Паштет и булку.
Балоун. -- Срок истек годности.
Мюллер. -- Сожрали!
Балоун. -- Не совладал.
Кац. -- Перевод в санитары!
Мюллер. -- Случай, мол трижды посылали на смерть. Лишь четвертая пара смогла вынести с поля сражения, но герой скончался.
Швейк. -- Меню уточню.
Отправился. Разжигает спиртовку.
Балоун. -- Отварю кофе и заправлю сгущенкой.   
Водичка. -- Голубчик, угости.
Кац. -- Вернем трофеи!
Балоун. -- Из доверия бог вышел! Заклинал, дабы желудок и аппетит чудным образом усмирил! Из-за болезни - обжорства семья тронулась… - в храм. Детки взмолились, чтобы папа перестал круглосуточно делать убытки в хозяйстве трактира.
Кац. -- Их услыхал?
Балоун. -- На задворках поймал индюка, состряпал и кушал. Когда ножку глодал - кость выскользнула и в горле застряла. Едва не издох, но творец и мольбы не исправили.
Кац -- Офицеры в начале войны не харчи свозили, а библиотеки. Денщики надрывались и по матушке крыли бумагомарак с их трудами. Плотные листы не подходили на раскурку. Всемирной литературой венцы природы обдирали зады. Не читали, ибо войска драпали, а после канонады книги бросали.
Разливает присутствующим. Пьют. Вбегает.
Балоун. -- Швейк, хотите поглощать?
Швейк. -- В штаб директива поступила: если у офицера вор украл продукты питания - вешать. Обер-лейтенант жаждет кофе выпить с консервированным молоком.
Балоун. -- Остатки сливайте из емкостей в кастрюлю!!! Нагрею.
Швейк. -- Требовал резервы.
Балоун. -- Господи милостивый! Словно поручик обворовал.
Мюллер, Водичка и Балоун вступили в офицерский вагон. Отдали честь.
Лукаш. -- Влажно над верхней губой.
Кенинг. -- Отхлебывал.
Лукаш. -- Котелок - почти пустой!
Балоун. -- Разлил.
Лукаш. -- Сгущенку, как суп ложками лопал!
Кенинг. -- Швейк разъяснил?
Балоун. -- Вздернут за харчи.
Лукаш. -- Ненасытность погубит.
Балоун. -- Давно пора.
Шредер. -- Озадачился. Раз солдаты крадут и провианты жрут, то страна...
Шредер уходит.
Мюллер. -- Не победит?
Кенинг. -- Патриоты где?!
Балоун. -- Готов доблестно…
Лукаш. -- Съедать чужие обеды!
Мюллер. -- Ходил на проверку, получать усиленную похлебку.
Балоун. -- Вместо справки сослал в лазарет. Ни ел, а сел на диету. Бульон пил.
Мюллер. -- Зайдешь, то поешь после боя, а из пункта тощим уйдешь?!
Кенинг. -- Брат писал о майоре. Не замечали на поле брани, но ошивался с поварами. К чему душенька льнула, то потреблял. Взял шматок мяса из котла для роты и смачно съел. Навострился кидаться к сокрытым припасам. Возмутился, а вида не подал, когда под койкой отыскал два кило масла.
Мюллер. -- Вспылил: “Чье?“
Кенинг. -- Кашевар разъяснял, удержав пар. Сохраним, пока всем на бутерброд не наберется.
Лукаш. -- Раскрыл - русские ждали войска.
Кенинг. -- Органы спрятав не оправдался и казнь намечалась. Контролер кликнул из обоза бойца - отнести на гору, где природа радовала. Конец настал страданиям повара - неприятель узрел и пальнул восемнадцатисантиметровкой по ревизору и барбекю. Разведка доложила о пикнике, мол не рассортировать говяжьи печенки и гомо сапиенса.
Балоун. -- Потребуйте права из котла хлебом стереть остатки соуса!
