Визит

     - Потерпи немного, мы же идём в гости! – остановила она движение мужа к холодильнику.
     - Может перекусим? -  с лёгкой озабоченностью спросил тот.
     - Но мы же как раз приглашены на обед, - повторила она настойчиво, - Причём, на обед особенный!
     - Что особенного может приготовить старая дева, прожившая под маминой опёкой? – усмехнулся он.
     - Откуда такие выводы?! – подняла она брови.
     - Из твоих же слов, - невозмутимо отвечал тот.
     - Я говорила, что она живёт только работой, - с нажимом на слова сказала она, в упор глядя на мужа. И с упрёком добавила:
     - Мама её последнее время уже не вставала.
     - Ладно, ладно! – отступил тот, - У твоей начальницы будет ещё кто-то, кроме нас? 
     - Нет. Это исключительный случай. С сотрудниками у неё только официальные отношения.
     - И тебе подфартило найти к ней подход! - он лукаво скосил глаза в её сторону, затягивая галстук.
     - Прошу тебя ерничать! Ей нужна сейчас поддержка! – в голосе жены звучала обида. Ведь на благо семьи её старания.

     - В цветочном магазине, долго выбирала букет. Чётное или нечётное количество цветов будет уместно этому случаю? А случай не ординарный: и память покойной почтить, и упрочить расположение начальницы. Загодя выписала названия цветов, подчёркивающие деловые качества. Но нужных - нет, а те, что в наличии – могут вызвать непредсказуемую реакцию. Например, клематис. С одной стороны - его добавление в букет читается как восхищение умом и духовностью – это плюс, с другой – символ брака и крепкой семьи - может быть расценено, как едкий подкол. Или пионовидные розы – олицетворяют женственность, жёлтые - символизируют уважение, благодарность и покорность. Это было бы кстати.
     - Что у вас нет и жёлтых пионовидных роз?! – с досадой бросила продавщице.
     Жёлтые тюльпаны… Олицетворяют нежность. Ах, всё - не то! К тому же сведения из популярных источников весьма противоречивы. Ещё со времён девичества помнила, что жёлтый – означает разлуку.
     - По-моему большой букет – это явный подхалимаж, -  выразил мнение супруг, терпеливо переступающий с ноги на ногу.
     - Да…  это действительно выглядит претенциозно и не современно! – ещё раз озабоченно оглядывая цветы, согласилась она. В конце концов выбрала пурпурную розу - на длинном стебле. Обёрнутая шуршащей слюдой, роза выглядела торжественно и значительно.
     - Может прихватить и палку колбасы, на всякий случай? -  не удержался муж.
     - Вот тортик будет уместен! - осенило жену, испытывающей большое облегчение после решения трудной задачи.
     - Но ты же говорила о её увлечении здоровым питанием.
     Она озадаченно поглядела на мужа:
     - А если вино? Красное сухое. Очень полезно для здоровья, предположила она.
     - Ты ещё сухарик преподнеси! Для лучшей работы желудка!
     Супруга растеряно молчала.
     - Уж лучше коньяк! – авторитетно предложил муж, воспользовавшись заминкой.
     - Да, пятизвёздочный коньяк! – согласно подхватила та.

