Тридцать стихотворений о страсти и любви

Страсть
 
Спазмы оргазма,
слёзы и вскрики,
разрывы сознанья
от ласк полудиких
и нежность лавиной.

Свиданья так редки,
что солнца теряют орбиты,
а луны при них
погибают в кульбитах.

Твои дрожащие губы
пытаются снова меня убедить
в самозащите.

И бездна нам шепчет:
вы – квиты, вы – квиты.

2023

 
Потом я стану мостом,
или лестницей,
или рейсом ночным,
чтобы нам непременно
встретиться
и поговорить.
Забываю тебя, и небольно ничуть.
Наше прошлое всё улучшается:
всё доверчивей ты,
всё светлей моя грусть,
и разлука последней не кажется.
Где-то там, за чертой,
где исчезнут дожди
и распадутся звуки,
ты коснешься меня
ладонью перил,
избавляя нас от истомы и муки.

2010


Юго-западный ветер

Если ветер долетит туда,
где в полях овёс лохматый,
где вечерняя звезда
ждёт да не дождётся темноты
возле бледного заката,
где ольшаники дичают у реки,
расползаются дороги виновато,
где, не ведая тоски,
кто-то скажет:
«ветер тёплый, юго-западный»,
вот тогда всего на миг
вспомнишь обо мне:
«юго-западный.. где ты...»

Если ветер долетит.

2015


Сонет к страсти

Она напитана ночами ожидания,
безмолвием случайных встреч,
безумными немецкими стихами,
что ранят сердце, как ландскнехта меч.

В ней не изучены обозначенья египетских богов,
но кожи цвет, её надменное свеченье сквозь покров
притягивает взгляд - и разгадать готов
все символы её вишнёвый рот.

Так повелось, что ей не прекословят.
Заслышав, замирают и дрожат.
И увеличивает счет надгробий

её холодная, порочная душа.
Но что без страсти мы? Подобия
червей могильных на острие ножа.

2011



В неверной тьме

В неверной тьме ночного дома
камин тихонько догорал.
Я с Вами была едва знакома,

но лёгкий запах анемона,
Ваш нежный шёпот, мадригал
в неверной тьме ночного дома...

Грехи отмолю у подножья престола.
Мой разум умолк, когда осознал:
я с Вами была едва знакома.

И совесть душу больно колола
за выпитый вместе страсти бокал
в неверной тьме ночного дома.

Любовь сгорела сухой соломой.
Раскаянья топит девятый вал:
я с Вами была едва знакома.

Мой голос тише стал на полтона.
Как просто дьявол меня разгадал!
В неверной тьме ночного дома
я с Вами была...

2010

Так удивлённо смотришь на меня,
как будто я из твоего ребра
возникла час назад без боли и анестезии.
И Бог изрёк: «Вся целиком твоя,
ты руки протяни, возьми!»

И ты повёл меня в сады.
Нагая, чистая, я, не дослушав Змия,
стою перед тобой в предчувствии любви.
И недовольный Змей твердит
о силе Зла и недостатке витаминов,
протягивая яблоко игриво.

Что мне Добро и Зло?
Что мне познанье мира?
Всё естество моё
в твоё стремится лоно,
чтоб слиться плотью в плоть
и снова стать единым.

Не в этом ли есть Божий замысел
плодить и размножаться?
А боль рождений и грехи -
всего лишь малые напасти,
их побеждает радость от любви
и ликованье страсти.

2023

Без меня 

Без меня для тебя
пуста Кострома -
по Волге узнай,
по серым домам
на пустой Никитской.

А ведь рядом была,
близко-близко,
только руку протяни,
милость подай,
как милостыню.

Но нельзя, нельзя,-
завывает зима, -
счастливой быть одалиской,
заплати все долги.

Уезжай, уезжай, -
шепчет белый мороз,
разрывая сердце на части.

Не вопрос, господа, не вопрос,
не серчайте.

2023


Юные

О, вечер в соловьях,               
в черёмуховом снеге,
и в ожидании наград нагого тела,
и в дрожи с губ до пят.
И в темноте закрытого крыльца
объятий сладкий ужас,
и смутное видение лица,
и свежие, как мята, губы.
И отложён воротничок от шеи,
как разговор назавтра поутру,
и только губ кайма твердеет,
и атлас щёк в пуху краснеет,
и руки где твои, не разберу.
А сердце молодое так стучит,
что тяжелеют плечи,
и лишь нагим при лунном свете
легче.

2008

Скажи, что там?

Скажи, там только ощущенье счастья
иль кожей я почувствую твоё дыханье?
Там будет музыка любви
иль шум колёс на улице Никитской?
А запахи духов моих?
Пускай останутся – я попрошу
заоблачный гипноз.
О, да, я соглашусь
на дюжину смертельных доз
и понадеюсь на авось,
чтоб всё сбылось
пусть там – за гранью разума,
в краю метаморфоз.
И там, в той параллельной жизни,
останемся с тобой, навек обнявшись;
исчезнет пусть моя невинность
под лаской страстной.
Утешь меня, скажи, что там?

