8. 2. Китайский поход А. Шихлинского

       8.2. Китайский поход А.Шихлинского.
      После тринадцати лет службы в «глуши«, Али-ага Шихлинский подал прошение о переводе его в отдельный Забайкальский артиллерийский дивизион. Высочайшим приказом от 7 февраля 1900 года просьба была удовлетворена. Впереди три месяца отпуска. «Чтобы окончательно не скиснуть», он решил предпринять путешествия, побывать за границей, и между прочим посетить Парижскую выставку в 1900 году. Но, как это часто бывает, осуществить свои планы не удалось: вышел приказ офицерам  о срочном   прибытии их на место своей новой службы. 
     17 мая 1900 года Шихлинский добрался из Москвы в г. Нерчинск  Забайкальской области в Восточной Сибири. Город стоял на границе, установленной договором от 27 августа 1689 года, между Русским царством и Китайской империей Цин. В 1900 году империей правила императрица-регент Цыси из Маньчжурской династии.
    Шихлинский был назначен старшим офицером 1-ой бригады отдельного Забайкальского артиллерийского дивизиона. В июне временно командовал  Вторым Восточно-сибирским летучим артиллерийским парком.12 июня   объявили мобилизацию и началась подготовка похода на Маньчжурию.  Капитан Шихлинский, «не вникая в происходящее и не понимая, какие причины побудили Россию к этому», воспринял все, как военный человек и с 4 июля 1900 г. по 21 марта 1902 года принимал участие в Китайском походе.
    Коротко восполним этот пробел в его воспоминаниях. В 1894 году Япония затеяла войну с довольно слабым Китаем , в результате которой 7 апреля 1895 года японцы получили острова Пэнху, Тайвань и Ляодунский полуостров. Но Россия и некоторые европейские страны имели свои виды на этот регион и оказали дипломатическое давление на правительство Японии с предложением отказаться от аннексии Ляодунского полуострова в обмен на увеличение контрибуции. Япония, несмотря на унижение, сочла возможным уступить, и ничего от этого не потеряла, т.к. политическое, экономическое и военное значение «страны восходящего солнца» в последующие годы значительно возросло.
    Франция, Германия и Великобритания, имея цель создать обширный китайский рынок для европейских товаров, получили земельные, портовые и торговые концессии за счет распадающейся династии Цин.   
    Российская Империя также 15 марта 1898 года подписала с Китайской империей конвенцию о безвозмездном, полном и арендном пользовании на 25 лет части Ляодунского полуострова (позже- Русская Квантунская область) площадью около 3,2 тысячи кв. км и с населением примерно в 250 тысяч человек(159).
    Это был дипломатический успех, так как Россия приобрела порт Люйшунькоу (Порт-Артур) и город-порт Дальний (китайское название Далянь ) в незамерзающей гавани, которые имели громадные преимущества над другим портом- Владивостоком. Этот договор давал право строительства на нем военно-морской базы, торгового порта и железной дороги от основной трассы Китайско- Восточной железной дороги (КВЖД), позволявшей спрямить путь от Читы до Владивостока и Порт-Артура.
     При этом, Китай аннулировал прежнюю договоренность по поводу железной дороги с японцами, что привело к столкновению интересов двух государств в этом регионе и, впоследствии, к русско-японской войне 1904-1905 годов.
    Император Николай II в своей приветственной телеграмме Империатрице Цыси придал этому соглашению историческое значение – «ибо оно несомненно послужит к вящему скреплению дружественных уз, искони веков существовавших между нашими империями» (160).
    В ноябре 1899 г. Китайскую империю охватили сильные народные волнения, которыми руководили китайские даосские секты -«ихэтуани», что дословно переводится, как «кулак, поднятый во имя мира и справедливости».
Главный призыв был направлен на искоренение иностранцев в стране, отпор дальнейшему распространению христианского вероучения и сохранение национальной идеи и религии. Ихэтуани организовывались в группы и отряды, вооружались пиками и дубинами и шли убивать «заморских дьяволов-иностранцев», нападая на христианских миссионеров, на отряды китайской армии и солдат европейских держав.
