Зерон

Об этом не надо. Итак уж исписаны тонны.
Урчат мегабайты, трассируя мозг монотонно.
И Digital Dolbит и льётся в свободные уши.
Кого не успели зарезать, наверное скоро задушат.
Сменила Пандора свой ящик на целый контейнер.
И мечется в море людском зафрахтованный сейнер,
Снабжая иллюзией жизни под матрицей смерти.
Клиенту отчёт моментальный в мобильном конверте.
Возможностей масса, но мы не становимся ближе,
И кто-то лукавый, играясь, нас к пропасти движет.
Свечою спасаясь от «техно», тушу яркий свет.
Зеркаля бумагу, смотрюсь в одиночество. Времени нет.
Инок Кони.

Зерон. Он назвал себя именно так. До этого его звали Гаврилой. И это имя долгое время вполне его устраивало. Но при переходе в другую жизнь принято оставлять все, что связано с прошлым далеко позади себя. Так и случилось в этот раз, когда Гаврила под натужный скрип старенького модема впервые вошел в Сеть.
Что он там искал? Может быть, просто любопытство? Или хотел забыть себя? Точно не известно. Но, как перед всяким новичком, перед ним возникли Врата. Они назывались Окном Регистрации Нового Пользователя. «Ник» - гласило первое поле ввода в этом окне. Гаврила задумался. Выбор имени для инициации был очень серьезным делом, не терпящим спешки и суеты. Нужно было придумать что-то свое, особенное, не похожее на других. Но в голову, слегка страдающую похмельем, ничего интересного не приходило. Написал свое имя. Что-то не то. Убрал «а» в конце и добавил в середине ещё одну «и». Получилось Гавриил. Звучало очень значительно, весомо, по-библейски. И уже в уме прикинул свою аватарку, могучего архангела из третьих Героев, с огненным мечом, накачанным торсом и аккуратно подстриженной бородкой. Эта картина наполнила взгляд Гаврилы Божественным Пламенем, и он гордо посмотрел на себя в зеркало. Но вопреки ожиданиям, оттуда на него посмотрела бледная прыщавая физиономия с редкими волосками на подбородке и под носом. Отражение, зло ухмыльнувшись, сказало Гавриле:
- Ну, какой из тебя Гавриил?
- На себя посмотри, уродец!
Отражение расхохоталось:
- Я – это ты! Полное ничтожество. За всю свои короткую жизнь ты толком не успел ничего сделать. Ни-че-го! С трудом пополам закончил школу, неимоверными усилиями матери – институт, до сих пор девственник. Ты ничто. Ноль без палочки! Зеро!
- Заткнись! Заткнись! Заткнись!
Гаврила швырнул зеркало в открытое окно, но голос в голове продолжал твердить:
- Зеро... зеро... зеро...
Из этого состояния его вырвала мама.
- Что опять?
- Все нормально... Кажется, я знаю как меня будут звать...
Мама, пожав плечами, ушла. А в глазах Гаврилы Небесное Пламя сменилось огоньками безумия:
- Ноль... Пусть будет ноль! Пусть зеро... Вернее, Зерон! Я назову себя Зероном!
Так человек по имени Гаврила умер для Реального Мира, а в мире Виртуальном появилась новая информационная сущность по имени Зерон. Дальше он уже не колебался. Где бы он не регистрировался, всюду недрогнувшей рукой вписывал этот странный ник. Впрочем, по сравнению с другими сетевыми именами, его имя было ещё вполне нормальным.
Люди, окружающие Гаврилу-Зерона поначалу не заметили никаких изменений в этом тихом неприметном человечке. Но, тот, кого затянуло в Паутину, вскоре заматывается в непроницаемый кокон. И сквозь его завесу уже ничего не видит и не слышит. Так и случилось в этот раз. Сначала это обнаружили коллеги по работе. Ведь до Инициации Зерон худо-бедно справлялся со своими обязанностями, но теперь он перестал выполнять даже их. Он слушал инструкции, указания, принимал задания, но взгляд его был прикован к монитору. Ведь окружающий мир так скучен. Другое дело манящие просторы, по ту сторону прямоугольного жидкокристаллического окна. Там действительно всегда много дел: пообщаться, слить, скачать, выложить. В перерывах - немного понарциссировать. После всего этого для работы времени не оставалось. Зерон настолько утратил связь с Реальностью, что даже не сворачивал браузер, даже если кто-то шумно сопел в спину. А зря - это был большой Зам. Зерон впервые пострадал из-за того, что его тело все-таки осталось в прежнем, материальном мире. Наш герой был уволен. Хвала Яндексу, не по статье, а якобы по собственному желанию.
