На деревню дедушке - 100 лет спустя...

     - Дети, прекратите смеяться! – учительница  Мария Ивановна повысила голос  и сделала строгое лицо. – Да, бывают совпадения имён и фамилий. Антон Павлович написал рассказ про Ваньку Жукова ровно сто лет назад, а с вами сейчас, в 1986 году, тоже  учится Ваня Жуков.
     - Да он такой же, как у Чехова! Вон, на картинке в учебнике видно! – подал голос с последней парты второгодник-переросток  Женька Герасимов.
     - Что-то Герасимов слишком громкий сегодня. Наверное, у доски давно не отвечал? Ребята, сейчас мы с вами должны сравнить, чем отличается жизнь нынешних детей от жизни героя рассказа. Вот и ответь нам, Герасимов.
     -  Ванька в Москве жил, а мы не в Москве!
     -  Очень остроумно! Кто ещё назовёт отличия? Наташа Тихонова, говори.
     -  Ваньке жилось голодно, а у нас всегда есть еда. Мы учимся в школе, бесплатно занимаемся в разных кружках, секциях  и ещё…
     -  … и ещё нас никто селёдкой в  харю не тычет! – вставил Герасимов.
     -  Женя Герасимов у нас сегодня явно разошёлся! – голос у Марии  Ивановны был уже не таким строгим, и казалось, что она даже слегка улыбнулась уголком рта. – Кто ещё назовёт отличия? Таня Иванченко, пожалуйста, говори.
     -  Ванька Жуков  работал с самого детства. В рассказе говорится, что в девять лет его уже отдали в ученики к сапожнику. А наш Ваня учится в школе, а после школы пойдёт учиться дальше и…
     - Марь Иванна, я хочу дополнить! – продолжал веселиться Герасимов. – Наш Жуков после школы тоже в сапожники пойдёт, потому что троечник. Мы вместе с ним пойдём!
     - Нет, не в сапожники! Я в мореходку пойду. И стану потом моряком дальнего плавания! – Ваня сказал это громко, на весь класс. И густо покраснел…

                Дома никого не было. На кухонном столе стояли две тарелки с остатками еды и два пустых гранёных стакана. Наверняка отец обедал  со своим другом Толяном, а потом они вместе отправились на очередную «шабашку». Значит, вечером он опять будет  сильно навеселе. Опять начнёт учить Ивана жизни и, может быть, даже погоняет по комнатам с ремнём в руке. Мать уже вторую неделю была в очередной поездке. Она работала проводницей в поездах дальнего следования. Зарабатывала, «тянула семью», как сама говорила. С сыном была строга и немногословна. Ване иногда даже казалось, что и нет у него никакой матери…
                Иван вскипятил чай, нарезал батон и молочную колбасу крупными кусками, уселся к подоконнику кухонного окна. Он пил горячий чай с бутербродами и рассматривал морозные узоры на стекле. На улице начался снег – густой, крупными хлопьями… И Ване вдруг вспомнились новогодние утренники в детском саду: большая, до самого потолка, ёлка с красивыми игрушками и гирляндами,  Дед Мороз с мешком подарков, весёлая нарядная мама рядом с другими  родителями, хлопающая в ладоши. А ещё он вспомнил, как однажды, пять лет назад, они встречали новый год в деревне у деда, маминого отца. Все вместе наряжали ёлку во дворе его дома, а потом водили вокруг неё хоровод, как в детском саду, и стреляли из хлопушек, и искали подарки в снегу. Это было совсем другое время: отец тогда почти не пил, а мама  не работала проводницей… Нынешний новогодний праздник – через десять дней. Но ёлки в доме не будет. Отец наверняка скажет, как и в прошлом году: «Не маленький, чтоб ёлку ему  ставить. Вырос пацан уже!»
                На подоконнике, в углу, поверх стопки старых газет, лежало несколько конвертов и новогодних открыток. Обычно мама заранее  их подписывала и отправляла поздравления родственникам и друзьям. Но с каждым годом открыток становилось всё меньше. А в этот раз она и вовсе не написала никому. Ваня взял ручку и прямо тут же, на подоконнике, начал писать в одной из открыток: «Здравствуй, дорогой дедушка Гриша! Пишу тебе вместо мамы. Она много работает. Поздравляю тебя с наступающим Новым годом! Желаю тебе крепкого здоровья и никогда не болеть! Дедушка, я очень хочу приехать к тебе летом! А то у мамы опять всё лето будут рейсы в Москву, а отец будет ещё больше пить, ругаться и бегать за мной с ремнём. В прошлом августе мне было очень хорошо с тобой! Пожалуйста, попроси маму привезти меня к тебе сразу, как начнутся летние каникулы.  Твой внук Иван». 
                Он дописал, вздохнул и опять посмотрел в окно. Снег стал ещё гуще, крупные белые хлопья вились хороводами. А Ваня живо представил прошлый август в деревне у деда. Они вместе ходили на речку купаться и ловить рыбу, ремонтировали забор, собирали грибы в лесу. Дед Григорий, хоть и был пенсионером, но подрабатывал конюхом в совхозе. Ваня быстро научился ухаживать за лошадьми и ездить верхом. Ещё он вспомнил весёлую почтальонку Зинаиду, которая ездила по деревне на велосипеде и говорила прибаутками. Она привозила деду газеты: «Кого Архипычем  зовут, тому «Известия» и  «Труд», а для внука Вани – вкусное в кармане!»  И  непременно угощала  Ваню  то яблоком, то семечками, то ирисками…
                Ваня вложил открытку в конверт и начал писать адрес деда… И только тут понял, что знает лишь номер дома (большая цифра 7  в правом верхнем углу на фасаде), но не знает названия  улицы! Улиц в дедовой деревне было немного, но каждая – с названием. Спрашивать вечером у отца не хотелось. Да и вряд ли он знал. Поэтому, немного подумав, Ваня написал: «Приморский край, д. Поречье, Борисову Григорию Архиповичу».  Тут он опять вспомнил про весёлую Зинаиду на велосипеде и подумал: уж она-то обязательно поймёт, кому нужно доставить письмо!..
               
   
               
             
             

         


Рецензии
Лена, Антон Павлович был бы рад за Ваш рассказ про современного Ваню Жукова... Сироты при живых родителях...
Если их можно так назвать родителями...
УДАЧИ Вам в творчестве. С уважением

Виктор Девицын   18.02.2024 14:32     Заявить о нарушении
Вам - тоже удачи, Виктор!
Благодарю за отзыв.
С уважением.

Елена Водопьянова 1   19.02.2024 11:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 64 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.