Рецензия на «Микеланджело из Мологи» (Дмитрий Красавин)

" Из разговора за чаем Настя узнала, что мужа и сына хозяйки дома мобилизовали в Красную Армию. Сами они — новоземельцы**. Только-только устроились на новом месте — и тут война. Как оно все дальше обернется?
Анатолия Хелли не видела. Ее дом в сторону Пылва*** ближайший к тому хутору, на котором жили Настя и Анатолий. С дороги его хорошо видно. Мимо ее дома он никак пройти не мог. Может, пошел в противоположную сторону? Там два сожженных хутора, а потом долго никакого жилья нет. Полдня идти надо. Да, сейчас война, иные люди страшнее зверей стали, но нельзя сразу думать о плохом. Может, заплутал?
В доме Хелли было тепло, уютно. Согревшись, отдохнув, Настя оставила сына на попечение хозяйки дома, и налегке пошла назад, за Анатолием.
Однако в ее отсутствие на заброшенный хутор никто не приходил. Она оставила новую записку с обещанием вернуться еще раз, на следующий день, и нарисовала схему, как Анатолию добраться от хутора до дома Хелли.
Но следующий день ей уже не принадлежал. По дороге назад, когда из-за пригорка уже показался дом Хелли, Настю нагнала колонна машин. В открытых кузовах грузовиков, с бортами, наращенными досками до полутораметровой высоты, стояли вплотную друг к другу сотни людей: мужчины, женщины, дети, старики… Позади грузовиков ехал крытый фургон. Когда Настя, пропустив колонну, вновь шагнула с обочины на проезжую часть, фургон внезапно остановился. Из кабины выпрыгнул коренастый мужчина в шерстяном свитере, с автоматом наперевес. Он повернулся к Насте и что-то громко спросил. Настя крикнула в ответ, что, к сожалению, не понимает по-эстонски. Мужчина зло рассмеялся. Произнес еще несколько фраз, в которых несколько раз прозвучало уже знакомое Насте от Хелли слово: «uusmaasaaja»****. Насте показалось, что ее с кем-то путают. Быть может, с Хелли? Мужчина тем временем, не сходя с места, скинул с плеча автомат и, подкрепляя слова движениями ствола, приказал Насте забираться в кабину.
До хутора Хелли было рукой подать. Можно было сказать, что «uusmaasaaja» не она, а Хелли. Но на хуторе вместе с Хелли оставался сын Насти. Как обращаются каратели с детьми, Настя видела в псковской деревне. Знала она и о том, каковы нравы у советских карающих органов. Ожидать от эстонских карателей милосердия? Она побоялась, и поэтому, отводя беду от сына, молча выполнила приказ.
Спустя полчаса или чуть больше колонна прибыла на огороженную дощатым забором территорию каких-то складов. Всех арестованных построили в шеренгу по одному. Из общей массы, руководствуясь «национальным» чутьем, выделили евреев***** и, погрузив снова на один из грузовиков, увезли. Остальных людей рассортировали по складским ангарам.
В течение недели на территорию складов прибыло еще три партии арестованных. В одном из грузовиков Настя увидела Анатолия. Она крикнула ему, он тоже увидел ее. Встретиться им удалось на следующий день во время построения, но всего лишь на полчаса.
Анатолий рассказал, что его схватили и связали хозяева первого же хутора, у которых он пришел просить помощи. Ночью он бежал. Вернулся на заброшенный хутор, прочитал записку и по нарисованной Настей схеме пошел искать дом Хелли. Нашел, но дверь в дом ему открыли «лесные братья». По их разговорам он понял, что они ждали хозяйку, чтобы арестовать ее. Вероятно, она сумела заранее узнать об их планах и бежать из дома.
— Эстонцы, начиная с сорокового года, бегут в Америку. Они знают пути. Жить в охваченной безумием Европе могут только безумцы. Нас с тобой сейчас разлучат. Говорят, женщин угонят в Германию, а с мужчинами будут разбираться: нет ли переодетых красноармейцев или бойцов истребительных батальонов******. С этого лагеря мы убежать вдвоем не сможем. Но ты должна знать, что я люблю тебя, люблю нашего маленького сына. Я обязательно сбегу от эстонских нацистов, найду сына и попытаюсь увезти его в Америку, если этого еще не сделала Хелли. Там он будет в безопасности. Там живет Паша Деволантов. Там я буду ждать тебя. Беги, беги в Америку при первой же возможности! — наказал Насте Анатолий.
Через неделю Настю и более сотни других женщин отправили в Германию. Не было ни суда, ни следствия, ни обвинения, ни приговора, ни срока. Соблюдение всех этих формальностей в отношении людей неарийской расы считалось излишеством.
В Германии Настю ждали нищенское существование, четырнадцатичасовой рабочий день, унижения, постоянный страх физического уничтожения за любую провинность, включая болезнь или легкое недомогание.
Потом пришли войска союзников, пришла Победа. По договору со Сталиным, угнанные в Германию советские граждане подлежали возвращению в Советский Союз. Настя не хотела возвращаться. Улучив момент, она бежала и после долгих скитаний добралась до вожделенных берегов Америки…
За иллюминатором самолета простираются заснеженные барханы облаков. Местами они вздымаются вверх, образуя причудливые воздушные замки, местами разбегаются друг от друга в стороны, и тогда в обрамлении их рваных краев открывается Атлантика. Атлантика, которую однажды в трюме крохотного суденышка моя бабушка, тогда еще совсем молодая Настя Воглина, пересекла в надежде встретиться на другом берегу с сыном, с мужем, с Хелли, с Пашей Деволантовым… Теперь в салоне комфортабельного авиалайнера она пересекает ее второй раз. Пересекает, чтобы встретиться с памятью о них, с памятью о Мологе…

