Клятва

- Я, Сидоров Альберт Карлович, год рождения 1965, национальность… образование высшее, холост, не состоял…
- Сидоров!
- Я!
- Ты что читаешь?
- Что написано…
- Страницу переверни.
- Понял… Я, Сидоров Альберт Карлович, вступая в… и без меня уже вполне сплоченные ряды…
-Сидоров!
- Виноват?
- Ты читать умеешь?
- Разумеется…
- Так точно, Сидоров, так точно.
- Так точно!
- Вот и читай, что написано, без самодеятельности.
- Понял… вступая в ряды моих, своих соратников…смотрю на них обреченно и торжественно клянусь: горячо любить свою Родину… это раз!... ее леса, поля, реки и озера, и всю живность в них – рыб и зверушек…
- Тьфу, идиот…
- Её славную историю, прошлое и настоящее, и всех людей, живущих в ней навсегда…
- Ну хватит, хватит, все понятно. Давай дальше.
- Это раз! Во-вторых…
- Не надо «во-вторых», просто читай.
- Понял… во-вторых: жить, учиться и работать, и бороться… да нет – просто жить! – как завещал великий наш учитель, чье имя знают даже дети, которых, как и зверушек, клянусь любить…
- Во дает!
- и оберегать пуще жизни своей, что расцвела так ярко… можно воды?
- Что?!!!
- Клянусь быть достойным светлой памяти всех наших людей, твердо стоять на страже мира, а если дрогну перед лицом врага, вдруг заболею или понос, или другая неприятность – пусть боевые мои товарищи, не дай Бог, судят меня беспощадно, но объективно, братцы, мысленно встанут на мое место и спросят себя – а если б меня вот так…
- Стоп, стоп, Сидоров, стоп!
- ?
- Послушай, Сидоров – ты больной?
- Жалоб нет.
- Прочитай-ка мне, что написано крупными буквами.
- Где?
- Сверху. Красным.
- Кля – тва…
- Клятва, Сидоров, понимаешь, кля-тва! Она кровью написана, наших бойцов, а ты гренки лепишь…
- Понял…
- Не надо…
- А случись, сразит меня горячая пуля или вражеский штык, паду от ран, и останется наш отряд без казначея…
- А, вот ты куда!
- Пусть тогда все, что мне причитается как стражу мира, отойдет в равных долях моему свояку, Якову Иванову, из службы сбыта и снохе моей – Тамаре – повару генерального штаба…
- Достаточно, Сидоров, молодец, все понятно. Ты молодец, Сидоров. Хочешь и на елку влезть, и спуститься без повреждений?! Так не бывает.
- Кто сказал?
- Вот что, дорогой мой. Есть два пути: либо ты клянешься – и казначей, либо собираешь вещи и в Тернополь. Понял? Люди насмерть стоят, а он!.. Ты меня понял?
- Понял.
- Поехали?
- Эх... Я, Сидоров Альберт Карлович, вступая в ряды… с тяжелым сердцем…


Рецензии
Да.
Особенно это:

"""...и всех людей, живущих в ней навсегда..."""
Вот это вот НАВСЕГДА.

А они говорят: """есть два пути..."""

А есть ещё - навсегда.
Два пути и - одно навсегда.

Сугубая заморочка:)))

Юля Нубис   12.08.2009 06:54     Заявить о нарушении
Ну да, тут как ни крути, все одно – навсегда, хоть два пути, хоть двадцать, это у него иллюзии, у того, про два пути. Это он поспешил, глупый, насчет путей из навсегда.
Вступая в ряды живущих в ней навсегда, смотрю на них обреченно, и нет им начала и границ пока хватает глаз, ни альфы, ни омеги.

Денис Плотников   12.08.2009 08:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.