Лукаш. -- При выдаче ужина связать у кухни. А повар раздаст порцию денщика - солдатам.
Водичка. -- Поручу.
Вывел. Кенинг прикрепляет листок к двери.
Мюллер. -- Балоун - не худший.
Лукаш. -- Как рядовые проявят себя в побоище?
Кенинг. -- Прочел о трех ротах. Перебежали, а офицерский состав взяли в плен. Брату перед сражением дали предписание на склад зайти. Ром и вино спасли.
Лукаш. -- Христа ради, не верьте, что сходное с вами случится!... Загодя предупредили,
что сутками не просыхали. Стоит взглянуть на цвет носа.
Кенинг. -- Каналья!... долбит. Для кого по-немецки начертано ”не стучать?!”
Ввалился.
Швейк. -- Можно?
Кенинг. -- Войди.
Мюллер. -- Расскажите амурную историю.
Швейк. -- Каконь на семейном обеде читал и не печатное присоединял. Проследовали к нам и ругань началась, но ляпнул - влюблен в дочку и потасовка произошла.      
Лукаш. -- За церковным вином пошлите Каца,... для причащения.
Швейк. -- Выполню.
Солдатский вагон. Прикладывается к бутылке.
Ротному освященное?
Кац. -- Пусть сперва примет,… выдвинет… и отправит в рай.
Прилег. Пауза. Ночь. Звонок телефона. Снял. Связь новейшей системы обладала преимуществом слушать чужие разговоры по проведенной линии в составе.
Швейк. -- Дежурный слушает.
Водичка. -- Телефонист говорит. Лукашу явиться к пяти на доклад. Подпись Шредера.
Мюллер. -- Дома, много жрал?
Балоун. -- Чуть потроха не лопались…
Шредер. -- Ожидаем приказа.
Кенинг. -- Выступать?...
Мюллер. -- В поход.
Балоун. -- От голода боюсь опухнуть...
Кенинг. -- В кабак двинемся?!
Шредер. -- Отпразднуем отъезд…
Водичка. -- Повтори!
Швейк. -- То бишь?
Водичка. -- Телефонограмму, дубина!
Швейк. -- В связь вклинились и рассуждали про ресторан и кишки.
Водичка. -- Командиру лишь свет в штаб… Идиот, написал? Не задерживай!
Швейк. -- Обер-лейтенанту на заре прийти к полковнику. Идиот… Внял.
Водичка. -- Выкинь идиота и финал! По-немецким пиши. Смысл уразумеваешь унтэшрифта?... Подпись!... Осел, огласи!
Швейк. -- Унтэшрифт - осел.
Водичка. -- Лишь звание и фамилия. Да, вымарай осла! Унтэшрифт: Обаст Шредер… Скотина, написал?!
Швейк. -- Обаст Шредер, скотина.
Водичка. -- Баста!
Швейк. -- Точка.
Водичка. -- Болван, отрекомендуйся.
Швейк. -- Ординарец к вашим услугам.
Водичка. -- Слава богу, все… Друг, ГАШвЕйК?
Швейк. -- Водичка?
Водичка. -- Ступай, проспись.
Швейк. -- Отбой.
Водичка. -- По койкам.
Повесил трубку и трижды крутанул рычаг. Лег. Утро. Звонок телефона. Снял.
Кац. -- На связи.
Лукаш. -- Трогаемся.
Кац. -- Без паровоза?...
Лукаш. -- В подпитии?
Кац. -- Причащался.
Лукаш. -- Подлец... ночью умял припрятанные шоколадки!
Кац. -- Разгрузочные дни?
Лукаш. -- В санитары таскать не дармовые харчи, а раненых. Швейк проснулся?
Кац. -- Храпит.
Лукаш. -- Разбудите.
Кац. -- Подъем!
Подходит.
Швейк. -- Дежурный у телефона.
Лукаш. -- Отрапортуйте.
Швейк. -- Пропустили совещание, но приказа позвонить не донесли.
Положил трубку и три раза прокрутил ручку.