    По мнению «Русского Вестника», глухое раздражение и невольное озлобление в туземном населении к иностранцам  вызвала «алчность наиболее промышленных наций, беззастенчивая требовательность их по отношению к туземному населению, неудачные приемы по насаждению в стране прославленной европейской культуры, нетерпимость к католическим миссионерам, получивших теперь прочную почву для более энергичного развития своей миссионерской деятельности»(161).Напомню, что русская православная церковь никогда не занималась прозелитизмом и миссионерством.
    Вначале это выглядело, как борьба между правительством и национальной партией в виде обычных домашних междоусобий. Была надежда, что правительство Китая подавит это очередное выступление «больших кулачников », но жестокие кровавые расправы со многими иностранцами, проживающими в провинции, и китайцами, принявшими христианство, продолжались .«Им распарывали животы, отрубали головы, сжигали в жилищах».
    «Жизнь и имущество русских подданных, проживавших в Северном Китае, оказались в опасности. Начались атаки на объекты железнодорожной ветви, проводимой по Манчжурии русскими инженерами, убийства рабочих и членов служебного персонала и др.».
    Восстание стало принимать все более широкие размеры. Правительство Китая просило не воспринимать события, как враждебные действия официального Пекина в отношении России, но войска начали переходить на сторону мятежников. Император Николай II заявил, что он «во внимание к исконной дружбе окажет всякое содействие к охранению независимости Китая»(160).
    Но потом маньчжурские власти начали оказывать поддержку этому движению. 21 июня правительство Китая объявило войну европейским государствам, в том числе и России, выразив свою солидарность с «братьями-ихэтуанями». В связи с этим был сформирован Альянс восьми держав, члены которого планировали сообща подавить восстание(162).
    28 июня 1900 года "Государь Император Всероссийский, снисходя к печальному положению законного китайского правительства и ради устранения опасности, грозящей нашему трудовому русскому народу, работающему над постройкой Восточно-Китайской железной дороги, повелеть соизволил: ввести в Маньчжурию свои войска".
     При этом, политической программой России оставалось сохранение целостности Китайской империи и неприкосновенность её векового государственного строя. «Все войска должны знать, что в течение двухсот лет мы жили с китайцами в мире и, если призваны ныне на китайскую территорию, то лишь для поддержания законного правительства против бунтовщиков» (162).
     В Приамурском военном округе Российской империи была объявлена мобилизация военнослужащих для охраны жизни и имущества соотечественников, а также помощи по возможности правительственным войскам в борьбе с революцией.
     Ст.офицер первой батареи Забайкальского дивизиона Али-ага Шихлинский  и подполковник, командир второй батареи Самедбек Мехмандаров в составе казачьего отряда генерал-майора П.К.Ренненкампфа участвовали в обороне Благовещенска, разгроме частей генерала Шеу и штурме Хинганских укреплений, в знаменитом рейде отряда (нерчинцы составляли основные силы) по трем провинциям Маньчжурии, итогом которого стал разгром ряда крупных китайских гарнизонов, деморализация ее армии в этих провинциях и взятие в качестве трофеев 212 орудий(163). 
    С 1 августа российские части , двигавшиеся  на Цицикарском направлении,
начали бой под Хинганом против 5-тысячного отряда китайцев при 10 орудиях. В состав  частей  входили полубатарея  (4 орудия) 1-й батареи под командованием капитана Алиага Шихлинского и 2-й батареи (8 орудий) подполковника С. Мехмандарова отдельного Забайкальского дивизиона. 3 августа в 6 часов утра они выдвинулись на огневые позиции. Когда артиллеристы стали выпрягать лошадей, раздался сильный взрыв фугаса, заложенный китайцами в месте, удобном для размещения артиллерии.
      Установив орудия, дивизион (без 4 орудий) открыл меткий огонь по китайским окопам и по огневым позициям их артиллерии, которая была вскоре подавлена. За четыре часа боя сильный отряд китайцев был полностью разгромлен.  Большая заслуга в этой победе принадлежала артиллеристам.
     Однажды после боя им дали четыре часа на отдых и разрешили   осмотреть  храм в честь бога войны с грандиозной статуей Ляc-И-э и двух его телохранителей: Ку-Анг-пинга и Джо Сана. Первый был изображен в виде   улыбающегося человека с чашкой, мирно лежащей на его руке. Джо-Сан имел искаженное злобой лицо и держал поднятую вверх чашку.   
      
