7. Д. Ермаков и барон де Бай

       
      7.Д.Ермаков и барон де Бай.

       Ермаков Д.И. после расставания с художником П.П.Колчиным продолжил свою работу один. В Тифлисе его фотография пользовалась определенным успехом у жителей и гостей города, которые приходили туда, чтобы запечатлеть свой образ в виде портретов.
       Надо сказать, что в этом деле он несколько уступал другим фотомастерам, работавшим в это время в городе. Именно об этом писал в своей записной книжке А.П.Бахрушин после встречи с Ермаковым в 1892 году: «Эти фотографии—не серьезная художественная работа (хотя видно, что человек обладает вкусом), но какая-то случайность, спешность и даже неопрятность, не верится, что это работа такого развитого человека, как Ермаков».(52)
       Похоже, портретные снимки не были для него любимым делом. Больше всего Дмитрия Ивановича привлекала и увлекала работа в области археологии по фотографированию исторических видов и типов для различных научных обществ. В одном из немногих сохранившихся писем, Ермаков, получив очередное приглашение на сьемки в экспедиции, пишет: » Я уже был там 20 лет тому назад, когда был еще мокрый способ фотографирования. Эти три церкви - что-то особенное, как по архитектуре, так же и (по) орнаментам, в высшей степени красивы. Зная всю прелесть этих снимков, я охотно закрою свою фотографию в Тифлисе на полтора месяца и поеду…» (109). 
       И тем не менее, были портреты, как и запечатленные на них люди, достойные добрых слов. Таким, на наш взгляд, был портрет  французского археолога, этнографа, историка, коллекционера и просто хорошего человека Амура-Огюст-Луи-Жозефа Бертелло де Бая, снятые Ермаковым в Тифлисе в 1899 году.(рис.1).
     Барон Жозеф де Бай, граф де Сан-Лоран родился 31 января 1853 года недалеко от Парижа в провинции Шампань и там же получил начальное образование у католического священника Общества Девы  Марии. С 1865 года он учился в, основанном иезуитами,колледже Непорочного зачатия, затем частным образом у аббата А.Борде, который был его наставником и помощником. 
     С ранних лет Жозеф посвятил себя изучению антропологии и доисторической археологии. Он открыл в своей провинции более 100 гротов эпохи неолита, могильник и зарисовал их. В 1872 году известный французский зоолог и антрополог Жан-Луи-Арман Катрфаж сделал от его имени доклад в Парижской Академии наук о доисторических пещерах в долине Петит Морин. Это стало большим научным открытием во французской археологической науке.(110).
     Путешествуя с научной целью, Жорес де Бай представил ряд интересных исследований о памятниках древности Франции, Испании, Швеции и Норвегии. В 1880 г. он опубликовал свой первый научный труд, в 1889 г. - стал членом Национального общества антиквариев Франции  (111)
     В  1890 году состоялся его первый визит в Россию. В январе в Москве, в память 25-летия основания Императорского Московского археологического общества, открылся VIII археологический съезд. Барон де Бай был командирован, как представитель французского Министерства народного образования.
     Так началась его долгая тридцатилетняя связь с Россией, которую он посетил 16 раз, изучая археологию, этнографию, историю и культуру чужого многонационального государства. На съезде он установил связи  со многими учеными, в том числе с Председателем Императорского Московского археологического общества графиней Прасковьей Сергеевной Уваровой.   
        Де Бай подарил Московскому археологическому обществу и Историческому музею свои коллекции предметов каменного века, найденные в Шампани. Он был принят в иностранные члены этого общества(112),  а  Российское правительство  наградило орденом Св. Анны 3-й степени (1890).(113)   
     В 1892 году правительство Франции командировало его на международный археологический конгресс в Москву, в 1893 году- на 9-й русский археологический конгресс в Вильну, в 1894 г.- в экспедицию в Крым, в 1895- 1897 годах он изучал этнографию и археологию в Сибири, в 1897- 1903  годах он приезжал  на Кавказ. (111) 
     Это видно из названий его 23 статей, позже опубликованных Парижским Географическим обществом: «От Москвы до Красноярска, воспоминания о поездке» (1897 г.), «В Грузии» (1898 г.), «На севере от Кавказских гор, воспоминания о поездке» (1899 г.), «На юге Кавказских гор, воспоминания о поездке» (1899 г.),  «Тифлис, воспоминания о поездке» (1900 г.), «У татар, от Дербента до Елизаветполя, воспоминания о поездке» (1901 г.),   «Горские евреи и грузинские евреи, воспоминания о поездке» (1902 г.), «В Малороссии, воспоминания о поездке» (1903 г.),  и др.  В записках о путешествиях он подробно описывал традиции, быт и культуру народов. (114) 
     Барон де Бай познакомился со многими русскими людьми, с  некоторыми подружился и стал называть их своими лучшими друзьями -князя Н. С. Щербатова, князя П. А. Путятина  и др. (113)  Среди них был граф Сергей Дмитриевич Шереметьев -известный общественный деятель России рубежа XIX–XX вв., историк-любитель, популяризатор отечественного культурного и духовного наследия. Он принимал деятельное участие во многих научных обществах, ставивших целью изучение родной старины. Написал серию очерков, посвященных храмам , монастырям  и русским дворянских усадьбам.