Выбрали прислугу?
Кац. -- Свыкнется. Не раз деликатесное сожрет, а в грядущем на фронте пройдет, ибо немного лакомства.
Лукаш вторгся.
Лукаш. -- Выступать в сербскую деревню.
Кац. -- В добрый путь.
Лукаш. -- Экс - сыщику.
Кац. -- Благословляю.
В камере лейтенанты с ряженым генералом отмеченного орденом и медалью.
Ржепа. -- Допросим.
Дуб. -- ГАШвЕйК, переметнулся?
Швейк. -- Дудки!
Ржепа. -- Прочтем донесение?
Дуб. -- Швейх торжественно, без принуждения скинул обмундирование, а вражье надел, до отступления москалей из зоны.
Швейк. -- В разведке использовал.
Ржепа. -- С целью?
Дуб. -- Демонстрация тех, кто пленит население и аннексирует земли.
Швейк. -- Чёрт швайн драй.
Дуб. -- На передовой будем валандаться?
Швейк. -- Против худого мира, прежде чем заживем в Петрограде, а рубеж, где Москва.
Дуб. -- Стремятся избежать баталий, ради славянской компенсации?
Швейк. -- Бессмысленно. Костьми ляжем и тела сгниют в мировой схватке.
Дуб. -- Срок боевых действий?!
Швейк. -- Пятнадцать лет. После тридцатилетней двор умнее вдвое.
Вынул циркуляр.
Ржепа. -- Инструктаж о шпионе, для расследования - доставить.
Дуб. -- Не побеспокою патрона обыденным, а решу вне арестантской.
Ржепа. -- Нельзя немца привести за гауптвахтой к гибели.
Дуб. -- Сразу угроблю!
Ржепа. -- Нет права!
Дуб. -- Кончу!
Ржепа. -- Приговорить военным судом высшей инстанции!
Дуб. -- На фронте без церемонии приводят строгую меру!
Ржепа. -- Послали депешу о дислокации и конвоирование чеха.
Дуб. -- Скоротечности воспрепятствуют!
Швейк. -- Нужда в духовном напутствии.
Ржепа. -- Кто обряд проведет?
Дуб. -- Смутная вера. По одежде - православная, речи и носу - иудаизма, а протоколу - католика.
Швейк. -- Верую и министрантом служу. Фельдкурат проводит обедню, для отправляющихся на бойню. Я не крещен, ни обрезан, засим недействительной помощь стала церкви и бога - войскам. Помазания намечали больным в преддверии взмыва - душ, а плоти - в твердь. Порывы принять эскорт и елей не случился, но Кац сполна спрашивал деньги.
Дуб. -- Молчать! Требую единодушия!
Военнослужащие вошли. Отдали честь.
Водичка. -- Господа офицеры. Пришли расположиться.
Дуб и Ржепа. -- Здравия желаю.
Лукаш. -- Швейк, на... пялил на радость врагам?!
Швейк. -- Чешскую стянул, а российскую натянул и попал к австрийцам.
Шредер. -- Что явится следствием для прохвоста без казенного имущества?
Швейк. -- Путь на склад.
Шредер. -- Подготовить, для истребления.
Дуб. -- Вздернув осла - день прожит не зря!
Швейк. -- Последняя воля.
Кац. -- Одобряю.
Швейк. -- Горю облечься в имперскую и до смерти явить проявление фанатизма - державной семье. Негоже в родимом отечестве в русской форме болтаться в петле!
Дуб. -- Спятил.
Кенинг. -- Так поступать с бойцами - растратим казну.
Лукаш. -- Вам - мундир, нас штабные возьмут на контроль.
Денщик вбежал и в сторону улицы показал жаренной курицей.
Балоун. -- Тревога! Бьют!
Шредер. -- В ружье!
Снаружи крики и грохот оружия доносятся.
Недич. -- Свободу Сербии! Ура-а!
Балоун. -- Сдаемся в плен без уговора!!!