     Легенда гласит, что Джо-Сан завидовал полководцу Ляс-И-э, и однажды  ночью, крадучись, он поднял на него руку. Ляс-И-э, не поворачиваясь, спокойно спросил: Джо-Сан, какое зло я тебе причинил, что ты поднимаешь на меня руку?  Джо-Сан пробежал вперед, повернулся к нему лицом и сказал: Объясни, какая сила дает тебе возможность видеть то, что делается сзади?
    Ляс-И-э ответил : Есть люди  которые видят только то, на что смотрят, но есть и такие люди, для которых на луне отражается то, что делается на земле. Джо-Сан пал перед ним на колени и сказал: Отныне я раб твой, делай со мной, что хочешь. Ляс-И-э ему ответил: Иди в мои телохранители...»(126).
     Переправившись через реку Немер, казаки Ренненкампфа вместе с артиллерийскими батареями двинулись в Цицикар, где находился Цицикарский дзянь-дзюнь генерал Шеу-Чжан-Жень-Шань. Не доходя до города,   парламентер  от  генерала  сообщил о сдаче города.   Сам генерал Шеу сдаться не пожелал и покончил с собой по обычаям китайской элиты - проглотил золото.
    Российским войскам был дан приказ: « прибегать к действию оружием только в силу необходимости, не допуская излишнего пролития крови. За все забираемые продукты у мирных жителей надлежит уплачивать наличными деньгами.Это подтверждает в своих воспоминаниях и Шихлинский: »Начальник Забайкальской области отдал строжайший приказ ничего не портить, ничего не трогать, съестные припасы и фураж брать, но платить деньги, если найдется кому. Если же хозяева убежали и платить некому, лишь тогда уже брать без оплаты».
     Именно так и случилось после взятия дома генерала Шеу- хозяев не было. Это позволило Мехмандарову взять «замечательный халат из алой, очень дорогой материи. По всей спине на халате были вышиты золотом и серебром капителью огромные драконы, а стеганная подкладка сделана из ярко-желтого атласа». Кроме того, он взял еще красного цвета колпак, на конце которого вместо мандаринской шишки висел громадной величины рубин. Обе эти вещи Мехмандаров отправил в Хабаровский музей.
    12 октября 1900 года 100-тысячная русская армия полностью оккупировала Манчжурию. Смирнов Н.Н. в своей книге «Забайкальское казачество» детально описывает первое боевое крещение двух артиллерийских офицеров, азербайджанцев по национальности, Алиага Шихлинского и С. Мехмандарова  вместе с забайкальскими казаками в Северной Маньчжурии(164).
     После многочисленных боев с русскими войсками в течение 1900- 1901 года, китайская армия была окончательно и полностью разгромлена. Китайский поход закончился победой России, восстание было подавлено 7 сентября 1901 года и был подписан документ, положивший конец конфликту.
Россия дала Пекину обещание вывести войска из Маньчжурии к октябрю 1903 года. 
    С марта 1901 года по март 1902 года Шихлинский периодически командовал 1-й батареей в городе Шуан-Чен-Пу, недалеко от Харбина,  а затем в г. в Тала-Джао. Здесь он остался один и за командира дивизиона, и за командира батареи, т.к. командир 2-й батареи полковник С.Мехмандаров («земляк и давнишний знакомый с 1888 года») убыл в шестимесячный отпуск и на учебу в Санкт-Петербургскую офицерскую артиллерийскую школу. 
    19 апреля 1903 года, в первый день пасхи   батарею возвратили на старую штаб-квартиру в город Нерчинск, в Забайкалье. Здесь Шихлинский получил  орден Станислава 2-й степени с золотыми мечами, которым он был Высочайше награжден 1 мая 1901 года . Это его первая награда за военные подвиги против неприятеля в походе против китайцев. Поскольку он был нехристианином, на ордене вместо вензелевого изображения имени Св. Станислава, изображен Императорский Российский орёл. Орден носили на шее. Имел он и серебренную медаль за поход в Китай в 1900-1901 г.г.
    Здесь Шихлинский принялся за подготовку молодых солдат, которых начал учить уже в Харбине. В начале ноября 1903 года вернулся Мехмандаров. Собирались зимовать в Нерчинске,  но…

                продолжение следует..



 

      

 





      


      



 




      


Рецензии