       Граф Шереметьев радушно принимал французского гостя в своих роскошных имениях. Благодаря его покровительству, Жорж де Бай  был вхож в лучшие дома России, в 1894 году его пригласили на коронацию Российского Императора Николая 11, которую он позже интересно описал. С Шереметевым барон де Бай много путешествовал, как по России, так и в Европе
     Так было и при первом путешествие на Кавказ и Закавказье барона де Бая в конце 1897 года. В этой поездке вместе с ним был граф Шереметьев и личный врач  Сергей Жемчужников. Основной целью его поездки были археологические изыскания.  Но там   выяснилось, что еще в 1889 году в Российской Империи вышел закон, который требовал получение специального официального разрешения для проведения археологических раскопок на государственных землях. Он касался не только иностранцев, но и российских подданных.
        Это изменило планы. Что касается разрешения, то барон де Бай обратился к Министру народного просвещения Франции с просьбой помочь ему в этом. А пока решил заняться этнографией. По совету своих друзей, он представлялся всем на Кавказе как этнограф, что позволило ему в итоге приобрести как этнографические, так и археологические коллекции. (115,116)
   Можно предположить, что среди этих друзей был и член -сотрудник  Московского археологического общества фотограф Д.И.Ермаков.  Существуют сведения, что Ермаков, который владел несколькими  иностранными языками и обладал достаточно обширными историческими и географическими знаниями, часто сопровождал иностранных исследователей и путешественников в разных поездках по Кавказу.
        Познакомившись кратко с Тифлисом и отдохнув недолго на виноградниках графа Шереметева в  Карданахи (Кахетия), барон  де Бай выехал с Тифлиса . 
       24 сентября 1898 года газета «Кавказ» сообщала: «известный французский ученый и путешественник барон де-Бай  выехал в Эривань. Его сопровождал член парижского географического общества г. Крафт - французский путешественник, фотограф и меценат, посвятивший свое огромное состояние путешествиям и искусству.(117).
      Главноначальствующий на Кавказе князь Григорий Сергеевич  Голицын командировал с ними капитана Дмитриева для оказания почтенному ученому всяческого содействия во время его экскурсий. Столь заботливое отношение к барону де Баю объяснялось  дружескими  отношениями между двумя государствами. Так, 7 октября 1896 года состоялся визит Российского Императора Николая II в Париж, а 11-14 августа 1897 года Россия принимала Президента  Франции Феликса Фора  (111).
       К тому времени уже оценили преимущество светописи над зарисовками и поэтому ни одна ученая экспедиция  или путешествие не могли обойтись без фотоаппарата.   Барон де Бай имел с собой маленькую фотокамеру "Кодак" Джорджа Истмена. Для получения качественных снимков в условиях путешествий этого недостаточно. К тому же, он не был фотографом.
      Барон Де Бай  обычно заключал договора с местными фотографами на проведение фотосьемок  в  дороге и использование их предметов фото снаряжения  (камера, объективы ,штатив, стеклянные пластины  разного  вида и размера, красный фонарь для заряжения кассет и пр.). Нужно отметить, что все это было достаточно тяжелым и громоздким. 
      В Тифлисе был заключен договор с опытным по видовой съемке фотографом Ермаковым, который обеспечивал все снаряжение. Кроме того, в своей фотолаборатории вместе со своим вторым сыном Александром, Дмитрий Иванович проявлял снимки де Бая, получал оригинальные фото и делал их копии. Надо полагать, их общение было достаточно близким.
     При такой ситуации Дмитрий Иванович мог фотографировать те же объекты, но под другим ракурсом, но уже для себя. Это к существующему предположению, что Ермаков брал чужие снимки и их авторство приписывал себе…(115).  Уж очень самодостаточным в этом плане был Дмитрий Иванович, чтобы заниматься такими мелочами. Да и большая часть объектов, как увидим позже, были ранее всем известны.   
       Барон де Бай посетил Эривань и в воскресенье 4 октября  вернулся в Тифлис. Во вторник он выехал в Гори(118). Газета «Кавказ» сообщала:»22 октября в четверг  гостящие в  Тифлисе ученые -путешественники барон  де-Бай и г. Крафт  выехали по военно-грузинской дороге в Москву и Петербург. Путники уезжают  под обаянием  сердечного гостеприимства и приязни, встреченных  ими в  нашем  крае, где они, в  свою очередь, оставляют  самое симпатичное впечатление. (119)
      Но как оказалось позже,  что г.Крафт задержался и 17 ноября писал де Байю об этом в Париж. Это было связано с тем, что он собирался вместе с Ермаковым поехать в Персию, но не был уверен в том, что это удастся сделать. Поэтому решил отпечатать свои снимки  пользуясь любезностью Ермакова –младшего и поехать в Баку.(116).