     Расплатившись с таксистом, они сверили номер дома с записанным на листочке адресом и, найдя нужный подъезд, поднялись на этаж. У старомодной, обитой дерматином двери, она коротко взглянула на мужа, как бы ища у него поддержки и, переведя дух, нажала на кнопку звонка. Раздалась мелодичная трель и за дверью послышались шаги. Вышла женщина худощавого телосложения и неопределённого возраста.
     - Здравствуйте! – плечом к плечу и с кроткими улыбками на розовых лицах приветствовали её супруги. Оба приземистые, плотные, чем-то неуловимо похожие друг на друга.
     - Алевтина Ивановна, вы пришли прямо-таки с точностью королей! – одобрительно отметила хозяйка, пропуская гостей. Улыбка при виде преподнесенной розы озарила её бледное лицо.
       - Да, Виктория Павловна, пунктуальность – отличительный признак добросовестного работника! – скромно потупила глаза гостья, - Знакомьтесь, - представила она супруга.
       - Виталий… Виталий Викторович, - протянул руку тот, запнувшись при едва уловимом движении бровей Виктории Павловны.
       Показав гостям куда повесить пальто, хозяйка проводила их в гостиную. Она была в традиционном костюме-двойке, не в столь строгом, как на работе, а более мягкой струящейся формы и неопределенного светлосеро-зеленоватого цвета. Взяв синюю вазу в форме высокого узкого стержня с веерообразным отворотом, она бережно вставила розу и понесла почти на вытянутых руках, чтобы налить воды. Супруги мило переглянулись. Борис Викторович был доволен своей проницательностью.  Воображаемый образ практически совпал с реальным: зажатая внутренне женщина, сознающая собственную непривлекательность. Внешне это проявляется резкостью, угрюмостью, нелюбезностью и неулыбчивостью. Комплексы внутри – проблемы с поведением снаружи. «Бедные сотрудники, особенно молодые девчата!» - мысленно заключил он.
        Супруга же, оценив экипировку начальницы, отметила про себя удачный выбор собственной, которая мало чем отличалась от повседневной - светлый верх, темный низ. Та же прямая юбка, только блуза не столь строга - из облегчённого шёлка, хоть несколько фривольно и выдавала очертания телесных форм, зато ленты, переходящие из стоячего воротничка, целомудренно прикрывали грудь ниспадающим бантом.
        Вместе они с готовностью выдвинули стол на середину комнаты, накрыли поданной скатертью и выставили коньяк. От дальнейшей помощи хозяйка отказалась. Она вышла на кухню и вернулась с графином воды.
        - Это - для фин-а-лё! – сообщила она, ставя
 на стол.
        - Что это? – почти хором спросили изумлённые супруги.
        - О, фин-а-лё – напиток французской богемы! – Виктория Павловна загадочно улыбнулась. – Когда-то потреблять в чистом виде крепкие напитки  в высшем обществе было моветон. Неразбавленные – могли себе позволить разве что матросы и солдаты.
        - Да я и попроще - по рабоче-крестьянски - не против, -  подал голос Виталий Викторович, но под перекрёстными взглядами женщин комично вжал голову в плечи.
        - Это уже – джестив! – с шутливой назидательностью пояснила Виктория Павловна. – Подаётся после трапезы.
        - Да-да-да! – поддержала её Алла Ивановна, - Мы не будем уподобляться грубой матросне и солдатне! Всё как в лучших домах, – и умильнно свела ладони.
         Виктория Павловна снова удалилась на кухню и вернулась уже с большим подносом с салатами.
        - Это – для поднятия аппетита.
        - Что-то экзотическое, - предположила Алла Ивановна.
        - Витаминный салат из весенних трав с капустой и свеклой... Что здесь? – переспросила она и пододвинула гостье салатницу, - О, здесь чего только нет! Лакрица, сныть, яснотка, руккола… А это, - она указала на другую салатницу, - Из сныти, моркови с добавлением адыгейского сыра.
        Виталий Викторович озабоченно ковырял в тарелке, вылавливая кусочки названного сыра. Выручали также оливки, миндаль и жареные орешки из круглой менажницы. Хозяйка поднялась за следующим блюдом и он, улучив момент, наклонился к жене:
        - Всё трава, трава… Может у неё финансовые проблемы с финансами? Столько расходов всё же – похороны, поминки…
         Жена, пожала плечами:
        - Да нет, вроде.
        - Может ты её обидела, и это - изысканная месть? Вот уж эти женские штучки!
        - Она вегетарианка и приглашала на обед - особенный.
        В дверях появилась хозяйка с исходящим ароматом блюдом.
        Не успевшее вытянуться, лицо Виталия Викторовича осветилось лучом надежды. Он вожделенно окинул взором островок из румяных кусочков высившийся над белым соусом:
        - Пахнет мясом!
        - Жаренные шампиньоны с тимьяном и укропом, – пояснила Виктория Павловна.
        Виталий Викторович на секунду замер.
        - А это что? - заинтересовалась Алла Ивановна следующим блюдом.
        - Цветная капуста с яйцами.
        - М-мм… а вкус, как грибочки.
       «Грибы – как мясо, капуста – как грибочки, с неудовольствием подумал Виталий Петрович, но вслух пошутил:
