Монитор

                Один ум – хорошо, а два – лучше.

   После нападения на склады семякомплекса бандитской группировки, к нам приехали специалисты из Воронежа и установили 6 видеокамер по периметру охраняемого объекта. Целый год камеры наблюдения работали бесперебойно, и мы спали спокойно, но в августе после грозы – отказали. Телевизор и видеокамеры сгорели то ли от удара молнии, то ли сторожа из другой смены специально замкнули провода, чтобы можно было насыпать себе зерно по-тихому, то ли бандиты повредили, чтобы незаметно проникнуть на территорию комплекса. А монитор и регистратор не пострадали. Покопавшись в памяти устройства, я нашёл прошлогоднюю запись с видеокамер наблюдения. Экран монитора был разделён на шесть частей – по количеству камер. Я выбрал дальнюю камеру и включил её на весь экран. Она контролировала площадку, на которую в уборочную кампанию выгружали зерно из КамАЗов. Сейчас там было тихо, только деревья вдали качались от ветра, да редкие вороны почему-то задом летали. Покопавшись в меню настроек, я исправил этот недостаток. Но единственная проблема состояла в том, что внизу экрана стояла дата: год, месяц, число и время прошлого года. Я пытался её удалить, но ничего не получалось. Тогда мне пришло на ум прикрыть дату газетой с телепрограммой, чтобы никто не догадался. Потом, на всякий случай, прокрутил видео на час вперёд – там тоже самое – никаких подозрительных движений, и я, удовлетворившись, отмотал назад.
   Вдруг как обычно к нам в сторожку вошёл Дмитрий Иванович – заместитель директора по производственной части. Он страдал ожирением, поэтому получил прозвище – Бизон.
   – Что, видеокамеры заработали? – спросил он с удивлением.
   – Да, сделали, – кивнул головой мой напарник Николай Наумов.
   Бизон озадаченно развернулся, вышел на территорию складов и стал кому-то звонить по мобильному телефону. Закончив разговор, он вернулся в нашу бендежку и сел в кресло отдохнуть, тяжело дыша, так как сказывался лишний вес. И вот сидим мы целый час – разговариваем о жизненных неурядицах, поглядывая на монитор, как в телевизор, а там ветер кусты шевелит, да птицы летают – ничего интересного. Уже часовая запись прокрутилась и что будет дальше – никто не знает, а Дмитрий Иванович всё сидит и не уходит. Я заволновался, вдруг какой КамАЗ заедет или дождь пойдёт, или ещё что-то. Не перематывать же запись при начальнике – сразу догадается.
   Так вот сидим мы, смотрим «нудный сериал», и как назло никто не покидает помещение. И тут вдруг на экране монитора из кустов вылезли электрик Кадушкин и разнорабочая Верка и – отряхиваются…
   – Чой-то они там делали? – повернувшись к нам, спросил заместитель директора.
   – А хрен их знает, – смутился я, чувствуя, что от стыда краснею.
   – Все работают, а они по кустам шастают, – возмутился Дмитрий Иванович. – Ну я им покажу, когда придут.
   Потом смотрим: седой рабочий по прозвищу Лунь, пробежал с мешком зерна на плече вдоль площадки и исчез в высокой траве.
   – Кудай-то он побежал? – спросил Бизон, открыв рот от удивления.
   – А фиг его знает, – почесал затылок Наумов.
   – Ну я ему сделаю, когда вернётся!
   Все с интересом уставились на экран и стали ждать, что будет дальше, как будто это не монитор, а – телевизор, показывающий сериал вживую. Это оказалось даже интереснее, чем кино по телевидению. Я заволновался, что начальник догадается и тогда крах нашей инсценировке. Что делать? Несколько решений боролись в моей голове. Было бы много времени – выбрал бы одно. А так получилось – ни то, ни сё. И тут как назло на площадку вышел сам Дмитрий Иванович.
   – Это я, что ли? – встрепенулся Бизон, подняв брови.
   Мы опустили головы и промолчали.
   – А чой-то я в другой рубахе? – опустив взгляд на свою одежду, удивился Дмитрий Иванович. – Я же её постирал, – опешил он.
   Мы как в рот воды набрали, сидим, молчим, ждём разоблачения. Что сказать? Его даже не удивило то, что он находится там, а не здесь – в сторожке сидит, а удивила рубашка.
   – Вы чо, суки, запись, что ли поставили?! – с негодованием вскипел он.
   Мы ещё сильнее понурили головы и потупили взгляд в пол. Кряхтя, Бизон с трудом поднялся из кресла и вперевалочку вышел наружу. Мы глянули в окно, а он кому-то звонит по телефону.
   – Вот это мы облажались, – сконфузился напарник.
   – Неудачный день я выбрал, – с сожалением подметил я.

