Пиковая ситуация или почему проиграл Германн

Кредо пушкинского Германна – Расчет, Умеренность и Трудолюбие. Во всяком случае, он так говорит о себе другим. А про себя добавляет: это мои три верные карты!

Но Германн лукавит. На самом деле верны только два первые  пункта – или две первые карты: кому как нравится. Действительно, инженер Германн расчетлив и умерен, но он отнюдь не трудоголик. Все ночи он проводит с картежниками, а также в бесцельном шатании по городу. Когда он работает и как собирается утроить и усемерить свой капитал – непонятно. А все дело в том, что он до смерти мечтает выиграть именно в карты – неважно, в какие именно. Принципиальной разницы между карточным столом и окружающей действительностью он не видит. Там мелькают тройки и семерки, а здесь – надежды на расчет и умеренность.
Вместо трех выигрышных карт Германн пытается обойтись только двумя. Это его в итоге и погубит.

Генеральная линия поведения Германна – не жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее. Роман с безденежной Лизой ему совершенно не нужен: это для него – то самое излишество. И он, в ночь свидания, не колеблясь, направляется в спальню старухи – за необходимым. Здесь он готов на все – даже стать ее любовником.

Графиня в свое время прибежала к Сен-Жермену, потому что ей до смерти нужно было отыграться. Ситуация – пиковая: скандал, позор и т.п.

Германн через много лет прибежал к ней, чтобы разбогатеть. Никакой пиковой ситуации у него нет. Разница – принципиальная.

Мы не знаем, почему Сен-Жермен помог юной ветреной красавице, и что там на самом деле между ними происходило. Однако же, знаем главное – сработало. Мало того, когда та на следующий день пришла отыгрываться, то, по наглому, явилась без гроша в кармане. И опять сработало: хорошо быть молодой и привлекательной… Невольно возникает подозрение, что Германн также рассчитывал на свою молодость и намеревался добраться до Тайны тем же путем. Но – нет, не получилось.

А откуда Германн мог догадываться о том, что происходило много десятилетий тому назад?
Если удариться в мистику, что совершенно не обязательно, то можно предположить откровенную чертовщину. Когда-то, впервые оказавшись в Париже, я забрел на улицу с табличкой Boulevard Saint-Germain. Бегло прочитав название по-английски, решил, что речь о каком-то святом Германе. Но потом вдруг осенило: да это же знаменитый бульвар Сен-Жермен!

Германн и Жермен – почему такие похожие имена? Что, если инженер – это очередная реинкарнация того самого Сен-Жермена, выдававшего себя то ли за вечного жида, то ли за изобретателя жизненного эликсира и философского камня?

Чушь, конечно, но фантазия прет дальше – и все очень хорошо сходится. Старая графиня знала, с кем спуталась в свое время. Дать ей верный выигрыш могли только дьявольские происки, и она всю жизнь честно соблюдала правила игры, боясь кары из ведомства Воланда. Во всяком случае, своих сыновей она решительно оградила от подобных шалостей. Ей помогли отыграться, то есть обрести необходимое, а не излишнее. А сыновья и так не бедствовали.

Что касается какого-то юного Чаплицкого, которому она, якобы, все-таки  помогла, так о нем известно лишь то, что тот «умер в нищете, промотав миллионы». Дьявольские деньги счастья не принесли.

Вернемся к Германну, забыв про дьяволиаду и схожесть фамилий. Впрочем, как про это забудешь, если старуха назначила-таки ему три верные карты? Никакую тайну, естественно, не раскрыла, но вот карты назначила. И поставила очень важное условие: больше не играть и – внимание! – жениться на Лизавете!

Но Германн, как мы выяснили в начале, умеет считать только до двух. Из трех верных карт он всегда мог рассчитывать только на две  – а тут еще женитьба какая-то… Да не нужна ему никакая Лиза! Он так и не понял, что Графиня не просто назначила ему три карты, а фактически перевела женитьбу на Лизавете из категории «излишнее» в «необходимое». И, похоже, честно ждала до третьего игрового дня, что Германн все-таки объяснится с ее воспитанницей, попытается извиниться за свою подлость и попробует пригласить ее под венец. Ведь к этому времени инженер уже учетверил свой капитал – можно и молодой женой обзавестись…

Нет, не вышло. Германн нарушил правила игры и получил за это эффектную пощечину. Карты, указанные Графиней, оказались верными – проклинать некого. И туз действительно выиграл. Но в руках у зарвавшегося бездельника оказалась карта, от которой он сам и отказался. Черноволосая головка, черные глаза – именно такой впервые увидел Германн Лизавету.

Чем не Пиковая дама? Она ведь тоже брюнетка...


Рецензии
Все мертвые поверь, воскреснут,
Что обещал нам Иисус...
А мы исполним с девкой песню,
Лишь Богу Господу молюсь!

Павел Иванович Рыбаченко   16.11.2023 16:49     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.