        - Если бы Господь хотел сотворить нас вегетарианцами - он непременно снабдил бы нас рогами и копытами!
        И тут же ощутил под столом предостерегающий толчок жены.   
        Следующими были, торжественно внесенные на подносе, румяные пирожки.
        У Виталия Викторовича загорелись глаза. Вид пирожков его ободрил.
        - Пирожки из лёгкого слоённого теста  сначинкой зелёного фарша!- объвила хозйка.
        - И что это за зелёный фарш? – подавив смятение в голосе, поинтересовался Виталий Викторович.
        - Это листья одуванчика в сочетании с другой дикой и огородной зеленью: крапива, сныть, шпинат, щавель, руккола, свекольная ботва, - охотно делилась кулинарными секретами Виктория Павловна, - А эти, - она указала на второе блюдо, - Для разнообразия, с мятой.
       - Хрустящие и прямо тают во рту! – смаковала Алла Ивановна пирожок, - А где вы в холодное ещё время года достали столько зелени?
       - Это всё мамины заготовки, - с грустью улыбнулась Виктория Павловна, - Замораживала в порционных пакетиках. Нам хватало их до июля следующего года.
       - Можно будет взять рецепт? – поспешила взять мажорную ноту Алевтина Ивановна.
       Виталий Викторович насторожился: «Неужто такое теперь ожидает его и дома?»
       Жена, словно прочитав его мысли, осторожно коснулась под столом его ноги носком туфля.
       Виталий Викторович уже не принимал участие в разговоре женщин о пользе и преимуществах вегетарианства, о чём утверждает американская диетическая ассоциация и публикации здравоохранения Гарварда. "Сколько же информации вмещается в голове Виктории Павловны!" Он только удивленно глянул на неё, когда та, упомянув о фактах, связанных с снижением риска хронических заболеваний и долголетием, связала это с увеличением производственной активности и повышением пенсионного возраста.
        «Боится, что на пенсии не заполнит пустую нишу!» - едко подумал он, чувствуя неудовлетворённые позывы желудка. И как подтверждение своего предположения услышал обрывок разговора: «…это сильно опустевшая жизнь… Места ушедших людей не заполняются. Они так и остаются пустотами вокруг тебя».
        «Это она о покойной маме говорит» - догадался Виталий Викторович и ему вдруг стало жаль эту, с виду независимую, прямосидящую перед ним женщину с неустроенной за карьерной погоней личной судьбой.
         - А теперь - сладкий стол, - поднялась со своего места Виктория Павловна, - Фуд медамес и чай с мёдом из одуванчиков.
         - Что это фуд медамес? – живо поинтересовалась Алевтина Ивановна.
         - Варенные закусочные бобы.
         Виталий Викторович решительно поднялся из-за стола.
         - Спасибо за прекрасный обед, Алевтина Ивановна, - с чувством проговорил он, - Но к сожалению приятнон время проходит быстро. Пора идти - обещал Лёшику помочь с конструктором
         Жена поднялась следом.
         - Да-да. Смеркается, а нам ещё добираться - не ближний свет.
         Виктория Павловна понимающе кивнула.
         - А кто такой Лёшик? - поинтересовалась она.
         - Сын! – заулыбались супруги.
         - У вас такой маленький сынишка? – удивилась Виктория Павловна.
         - Поздний ребёнок! – не без гордости согласилась Алевтина Ивановна и в порыве сочувствия подала совет: - И вы бы, Виктория Павловна, завели бы себе ребёночка! Вот Тимохина из экономического отдела, хоть тоже одиночка - никто не осудил!
        Спохватившись, что ляпнула лишнее, она коротко взглянув на начальницу, прикусила язык.
        - Ах! Домостроевское воспитание, привитые установки, комплексы, - отозвалась та, покачав головой.
        Алевтина Ивановна с опаской смотрела на неё, не решаясь продолжить опасную тему.
        - Человек привыкает к одиночеству и к независимости… Не факт, что это хорошая привычка, - продолжала Виктория Павловна, - Зато аутофобия мне не грозит! – закончила она бодро.   
       - Спасибо за прекрасный вечер, необычайный обед! Столько познавательного было сегодня, - рассыпалась в благодарностях Алевтина Ивановна в прихожей.
       Супруг, подавая жене пальто, согласно поддакивал.
       - И вам спасибо за визит. Отвлекли немного от невесёлых дум, - отвечала Виктория Павловна.
       - Дома она совсем другой человек, - когда вышли на улицу, поведала Алевтина Ивановна, едва поспевая за супругом. И вскрикнула:
       - Ой, после этого энергетического обеда мне приходится чуть ли не бежать за тобой вприпрыжку!
       - Ещё бы! Пустой желудок подгоняет ноги!
       - Ты хочешь есть? – удивилась жена.
       - Нет... Жрать!
       - Так мы через час будем уже дома.
       - Целый час?!... - Глаза супруга гневно сверкнули. - Где тут ресторан?!


Рецензии
Это рассказ о чуждом мне человеке, к счастью генетическая линия которого обрывается )).
Имею ограниченный опыт общения с вегетарианцами и поедателями кошерной пищи. Не могу удержаться и не вставить эту ссылку
http://proza.ru/2023/03/19/344

С уважением, В.

Виктор Скормин   25.01.2024 08:06     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.