Рецензии на произведение «Реквием»

Рецензия на «Реквием» (Сергей Калабухин)

Сергей, я тоже начала писать о своем потерянном любимце
Человечнее многих «человекоподобных»…

Муж не скрывал слез своих: «Как он мог, как он мог так уйти?»

Снег с дождем. Погода в Тюмени предсказуема в это время. Черемуха зацвела, значит, надо ждать снега. Такой прощальный привет зимний весне.
Взглянув в окно, не поверила глазам: снег хлопьями идет! Удивительное зрелище, вовсю цветут, радуя глаз, тюльпаны, анютины глазки. Только высадила всю рассаду однолетних цветов, а тут снег, да хлопьями. Хотела закричать: «Эй, Вы там, наверху! В Тюмени май!»
Вдруг все и закончилось. Солнышко яркое весеннее выглянуло, последняя снежинка растаяла, напоив щедро водой красные тюльпаны.
- Папа, мама, смотрите, какой у меня сына, - звонкий голос дочи.
Как всегда бежит и кричит, а на ладошке серенький комочек дрожащий.
- И как его величать? – вздохнули устало родители.
Как же забот и так невпроворот. Тут сезон, копать, сажать.
- Киллер – пиратская версия! – кричала красавица наша.
- В простонародье значит Киля, Килька.
Так рос наш Киля в дачный сезон. Искали его средь морковки, свеколки. Конечно, дочь вспоминала о сыне иногда, когда приезжала к родителям за деньгами.
- Сына, сына мой, - были первыми ее слова.
И он выбегал навстречу, уже подросший, хвост трубой! Как же 55 сантиметров один только хвост!
Лето быстро прошло, задули ветры холодные. Переезжаем в город обратно. Ему невдомек, почему двери закрыты? Он же не привык, привык на свободе гулять. Как-то недоглядели, убежал, на волю. Весь день дочь бегала по району, да еще мамины студенты. Человек так пятьдесят на поисках. Нет, нигде! Усталая, какая-то вся сникшая, с опухшими глазами дочь пришла под ночь. Тишина, гнетущая. Папа позвонил, надо с работы забрать. Поехала с ней, куда такую одну отпускать? Едем все молча, никто не молвит ни слова. Вот и дом наш, вдруг дочь по тормозам и с радостным плачем:
- Вот он вернулся!
Под деревом, весь дрожа, Киллер сидит. Весь грязный такой. Радостно улыбаясь, долго купали, грязь отмывали.
Зиму прожил, сидя на форточке. В любую погоду он там, на форточке воздух вдыхал. Дочь купила поводок для прогулок, пыталась вывести на воздух. Не понравилось ему, наверное, даже обиделся слегка. Спрятался под диван и долго не выходил.
В тот апрельский весенний день, когда приехали опять на дачу, не было счастливее Киллера нашего! Как он бегал, носился, смеялся! Нет, не оговорилась я. умеют они и радоваться, и огорчаться, и смеяться. Только надо присмотреться. Как же тогда объяснить их поступки? Заболела сильно, лежу, он рядом, голову мою массируют, тихо мурлыча. Звук телефона, с работы, как же срочный отчет. Надо писать. Тяжело вздохнув, включаю комп. И вдруг Киллер встал на задние лапы, монитор закрыл весь, а передние мне на плечо и кивает в сторону дивана. Улыбнулась я, вспомнила, что на больничном. Пишите свой отчет сами, а мы полежим и наши добрые фильмы посмотрим вместе.

Миля Харченко   22.01.2012 12:13     Заявить о нарушении
С искренним сопереживанием прочитала Ваш рассказ, Сергей.
У нас несколько лет жили два братца-кролика - Жано и Пьеро, потом оба заболели и умерли один за другим, и ветеринар не помог. Мы, конечно, были очень опечалены, особенно дочка. Тогда, чтобы её утешить, я предложила сочинить поэму, нарисовать картинку "Рай зверей", в котором ручьи, цветы, добрые волки и другие весёлые звери и, конечно, наши милые кролики: счастливые, утешенные. И вот, "гармонии таинственная власть" помогла, и мы с дочкой преодолели наше горе, понемногу утешились.
С уважением

Татьяна Денисова 2   07.02.2012 15:31   Заявить о нарушении
Ах, извините, Сергей! думала, пишу рецензию, а оказалось "добавить замечания", даже и не знаю, как это я так ошиблась...

Татьяна Денисова 2   07.02.2012 15:34   Заявить о нарушении
Рецензия на «Реквием» (Сергей Калабухин)

Я знаю, как больно, когда умирает твой четвероногий друг... У меня 18 лет жил кобель по кличке "Ральф"... Я его трехнедельного за пятерку купила у алкаше пытавшихся напоить его какой-то палитурой у ворот моего дома. Я шла с работы. В принципе никого "покупать" не собиралась - в доме итак было три кошки, но... судьба распорядилась иначе. Так у нас появился Ральф. Три ночи он скулил (то ли животик болел после "экспериментов" алкашей, то ли просто боялся незнакомого места, в котором оказался). Муж уже начал недовольство проявлять - "мол, сколько же можно"? Еще ночь такая, и... Ральф будто бы услышал его. Понял. Замолчал. Стал слушаться его, но от меня не отходил ни на шаг. Стоило мужу просто голос повысить, он становился передо мной и рычал. Защищал стало быть! Так и прожили в мире и согласии. И еще бы жили... Но как-то, знакомый ветеренар, на мою просьбу осмотреть собаку (тот стал каким-то вялым...) в паху у Ральфа обнаружила неоперабельный рак. Вот так... Последнюю ночь я провела сидя рядом с ним на полу (на свой любимый диван он запрыгнуть уже не мог, и не давал брать себя в руки, видать от боли)... А потом... мы похоронили его, отвезя на такси на гору, рядом с кладбищем. С тех пор прошло пять лет. Но он до сих пор мне иногда снится...

Ирина Михайловна Дубовицкая   20.02.2011 17:54     Заявить о нарушении
Да, Ирина. Это ужасно тяжело - терять наших беспомощных маленьких членов семьи. В декабре 2009, за неделю до Нового Года от рака умерла наша любимица Симона. Та самая, вторая, о которой я писал в "Реквием". Нового Года у нас тогда не было. Недавно жена меня спросила, не буду ли я писать о Симоне воспоминания. Я ответил, что не могу. Это всё равно, что вновь пережить весь тот ужас.

Сергей Калабухин   21.02.2011 10:31   Заявить о нарушении
Понимаю и... от души сочувствую...

Ирина Михайловна Дубовицкая   21.02.2011 10:34   Заявить о нарушении