Первый раз в первый класс

Мое   замечательное,   детство  пришлось  на  «золотой  век»   эпохи  Великого  застоя  -  начало  70-х.  На  улицах  было  абсолютно  безопасно,  мороженое  стоило  20 копеек,   билет  в  кино  25,  родители  у  всех  работали,  мы  были  предоставлены  сами  себе  и  с  полной  отдачей  пользовались  такими  благами.

Что  мы  только  не  затевали!  Играли  в  следопытов,  спасали  бездомных  животных,  катались  на  автобусах,  называя  это  экскурсией.  Особым  доверием  у  нас  считалось  сбегать  в  магазин  за  хлебом  по  просьбе  старушек,  сидящих  у  подъезда  на  лавочке,   и  заработать  законные  пару  копеек.  Гоняли   в  лес  на  великах,  который   начинающийся   прямо   за  новостройками  через  дорогу,   устраивали  вылазки  в  сады,   а  по  вечерам   пекли  картошку  на  ближайшем  пустыре.  Домой  возвращались  усталые   и  счастливые,  замертво  валились  спать,   чтоб   наутро   проснуться   как  можно  раньше   для  новых  приключений.

Честно  говоря,   я  не  помню,   почему  последнее   лето  перед  школой   я  не  ходила  в  детский  садик.  Отпев  и  отчитав  стихи  в  актовом  зале,   получив   «Набор  первоклассника»,   выслушав   сердечные   наставления,     поддавшись   общему   порыву,   мы   расцеловали   Клавдию  Петровну  и  без  всякого   сожаления  выпорхнули  во  «взрослую»  жизнь….

Вопрос  самостоятельности  у  нас  решался  просто  и  без  сантиментов:  ключ  на  веревочке  на  шее,  еда  в  холодильнике,   свобода  в  полном  распоряжении  и  под  личную   ответственность.

До  начала  учебного  года   было  далеко,   и  мой  папа  решил,  что  собрать  ребенка  в  школу  еще  успеет.  Почему  папа?  Потому,  что  мама  у  меня  была   заведующей   гастрономом,  и  это  должность,  учитывая  тотальный  дефицит  продуктов,   возводила  ее   в   определенный  статус   и  требовала   соответственно  большого   внимания  к  себе:  портниха,  парикмахер,  маникюр  -  в  общем,  ей  было  некогда.

Более   благоразумные   родители  давно  уже  отнесли  документы  в  школу,  остались   такие,  как  мы,   недавно  переехавшие   и   неблагополучные  семьи.  Таким  образом,  я  своей  соседкой  Ленкой   была  записана   в  последний  «Е»  класс.  Похоже,   тёте  Тамаре   и  дяде  Мише,   работающих   на  прибыльной  покраске   машин,   тоже  было  некогда.

Это  потом  я  поняла,  что  от  «А»  до  «Е»  уровень  социально-семейного  благополучия  стремительно  падает,  но  тогда  эти  классовые  пережитки   мало   беспокоили,   и   я   редко   вспоминала   о  предстоящем  событии,  важность  которого   мне   подробно  так   никто  и  не  объяснил.
 
Мое  смутное  представление  о  школьной  жизни  ограничивалось  подслушанными  разговорами  старшего  брата  с  друзьями.  И  были  они  о  драках,   перекурах  в  туалете,  придирчивых  училках  и,  конечно  же,  о  девчонках.   Единственное,  что  отложилось  у  меня  в  голове,  так  это  то,  что  девочка  должна  быть  красива  и  всем  нравится  -  это  важно.

Лето  стремительно  подходило  к  концу,  а  в  моей  жизни  ничего  не  происходило.   Все  чаще  на  слух  попадало  слово  «школа»,  подружки   хвастались   покупками,  и  я  начала  подозревать,  что  не  все  у  меня  обстоит   благополучно….

