Алябьев А. А. Ах прости наш соловей...

 «Вольному воробью и соловей в клетке позавидует»
(Русская пословица)
     Гражданская жизнь резко отличается от жизни военного человека. Она позволяет ему ощущать чувство свободы, вольности. Именно это и происходило с нашим героем. Отставной подполковник Алябьев А.А., как и многие офицеры, прошедшие войну, принадлежал к вольнолюбивой, «беспокойной» части русского общества.  Он  целиком окунулся в светскую жизнь, посещает музыкальные вечера, балы и гусарские застолья, не пропускает игры в карты. Имея много свободного времени, он продолжает заниматься музыкой. 
Он, проживая попеременно в столицах, становится своим среди любителей музыки и литературы. Его можно видеть на вечерах литературного общества у драматурга А. Шаховского. А в доме А. Грибоедова он участвует в музыкальных встречах с А. Верстовским, В.Одоевским и братьями Виельгорскими.
 Его с удовольствием слушает светская публика. В 1823 году состоится премьера его первой оперы «Лунная ночь, или Домовые» в Петербурге и Москве. В своих статьях В. Одоевский даст высокую оценку музыкальным произведениям Алябьева А.А.: - ...Оперы Алябьева ничем не хуже французских комических опер. Уже в начале  1825 года он был довольно известным музыкантом. А к открытию Большого театра он с друзьями А. Верестовским  и Ф. Шульцем напишет музыку пролога «Торжество муз».

В конце 1823 года он переезжает в Москву. Некоторое время он проживает в отчем доме на Козихе (это район между Садовым кольцом, Тверской и Никитской улицами). Позднее снимет квартиру на Кисловке (между ул. Воздвиженкой и Большой Никитской). А в начале осени 1824 года переезжает в дом на Леонтьевского переулка (ныне  ул. Станиславского) к сестре Варе, жена Шатилова Н.А.
   Возможно, этот переезд связан и с тем, что он к этому времени уже дружил с младшей дочерью Марии Римской-Корсаковых. Дом Шатиловых находился недалеко  от дома Римской-Корсаковых на Страстной площади.  Вместе с композитором посещали этот дом и его друзья Бестужев, Кюхельбекер, Д. Давыдов и А.Грибоедов. Здесь он  подружится и с Антоном Дельвигом, автора будущих стихов «Соловья». А.Грибоедов,  являясь родственником семьи Римских-Корсаковых, в своей комедии « Горе от ума» опишет особняк  как дом Фамусова.
  Бывая часто в доме Римских-Корсаковых, он постепенно симпатизирует младшей дочери семьи Кате. Так на новогоднем балу 1824 года он большое внимание оказывал именно ей. Он играл свои романсы, обладая хорошим голос тенора, пел, умело смешил, и девушка была очарована своим поклонником. Алябьев был явно увлечен и в этот вечер он несколько раз приглашал на танцы Катю.
  Взаимный интерес молодых людей предвещало будущую свадьбу. Родители невесты были не против выбора дочери. Зрелый мужчина (37лет), подполковник в отставке, молодой композитор был знаменит, богат и был бы хорошим мужем любимой дочери, тем более её возраст был чуть за 20лет.   
   Но как говорится в пословице « человек полагает, а бог располагает». Судьба их разлучит на целых восемь лет. И виною этому будет увлечение Алябьева  А.А. игрой в карты.

   ***

   Немного отступления. Карточные игры называли «светской болезнью», «раны гостиных». От увлечения этими играми пострадало не одной поколение, как среди дворян, так и среди простого населения.
  В начале царствования императора Александра I  правительство вводит ужесточение правил за участие в азартных играх. Указами Петербургскому военному генерал-губернатору 1801 г. и Московскому, 1806 г. повелевалось иметь неослабное наблюдение, чтобы не было азартных игр, виновных отсылать к суду и об именах их доносить самому императору. Однако любителей риска и азартной игры никакие запреты не пугали, и они продолжали участвовать в (иногда подпольных) играх.
   По словам Петра Вяземского, этот способ развлечься стал родом «битвы «на жизнь и на смерть», они имеют свое волнение и свою поэзию», — записал он в «Старой записной книжке»: - Хороша и благородна ли эта страсть -  другой вопрос. После удовольствия выигрывать - нет  большего удовольствия проигрывать.
   Беспечность и азарт игроков нередко приводил к трагедиям. Одна из таких историй произошла в Москве в 1802 году. Персонажей было три: граф Лев Разумовский, князь Александр Голицын и его молодая жена Мария Голицына. Граф был влюблен в княгиню, и Голицын знал об этом. К счастью для Разумовского, князь был одержим игрой в карты. Однажды они встретились за карточным столом, где самой высокой ставкой была… Мария Голицына. Князь не переживал, что может потерять жену, «которая, как он знал, отвечала взаимностью Разумовскому», отмечает историк Георгий Парчевский в книге «Былой Петербург. Панорама столичной жизни». В итоге, граф Разумовский выиграл Марию Голицыну в карты.