- Ничего, найдешь новую. Работа дураков любит – успокоила его вечером мама.
Зерон же, быстро поужинав, первым делом бросился к домашнему компьютеру. Нужно было срочно пожаловаться друзьям на черную несправедливость. В этом странном Потустороннем Мире, наш герой обрел немало невидимых друзей. Спиритический сеанс возле компьютера затянулся до глубокой ночи. Все сочувствовали Зерону, давали умные и дельные советы, одна девушка прислала даже утешительную электронную открытку. На глазах нашего новоявленного медиума выступили неподдельные слезы умиления. Здесь хорошо, здесь он и вправду свой.
Лег спать Зерон почти под утро. Естественно, проснувшись ближе к вечеру, работу искать не стал. К тому же у него накопилось столько дел в Сети. И наш герой, забыв обо всем, радостно погрузился в зовущую сладостную пучину.
Вскоре, он почти перестал выходить на улицу. В этом отпала необходимость, информационную сущность мало интересовал Внешний Мир. А тело, забытое в Реальности все больше и больше приходило в негодное и жалкое состояние.
Это не могла не заметить его мама. Каждый раз, входя в комнату, она не видела своего прежнего сына. Она видела кокон, замотанный в Глобальную Паутину. Кокон ничего не видел, реагировал на её слова стандартными репликами невпопад. Если его пытались вырвать из липких объятий Сети, начинал грубить. Однажды, войдя в комнату, мама не обнаружила своего ненаглядного Гаврюшу. Лишь, из монитора торчали две худые ноги, обутые в тапочки-собачки. Она поняла, что Гаврила в плену демонов, быстро подбежала и выключила компьютер из розетки. Зерон вылетел назад и плюхнулся в кресло. Щупальца, захватившие голову бывшего Гаврилы, с хлюпаньем втянулись обратно в монитор.
Зерон несколько минут сидел, хватая ртом воздух, словно рыба, выловленная из воды. Затем его лицо сделалось красным, и он заорал:
- Ты что творишь??? Ты же винт спалила!
В глазах матери начал тлеть недобрый зеленоватый огонек.
- И это твоя благодарность?
- Спасибо, мамочка, за то, что испортила мой компьютер. Он денег стоит, между прочим.
- Между прочим, ты ещё толком сам ещё ничего не заработал. И компьютер тебе я купила. А ты сидишь на заднице и ещё голос на мать повышаешь.
- Завтра пойду искать работу. Прямо с утра.
Мать продолжала пристально смотреть на него. Зерон чувствовал себя очень неуютно от этого буравящего взгляда.
- Что-нибудь ещё? - спросил он, надеясь избавиться от этого навязчивого присутствия.
Она молчала, продолжая пронзать его насквозь своим укором. В самом деле, мама просто пыталась понять, что на самом деле происходит с её чадом, путем прямого сканирования мозга. Ведь, каждая женщина немного телепат. Но уловить ничего не могла, только бессвязные абстрактные образы в черных и багровых тонах.
- Мама, я хочу остаться в своей комнате. Один.
Никакой реакции.
- Мама, выйди! Хватит вмешиваться в мою личную жизнь!
Огоньки, в глазах матери разгорелись ярко-зеленое пламя. Волосы на голове, словно встали дыбом. Маленькая хрупкая женщина превратилась в разъяренную кошку:
- КАКАЯ ЕЩЁ ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ!!!! ВОТ ЭТА ЖЕЛЕЗЯКА – ЭТО ТВОЯ ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ??? ДА ТЫ ВООБЩЕ СКОРО С НИМ СВИХНЕШЬСЯ! ВЕСЬ В ОТЦА. ТОТ МНЕ ВСЮ КРОВЬ ВЫПИЛ, ВСЕ НЕРВЫ ВЫТРЕПАЛ. ТЫ МНЕ В ШКОЛЕ НЕРВЫ МОТАЛ, ПРОГУЛИВАЛ ВСЕ ВРЕМЯ, ПО ДРУЗЬЯМ ОТСИЖИВАЛСЯ. ДУМАЛА, УСТРОИШЬСЯ НА РАБОТУ, МОЖЕТ ПОЛЕГЧЕ БУДЕТ... Опять, все тоже.