2023


 К полуночи

К полуночи  свеча в слезах,
размытый сумрак у камина,
где к чёрному мазок кармина,
где слово меркнет на устах.

Мелодией в его речах,
как страстно ты была любима.
К полуночи свеча в слезах,
размытый сумрак у камина.

Блаженство пребывать в краях,
где рады слушать пилигрима
о страсти, что смела лавиной
цветы любви в его садах.

К полуночи свеча в слезах...

2010


Ты смог 
                В.А.Т.

Ты смог молить мою любовь
копеечкой на паперти.
Ты смог
мне улыбаться сердцем раненым,
не выказав ни капли боли.
Ты смог
не спать безумными ночами,
в разлуку, словно в пропасть, брошенным.
Ты смог
преодолеть границы и таможни,
чтоб дотянуться, прикоснуться
к моей желанной коже.

Но ты не смог
забрать меня с собой,
когда ты уходил один
на встречу с Богом.


2023


Счастливая женщина 

За грехи мои женские:
измены, страсть, поэзия -
всё то, что женщине нельзя,
а я посмела,
моя душа обнажена,
как в преисподней тело -
больно, огненно.

На облаках витала
и спускалась в ад,
до пепла в страсти
я сгорала.
Как феникс,
возрождалась снова,
чтобы познать
всю сладость слова
и петь в стихах.

Счастливая,
живу в нирване,
здесь и сейчас.
Пусть говорят,
что жизнь – игра,
жестока и грязна.
Я им в ответ:
моя душа чиста,
как голая баба в бане,
и я счастлива.
 
2023


Виолончель

По метельному снегу,
по сугробам бреду
и молчать заклинаю,
что от боли в бреду
тридцать белых гвоздик
моих лет погибают.
Остаюсь – будет счастье в аду.
Не хочу. Не могу. Уезжаю.
Виолончель сошла с ума,
кричала, плакала навзрыд.
Вы всё еще уверены, что надо
говорить?
И про любовь рассказывать словами?
По  мне – достаточно адажио Джадзотто.
И бабочки следить полёт неровный.
И ветер на мосту.

2023


Как объяснить 

Как объяснить столь сложную любовь -
почти без слов,
в запрете нежных взглядов,
и каждый жест сочтен в софитах.
Мы, как на сцене,
где всё заранее определено другими.
Запретная любовь -
что может быть больней,
когда тебе всего-то тридцать.
Как объяснить,
что каждый сделал шаг назад,
а не навстречу.
И недочитанный роман
остался на скамейке.
И каждый свет в душе унес,
как оберег. Навечно.

2023


 Тает имя

Тает имя в струях дождя,
силуэт размывают тени.
Ты написана акварелью
ветра, сумерек, ожидания.

И в конце счастливого дня
ты наденешь свою камею.
Тает имя в струях дождя,
силуэт размывают тени.

Он вскочил уже в стремена
и летит сквозь поля и реки
в сладкой неге припасть к коленям
той, что писана акварелью.

Тает имя в струях дождя.

2010


Не забыл

Не забыл, не забыл, не забыл
её слабую улыбку,
солнца луч рисовал, рисовал
золотых волос лавину.

Клён молчал, клён молчал,
когда видел её слёзы,
понимал, понимал, понимал,
что разлука навсегда, надолго.

Не забыл, не забыл, не забыл
день морозный.
Уносил, уносил, уносил
её поезд.

Не простил, не простил никогда
ты судьбе разлуку,
тосковал, тосковал без конца,
годы пролетели.

Если б знать, если б знать, если б знать,
было ли спасенье?

2023


 Парфении - девичьи песни

Увял на девушке венок
под жаркими лучами.
Укропный запах стёк вдоль щёк,
оставшись за плечами.
И смуглая рука не раз
освобождала чёрный глаз
от толстой пряди.
Она из рода знатных дев,
и род её - Гиррадий.
Лились парфении слова.
Толпа у храма замерла.
И с девушки тиран Мирсил
тяжёлых взглядов не сводил.
На что ему такая власть,
когда не может он припасть
к её ногам.
И сколько Зевса не проси,
добыть её нет сил,
а тайная, глухая страсть
поможет лишь упасть.
Как будут счастливы его враги!
Легко вздохнет столица - Митилена.
Нет, не готов отдать он власть
за круглое её колено.
Как звуки пенья далеки.
Как девушек шаги легки.
Как сладко пахнут в зное
укропные венки...

2009


Лунная соната

Прости, что буду о тебе молчать,
как делала годами.
А за окном скупой зимы закат -
то музыка последнего свиданья.

И тают краски золотого дня,
и сумерки - мне утешеньем,
и музыки немеркнущий мотив
замаскирует страсти преступленья.

Стихает боль, как прячется луна
на несколько ночей до новолунья
по неземным своим законам.
И страсть нас полоснет ножом
от музыки Бетховена глухого.

2023


Ледниковый период 

Улыбка гаснет
на недоступных мне губах.
О, эта боль в его глазах…
У нас не час,
а только миг прощанья.
Девичий лепет «до свиданья»,
которого не будет никогда,
я это твёрдо знала. 
Боялась слов сильнее, чем огня.
Найду спасение в молчаньи.
И музыка – приветом Бога.
И реки с мощным ледоходом.
Еще не знала я, когда он уходил
и на сердце надела я оковы,
что так внезапно наступил
мой собственный
период ледниковый.