     В 1900-1901 годах  барон де Бай проехал Дербент, Елизаветполь, Баку.  Своими впечатлениями о поездках де Бай поделился в книге «У татар. Путешествие из Дербента в Елизаветполь».
      Описав историю Дербента и его исторические памятники, де Бай  сфотографировал  в стороне от небольшого кладбища, возвышающегося над морем, надгробный камень самой простой формы. С одной стороны его была надпись: «Здесь покоится прах девицы Ольги Нестерцовой, родившейся в 1814 году, умершей в 1833 г.» С обратной стороны вырезана роза; но роза увядшая, без листьев, уничтоженная молнией. Сверху начертано: «Судьба».
     Ему рассказали  грустную историю, которую  описал в своей книге «Кавказ» А.Дюма, посетивший ранее эти места. Белошвейка Ольга, дочерь  погибшего унтер-офицера Нестерцова, была возлюбленной  известного писателя Александра Бестужева(Марлинского). В порыве ревности произошел несчастный случай - раздался выстрел. Пуля пронзила грудь насквозь.Священнику, принявшего последнюю исповедь,  умирающая сообщила, что причиною несчастья была она одна…Не все поверили в это, но свидетельство священника спасло Бестужева от наказания.  Поэт поставил над могилой Ольги памятник, а в 1841 году  погиб в боях. 
    Некоторые подробности поездки изложены в книге Р.Исмайлова «Азербайджанско-французские литературные связи».  Так,  в Эривани де Бай посетил  Гёй мечеть. Ее благородный внешний облик, богатые орнаменты и ухоженный сад вокруг привлекли его внимание. Его поразило богатейшее внутреннее убранство Сардарского дворца. Остались незамеченными  и представители курдских племен , их бедность.   
        Еще более интересны его заметки об Елисаветполе, который он посетил в 1900 году, о знаменитых чинарах, украшающих город и воспетых еще М.Лермонтовым. 
        В 1900 г. барон Жозеф де Бай в первый  раз посетил Баку. В своей книге он писал о дворце Ширваншахов и полностью воспроизвел содержание легенды о Девичьей башне, оставил фото исчезнувшей позже,  мечети Кей Губада, что вплотную примыкала к мавзолею Яхья Бакуви в Ичери-Шехер. Посетил и описал храм огнепоклонников в Сураханах. Много фотографий   женщин в белых покрывалах, мужчин в чухах и папахах, торговцев коврами, священнослужителей в чалмах, детей у мечети…
      В августе 1901 г. барон де Бай вновь на несколько дней приезжал Баку. Его сопровождает, прикомандированный к нему Министром внутренних дел Франции, член Французской академии госп. Ф.Коппе. Вместе с тифлисским губернским предводителем дворянства кн. Меликовым они посетили фабрику Г.З.А. Тагиева.
         Экземпляр брошюры с дарственной  надписью де Бая известному купцу Гаджи Зейналабдину Тагиеву хранится в Президентской библиотеке Управления делами президента Азербайджанской Республики. На сайте https://azerhistory.com  представлены выдержки из этой книги ,которые дополнены прекрасными фотографиями.
         26 августа 1912 г. де Бай вместе с супругой и младшей дочерью мадемуазель Иоландой де Бай, участвовали в юбилейных торжествах, посвященных столетней годовщине Отечественной войны 1812 года.  На собственные средства барон приобретал все, что имело отношение к эпохе наполеоновских войн. Эта его коллекция, подаренная музею 1812 года, насчитывала в общей сложности более 2 тыс. предметов. За принесенные в дар предметы барону де Баю был пожалован орден Св. Станислава 1-й степени(113) .
    Все труды Жореса де Бая проникнуты глубокой любовью к России.    Иосиф Августович (под таким именем он вошел в российский мир) оценил русское гостеприимство и старался всеми своими действиями выразить свою благодарность.
     В России память о нем сохраняется благодаря огромному массиву документов, книг, произведений искусства, которые он безвозмездно передавал в дар российским музеям. Барон де Бай является автором более 40 книг о России, посвященных истории монастырей, дворянским усадьбам, русским художникам , этнографическим исследованиям малых народов Крыма, Кавказа, Урала, Поволжья и городам – Киеву, Смоленску.
    Что касается фотографий, то в этом случае нужно благодарить грузинского историка Ану Чейшвили. Дело в том, что фотоальбом этнографа Жозефа де Байя  был  обнаружен в парижском Музее на набережной Бранли в наше время. Музей приобрел  его на аукционе в 2006 году. В 2011 году там работала исследователь культурного наследия Грузии Ана Чеишвили. Директор музея предложил ей ознакомится с  коллекцией фоторабот. Там оказалось 1500 снимков, из них более 500 сделанных на Кавказе. За прошедшие годы Ана Чеишвили проделана большую работу по их исследованию и опубликовано много  интересных работ.  К сожалению, на грузинском языке.  спасибо,что прочитали.
 
 фото -барон де Бай  в Тфлисе.1899 год.фотограф Ермаков- из интернета
   


Рецензии