Комната с зарешеченными проемами.
Швейк. -- Товарищ Чапаев! Бразды реквизировал... Обстановка в Бугульме? Белые бежали… Полковника не известили о победе.
Военнослужащие вторглись: Шредер, Кенинг, Лукаш, Дуб и Кац.
Дуб. -- Руки вверх!
Швейк. -- Явились… Перезвоню... Есть.
Повесил трубку и трижды крутанул рычаг. Подняли.
Кац. -- Ординарец?!
Лукаш. -- Должность назовите.
Швейк. -- Комендант.
Кенинг. -- Белых?
Швейк. -- Советские войска.
Шредер. -- Согласно военному праву должны немедленно передать руководство.
Швейк. -- Выдали мандат.
Кенинг. -- К черту назначение!
Лукаш. -- Нет навыка воевать!
Шредер. -- Командира Швейка могу предписать личным адъютантом.
Кенинг. -- Но господин Шредер, назначить намечали!
Шредер. -- Отставить.
Балоун. -- На стол разрешите опустить самовар? Адски горячо голове от капель протекающего крана!
Шредер. -- Вольно.
Ставит. Сервирует. Мюллер и Балоунова вошли и отдали честь. Присели.
Мюллер. -- Чаек и варенье?!
Балоунова. -- Отпразднуем почин нового завоевателя.
Шредер. -- Подать самогон!
Кац. -- Молитва… Даруй мирную жизнь - пить винцо и служить обедни.
Все. -- Аминь.
Повар подал бутылку. Глотает из горла.
Дуб. -- Плен томил?
Балоун. -- В лагере внедрился на кухню.
Балоунова. -- Кашеварил по раскладке, а ел по воспоминаниям о доме.
Балоун. -- Боялся вступать в чешское войско.
Балоунова. -- Узнали бы, что пошел против государя императора, то распродали имущество на аукционе.
Лукаш. -- Непосильно город занял?
Швейк. -- Расцеловался со смещенной головой и жал кисти представителям духовенства.
Мюллер. -- Позже направились размещаться в банковские помещения и переименовали в управу.
Кенинг. -- Какую провели работу?
Вынул и передал документ.
Швейк. -- Прочитайте приказ.
Кац. -- “Имею мощь наложить контрибуцию, но освобождаю при случае сдачи оружия в здание комендатуры’’.
Дуб. -- Наше триумфальное вторжение разглядели?
Балоунова. -- Часовой оказал отпор у входа стребовав пропуск в строение.
Шредер. -- Указ пиши: “Шредер - правит, а Швейка - отстраняет. Точка”.
Кац. -- Какие планы?
Шредер. -- Введу свои цены.
Швейк. -- Крестьяне торгуют и лишь в азах знают грамоту.
Шредер. -- Произведу обыски.
Швейк. -- С санкций Местного Революционного Совета.
Шредер. -- Двенадцать буржуев возьму в заложники.
Швейк. -- С решения областного Ревтрибунала.
Шредер. -- Пущу в расход городского голову!
Швейк. -- Протест!
Шредер. -- Бывшему квартирьеру сформировал встречу, а к полковнику не прибыл!
Балоунова. -- А возглас и салют?
Мюллер. -- Рабочий рыкнул: “Бандиты. Пли, ваше благородие!’’
Лукаш. -- Приказ: “Справить старославянский обычай и вручить: ключ и хлеб с солью’’.
Дуб. -- При казусе противоборства наследство спалим, а бунтовщика расстреляем.
Швейк. -- Официально не положено делать приписки, а иначе постановления недействительны.
Водичка. -- Что издать в третьем?
Швейк. -- Мобилизация учиться. Гляну на вселение ваших молодцов.
Шредер. -- Свободны.
Связист пишет. Покинули.
Водичка… Прибавьте: “Освоить чтение сроком в три дня. По истечению неграмотные подвергнутся отстрелу”.
Водичка. -- С согласия адъютанта.