* После выхода Эстонии из СССР русский язык на государственном уровне подвергся гонениям: Исчезли наименования улиц и организаций на русском языке, инструкции к лекарствам, бытовым приборам, пояснительные таблички в музеях. Русский язык был потеснен во всех учебных заведениях, включая русские школы и т.д и т.п.
** Новоземельцы — лица, получившие наделы земли в результате проведенной в Эстонии реформы земельной собственности. Почти 50 тысячам безземельных и малоземельных крестьян было передано в пользование более 340 тысяч гектаров земли. Однако, чтобы дать землю одним, надо было отобрать ее у других. Завершающим аккордом передела собственности стало принудительное переселение в Сибирь 14 июня 1941 года около 10 тысяч человек. Прямым результатом этой акции явилось массовое бегство людей в лес. Одни бежали, чтобы укрыться от репрессий, другие, названные впоследствии лесными братьями, чтобы мстить. Новоземельцы оказались в числе первых жертв лесных братьев. Зимой 1941—1942 отряды «мстителей» были разоружены немцами. Большинство братьев вступило добровольцами в войска Вермахта или пошло на службу в полицию.
*** Пылва — городок на юго-востоке Эстонии.
**** Usmajasaaja — новоземелец (эст.)
***** 31 января 1942 года из Таллина в Берлин пришло донесение, что Эстония полностью очищена от евреев. Первой в Европе она была объявлена Юденфрай.
****** Истребительные батальоны — военизированные добровольческие формирования, создававшиеся в начале войны для борьбы с лесными братьями. Общее руководство батальонами возлагалось на НКВД. Деятельность батальонов часто сопровождалась террором в отношении гражданских лиц, на которых падало подозрение в сотрудничестве с лесными братьями: сжигались посевы, хутора...

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Что такое красота? Если это свойство объектов и явлений материального мира, то почему один человек ее замечает, а другой нет? И вообще — нужна ли она человеку? Красотой не будешь сыт, она не укроет от ветра, не защитит от опасности…
Может, ее вовсе не существует? Так, придумали люди какое-то непонятно что обозначающее слово. Каждый по-своему его толкует, а никакого конкретного содержания у него и нет? Ведь красоту нельзя потрогать, увидеть, услышать, обонять, попробовать на вкус. Она нематериальна. Значит, ее действительно не существует как объекта, как конкретного свойства чего-либо. Если кто-то и говорит «Ах, какая прекрасная картина!», то это отнюдь не означает, что у рядом стоящих такое же мнение. Спросите двух поклонников живописи: «Где или в чем вы увидели на этой картине красоту?» — и вы услышите два разных ответа. В одном доме на одной лестничной клетке живут два человека, работают в одной организации, по вечерам смотрят одни и те же телепередачи, женаты на близняшках (!) — для одного весь мир прекрасен, для другого — переполнен мерзостью.
И тем не менее, красота существует. Существует вопреки всякой логике..."
В ЭТОМ ОТРЫВКЕ - Я НАШЕЛ МНОГОЕ...ЧЕГО ЗНАЛ УМОМ И ЧТО ТЕПЕРЬ, ЖИВЯ В ДОНБАССЕ - ИСПЫТАЛ САМ... ХОРОШЕЕ...ДОБРОТНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ - МУДРОЕ И ЖЕСТОКОЕ ВРЕМЯ...ВСЕГО ЛИШЬ СЛОВЕСНАЯ ПЫЛЬ...КОТОРАЯ ПРОПИТАЛА КАЖДОГО, КТО ЖИЛ В ТО ВРЕМЯ И ДОГНАЛО НАС - В ЭПОХУ - ЦВЕТНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ И ГИБРИДНЫХ ВОЙН... ЛЕТОПИСЕЦ.

Валентин Стронин   04.08.2018 12:06     Заявить о нарушении
Спасибо Валентин! Вы правы. И тогда и сейчас главное оставаться людьми и по отношению к себе и по отношению к другим людям, независимо от того на каком языке они говорят, какой национальности или партийной принадлежности...

Дмитрий Красавин   04.08.2018 16:52   Заявить о нарушении

Перейти на страницу произведения
Перейти к списку рецензий на это произведение
Перейти к списку рецензий, полученных автором Дмитрий Красавин
Перейти к списку рецензий, написанных автором Валентин Стронин
Перейти к списку рецензий по разделу романы за 04.08.2018