   Перед обедом я объяснил Дмитрию Ивановичу, что мы специально включили запись, чтобы слух пошёл, что видеокамеры работают, – чтобы грабители не лезли сюда. И начальник нас, наверное, простил.
   После обеда наступила жара: температура воздуха поднялась до 40 градусов. Бизон, ища тенёк, зашёл к нам в бендежку весь потный и сел на Колин топчан, учащённо дыша и покряхтывая.
   – Коля, принеси попить.
   Наумов подойдя к столу, взял маленькую зелёную кружку и хотел зачерпнуть воды, но оценивающе посмотрев на огромную тушу начальника, отодвинул её в сторонку. Взяв ведро в охапку, Николай понёс воду замдиректору.
   – Коля, я что – телок что ли? – возмутился Дмитрий Иванович. – Налей в кружку!
   – А где же кружка? – смущённо пропел Наумов.
   Когда Бизон напился и с недовольным лицом ушёл восвояси, я спросил у приятеля:
   – Коль, почему ты ему всё ведро понёс?
   – Я подумал, что он 10 кружек выпьет, как моя корова, я замучаюсь таскать.
   – Ну ты даёшь!
   – Он объёмистый, я решил, что он всё ведро опорожнит.

   На следующее дежурство в наказание заместитель директора приказал Наумову, который слыл хорошим каменщиком, заложить кирпичом дыру над воротами в дальнем складе. Коля с радостью согласился, тем более Бизон обещал хорошо оплатить работу.
   После обеда я пошёл на обход территории и заодно посмотреть, как там напарник работает. Он уже докладывал кирпичом последний ряд.
   – Коль, я нашёл цоколь от ртутной лампы, вставь его между кирпичей – он похож на объектив видеокамеры. Потом пустим слух, что на четвёртом складе кто-то поставил скрытую камеру – чтобы бандиты не лезли воровать, а то сюда далеко ходить.
   Николай с радостью согласился, вмонтировал цоколь в стену и подсоединил к нему два белых проводка – получилось правдоподобно.
   Утром, когда сдавали смену Лёнчику Пончику, мы сказали, что приезжали специалисты из Воронежа и что-то устанавливали на четвёртом складе.
   Когда через два дня мы пришли на очередное дежурство, сторож Жора сказал:
   – Ребята, в четвёртом складе не берите ячмень, там скрытую камеру поставили!
   – Ладно, не будем, – с серьёзным лицом пообещал Наумов.
   Так мы продлили себе спокойную жизнь.

   Как-то раз я нашёл маленький микрофон от разбитого магнитофона и для прикола засунул его в щель между стенами нашей комнаты и кабинетом начальника. Через две недели Пончик, лёжа на топчане, увидел в щели провода и потянул за них, вытащив скрытое устройство. Когда мы пришли принимать смену, он сообщил:
   – Нас прослушивали! – и достаёт из кармана микрофон. – Вот откуда Бизон знает, кто сколько зерна своровал.
   – Надо поменьше гутарить! – усмехнулся я. – А если хочешь полялякать – выйди на улицу.
   Благодаря нашей находчивости, грабители больше не предпринимали попыток проникнуть на территорию семякомплекса, и мы спали спокойно.


Рецензии
забавно да

Петр Кондратьев   26.05.2022 21:07     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.