Приступ ярости уступил место слезам.
- Всю жизнь вы мне испортили... И личную... и обычную...
Зерон не умел утешать женщин, потому просто глупо хлопая глазами, смотрел на мать. И тайно надеялся, что она, наконец, покинет его комнату.
- Ничего, Бог все видит... это тебе ещё аукнется, Гаврил.
С этими словами она ушла на кухню. Курить и плакать.
- Я не Гаврил, я – Зерон… - тихо сказал он вслед и запер за ней дверь. И вновь включил компьютер, который к счастью не пострадал.
В отличие от работы, где интернет был по выделенке, дома попасть в Сеть можно было лишь дедовским способом, с помощью модема. Потому, Зерон очень сильно зависел от интернет-карточек. Мать, после этого знаменательного разговора, деньги своему чаду выделять перестала. Только небольшую сумму на проезд, которую вечером, если они не были истрачены, намеревалась изымать обратно. Это было невероятно унизительно. К тому же, перед тем как доступ в Интернет был окончательно утерян, Зерон раздал новоявленным друзьям и подругам номер своего мобильника. Те, горячо заверили его в своей преданности, сказали, что будут невероятно скучать и обещали звонить время от времени. Но время шло, а телефон зловеще молчал. Зерон никому не был нужен. Это ужасно, когда ты застреваешь между двумя мирами.
- Иди к нам…. Иди к нам… - неожиданно услышал он.
- Куда идти? – удивился Зерон.
- Сссссюда… ссссюда….
Зерон, словно слепой, пошел по комнате на ощупь.
- Сссссюда…. К нам…
Его рука уперлась в холодную поверхность монитора.
- Не бойсссся…. Вхххходи…. Вххххходи….
- Я не могу! Не могу! Не могу!
Захлебываясь слезами, он набрал мамин номер. Она в это время была на работе. Он попросил купить карточку. Зерон просил, умолял, угрожал, пытался шантажировать. Но мать, в очередной раз, поразившись его наглости, оставалась непреклонной. Зерон выключил телефон, сгорая от жгучей жалости к себе и страшного стыда. Он, немного пошатываясь, встал и подошел к окну. Широко открыл ставни, взобрался на подоконник. В лицо пахнул холодный осенний ветер. Зерона пробрал озноб. Осталось сделать шаг вперед. Но что-то мешало этому. Тело, сцементированное липким страхом, отказывалось подчиняться чуждой информационной сущности.
А на улице ветер, словно игривый пес гонял последние жухлые листья. Внешний мир заполнила собой неуютная пустота. Было удивительно тихо. Зерон вдыхал легкими обжигающий воздух, и каждый вдох длился не менее десяти тысяч лет. В голове звучало что-то заунывное, вроде Вангелиса. Или последнего реквиема Моцарта.
Но к этой невероятно печальной музыке начал примешиваться навязчивый шепот. Сначала шептал один голос, потом ещё один, потом ещё…
- Иди к нам…. Ты один из нассс… Один из насссс…
- Кто вы?
- Мы зерррроны…. Зеррррроны…. Присоединяйсссся к нам….
- Только я – Зерон! Я один!
- Ннннет, ты не один…. Имя нам леггггион…. Завтррррра пррринадлежит нам… Нам! Нам! Грядет Инфорррррмационная Рррреволюция… Будущщщеее за зеррронами….
- Меня зовут Гаврила!
- Зерррон… Зерррон… Ты Зеррррон…. Ты ссссс нами…. Ты большшшше не один…. Ты чассссть великого Зеррррониума…..
Тускнеющий взгляд юноши уловил множество бесцветных людей, вышедших на улицу. Их взгляды были пусты. В их головах тоже звучала какофония голосов. И они шли, внимая зову.
- Присоединяйся.… Ты большшшшше не одинок…. – это последнее, что услышал Зерон в своей голове, прежде чем окончательно потерять индивидуальность.

 7 сентября 2007 г.


Рецензии
Впечатлило :) Что-то вроде Матрицы наоборот. Немного смутили ноги из монитора :) Как бы там ни было, Зерониум - достойная находка для киберпанка

Роман Макаров   19.09.2008 06:29     Заявить о нарушении
Ноги - чистая импровизация ) Спасибо, Роман )

Кристоф Грэй   19.09.2008 09:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.