Переправа, переправа

Я шагнула вперёд за мячиком и провалилась в бездну. Стало неожиданно холодно и мутно а глазах. Тут же какая-то сила вытолкнула меня наверх, но не дав даже толком вдохнуть, опять потащила вниз в холод, жуть, и опять вытолкнула, и опять потащила… И моя голова, сама как мячик, запрыгала на поверхности воды.
Я не умела плавать и поэтому стала кричать: «Помогите!», но удавалось крикнуть только первый слог, а на втором – меня тащило вниз. Так и кричала я над водой:
- По…По…По…
Успела увидеть маму, сидящую на берегу, красивую, в ярком шёлковом платье и соломенной шляпке, украшенной букетиком цветов.
Мы ждали папу. Он уже шёл по другому берегу озера и махал нам рукой. Мама разрешила нам с братом искупнуться напоследок.
Но вот я тону. А они никто не догадываются. Правильно. Сколько раз я их пугала, крича:
- Тону, тону!
Шутка у меня была такая. Но теперь я не шучу, а они никто об этом не догадываются. А я не умею плавать. Я нахожусь во власти этого своего неумения и неведомой силы в воде. Я, действительно, тону. И мне невероятно страшно. Мне всего 9 лет.
Вдруг ко мне подплывает мой брат. Он старше меня на 1,5 года и уже умеет плавать. Он первый догадался, что я тону, и приплыл меня спасать, хоть и сам ростом мал, да ещё и худенький. Мама печалилась, что мой старший брат, одно время, был даже ниже меня, ну и худее. Когда он за что-нибудь злился на меня, то дразнил:
- У, Светина-котлетина!
И вот брат меня приплыл спасать. Я с неимоверной радостью облегчения ухватилась за него. Всё, я спасена, я дышу.
- Отпусти руку, отпусти руку! – Сердится брат.
- Но я же опять утону!
Брат понимает, что не отпущу его, и гребёт одной рукой. Мы медленно, но плывём. А, значит, выплываем из этой ужасной ямы.
Все кругом замерли, как в театре, наблюдают за нашими действиями. Тут вдруг до них дошло. Первая мама бросилась в воду – в своём шёлковом платье, соломенной шляпке и золотых часиках – спасать своих детей. И по-собачьи  поплыла к нам, иначе она не умела. Но у неё очень медленно получалось. Парень какой-то к нам поспешил, но это когда уже мы с братом почти выплыли, да мужчина округлым движением рук собрал всю нашу несчастную троицу и вывел на берег.
Сижу на берегу, трясусь от этого ужаса. Наглотаться воды слишком много – не успела. Слышу, несётся говор вдоль берега:
- Девочка тонула, девочка тонула…
Папа идёт в нашу сторону, и до него долетают эти возгласы. Он уже начинает пугаться и спешит к нам.
Мимо нас идут люди, на меня все с любопытством смотрят.
А вот и папа пришёл. Мы собираемся и уходим. Мамино шелковее платье на ней в этот тёплый летний день высохло быстро.
Мы возвращаемся в гостеприимный дом родных. Я смотрю: какая листва – зёлёная-зелёная, небо – синее-синее! И говорю своим:
- Как хорошо жить!
Мама с понимающей грустью и испугом смотрит на меня.
После купаний мы обычно заходим в гастроном, чтобы выпить по стакану сока. Вот и теперь не изменили своей традиции. Только в этот раз сок мне показался особенно вкусным.
***
Как же дальше жить? Я не умею плавать. В школе нас воспитывали на подвигах героев войны, не так давно прошедшей. А я тут такая, совсем неприспособленная к трудностям. Даже плавать не умею.
И я стала учиться плавать. Мне, конечно, все, кто только мог, показывали, как двигать в воде руками и ногами. Но у меня не получалось. В нашем маленьком севернои городке плавательного бассейна с тренерами тогда не было.

Когда мне исполнилось 11 лет, мы поехали на море. Мне вручили надувную подушечку и велели плавать с ней вдоль берега. Спасательный круг уже был неудобен для такой большой девочки, вот и дали мне подушку.
Я пыталась плавать вдоль берега, толкаясь среди малышни, но никак не могла оторваться от дна. Как это – плавать? – никак не понимала.
Но вдруг в один миг, даже не поверила, – оторвалась. И два шага проплыла. Потом ещё и ещё. Хвастаюсь родителям. Они недоверчиво слушают меня.
 Но я уже точно знаю, что умею плавать. Пока ещё только по-собачьи, но я держусь на воде, и это здорово! Значит, я не буду тонуть. Ура!
Но что это – барахтаться у берега среди малышни? Надо проверить себя на глубине.
И я поплыла на волнорез. Предварительно, я убедилась в том, что родители про меня забыли. Папа заснул, угревшись на солнышке, а мама зачиталась книжкой.

Плыву. Сказать, что мне не страшно – не могу. Живот щекочет знакомый холод. Значит, здесь глубоко. Жуть. Но я не должна бояться. Я же умею теперь плавать и гребу. На тебе! – не возьмёшь меня! Вот и волнорез скоро. Он подтоплен, но я догадываюсь, где он, по шеренге пловцов, отдыхающих на нём.
Доплыла до волнореза. Пытаюсь на него встать. Но не могу. Проваливаюсь куда-то вниз. Что такое? Опять со мной кто-то играет? Рядом спокойно стоит на волнорезе мальчик. А почему я не могу встать?  Мальчик уже с обеспокоенным любопытством смотрит на то, как я ныряю в воду. И я его спрашиваю:
- Мальчик, почему я не могу встать на волнорез?
- Там его нет, плыви сюда, –  объясняет мне паренёк.
Я поняла, что волнорез не сплошной, состоит из череды плит, а между ними – расщелины. Вот в одну из них я и ныряла, пытаясь найти твердь.
Наконец, я почувствовала под ногами заросшую илом и ракушками основу бетонного волнореза. Успокоилась. Вздохнула глубоко и победно посмотрела на берег.
А там… А там всполошённая мама металась по берегу. Вижу, растолкала папу, он спросонок оглядывается. И увидел меня. Я машу им рукой, мол, всё в порядке, не беспокойтесь. Конечно, разве родителей так быстро успокоишь? Мама суёт уже ненужную мне подушку папе в руки и посылает его ко мне на волнорез.
Я с негодованием жду папу с подушкой. Вот он приплыл, буркнул что-то воспитательное и велел с подушкой, позорно возвращаться.
Но дело было сделано. Я научилась плавать и преодолела страх глубины. Теперь я уже постоянно плавала на волнорез, и родители меня не ругали за это.
Со временем, наблюдая, как плавают мальчишки, я научилась плавать, как они – кролем. Потом, подглядев за взрослыми пловцами, попробовала плавать по-лягушачьи – брассом, и тоже получилось. И очень понравилось плавать на спине – когда устану.
Всё замечательно. У меня появилась ещё одна степень свободы. И если я окажусь в ситуации, когда «Переправа, переправа, берег левый, берег правый..», я выплыву,  я справлюсь.

А мама, когда я повзрослела,  почему-то сказала:
- Я думала, ты никогда не научишься плавать – будешь бояться воды.
Но она ошиблась.

P.S. Картина Алексея Зайцева "Девушки на волнорезе".


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.