Перечитывая Бородино

К 210-летию Бородинского сражения
...
     Внук-шестиклассник учит "Бородино". И сражает меня неожиданным вопросом:
 -А  против кого они воевали?
 -Кто они?
 -Ну, русские и французы.
-Да между собой.
Внук не согласно веритит  головой:
-Что то я этого не заметил.Такое впечатление, что это были союзные армии, и дрались они с общим врагом.
 И я, после пятидесятилетнего перерыва, вновь  перечитал "Бородино".
И офигел.
Ни одного упоминания о столкновении  русских и французов. Зато  на  всех картинах стихотворения лежит  тень некоего общего врага.
Перечитайте сами. Только начало стихъа вызывает недоумение.
"Скажи-ка дяд, ведь недаром,
Москва, спаленная пожаром
Французам ОТДАНА?"
  Представляете? ОТДАНА, а  не СДАНА. А отдать что-то можно только добровольно.Вспомните, как Европа ОТДАЛА нам Кёнигсберг. И как мы сами не отдавали, а  СДАВАЛИ Киев и Минск. Тут возникает другой вопрос - а за какие услуги Москва французу была  ОТДАНА?
 Перечитайте Лермонтова сами. Там - сплошные вопросы на каждой строке.

   У наших ушки на макушке.
  Чуто солнце озарило пушки,
И леса синего верхушки,
Французы тут как тут.
Уланы с пёстрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывалим тут!"

  Друзья мои - это не картина боя. Это картина парада - прибытие к месту сражения союзной армии.
 Или вот:

  "Забил заряд я в пушку туго,
Ну, думал, угощу я ДРУГА,
Постойка- БРАТ  мусью!"

  Из этих строк никак не слудует, что русский собрался стрелять   по французу. Напротив, русский нацелил пушку на  одну цель с французом. и тем намерен сделать ему подарок, брату по оружию. Ведь, согласитесь - назвать врага братом может только предатель. Ну, преставьте, например, невозможное : Константин Симонов обращается к гитлеровцам: "Постой-ка, БРАТ-фашист!".

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой.
Земля трялась, куак наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в пртяжный вой".

 Где тут французы, как враги?
Из  стихотворения следует, что на Бородинеском поле некоему общему врагу противостоят русская и французская армия. Разбив врага, русские , как  и обещали, отдали  Москву французам.
 И даже то место в "Бордино, где сказано :

  "Ну ж был денек. Сквозь дым летучий
Французы двинулись,как тучи,
И всё на наш редут "

  не есть подтверженние прямого столкновения. Это, конечно, гипербола. Очевидно, что, в оперативном плане здесь сказано о наступлении французов на общего врага через наши позиции. Хотя, скорее всего, мы сегодня в "Бородино" имеем жестко отцезурированную вещь. И, вполне возможно, в оригинале мы бы проч ли не "Всё на наш редут", а "Всё через наш редут".
Тогда все становится на свои места.
Короче.
 В России, скорее всего, к 1812 году сложилась ситуация, при которой Москва и огромная часть уцелевшей восточной империи Пугачёва грозила самому Петербургу. Вы помните, как на Руси называли восточных захватчиков? Правильно - бусурманы. Вот к разгрому этого мятежного образорвания Александр Перавый и привлёк Наполеона. Обещав ему взамен отдать Москву. А когда Россия не согласилась с Александром, и сожгла Москву, официальный царизм объявил Наполеона.    врагом и грубо переписал историю.
Хотя шило упорно вылезает из мешка :

  "Вот затрещали барабаны,
И отступили бусурманы".

   А кто для  Европы и России  бусурманы? Это мусульмане. Явно не французы.


Рецензии
Есть в этом доля правды. Закамуфоированная гражданская война русского народа и элиты.
Крестьяне и на французов нападали и на наши обозы.
Вспомните Богучарово и Марию и Ростова. Кто там главный враг гусар? Явно не французы, а истерзанный народ.

Алёна Ветер   23.08.2022 23:50     Заявить о нарушении