Грустные звезды

Ночное темно-синее небо середины августа, слегка мерцающие звезды, сгорающие частицы кометы, долетевшие до нашей планеты откуда-то со стороны созвездия Персея. И тишина, которой никогда не бывает в городе, такая нереальная абсолютная тишина. Наверное, так тихо будет по ту сторону черты, которую неизбежно придется переступить. Но это позже, а пока можно просто лежать в гамаке и смотреть в ночную бесконечность и вспоминать. Вопрос только в том, о чем вспоминать, а может быть, о ком.

Где-то в глубине сознания возникают мелодия и голос, голос который невозможно не узнать. Память позволяет в мельчайших деталях воспроизвести интонации Певца и все оттенки оркестра. Не требуется никакой звуковоспроизводящей аппаратуры. Как всё просто — достаточно смотреть на звезды, слушать и наслаждаться. Он поет только для меня и только те произведения, которые я люблю, их точные слепки сохранились где-то в нейронный сетях моего мозга.

Его талант был подарком свыше, возможно, принесенным теми самыми персеидами — яркими огоньками проносящимися над Землей. От такого огонька «в туманном небе в давние года» зажглась звезда большого артиста. Конечно, именно так оно и было, как я сразу не догадался. Когда-нибудь в будущем метеоры сумеют зажечь новые звезды, но мне это уже будет безразлично.

Длинные красивые пальцы летят над черно-белым  пространством концертного рояля. Такие пальцы могут принадлежать художнику, скульптуру или пианисту. Руки прикасаются к клавишам, оркестр смолкает. Дирижер и музыканты становятся зрителями и слушателями. Звучат первые фортепианные аккорды. Ему нравится петь, аккомпанируя себе, можно позволить чуть-чуть  больше свободы импровизации. По звучанию рояля слышно, что инструмент получает удовольствие ничуть не меньшее, чем сам Исполнитель.

Какая чудесная возможность представилась мне сегодня: неограниченно наслаждаться великим искусством. Но ничего неограниченного не существует, наступит утро, магия исчезнет, я больше не смогу слышать музыку, которую воспроизводит моя память. Окно в портал бесконечности закроется. Но еще есть немного времени, надо успеть. Надо.

Небо становится темнее, уже не синее, а почти черное. Может быть, это я отрываюсь от Земли, а возможно, от реальности. В Его голосе слышу совсем другие интонации, это боль и тающая вдали тюркская синь. Но Он всё также гениален и безупречен. Он всё понимает.

Персеиды огненными стрелами прошивают небо, прощаясь с Землей до следующего августа. Звезды как-то погрустнели, наверное, им тоже чего-то или кого-то не хватает.

Москва, 17 августа 2020 года.


На это произведение написаны 4 рецензии      Написать рецензию