Шредер. -- Строчи сукин сын, либо кончу!
Водичка. -- Отказываюсь.
Шредер. -- Глотни, для храбрости.
Вступил.
Швейк. -- Поишь?
Шредер. -- Против?
Швейк. -- Предотвращаю.
Водичка. -- Сноска.
Протянул для прочтения.
Швейк. -- Разум стариков не усвоит азбуку! Ввиду неадекватности выбирай: пасть после знакомства с Ревтрибуналом…
Шредер. -- Не губите.
Швейк. -- Или упасть в объятия Морфея.
Шредер. -- Спать!
Швейк. -- Новый текст: “Смещаю коменданта, для реновации функции”.
Шредер. -- По факту измены либо отставки отряжу для повешения.
Швейк. -- Снова друзья!
Телефонист предоставил сообщение отосланное по телеграфу.
Водичка. -- Чапаев извещает: “За оккупацию Бугульмы товарища Швейка назначает командующим дивизией!”.
Шредер. -- Не уживемся в одном городе. Завтра спозаранку покинем расположение.
Швейк. -- Недобитки белой армии поищите.
Неделя минула. Стоят возле оконного проема.
Шредер. -- Полный разгром!
Кенинг. -- Пленные построены у въезда.
Дуб. -- Генерала опознал вытащивший из петли на гауптвахте квартирьера.
Шредер. -- Поквитаемся за полк?
Швейк. -- Офицеры наметившие в троцкистские ряды - мобилизируйте.
Шредер. -- Прямое разложение вражескими элементами генштаба!
Балоунова. -- Сельчане согнанные для отчетности.
Шредер. -- Балоунова, пустилась во все тяжкие за мужем к Сибири? Бабий труд - Красный Крест - больных лечить!
Балоунова. -- Здоровы, за исключением психической группы.
Лукаш. -- Просят есть и пить.
Мюллер. -- Средь врагов не добыли.
Швейк. -- Заем нужен, а должны свыше миллиона.
Водичка. -- Отправил в интендантство - счета не оплачены.
Балоунова. -- Снабдите?!
Дуб. -- Легче в расход.
Швейк. -- Доложить о балансе.
Шредер. -- Не дам ни копейки. Трижды посылал в казначейство, но не получил ни гроша…
Швейк. -- Товарищи и братья! Добровольно вступайте в ряды пролетарской армии! Остальные - домой - преуспевать в хозяйстве и растить детей…
Шредер. -- Внес предложение!
Швейк. -- Телефонист, в Симбирск направьте: “Численность пленных выясняется. Подвижность фронта и нехватка карт не дают возможности описать победу’’. Отойду…
Шредер. -- Водичка, отредактированная “Молния!”.
Водичка. -- Диктуйте.
Шредер. -- Донос: “Полк Шредера в тяжелых боях разбил противника. Тысяча белых захвачена с царским генералом. Агитация без пополнения состава - кончилась. Прошу санкционировать сбор Чрезвычайного совета из-за ненадежности начальника”.
Водичка. -- Отошлю, лишь освободиться линия.
Вошел. Текст дополнения подал.
Прикажите не принимать безумного содержания.
Швейк. -- Кладите на подпись и отправляйте.
Собственноручно расписался. Устремился к начальнику.
Шредер. -- В моих дланях - ваша душенька.
Швейк. -- Удостоверение протяните.
Шредер. -- Плевать на мандат!
Швейк. -- Согласие на Чрезвычайку имеется?
Шредер. -- Наделят.
Швейк. -- Основания нет.
Шредер. -- Переполнили тюрьму контрой? Сожгли дома где, скрывались? Судили связиста в следствии саботажа телеграмм с пометкой: ‘’Молния!’’, и печатной продукции? Москва в курсе о вредителях?
Швейк. -- Признал.
Через несколько дней. Руководитель зашел к собравшейся группе. Отдали честь.
Отоспался и протрезвел?