   ***

  Той трагедии, что произошла в доме Алябьева А.А., могло бы и не быть, но  день 24 февраля 1825 года  круто изменил жизнь молодого композитора. Этот день не отличался ничем от остальных предыдущих  для него, утром игра на рояле, днем визиты, а вечером ожидание гостей у себя дома.
 Вечерний ужин плавно переходит от застолья, игры на рояли и пению песен к играм в карты. Сам хозяин, как утверждают гости этого вечера, в игре не участвовал, а дремал рядом в кресле. Один из участников, воронежский помещик Т. Времев, во время игры проиграл очень большую сумму денег (около  100 тысяч рублей).  Не желая оплатить долг, он обвинил участников в шулерстве. Алябьев А. А. от шума проснулся, узнав причину скандала, он влез в ссору. В этой потасовке досталось проигравшему от хозяина дома, более того Алябьев А.А. за оскорбление  пообещал вызвать  Т. Времева на дуэль.
   Но после ссоры участники «разощлись миром», и гости вскоре разъехались. А через несколько дней воронежский помещик Т. Времов скончался. Человек, которого ударил композитор, был серьезно болен, но все попытки доказать, что смерть наступила вовсе не по причине стычки за картежным столом, ни к чему не привели.
   В конце марта Алябьев А.А., Николай Шатилов (муж сестры Альбьева А.) и другие участники, которые тоже принимали участие в карточной игре, были арестованы. Роковое стечение обстоятельств, подтасовка фактов, свидетели, менявшие свои показания, судейские чинуши и следователи, которые оказывали давление на свидетелей сделали свое «грязное  дело».
   Возможно, что  этот случай был бы спущен «на тормозах».  Но по городу расползались слухи об убийстве одного из игроков из-за проигранных им большой суммы денег.  И об этом узнал и обер-полицмейстер А. Ровинский.  Он хорошо помнил розыгрыш друзей Алябьева А. и  Грибоедова А. над ним во время посещения театра, и не преминул воспользоваться случаем отквитаться над молодым композитором.
  Полицмейстер А. Ровинский  подал донесение о скандале генерал-губернатору Москвы Д. Голицину, и в результате об этом  узнал император Александр I.  Рапорт, конечно, был сознательно приукрашен отягчающими обстоятельствами. И государь приказал провести повторно расследование с целью пересмотра дела. Более того, Александр I припоминает Алябьеву прежнее вольнодумство и вздорный характер.
Дело стали пересматривать вновь, во время проведения следствия были допущены грубейшие ошибки. Но окончательное решение следствия было оправдательным, и получило утверждение Сената. Так 23 октября 1825 года все участники дела были оправданы. Алябьев А. А. очень надеялся, что и его  «неприятная история» также разрешится.
Но судья Иван Пущин (тот самый будущий декабрист и лицейский однокашник Александра Пушкина) опротестовал оправдательный вердикт. Иван Иванович всей душой ненавидел распущенность и хотел изменить российские нравы. Пущин был уверен: пороки надо выжигать калёным железом. А тут они в полной красе , аристократы играют в карты, пьют, дерутся.
  И. Пущин настаивал на том, чтобы А.Алябьева а также участников этого случая отправили в Сибирь, даже если они никого не убивали. Просто ради благого примера и  для исправления нравов.
  К этому времени уже и сам Пущин И.И. сидел в Петропавловской крепости. Вместо Александра Павловича на престол взошёл Николай I. Новый император в первый же день чуть не стал жертвой гвардейского мятежа. И вся тема «гусарской вольницы» была ему ненавистна. На приговоре написал «Сему быть». Говорят, что на словах государь добавил, что даже если композитор и не виновен, то «таких» следует держать как можно дальше от столиц.

   ***

  Не случайно что, во время следствия Алябьев А.А. заявил с горькой иронией: - Слава Богу, что сенатор N и князь N.N. представились неделей раньше, а то сидеть бы мне еще и за этих….
  «Приложил руку» к  жестокости обвинения и обер-прокурор московского департамента сената С.П.  Жихарев  (этот чиновник считался взяточником), но интересно, что за свои «слабости» его снимут с должности в 1839 году. Не удержусь,  и  скажу словами пословицы: -  бог шельму метит.