Мне  пришлось  смириться  с  невзрачным  шерстяным  платьем,  оставшимся  в  ряду  «последних»  в   универмаге,  куда  мы   успели   заскочить   перед  самым   закрытием.  С  трудом  пережила   простенький  фартук  без  всяких  кружев  и  воланов.   Но  когда  после  работы  отец  принес   ужасный     коричневый   портфель   с  тремя   фигурками   цвета  светофора   и   победоносно  поставил  на  стол,  я  поняла  -  произвести  первое   незабываемое   впечатление,  у  меня  нет  шансов.

Накануне    вечером   Ленка  с  тетей  Тамарой   вернулись  домой   с  огромным  букетом  белоснежных  гладиолусов,  а  у  меня  дома  в  вазочке  стояли   несчастные    астрочки   по  30  копеек….   Пал  последний  рубеж.    Необходим  был   «ход  конем».

***
Впервые  я  испытывала  волнение  от  завтрашнего   мероприятия.  Авантюрный  план  должен   сработать  -  я  решила  сразить  всех  наповал.
Ровно  в  шесть  утра  по  радио  заиграли  Куранты.  Я  уже  была  начеку.  Слышала,  как  отец  быстро  собрался,  заглянул  через  дверь,  передумал  будить  и  тихо  ушел.

-  Подъем!   Просыпайся,  если  хочешь,  чтоб  я  тебя  причесала,  -  скомандовала   мама,  проходя  с  чашкой  кофе   мимо  моей  кровати   на  балкон. 
Следом  струился   будоражащий   аромат.  Конечно  же,  я  хочу!  Ведь  я  должна  быть  неотразима.
Зачесав  высокую   «Мальвинку»  и  завязав   красивый  бант,  мамуля  чмокнула  меня  в  макушку,  напомнила,  где   искать  табличку  «1Е»  и  убежала  на  работу.

Все!  Никого!  Брат  -  не  в  счет,  пусть  спокойно   дрыхнет  до  своей  второй  смены.   Прокравшись  в  родительскую  спальню,  я   отворила   заветный  шкаф.   Донеслось  тонкое   благоухание   рижских  духов.  Я  быстро  отыскала  на  полке  упаковку  драгоценных  нейлоновых  чулок  и,  прижав  их  к  груди,  вышмыгнула  из  комнаты.

Чулки  -  мечта  советской  женщины,  эталон  респектабельности,  пленительный  аксессуар  западной  «растлевающей»  моды.  Достать   их  можно  было  только  по  большому  блату  или  отстоять  гигантскую  очередь  в  кожгалантерее.  То,  что  мне  влетит  за  чулки,  я  даже  не  сомневалась.  Но,  как  говориться,  красота  требует  жертв!

Я  все  продумала  с   вечера.   Примерила  специальный  мамин   пояс  с  застежками   на  толстых  резинках,  обернула  его  вокруг  себя  два  раза  и  поняла,  что  он  мне  не  поможет.  Оставались  старые,  проверенные  бабушкины  резинки.   Со  знанием  дела   я   завязать   пару  узелков  и    подогнала  под   свой   размер   ноги  -  получилось,  что  надо.

В  положенное  время   при   полном  облачении   я  предстала  перед  зеркалом.   В  чулках  и    лаковых  туфельках,   с   крупными  локонами,    спадающими  ниже  плеч,  я  нашла  себя  восхитительной.  Даже   мрачное  платье  мне   уже   не  казалось  таким  печальным,  а  коричневый   портфель  таким  ужасным.   Довольная  собой  я  подхватила   приготовленный  букет   и   отправилась  в  школу….

Но  мой  энтузиазм  быстро  сдулся.   Не  успела  я  преодолеть  половину  пути,  как  мои  чулочки  предательски   начали   сползать,  намекая  не  на  свой  размер.  Вторую  часть  пути  я  еле  переставляла  ноги,  боясь,  что  вот-вот   и   мои  бабушкины  резинки   покажутся  из-под  подола  формы.  Когда  я  добралась  до  школьного  двора,  заполненного  до  отказа  бурлящей  толпой,   резинки  окончательно  съехали  и  еле  держались  на  коленках,  а  чулки   отвратительно  сжались  в  гармошку.  Я  не  придумала  ничего  лучше,  как   перемахнуть  через  клумбу,   спряталась  в  кустах  и  разреветься.  Это  была  катастрофа! 