Шредер. -- Присел на дорожку, то бишь наметил проводить в последний путь.
Связист подал донесение.
Водичка. -- Отстучали. Ждать судебный орган.
Швейк. -- Учел.
Шредер. -- Комдив. Я создал Чрезвычайный Революционный Трибунал!
Мюллер. -- Кто председатель?
Кенинг. -- Самый опытный.
Лукаш. -- Поздравляю.
Шредер. -- Спасибо. Созвал разобрать дело особой важности.
Мюллер. -- Какие предпримем действия?
Кенинг. -- Напечатаем бланк и от руки фиксируем жертву расстрела.
Дуб. -- Сразу подвергнем ликвидации.
Кац. -- Без духовного напутствия?
Кенинг. -- Католикам - добро.
Балоунова. -- А иной веры?
Кенинг. -- Отказ из-за неимения наставников из других конфессий...
Шредер. -- Недруг противодействующий предложениям для закрепления главенства пролетариата. Генерала победивший без боя наш Будейовицкий полк - отпустил!
Кенинг. -- Что за... личность?
Шредер. -- ГАШвЕйК. Возражений не приму... Вердикт: “Произвести исполнение”.
Телефонист вручил уведомление изложенное по телеграфу.
Водичка. -- Информация поступила от Чапаева: “Назначил командующим фронтом товарища Йозефа Швейка!”
Шредер. -- Мать!!!
Швейк. -- Незамедлительно выдвигайся. Яви военачальнику последних сопротивляющихся белогвардейцев!
Шредер. -- Рад стараться.
Неделя миновала. Швейк с командой. Повар вбежал.
Балоун. -- Ревизоры!
Зашли.
Шредер. -- Земляки-и-и!
Все. -- Здравия желаю.
Отдали честь.
Швейк. -- Мандат предъявите.
Демонстрирует. Расположились за столом.
Недич. -- Коллегия Ревтрибунала фронта. Имеем право расследовать в любом месте и по отношению к каждому индивидууму. Для выполнения приговора военная часть обязана предоставить вооружение.
Швейк. -- Огласите председателя.
Ржепа. -- Недич.
Недич. -- Служебное слушание объявляется открытым.
Ржепа. -- Допросим свидетеля и обвинителя.
Шредер. -- Голубчики, подшофе отправлял.
Недич. -- Усугубили положение... За кляузы, пьянства и саботажи - к высшей мере наказания.
Ржепа. -- Позже приведем в исполнение.
Кац. -- Ритуал оплачивается богоугодный?
Недич. -- Расчёт у Ницше.
Ржепа. -- Донесение получите.
Швейк. -- Министерский портфель.
Недич. -- Вздремнем.
Шредер. -- Покурю в смертный час.
Разоружили. Водрузились с минимальными удобствами на мебели. Отряд отстранился.
Швейк. -- Громадные шансы въехать в Европу через Эстонию.
Шредер. -- Средств нет.
Швейк. -- Привезли. Забери причитающиеся трудовые.
Передал.
Балоунова. -- Там РСФСРовские фантики в банках не котируются.
Балоун. -- В бункере меновщик ютиться.
Балоунова. -- Поможет правоверному еврею.
Балоун. -- Трусит сесть за спекуляцию.
Шредер. -- Пропал.
Балоунова. -- Супруг сгодится.
Все (кроме четы и арбитража). -- Ха-ха-ха!
Мюллер. -- Запретное в Торе без счета лопал и зазрения совести творил беззакония.
Балоун. -- Иудаизм принял, а банкир обрезал.
Шредер. -- Дам двести тысяч советскими. Какие пригодятся?
Водичка. -- В Европе, царские точно принимали.
Балоун. -- Менять?
Шредер. -- Мигом.
Балоун. -- Подчиняюсь команде.