   ***

 За время нахождения в  московской тюрьме Александр Алябьев заболел ревматизмом, стал терять  зрение. Но благодаря хлопотам его сестры Вари в его тюремной жизни произошли изменения, она смогла  выхлопотать для него рояль, который поставили прямо в камеру. Это было  духовным спасением для молодого музыканта, он с этого времени почувствовал прилив сил, вдохновение на творчество, он напишет много музыкальных произведений.  Его музыкальные произведения и песни слушали с удовольствием заключенные тюрьмы.  Венцом его творчества станет романс на стихи своего друга Антона Дельвига «Соловей мой, соловей», и первыми свидетелями  этого  романса были заключенные и администрация тюрьмы.
  Соловей мой, соловей,
  Голосистый соловей!
  Ты куда, куда летишь,
  Где всю ночку пропоешь?
  Соловей мой, соловей,
  Голосистый соловей!
  Кто-то бедная, как я,
  Ночь прослушает тебя,
  Не смыкаючи очей,
  Утопаючи в слезах?
   Соловей…
 Ты лети, мой соловей,
 Хоть за тридевять земель,
 Хоть за синие моря,
 На чужие берега;
  Соловей…
 Побывай во всех странах,
 В деревнях и в городах:
 Не найти тебе нигде
 Горемышнее меня.
  Соловей…
 У меня ли у младой
 Дорог жемчуг на груди,
 У меня ли у младой
 Жар-колечко на руке,
  Соловей…
 У меня ли у младой
 В сердце миленький дружок.
 В день осенний на груди
 Крупный жемчуг потускнел,
  Соловей…
 В зимнюю ночку на руке
 Распаялося кольцо,
 А как нынешней весной
 Разлюбил меня милой.
  Соловей…
   В   романсе  Алябьев А.А., поставленным на стихи А. Дельвига, музыкой выразил  все свои переживания в ожидании разлуки с близким другом, Его томила  неизвестность в будущей жизни заключенного.
  Романс «Соловей» выпорхнул из каземата в конце 1826 года (Алябьев передаёт ноты через друга Алексея Верстовского). И уже в январе 1827 году его исполняют в Большом театре. «Соло¬вей» немедленно становится самым модным романсом в благородных домах.  А за свою простоту по стране и  многие стали воспринимать его как народную песню. Он звучал в дворянских салонах и гостиных. Его стали включать в свой репертуар многие певцы, причем и не только в России.
 Общество и не подозревало, что автор, этого полюбивщегося   романса, в это время сидит в тюремной камере в ожидании приговора.
  А.Верстовский, желая поддержать своего друга- композитора Алябьява А.А. в эти трудные для него дни, сказал: -  Русскому таланту и тюрьма на пользу. На что с иронией, присущей Альбьеву, он ответил: - Передайте ему, что рядом со мной полно пустых камер.
Его друг, поэт А. Дельвиг, после выхода романса «Соловей» напишет следующие стихи:
  ...Твоя воля отнята,
  Крепко клетка заперта,
  Ах, прости, наш соловей,
  Голосистый соловей...

Однако его осудят как виновного в запрещенной игре, побоях и пьянстве, а также как человека вредного для общества. По приговору суда его лишают чина  дворянства, знаков отличию и приговаривают к ссылке в Сибирь.
  Исследователи предполагают, что причиной столь сурового приговора могла быть близость Алябьева к декабристским кругам.  Император Николай I неоднократно отклонял ходатайства о смягчении вины Алябьева.
  Не дожидаясь приговора по обвинению Алябьева А.А, его любимая девушка Катя, по настоянию родителей, вышла замуж в 1827 году за владельца Пущинской усадьбы А.П. Офросимова.

  ***

  Весной 1827 года суд определяет Алябьева на место жительства в город Тобольск. Услышав приговор, подсудимый расхохотался, и это не смотря на свое положение осужденного. А на замечание членов суда о несерьезном поведении  и суровости приговора, подсудимый ответил: - в Тобольске я провел лучшие годы моей жизни – детство и юность. Ведь мой батюшка губернатором там служил….
 20 января 1828 года приговор суда император Николай I утвердил.  Алябьева  А.А. ждала столь знакомая ему Сибирь.

P. S.  Фото взято из интернета
Продолжение следует.


Рецензии
Очень интересно, - композитор лирический,
а какой живой ум, ...рядом со мной полно пустых камер...

Тамара Трошина   27.06.2024 13:40     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Тамара за отзыв. Надеюсь, что Вы любите историю, коли так интересно оценили творчество композитора. С уважением Евгений

Евгений Кошелев   28.06.2024 18:43   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.