2022


Белая ночь в Торжке   

Никому не отдам
мой заветный Торжок,
где в семнадцать годков
проживал мой дружок.

           Белый пух тополей,
           бесконечность пространства,
           сине-белый Торжок -
           комариное царство.

Ах, трава-мурава
у холодной Тверцы,
знали толк в соболях
молодые купцы.

            Мой купец сторговал
            у жестокой судьбы
            ночь безлунную,
            мой дружок заманил
            деву юную.

С той поры берегу
золотое кольцо
и забыть не могу
комариный Торжок.

2021



 Жертвоприношение. Афины, V век до н.э.

С гирляндой чёрных фиг на шее
ты шел в процессии Таргелий
в светлейший майский день.
Мои глаза взглянуть не смели
в твоё лицо,
огнём греха они горели,
на безымянном жгло кольцо.
С тобою вместе все грешили,
но искупить грехи решили
за счёт тебя.
Я замерла кариатидой
под портиком Эрехтейона -
в последний раз тебя увидеть,
поцеловать хоть тень хитона.
Прощай навек.

2009


Когда с ладошку лопухи,
когда молчат деревья,
лечу я ссадины тоски
под ветерком апреля.

От невозможности обнять,
почуять гул прикосновения -
бежать, бежать, бежать, бежать
и лето провести в деревне.

Русалочий увидеть хвост,
тот, что сомкнул мои колени,
и спрятать на глазах стрекоз
в озёрной глади девичье полтела.

Когда умолкнут соловьи
и водомерки шаг собьётся,
заброшу я слова твои
на дно безгласного озёрца.

2010


Жасмин

Восточной сладостью жасмина
накормлен вечер.
Ты так далёк, не можем слиться
в любви беспечной,
вот разве ветвью серебристой
укроешь плечи.
В моих полуденных краях
жасмин раскрыл бутоны.
В твоих бестрепетных руках
другая испускает стоны,
и лепестки таят в устах
безумный яд медовый.

От страсти остается прах
и отблеск золотой короны.

2010

Друг-месяц

Вызвался помочь месяц
передать тебе тайно
зов души о свидании.
Лейся, ясный свет, лейся!

Мили, километры, лье
между нами в земном пространстве,
лишь ему подсилу оказаться
с тобою щека к щеке.

Между нами вёсны и зимы,
дожди и снега пролетели,
и лучи его чуть смягчили
эту боль, что неизлечима.

Лейся, ясный свет, лейся!

2010


Случилось быть твоим рукам,
губам, прижавшимся к дождю.
Случилось водам пополам
с упавшим небом отразить звезду.

И тот, кого молящим взглядом
я проводила до ворот вечерних,
судьбу пронзит стрелой лукавой
и в неизвестности исчезнет.

И плащ по ветру распуская,
достигнет он тоски безмерной,
и чувствам он имён не знает,
что плачут на краю вселенной.

2010


Краем глаза вижу-
ходит следом.
Краем уха слышу-
тяжело вздохнул.
Хуже нет на свете белом,
если он-то любит,
а не люб.
А за то, что был высокомерен
да к тому же глуп,
лишь когда заплачет,
улыбнусь надменно
краем губ.

2009

               
На востоке звезда одиноко горит,
ожидая лучей восходящего солнца.
Может, милый мой где-то на неё поглядит,
его сердце забьётся, его сердце забьётся.

В этот утренний час на чужой стороне
я бреду вдоль реки в ожидании солнца.
Погляди на звезду, потоскуй обо мне,
моё сердце забьётся, моё сердце забьётся.

2009


Гулявник изменчивый

Гулявник изменчивый, колючий, узорный
желтеет в траве у дороги.
Любовью дикой, недоверчивой, позорной
мне сердце ранишь, сердце колешь.
Жить до греха виновной, загодя,
устала я, нет боле сил.
Ты улетел и сгинул за морем,
а я одна срываю девясил.

2010



Мы с тобой уплывем
на весенней лодочке.
Мы с тобой цвет сорвем
каждому по звёздочке.

А за речкой луга -
по колено трава,
то ли тонем вдвоем,
то ли снова плывем.

В небо вместе глядим,
жизнь пред нами полна.
А потом ты – один.
А потом я – одна.

2021


Страсть в Венеции

Три ступени вниз -
и ты вольна.
Мрамор сохранит твой след.
И ревнивый муж поймет:
всему вина -
молодой красивый гондольер.

И захлебнётся bocce di leone
доносами венецианцев.
Но сказками Гольдони
умерит жажду крови.
Жизнь богачей в палаццо -
твой акварельный домик.

Уйдешь в осенний дождь,
в ослепший вечер,
ты – женщина, марионетка,
умна, тем более не легче.
И всё-таки ты рвёшь все нити,
отдавшись страсти,
и гибнешь, пусть напрасно.
С каждым ненастьем
Венеция становится прекрасней.

2023


Рецензии