Убег к железной двери с кассовым окном. На стене металлофон и привязанные палочки закреплены. Четыре такта играет главной темы “Хава нагила”. Передаточный лаз откидывается и кистью машет отойти подальше. Высунул и раздвинул подзорную трубу в направлении паха. Кашевар расстегивает ширинку и демонстрирует принадлежность к этническому меньшинству. Сигналит к сближению. Совещаются. Двадцать запечатанных пачек визуально осмотрел. Свою распечатанную достал и для пересчета поднес к уху. Угол согнул пальцами и произвел быстрое скольжение дистальной фалангой от первой до последней банкноты. Сквозь щель наблюдает за происходящим.
Дуб. -- Врангель разбит и романовки за границей не в ходу.
Мюллер. -- Слух, мол в цене у беженцев - думские рубли.
Залетел.
Балоун. -- Российские - четыре тысячи.
Шредер. -- На керенки переменяйте.
Балоун. -- Слушаюсь.
Ретировался.
Балоунова. -- Через Балтийское море?
Шредер. -- Верно.
Балоунова. -- В эстонской республике - марки обращаются.
Забежал.
Балоун. -- Дал думские две тысячи.
Шредер. -- Прибалтийские тащите.
Балоун. -- Тотчас.
Скрылся.
Кенинг. -- Немецкие деньги везде берут.
Заскочил.
Балоун. -- Четыре сотни эстонских.
Шредер. -- Неси германские марки.
Вышел.
Балоунова. -- Миллион нужен до границы Советов.
Пересчитал.
Шредер. -- Не хватает!
Пришел.
Балоун. -- Немецкие. Восемь десятков.
Шредер. -- Советские верните.
Балоун. -- Исполню.
Отлучился. Проник.
Принимайте восемь тысяч.
Дуб. -- Вижу недочет.
Шредер. -- Грабеж!
Мюллер. -- Комиссионный сбор составил сто девяносто две тысячи.
Балоун. -- Переизбыток денежной массы и обрушился курс расценки.
Швейк. -- Выдам командировочный мандат, для безвозмездного проезда в первопрестольную с целью роста квалификации.
Балоунова. -- А средства на пароход идущий в Германию?
Шредер. -- Немецкие.
Балоун. -- Разом принесу.
Убрался. Ввалился.
Сорок марок.
Шредер. -- Любитель десятины взял половину!
Балоун. -- Перемены произошли необратимые на финансовом рынке.
Балоунова. -- Сумма необходима не подверженная инфляции.
Дуб. -- Приобретите драгоценные металлы.
Шредер. -- На романовские монеты.
Оставил. Переступил.
Балоун. -- Бесценная и нумизматами не пускалась в обращение. Выкрадена из монетного двора.
Дуб. -- Оценка бесплатная нужна специалиста.
Балоун. -- Лимитированный выпуск.
Балоунова. -- Бракованный образец.
Шредер. -- Возвращай!
Балоун. -- Слушаюсь.
Побрел. Забрел.
Одна эстонская марка.
Дуб. -- До Нарвы к порту не хватит.
Шредер. -- Карау-у-ул! Евреи долю отобрали! Расстреля-а-ать!!!
Кенинг. -- Тише!
Балоунова. -- Будить трибунал - чревато.
Водичка. -- В Москве на ярмарке продадите мундир с наградами.
Шредер. -- В крайнем случае. Без формы и регалий - словно голый.
Звонок. Недич сняла трубку телефона. Слушает и отвечает. Положила трубку и три раза прокрутила ручку. Комиссия подходит к соотечественникам.
Недич. -- Товарищи! Ленинская амнистия. Для создания республики трудового народа всем европейским союзникам на родину просили возвратиться!
Дуб. -- Да здравствует револю-у-уция!
Шредер. -- Даешь доктрину социали-и-изма!
Недич. -- Славим РСФСР!
Все. -- Ура-а-а!


Рецензии
Пройти пришлось по минам это поле,
Когда разрывы мощные рвались...
Неужто дней счастливых нету болей,
Покатились камнем круто вниз!

Павел Иванович Рыбаченко   21.11.2023 12:36     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.