Так  плачевно  бы  и  закончился  мой  триумфальный  поход  в  школу,  если  не  данное   родителям  слово  -  «я  взрослая,  я  справлюсь  сама».   Собрав  всю  волю  в  кулак,   я  с  завистью   проследила,  как  десятиклассник  пронес  на  плече  красивую  девочку,  всю  в  бантах  и  кружевах,  с  колокольчиком  в  руке.   Был  дан  первый  звонок  и  немолодая,   очень  миниатюрная  женщина  с  табличкой  «1Е»   повела   за  собой   ребят.  Я терпеливо  дождалась,  когда  все  разойдутся,  спрятала  в  портфель  злосчастные  чулки,   на  босу  ногу   напялила   туфли  и,  как  ни  в  чем  не  бывало,  направилась  искать  свой  класс.
Постучавшись,  я  что-то  промямлила  на  пороге,  вручила  слегка  увядший   букет  и  села  на  свободное  место.  Место  это  оказалось  на  предпоследней  парте  рядом  с  толстой  девочкой,  не  удостоившей  меня  абсолютно  никаким   вниманием.  Зато,  на  остальной   коллектив,  похоже,  я  произвела  впечатление.  Опоздать  первого  сентября  в  первый  класс!  Да  ещё   явиться  с  голыми  ногами   без  белых  гольфиков  или  колготок!  На  задних  партах  одобрительно  заерзали,   видимо,  приняв  за  свою.   В  общем,  «не  нытьем,  так  катаньем»,  но  я  добилась  желаемого  результата  -  произвела  впечатление!   И  вытекающие  отсюда  последствия  не  заставили  себя  долго  ждать.

Первый  урок   традиционно  был  посвящен  любви  к  родному  краю  и  больше   предполагал  знакомство.  В  легкой  дружеской   обстановке   нам  объяснили  правила  поведения   и   перешли   к   основной  теме.  На  протяжении  всего  урока  я  чувствовала,  как  сидящий  сзади  верзила    тычет   мне  в  спину  линейкой.  Мое  терпение  было  на  исходе.   Я  долго  сосредоточенно  изучала   обложку   «Букваря»,  лежащего  на  краю  парты,  но  на  словах    «Родина  помнит  своих   героев»»  не  выдержала,  схватила   книгу  и  со  всего  размаху  залепила  обидчику  по  голове.  Воцарилась  полнейшая  тишина….

Это  потом  я  узнала,  что  Славка  Бушков  -  отпетый  хулиган  и  гроза  района.  Никто  не  ожидал  такой   наглости  от  девчонки,  все  замерли   в  предвкушении   «жестокой  мести».  Но  на  мое  счастье,  и  сам  Славка  не  ждал  ничего  подобного.  От   неожиданности  он   вытаращил  глаза,  потер  лоб,  насупился   и  затаился.  Людмила  Григорьевна   не  стала  устраивать   прилюдное   разбирательство,  а  сделала  памятную  запись  в  дневнике  для  родителей.  Мой  авторитет  рос  на  глазах  -  мало  кому  удавалось  так  отличиться   в  первый  же  день!

Домой  я  возвращалась,  чувствуя  себя  героиней,   рядом  тащил  мой  ужасный   коричневый  портфель  Славка  Бушков,  а  впереди  меня  ждала  долгая   увлекательная   школьная  жизнь,  полная   событий,  сюрпризов  и  разных   впечатлений….

Мы  вместе  взрослели,  дружили,  любили.  Вместе  с  нами  старела  наша  дорогая  Людмила  Григорьевна,   которую  ласково  мы  называли  «наша Дюймовочка».  Наш  «1Е»  был  у  нее  последний.  Каждый  год  мы  навещали  ее  дома,  пили  чай  с  пирогом,  смеялись,  рассказывали…..  Благодарность  и  светлая  память  нашей  Людмиле  Григорьевне  и  всем  учителям,  которые  ввели  нас  в  этот  светлый,   радостны   мир  знаний  и  подарил  нам  частичку  себя….


На это произведение написано 11 рецензий      Написать рецензию